Арест имущества должника 40. Арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях.

Арест имущества как обеспечение иска

Данная статья рассматривает один из аспектов института обеспечения иска в гражданском процессе Республики Казахстан, а именно приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста. Особое внимание уделяется основанию и порядку применения данной меры обеспечения иска, а также практическому применению в гражданском судопроизводстве исков об освобождении имущества от ареста.

Одна из задач гражданского судопроизводства — обеспечение эффективной и оперативной защиты нарушенных прав и законных интересов граждан, юридических лиц, субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Обращение в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) представляет собой специальный, предусмотренный законом способ защиты прав лица, не являющегося должником в исполнительном производстве, на имущество которого судебный исполнитель незаконно наложил арест.

Роль суда при наложении ареста на имущество является существенной и достаточно строго регламентированной процессуальными нормами.

Собственник имущества, на которое наложен арест, согласно ст. 9 ГК, имеет все основания на защиту своих прав. В случае наложения ареста в порядке обеспечительных мер на имущество, не являющееся собственностью должника и не принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, собственник имущества вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста. [1, с.14].

Согласно пункта 17 Нормативного Постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 12 января 2009 года № 2 «О принятии обеспечительных мер по гражданским делам» при подаче в соответствии со статьей 240-6 ГПК иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) по заявлению истца суд принимает обеспечительную меру, предусмотренную подпунктом 4) части первой статьи 159 ГПК.

Указанная обеспечительная мера принимается в отношении конкретного имущества, об освобождении которого от ареста (исключении из описи) заявлен иск, если судебный исполнитель самостоятельно не приостановил исполнительные действия по реализации этого имущества.

Если должник оспаривает законность действий судебного исполнителя по наложению ареста на принадлежащее ему имущество при исполнении исполнительного документа, не заявляя иск об освобождении имущества от ареста, то такое заявление рассматривается в порядке, установленном главой 27 ГПК. В этом случае суд вправе принять такую предусмотренную подпунктом 2) части первой статьи 159 ГПК обеспечительную меру как запрещение судебному исполнителю совершать действия по реализации арестованного имущества. [2, с.2].

Актуальность вопроса по освобождению имущества от ареста имеет в настоящее время большое значение. Вопрос давно уже назревший, но так и не решенный в итоге, четкого механизма как не было так и нет.

Для граждан и юридических лиц, которые заключили сделки по приобретению имущества, но своевременно не зарегистрировали право собственности в уполномоченном регистрирующем органе, которые предоставили свое имущество в залог кредитору это большая проблема, в связи с тем, что необходимо распоряжаться имуществом либо проводить работу по реализации залогового имущества во внесудебном порядке, а аресты мешают этому.

Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан принятое 12 января 2009 года № 2 «О принятии обеспечительных мер по гражданским делам» не дает ответы на все эти вопросы.

Рассмотрим варианты по снятию арестов в нескольких плоскостях.

Самое простое, что возможно сделать, подать заявление на снятие ареста как заинтересованного лица. Ранее некоторые суды удовлетворяли данные заявления, в настоящее время такие случаи являются исключениями.

Так, например, по заявлению АО «Т» об обеспечении иска, определением от 19.11.2008 г. суд наложил арест на движимое и недвижимое имущество А. 26.12.2011 г. от ГУ «О» поступило заявление об отмене ареста с квартиры. Суд отменил определение суда от 19.11.2008 г. о наложении ареста на жилое помещение. АО «Т» подало на определение суда частную жалобу в апелляционную инстанцию. 27.02.2012г. апелляционная коллегия областного суда отпределение от 24.01.2012г. оставила без изменений, частную жалобу АО «Т» без удовлетворения.

Суд отказывает в удовлетворении такого заявления, указывая, что заявитель не сторона в гражданском деле (в большинстве случае именно так оно и есть) в порядке пункта 1 статьи 163 ГПК обеспечение иска может быть отменено тем же судом по заявлению сторон или по собственной инициативе. Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не препятствует рассмотрению вопроса об отмене обеспечения иска.

Можно попробовать обжаловать определение в апелляционном порядке. Как вариант пойти по пути статьи 344 ГПК РК, согласно пункту 4 апелляционную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд принял решение. Но для этого необходимо восстановить сроки. В связи с тем, что правильного варианта и выхода из данной ситуации нет восстановить сроки не всегда получается, так как 15-дневный срок пропустили по причине незнания правильного выхода из данной проблемной ситуации. Согласно пункта 2 статьи 128 ГПК сроки, установленные законом, могут быть восстановлены судом, если они пропущены по причинам, признанным судом уважительными. Срок подачи апелляционной жалобы может быть восстановлен судом при условии, если заявление о восстановлении срока подано не позднее трех месяцев со дня принятия решения.

Апелляционная инстанция и в этой ситуации отказывает со ссылкой на пункт 1 статьи 163 ГПК РК, что районный суд не проявил инициативы по отмене обеспечения иска. А при таких обстоятельствах основания для отмены определения суда отсутствуют.

Так, например определением суда от 20.08.2009г. ходатайство истца о принятии мер к обеспечению иска по гражданскому делу по иску А. к З., на правопреемников по долгам, о взыскании задолженности удовлетворить. Наложить арест на имущество З., в пределах заявленного требования 470 000 (четыреста семьдесят тысяч) тенге. Заинтересованное лицо АО «Т» не являющееся стороной по делу подало на данное определение частную жалобу в вышестоящую инстанцию.

Коллегия по гражданским делам областного суда постановлением от 23.12.2009г. оставило без изменения определение суда от 20.08.2009г., частную жалобу АО «Т» без удовлетворения. Основанием явилось то, что апеллянт по делу стороной не проходит. Суд инициативы по отмене обеспечения иска не проявил. При таких обстоятельствах основания для отмены определения суда отсутствуют. Свои права, если они действительно ущемляются наложением ареста на залоговое имущество, апеллянт вправе защитить в порядке, установленном законом для таких ситуаций.

Право кассационного обжалования и опротестования вступивших в законную силу решений, постановлений и определений судов первой и апелляционной инстанций принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле. Кассационную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суды вынесли решение, постановление или определение.

Но от сроков установленных ГПК никуда не деться, так как кассационная жалоба или протест могут быть поданы в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения, постановления, определения судов первой или апелляционной инстанции. Жалоба или протест, поданные по истечении указанного срока, оставляются без рассмотрения и возвращаются лицу, подавшему жалобу или протест.

Суды первой инстанции предлагают как вариант пойти в надзорную инстанцию, но обжаловать определение суда первой инстанции не представляется возможным, так как в соответствии с ч.1,2 ст. 384 ГПК РК, обжалованию в порядке надзора подлежат определения суда первой инстанции, преграждающие дальнейшее движение дела. Обжалуемое определение не преграждает дальнейшее движение дела, вследствие чего обжалованию не подлежит.

Данный вывод подтверждается п.26 Нормативного постановления Верховного Суда РК №2 от 12.01.2009г. «О принятии обеспечительных мер по гражданским делам» в соответствии со статьей 384 ГПК вступившие в законную силу определения судов по вопросам принятия, замены или отмены обеспечительных мер, встречного обеспечения в порядке судебного надзора обжалованию (опротестованию) не подлежат.

Согласно, сложившейся практики коллегий по граждански делам областных судов в постановлениях коллегии по гражданским делам указывается: «Коллегия считает, что заявления заинтересованных лиц об отмене принятых мер обеспечения иска подлежит рассмотрению в порядке искового производства».

Однако суды первой инстанции не хотят (долго рассматривают, сомневаются) рассматривать иски об освобождении имущества от ареста, наложенных на основании определений судов первой инстанции, а прекращают производство по делу.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод что, выход из данной ситуации как предъявление иска об освобождении имущества от ареста тоже не выход.

Суд в большинстве случаев прекращает производство по делу, и ссылается на то обстоятельство, что у истца отсутствует способ защиты права, как освобождение имущества от ареста, который наложен в качестве обеспечительной меры судебным актом, а также по тому основанию, что дело не подлежит рассмотрению в отдельном гражданском судопроизводстве.

Однако данные выводы суда не соответствуют в большинстве случаев законодательству и обстоятельствам дела.

Так например, определением суда №2-7289 от 28.10.2009г. прекращено производство по делу по исковому заявлению АО «Т» к З., АО «А», З., А. об освобождении имущества от ареста. Суд первой инстанции указал, что в соответствии с правилами статьи 164 ГПК РК, АО «Т» в случае несогласия с указанными определениями суда вправе подать частную жалобу на данные определения. Согласно пункта 3 статьи 344 ГПК РК, частные жалобы на определения районных судов при рассмотрении дел по первой инстанции подаются в суд апелляционной инстанции. Из указанного следует, что проверка законности и обоснованности судебных актов суда первой инстанции является прерогативой вышестоящего суда. В связи с чем, доводы и основания АО «Т» о не согласии с определениями суда первой инстанции о принятии мер обеспечения иска не могут быть рассмотрены судом первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства, т.к. для их рассмотрения гражданско — процессуальным законодательством Республики Казахстан предусмотрен иной порядок.

Постановлением коллегии по гражданским делам областного суда от 09.12.2009г. определение районного суда о прекращении производства по делу отменено, дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение. Из материалов дела следует, что истец предъявил иск об освобождении от ареста имущества, которое является предметом залога по договору, заключенному между истцом и ответчиком З. в обеспечение обязательств по возврату полученного последним от истца займа. Требования мотивированы тем, что наложение ареста произведено в обеспечение исковых требований третьих лиц, возникших после передачи имущества в залог истцу, и что арест препятствует истцу реализовать свое право на внесудебную реализацию залогового имущества. Из смысла и содержания статьи 240-6 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан следует, что иски об освобождении имущества от ареста могут предъявляться в суде как собственниками, так и лицами, права которых на это имущество вытекают из договора или иных оснований, предусмотренных законодательством. При обращении в суд истец обосновал свои требования положениями статьи 240-6 ГПК Республики Казахстан. Ссылка суда на то, что данное дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, не основана на законе. Порядок рассмотрения дел, касающихся освобождения имущества от ареста, регламентирован статьями 240-5 и 240-6 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан. Таким образом, указанные в определении суда обстоятельства не могут служить основанием к прекращению производства по данному делу. Рекомендации по избранию способа защиты нарушенных прав путем обжалования определений об обеспечении иска также противоречат закону, так как обеспечение иска может быть обжаловано лишь лицами, участвовавшими в деле, к которым АО «Т» не относится. Принимая решение о прекращении производства по делу, суд фактически вошел в обсуждение права истца на удовлетворение заявленных требований и разрешения дела по существу. Изложенные выше обстоятельства свидетельствует о незаконности прекращения производства по данному делу.

В соответствии с п.1-2 ст. 240-6 ГПК РК заявленный другими лицами спор о праве гражданском, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства.

Иски об освобождении имущества от ареста могут предъявляться собственниками или лицами, владеющими имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного землепользования либо по иному основанию, предусмотренному законодательными актами или договором. [3, с.104].

Возникает вопрос, имеет ли Истец право на подачу такого иска, или нет?

Согласно, Нормативного постановления Верховного Суда РК №2 от 24.03.1975 года «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста» иски об освобождении имущества от ареста наряду с собственниками, вправе предъявлять и лица, владеющие имуществом по иным основаниям, предусмотренным законодательными актами или договором. [4, с.2].

Рассмотрим вариант, когда иск об освобождении имущества от ареста подает в суд кредитор в лице Банка. Договором залога Банку не предоставляется право пользоваться предметом залога, то есть только Залогодатель согласно условиям договора залога имеет право на пользование и владение имуществом. Договором залога ограничена лишь возможность ее распоряжения.

В соответствии со ст. 299 ГК РК залогодержатель имеет право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество за изъятиями, предусмотренными гражданским законодательством.

Из содержания статей 110-112 Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» следует, что требования, во исполнение которых был произведен запрет на отчуждение залогового имущества, не являются первоочередными перед требованиями кредиторов по обязательствам, обеспеченных залогом. [5, с.48].

При таких обстоятельствах в результате применения обеспечительных мер в ходе исполнения решения были нарушены права залогодателя, а после реализации имущества — права лица, владеющего имуществом, защита которях должна производиться в соотвествии с положениями ст. 240-6 ГПК РК.

При этом законодатель не разграничивает, кем наложен арест судом или судебным исполнителем, поскольку речь идет об исполнении решения суда.

Суды в определениях указывают на то, что ст. 240-6 ГПК РК регулирует порядок защиты прав других лиц при исполнении решения суда, в связи с чем, заявленный спор о праве, связанный с принадлежностью имущества, применяется судебным исполнителем в рамках исполнительских действий. Считаем, что суд не может однозначно указывать на это. Поскольку, освобождение имущества от ареста, связанный с принадлежностью имущества, конкретно законом не регулируется. Согласно п.5 ст. 6 ГПК РК В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное правоотношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешает спор, исходя из общих начал и смысла законодательства.

Также, хочется отметить, что согласно сложившейся судебной практике, лицо, не являющееся стороной по делу, не может писать заявление в суд об отмене обеспечительных мер и данный вопрос должен решаться в порядке искового производства. Согласно п. 6. ст.6 ГПК РК если законодательными актами или соглашением сторон спора предусматривается разрешение соответствующих вопросов судом, суд обязан разрешать эти вопросы, исходя из критерия справедливости и разумности. В сложившейся ситуации, считаем, что будет справедливым и разумным будет освобождать имущество от ареста.

Таким образом, считаем, что гражданские дела об освобождении имущества от ареста подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства и должны рассматриваться.

Согласно п.1 ст. 413 ГК продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. Неисполнение продавцом этой обязанности дает покупателю право требовать уменьшения цены товара либо расторжения договора и возмещения убытков, если не будет доказано, что покупатель знал или должен был знать о правах третьих лиц на этот товар.

Но в данном случае это право покупателя, а не Залогодателя.

В соответствии с п.п.9 п.1 ст.1 Законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», обременениям права на недвижимое имущество является любое ограничение права на недвижимое имущество, возникшее в порядке, предусмотренном законами РК и выражающееся в ограничении правомочия правообладателя на владение, пользование и (или) распоряжение недвижимым имуществом, то есть из буквального значения указанной нормы следует, что эти ограничения имеют отношения лишь к собственнику имущества. [6, с.2].

Доводы Банка о том, что принятые меры обеспечения иска на права залогодержателя не распространяются, считаем обоснованными, поскольку согласно требованиям п.2 ст.318 Гражданского Кодекса Республики Казахстан (далее ГК РК), в случаях, предусмотренных договором о залоге, а также настоящим Кодексом и иными законодательными актами, залогодержатель вправе самостоятельно реализовать, находящееся в залоге имущество в принудительном внесудебном порядке путем проведения торгов (аукциона).

В соответствии с требованиями ст. 299 ГК РК залогодержатель имеет право в случае неисполнения Должником обеспеченного залогом обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами.

В данном случае Банк, как Залогодержатель имеет право воспользоваться своим правом по реализации предмета залога, тем самым, обеспечивая возврат ссудной задолженности. При этом, наличие обстоятельств, предусмотренных п.3 ст.24 Закона Республики Казахстан «Об ипотеке недвижимого имущества», когда не допускается реализация имущества во внесудебном порядке, судом не установлено.

Так например, решением районного суда от 19.10.2009г. удовлетворено исковое заявление Банка АО «Т» к И., АО «Н», ТОО МКО «Ф», ТОО Фирма «С», АО «А», третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований на стороне ответчика «Д» об освобождении имущества от арестов. Постановлением коллегии по гражданским делам областного суда от 17.02.2010г. решение районного суда от 19.10.2009г. по данному делу отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в иске АО «Т» к И., АО «Н», ТОО МКО «K», ТОО Фирма «С», АО «А», третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований на стороне ответчика «Д» об освобождении имущества от арестов. Основанием для отказа явилось, что договором залога АО «Т» не предоставлялось право пользоваться предметом залога, то есть квартирой И. согласно условиям договора залога осталась проживать в квартире и имела право на пользование и владение квартирой. Договором была ограничена лишь возможность ее распоряжения. При таких обстоятельствах у АО «Т» по закону отсутствует право требования об освобождении от арестов квартиры, принадлежащей И.

Аналогично по иску АО «А» к ДО АО «Б», З., третьему лицу не заявляющему самостоятельных требований на стороне ответчика «Т» об освобождении имущества от ареста уже районным судом решением от 26.05.2010г. в удовлетворении искового заявления отказано.

Постановлением апелляционной судебной коллегии областного суда решение районного суда Карагандинской области от 26 мая 2010 года по данному делу оставлено без изменения, апелляционная жалоба представителя истца АО «А» без удовлетворения. Основанием явилось то, что собственником жилого помещения является З. и её право зарегистрировано 01.01.2007 года. Истец АО «А» собственником указанной квартиры не является, условиями договора залога, не предоставлялось право пользования предметом залога. Таким образом, у истца отсутствует право обращения с данным иском в суд. На основании изложенного, апелляционная судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о необоснованности исковых требований АО «А». В связи с чем, решение суда подлежит оставлению без изменения. Доводы, изложенные в апелляционной жалобе истца, являются необоснованными, были предметом обсуждения в суде первой инстанции и судом дана им надлежащая оценка.

Решением городского суда от 5 апреля 2010 года требования АО «Н» к дочерней организации АО «Т», К., об освобождении имущества, удовлетворены. Освобождено имущество от ареста, наложенного в обеспечение иска по банковскому кредиту. Постановлением апелляционной судебной коллегии областного суда и касационной судебной коллегии областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Надзорная коллегия по гражданским и административным делам Верховного суда Республики Казахстан отменила Решение городского суда от 5 апреля 2010 года, постановления апелляционной судебной коллегии от 23 июня 2010 года и кассационной судебной коллегии от 12 августа 2010 года областного суда отменить. По настоящему делу принять новое решение. В удовлетворении иска АО «Н» к дочерней организации АО «Т», К. об освобождении квартиры от ареста, наложенного в обеспечение иска по банковскому кредиту отказать. В обоснование своего решения Надзорная коллегия по гражданским и административным делам Верховного суда Республики Казахстан указала следующее. Из подпункта 1) пункта 1 статьи 34 Закона Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» (далее — Закон) (действующий на момент наложения ареста) одной из мер по обеспечению исполнения исполнительных документов является наложение ареста на имущество должника, находящиеся у него либо у иных физических или юридических лиц (в том числе кредитных и страховых), в ценных бумагах. Согласно статье 33 Закона судебный исполнитель по своей инициативе вправе, а по заявлению взыскателя обязан принять меры по обеспечению исполнения исполнительных документов. Каких-либо ограничений в применении указанной меры обеспечения исполнения исполнительных документов Законом не установлено, следовательно, на имущество К., являющейся должником дочерней организации АО «Т», мог быть наложен арест и оснований для удовлетворения заявленных истцом требований у суда первой инстанции не имелось. Доводы суда апелляционной и кассационной инстанций, со ссылкой на статью 37 Закона, нельзя признать обоснованными, влекущими освобождение имущества должника от ареста, поскольку указанная статья регламентирует вопросы, связанные с обращением взыскания на имущество, но не вопросы принятия мер по обеспечению исполнения исполнительных документов. Заявитель, не соглашаясь с вынесенными судебными актами, указал, что иски об освобождении имущества от ареста могут предъявляться определенным кругом лиц. Судом не принято во внимание, что договором залога АО «Н» не предоставлялось прямо пользоваться предметом залога, то есть квартирой К. Согласно условиям договора залога К. осталась проживать в квартире и имела право на пользование и владение этим имуществом, договором была ограничена лишь возможность ее распоряжения. Указанные доводы заслуживают внимания. Из пункта 1 статьи 303 ГК следует, что ипотека — вид залога, при котором заложенное имущество остается во владении и пользовании залогодателя или третьего лица. Согласно части 2 статьи 240-6 ГПК иски об освобождении имущества от ареста могут предъявляться собственниками или лицами, владеющими имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного землепользования либо по иному основанию, предусмотренному законодательными актами или договором. Поскольку истец не относится к таким лицам, он не вправе предъявлять соответствующие требования. При таких обстоятельствах судебные инстанции неправильно применили нормы материального права и принятые по делу судебные акты подлежат отмене с принятием нового решения.

Таким образом, если истец является собственником либо владельцем имущества на любом законном основании, даже если его право не зарегистрировано уполномоченном регистрирующем органе имеет право на подачу и удовлетворение иска об освобождении имущества от ареста.

 

Список литературы:

  1. Обзор судебной практики обеспечения иска // Бюллетень Верховного Суда Республики Казахстан. — 2008. — №10. — С. 4-21.
  2. Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 12 января 2009 года № 2 «О принятии обеспечительных мер по гражданским делам». — Режим доступа: http:// online.zakon.kz/Document/?doc_id=30381856.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан. — Режим доступа: http:// o n l i n e . z a k o n . k z / D o c u m e n t / ?doc_id=1013921#sub_id=3840000.
  4. Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 24.03.1975 года №2 «О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста». — Режим доступа: http:// online.zakon.kz/Document/?doc_id=1008506.
  5. Закон Республики Казахстан от 2 апреля 2010 года № 261-IV ЗРК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». — Режим доступа: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30617206.
  6. Закон Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III ЗРК «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». — Режим доступа: http://online.zakon.kz/Document/ ?doc_id=30118294.

Фамилия автора: Степан ШКУРАТОВ

Теги: АрестГражданское правоЗаконОсвобождениеПравоСудСудебная системаСудопроизводствоТоварКазахстанЗалог

Журнал: Вестник КЭУ: экономика, философия, педагогика, юриспруденция

Год: 2015

Город: Караганда

Категория: Юриспруденция

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Арест имущества должника. Судебный пристав у порога. Могут или нет. Опись имущества в zebra-vend.ru описи

в гражданском процессе. гражданскому делу после принятия искового заявления к предъявления иска об освобождении имущества от ареста.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Предстоит арест имущества: что делать?

Наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц

Когда необходимо обеспечить чьи-то требования или взыскать долг иными средствами не представляется возможным, можно и нужно использовать процедуру наложения ареста на имущества должника.

Сделать это вправе как суд, при наличии соответствующего заявления так и приставы при исполнении решения суда либо судебного приказа.

Указанная мера применяется для того, чтобы на это имущество можно было в дальнейшем обратить взыскание, путём реализации с торгов.

В этой статье:

В каких случаях происходит наложение ареста на имущество должника

Такая мера, как арест имущества, состоит в том, что его собственник временно не сможет распоряжаться им. При аресте вещи могут как изыматься, так и быть оставленными на хранение.

Наложение ареста на имущество может иметь место и при рассмотрении искового заявления в суде, и при возбуждении исполнительного производства.

Заявителю следует знать, что указанное процессуальное действие возможно после подачи в суд ходатайства о наложении ареста на имущество. Обращаем ваше внимание, на указанное действие может называтся наложением обеспечительных мер.

Заявление о наложении ареста на имущество

Например, если судебный спор касается права собственности на ту или иную вещь, то арест может быть наложен до вступления в силу соответствующего решения суда по сути дела. В этом случае такие действия предпринимаются в качестве меры по обеспечению иска.

Когда спор касается залогового имущества, то рассматриваемая мера предпринимается для того, чтобы кредитор смог удовлетворить свои требования за счет предмета залога. Он может его реализовать или оставить у себя. Здесь все будет зависеть от содержания договора залога.

Образец заявления приставу о наложении ареста

Задайте вопрос

Юрист. Опыт работы более 12 лет.
Арест имущества должника производится и судебными приставами. Так, в том случае, когда у последнего нет источников поступления денежных средств, обязательства кредиторов – заем, алименты, долг по договору, могут быть погашены путем продажи арестованного имущества.

Как наложить арест на имущество должника

Когда стоит цель сделать это на стадии судебного разбирательства, то подается заявление об обеспечении иска. Оно подается как в гражданском, так и арбитражном судопроизводстве.

После рассмотрения заявления судом, наложение ареста на имущество будет оформлено соответствующим определением. Точно также, арест имущества судом может быть и снят.

Если же вопрос ареста возник на стадии исполнительного производства, то арест имущества должника может быть применен на основании заявления взыскателя или иной заинтересованной стороны.

В этом случае порядок наложения ареста на имущество предполагает вынесение судебным приставом соответствующего постановления.

Процедура наложения ареста на имущество предполагает, что судебным приставом оформляется необходимый акт в присутствии понятых, подтверждающий изъятие тех или иных вещей или передачу их на хранение.

После этого взыскание имущества должника возможно как путем его передачи, так и посредством перечисления средств, вырученных от продажи арестованного имущества.

Можно ли снять арест на имущество

Снять арест с имущества должника, так же как и его наложение, возможны несколькими способами.

Когда такие санкции применил суд, то заинтересованная сторона вправе ходатайствовать об отмене мер по обеспечению иска. Тогда отмена ареста осуществляется на основании судебного определения.

На стадии исполнительного производства инициаторами отмены ареста могут выступать как взыскатель, так и должник. Первый может ссылаться на то, что обязательства погашены в полном объеме.

Второй может обосновать снятие ареста другими источниками погашения долга. Кроме того, арест может быть отменен и вследствие достижения мирового соглашения.

Причиной снятия ареста может быть и признание права собственности на спорное имущество и за третьим лицом. Тогда судебный пристав выносит постановление на основании соответствующего судебного решения.

Автор: Владимир Росляков, источник sud-isk.ru.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Владимир Росляков

Автор

Юрист, консультант проекта sud-isk.ru с более 15-летним опытом работы в юридической сфере. Закончил Московский финансово-юридический университет (МФЮА), по специальности гражданское право и процесс. Особый интерес в своей деятельности предъявляет к судебным делам, связанным с защитой имущественных прав.

Арест имущества – является крайней и в тоже время одной из наиболее В гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве арест В уголовном процессе арест на недвижимость налагают для.

Как снять арест с имущества в гражданском процессе

Конституция РФ гарантирует, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Гарантии, закрепленные в Конституции РФ, могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

Основной задачей ГПК РФ является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, в связи с чем положения п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ можно признать отвечающими гарантиям, закрепленным в Конституции РФ.

Пункт 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ предусматривает меру обеспечения в виде наложения ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или у других лиц. Эта мера является наиболее распространенной в гражданском судопроизводстве, и ее целью является установление препятствий к возможному отчуждению или сокрытию имущества ответчика до рассмотрения гражданского дела по существу*(115).

Пункт 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ отличается от ранее действующего п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РСФСР тем, что законодатель исключил из него словосочетание «денежные суммы», обобщив все одним понятием «имущество». Внесенное изменение отвечает требованиям современного законодательства, поскольку понятие «имущество» является общим и собирательным. Под имуществом может пониматься вещь или совокупность вещей, а также могут включаться и имущественные права, поэтому в каждом конкретном случае необходимо правильно определять содержание понятия «имущество» применительно к конкретным правоотношениям.

Понятие «имущество гражданина» не исчерпывается исключительно вещными объектами. На практике встречаются случаи, когда объектом взыскания могут быть средства на банковских счетах граждан, т.е. принадлежащие им обязательственные права. Таким образом, понятие «денежные суммы» неслучайно было исключено законодателем из п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, так как оно дублировало понятие «имущество». Под денежными средствами, в зависимости от того, идет ли речь о расчетах наличными деньгами или о денежных средствах, находящихся на банковских счетах гражданина, могут пониматься в первом случае — вещи, во втором — имущественные права.

Действующий ГПК РФ, так же как и ГПК РСФСР 1964 г., не содержит понятия «арест имущества». В ст. 370 ГПК РСФСР указывалось лишь, что арест имущества должника состоит в производстве описи имущества и объявлении запрета распоряжаться им. На сегодняшний день это правило частично закреплено не в ГПК РФ, а в п. 4 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве». По своему содержанию положение указанного закона имеет некоторые общие черты с ранее действовавшей ст. 370 ГПК РСФСР, но в целом они принципиально отличаются друг от друга.

Так, в п. 4 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» акт о наложении ареста (опись имущества) и объявление запрещения распоряжаться имуществом обозначены как два самостоятельных действия, не зависящих друг от друга, которые могут приниматься судебным приставом-исполнителем каждое в отдельности, в зависимости от вида имущества. А в ст. 370 ГПК РСФСР они представляли собой два действия, взаимосвязанные между собой. Опись имущества была невозможна без объявления запрета распоряжаться имуществом, и наоборот.

В связи с этим обоснованной и не вызывающей сомнений представляется точка зрения Л.И. Газиянца, высказанная им еще до принятия Федерального закона «Об исполнительном производстве»: «Арест имущества состоит из двух действий: описи имущества и объявления должнику о том, что с момента описи имущество считается арестованным»*(116). По его мнению, лишь при совершении двух действий имущество считалось арестованным.

Однако после принятия Федерального закона «Об исполнительном производстве» и ГПК РФ это правило изменилось. Учитывая сказанное, необходимо провести анализ действующего законодательства и определить, что такое арест имущества и какие действия являются обязательными при осуществлении ареста имущества должника.

В словаре русского языка арест определяется как запрещение распоряжаться имуществом*(117).

З.Т. Новичкова в своей диссертации определяет арест имущества, наложенный в порядке обеспечительных мер, как средство «предотвращения возможности всякого распоряжения этим имуществом, следовательно, продажа или иная форма реализации имущества последовать не может»*(118).

Аналогичной точки зрения придерживается и К. Скловский. Он считает, что «суть ареста, по общему мнению, состоит в запрете ответчику распоряжаться соответствующим имуществом. В противном случае этот акт, очевидно, лишен смысла»*(119).

По смыслу п. 4 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» арест имущества должника включает в себя запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Однако, как видно из определений «ареста» З.Т. Новичковой и К. Скловского, речь не идет об описи имущества. Опись — это список учитываемых предметов (имущества, документов)*(120), и сама по себе опись, по мнению Л.И. Газиянца, не влечет для должника и третьих лиц никаких юридических последствий*(121). Принять полностью указанную точку зрения автора не представляется возможным по следующим основаниям. Так, наложение ареста на имущество ответчика по месту его проживания практически всегда сопровождается составлением акта о наложении ареста (описи имущества). А вот, например, при аресте денежных средств ответчика, находящихся на счете банка, составить акт описи имущества невозможно, так как в момент наложения ареста денежные средства существуют в виде записи на банковском счете, а не в «натуре».

По-другому обстоит дело, когда речь идет об аресте дебиторской задолженности должника. Так, согласно п. 2 ст. 83 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при аресте дебиторской задолженности судебный пристав-исполнитель выносит постановление и составляет акт, в котором указывает перечень документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности (т.е. составляет опись). А в случае необходимости производится изъятие указанных документов и передача их на хранение.

Совершение описи необходимо и при аресте бюллетеней на избирательных участках в случае обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, нарушающих избирательные права и право на участие в референдуме граждан РФ. Особенно масштабный характер носили аресты бюллетеней при проведении выборов в Нижнем Новгороде в 2002 г.*(122)

Согласно ст. 25 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ в случае возникновения судебного производства по иску любого лица к собственнику судна и заявления истцом требования о принятии мер обеспечения судом может быть наложен арест на судно. Очевидно, что совершить опись судна, которое в момент наложения ареста находится в открытом море, представляется физически невозможным. Но это не означает, что без совершения описи наложить арест на судно нельзя. Без составления акта о наложении ареста (описи имущества) арест возможен. Так, согласно п. 48 Правил государственной регистрации судов*(123) в разд. III вносятся записи об ограничениях (обременениях) права собственности и других прав на судно. Указывается дата внесения записи, фамилия, имя и отчество должностного лица, внесшего запись, и его подпись, а также содержание ограничения (обременения), срок его действия, лица, в пользу которых ограничиваются права, наименование документа, на основании которого возникает ограничение (обременение) прав и время его действия. На листе записи об аресте в графе «Содержание запрета» указывается содержание ареста (запрещения заключения сделок с судном). На листе записи об аресте в графе «Лицо, права которого ограничиваются» указывается лицо, в отношении которого действует наложенный арест (запрещение заключения сделок с имуществом).

Рассматривая вопрос о необходимости составления акта о наложении ареста (описи имущества), необходимо четко представлять себе, каким образом налагается арест на имущество.

Согласно п. 6 ст. 12 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в подразд. III Единого государственного реестра прав (ЕГРП) вносятся записи об ограничении (обременении) права собственности. В подразд. III ЕГРП указывается наименование документа, на основании которого возникло ограничение (обременение) права собственности, лицо, права которого ограничиваются, и т.д.

Вышеизложенное ставит вопрос — на основании какого документа возникает ограничение (обременение) права собственности ответчика: —

определения судьи о принятии мер обеспечения; —

постановления о наложении ареста, вынесенного судебным приставом- исполнителем; —

акта о наложении ареста на имущество должника (описи имущества), составленным судебным приставом-исполнителем?

О принятии мер обеспечения, например, в виде наложения ареста на имущество ответчика судья выносит определение (ст. 141 ГПК РФ) и незамедлительно сообщает об этом в соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления, регистрирующие имущество, высылая в их адрес копию этого определения (п. 4 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ). Указанное определение подлежит немедленному исполнению после вступления его в законную силу в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений (ч. 1 ст. 142 ГПК РФ). Порядок исполнения судебных постановлений определяется разд. VII ГПК РФ.

Согласно ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-КЗ «О судебной системе Российской Федерации»*(124) вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, юридических и физических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ, а также имеют свойства исполнимости и обязательности*(125). На вступившее в законную силу судебное постановление судом выдается взыскателю исполнительный лист. Однако из этого правила законодателем сделано исключение. Так, в ч. 2 ст. 142 ГПК РФ предусмотрено, что на основании не вступившего в законную силу определения суда о принятии мер обеспечения суд также выдает истцу исполнительный лист. Он может быть выдан взыскателю на руки или по его просьбе направлен для исполнения в службу судебных приставов (ч. 1 ст. 428 ГПК РФ).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что определение суда о принятии мер обеспечения, как и исполнительный лист, выдаваемый на основании этого определения, обязателен для исполнения.

Соответственно, возникает вопрос: может ли определение суда о принятии мер по обеспечению будущего судебного постановления быть исполнено до возбуждения исполнительного производства?

Так, суд, приняв меры обеспечения, например, в виде наложения ареста на квартиру ответчика, направляет копию соответствующего определения в регистрационную палату (т.е. немедленно сообщает о принятых обеспечительных мерах). Работник учреждения юстиции по регистрации прав в силу абз. 4 п. 3 ст. 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и разд. 2 информационного письма N 01/04 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с государственной регистрацией ареста (запрета)»*(126) обязан при поступлении копии этого определения осуществить государственную регистрацию ограничения права на имущество с помощью внесения записи о его аресте в ЕГРП при условии, что определение о наложении ареста, вынесенного судебным приставом-исполнителем, не поступит раньше. В результате определение суда о принятии мер обеспечения будет исполненным, а арест на квартиру наложен судебным приставом-исполнителем до возбуждения исполнительного производства.

Аналогичная ситуация имеет место также при наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах и вкладах ответчика. Так, об исполнении именно определения суда о принятии мер обеспечения, а не постановления об аресте судебного пристава-исполнителя говорится в письме Банка России от 17 октября 1998 г. N 293-Т «О порядке исполнения определений судов об обеспечении исков в виде наложения ареста на денежные средства, находящиеся на корреспондентских счетах ответчиков — кредитных организаций»*(127). Согласно ст. 27 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР»*(128) кредитная организация при получении копии постановления о наложении ареста незамедлительно прекращает расходные операции по указанному счету (вкладу) в пределах средств, на которые судом наложен арест.

Таким образом, определение о принятии мер обеспечения может быть исполнено до возбуждения исполнительного производства, а в некоторых случаях вообще без обращения в службу судебных приставов.

Так, например, на основании ст. 8 Федерального закона «Об исполнительном производстве» взыскатель вправе представить исполнительный документ непосредственно в банк, в котором открыт счет должника.

Тем не менее в большинстве случаев, получив исполнительный лист, истец обращается в службу судебных приставов по месту жительства ответчика для исполнения определения о принятии мер обеспечения. Представляется, что это происходит по следующим причинам: 1)

истец не знает, что определение суда о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста, например, на квартиру ответчика, является для регистрационной палаты основанием для внесения в ЕГРП соответствующего ограничения (имущество не может быть продано, подарено, обменено, сдано в наем, заложено); 2)

истец об этом знает, но желает подстраховаться, поскольку в большинстве случаев судебные приставы-исполнители оперативнее исполняют определения о принятии мер обеспечения, чем регистрационная палата или иной орган, в связи с тем что определение отправляется им по почте.

Судебный пристав-исполнитель, получив исполнительный лист, выданный на основании определения о принятии мер обеспечения, обязан в течение одних суток принять решение о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в его возбуждении (п. 10 ст. 30 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

О наложении ареста на имущество ответчика судебный пристав-исполнитель может как указать в постановлении о возбуждении исполнительного производства, так и вынести отдельное постановление. Получив исполнительный лист, например, о наложении ареста на машину ответчика в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о возбуждении исполнительного производства и постановление о наложении ареста, которое направляется в ГИБДД. Однако следует отметить, что судебный пристав-исполнитель может арестовать с помощью вынесения постановления только то имущество, которое подлежит обязательной государственной регистрации (квартира, машина, земельный участок и т.д.). А вот имущество, которое не подлежит государственной регистрации (предметы домашней обстановки, антиквариат, ювелирные украшения и т.д.), арестовывается с обязательным составлением акта о наложении ареста (описи имущества).

Арест, налагаемый судебным приставом-исполнителем на имущество при вынесении постановления, отличается от ареста, налагаемого при составлении акта о наложении ареста (описи имущества).

Во-первых, вынесенное судебным приставом-исполнителем постановление о наложении ареста адресуется прежде всего государственным органам или органам местного самоуправления, регистрирующим имущество или права на него (регистрационная палата, ГИБДД и т.д.), а также иным организациям, у которых находится имущество ответчика (банки, реестродержатели и т.д.). Копия постановления направляется должнику только для ознакомления, а при составлении акта о наложении ареста (описи имущества) акт адресуется непосредственно должнику.

Во-вторых, судебный пристав-исполнитель, вынося постановление, арестовывает имущество, которое в момент его вынесения может быть недоступно. А при составлении акта о наложении ареста (описи имущества) арестовывается только то имущество, которое доступно в момент совершения исполнительских действий для судебного пристава-исполнителя. Так, например, судебный пристав- исполнитель при исполнении определения суда о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на машину ответчика выносит постановление о наложении ареста на транспортное средство и в этот же день направляет его в ГИБДД для того, чтобы запретить ответчику осуществить снятие его с учета для реализации*(129). В ГИБДД делают соответствующую отметку о том, что на данное автотранспортное средство наложен арест. Далее судебный пристав-исполнитель при установлении местонахождения машины (стоянка, гараж) должен составить акт описи имущества. Однако, если будет неизвестно, где находится автотранспортное средство, составить акт описи машины будет невозможно до тех пор, пока не установят ее местонахождение.

Следует обратить особое внимание на решение и другого вопроса: у кого останется движимое имущество ответчика при наложении на него ареста?

Представляется, что целесообразнее было бы не просто запрещать ответчику распоряжаться своим имуществом, но и ограничивать право пользоваться им, т.е. изымать. Это необходимо для того, чтобы ответчик после ареста, например, машины не смог сдать ее в аренду, а также исключить возможность для ответчика стать участником ДТП, в результате которого арестованное имущество вообще может быть утраченным.

Согласно пп. 6 п. 5 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» арестованное имущество по акту в случае его изъятия передается лицу на ответственное хранение под роспись. В п. 2 ст. 86 ФЗ «Об исполнительном производстве» указывается, какому именно лицу судебный пристав-исполнитель может предать на ответственное хранение арестованное движимое имущество должника: —

должнику; —

членами семьи должника; —

лицам, с которыми Федеральной службой судебных приставов заключен договор.

На практике нередки случаи, когда арестованное имущество передается должнику.

Так, по иску о разводе и разделе совместно нажитого имущества истица в целях исполнения будущего судебного постановления заявила ходатайство о наложении ареста на совместно нажитое имущество, находящееся в квартире ответчика. Судебный пристав-исполнитель для исполнения указанного определения пошел по адресу ответчика (должника) и составил акт о наложении ареста (описи имущества). Арестованное имущество было оставлено на ответственное хранение ответчику (мужу)*(130).

Закон допускает передачу арестованного имущества на ответственное хранение и другим лицам, назначенным судебным приставом-исполнителем. Однако, как показывает практика, передать имущество на ответственное хранение другим лицам представляется чрезвычайно сложным и проблематичным, так как не каждый взыскатель способен оперативно предоставить судебному приставу- исполнителю автотранспорт для перевозки арестованного имущества, грузчиков, охрану и т.д. Немаловажным является вопрос и о месте хранения арестованного имущества. Все перечисленное предполагает определенные материальные затраты и составляет заботу именно взыскателя, а не судебного пристава-исполнителя. На практике многие судебные приставы-исполнители уже давно руководствуются принципом активности самого взыскателя: взыскателю нужно, вот пусть и беспокоится.

Вопрос об активности судебного пристава-исполнителя неоднократно поднимался в правоведении. Некоторые исследователи считают, что активность судебного пристава-исполнителя «должна соотноситься с активностью самого взыскателя, которому также надлежит быть инициативным, а судебный пристав- исполнитель будет исходить в своей работе из его предложений»*(131). Однако такой подход нельзя признать приемлемым. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» достаточно наделил судебных приставов- исполнителей полномочиями для выполнения своей основной задачи — исполнения судебных актов и актов других органов (ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах»*(132)). А это, в свою очередь, налагает на судебного пристава-исполнителя обязанность быть активным и принимать все необходимые меры для быстрого и полного исполнения исполнительного документа.

Учитывая вышеизложенное и анализ действующего ГПК РФ, Федерального закона «Об исполнительном производстве» и иных норм действующего законодательства, можно сделать вывод о том, что арест на имущество ответчика при исполнении определения о принятии мер обеспечения налагается и «оформляется различными процессуальными документами»*(133). А именно: определением судьи о принятии мер обеспечения, постановлением о наложении ареста, а в необходимых случаях и актом о наложении ареста (описи имущества), составленным судебным приставом-исполнителем. При этом необходимо отметить, что определение о принятии мер обеспечения суд выносит всегда, вне зависимости от того, зарегистрировано имущество ответчика в государственных органах или органах местного самоуправления или нет. А постановление о наложении ареста составляется судебным приставом-исполнителем только в случае поступления к нему в производство исполнительного документа, и уже впоследствии с учетом характера имущества, на которое необходимо наложить арест, судебный пристав- исполнитель составляет акт описи имущества.

Следовательно, к обязательным действиям при наложении ареста на имущество необходимо отнести, как считает Д.Я. Малешин, только запрет распоряжаться имуществом*(134).

Все остальные действия, указанные в п. 4 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве»: опись, изъятие и передача на хранение, должны носить факультативный характер и применятся судебными приставами- исполнителями в каждом конкретном случае, исходя из сложившейся ситуации и характера имущества, на которое налагается арест.

Рассматривая вопрос о наложении ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц, невозможно оставить без рассмотрения некоторые проблемы института лиц, участвующих в исполнительном производстве. Проблемы института участников исполнительного производства за последнее время в науке гражданского процессуального права и исполнительного права неоднократно обсуждались многими учеными-процессуалистами в научных статьях и диссертационных исследованиях*(135). Тем не менее некоторые вопросы, анализируемые в рамках данного пособия, требуют дополнительного изучения.

Глава 6 Федерального закона «Об исполнительном производстве» определяет следующий круг лиц, участвующих в исполнительном производстве: —

стороны — взыскатель и должник (ст. 48); —

представители сторон (ст. 53); —

переводчик (ст. 58); —

понятые (ст. 59); —

специалисты (ст. 61).

Судебный пристав-исполнитель почему-то законодателем не был включен в гл. 6 Федерального закона «Об исполнительном производстве», несмотря на то что является основным участником исполнительного производства*(136).

Анализ положений Федерального закона «Об исполнительном производстве» показал, что законодатель сопоставляет в нем понятия «ответчик» и «должник», что вызывает серьезные возражения, поскольку указанные понятия несопоставимы. Ответчик — это «лицо, по отношению к которому принудительное осуществление или защита права истцом требуется»*(137). Должником согласно п. 4 ст. 49 Федерального закона «Об исполнительном производстве» являются гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения. Ответчик является одной из сторон в гражданском судопроизводстве, а должник — это сторона в исполнительном производстве.

Справедливым, по нашему мнению, представляется точка зрения Е.В.

Васьковского, который считал, что «обыкновенно взыскателем является истец, выигравший дело, а должником — ответчик. Однако бывает и наоборот, когда, например, ответчик выиграл встречный иск или когда ему предоставлено право взыскать с истца судебные издержки»*(138).

Таким образом, ответчик не всегда впоследствии может стать должником, так как ни одно гражданское дело не имеет заранее предрешенного исхода. Судья может отказать истцу в иске, или в процессе рассмотрения гражданского дела истец сам может отказаться от иска и т.д.

Некоторые сомнения вызывает приведенное законодателем в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» определение должника. Так, если исходить из понятия, которое дается в словаре русского языка С.И. Ожегова, должником является тот, кто взял в долг у кого-нибудь*(139). В другом источнике должник определяется как сторона в обязательстве, обязанная совершить в пользу другой стороны — кредитора определенные действия (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и др.) или воздержаться от их совершения*(140). И в первом, и во втором случае должник находится в прямой взаимосвязи с кредитором. В связи с этим возникает вопрос: почему законодатель относит к категории должников не только лиц, которые являлись (если на вступившее в законную силу решение суда выдан исполнительный лист) или являются (если гражданское дело не рассмотрено по существу, в случае исполнения определения о принятии мер обеспечения) лицами, участвующими в деле (это ответчик, третьи лица и т.д.), но и тех граждан и организации, которые ими не являлись и не являются? Речь в данном случае идет об организациях, которые в силу закона обязаны совершать определенные действия либо воздержаться на время от совершения определенных действий (это регистрационная палата, ГИБДД, банки и т.д.). Вправе ли суд в подобной ситуации (когда, например, Регистрационная палата не является лицом, участвующим в деле) выносить определение, запрещающее Регистрационной палате осуществлять государственную регистрацию любых сделок с имуществом ответчика? Почему судебные приставы-исполнители на основании таких определений возбуждают исполнительное производство, по которому регистрирующий орган является должником? Представляется, что это происходит прежде всего от недостаточно высокого уровня образования правоприменителей.

Проиллюстрируем примером.

Судьей Волжского района г. Саратова было вынесено определение о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на гаражи. Определение в постановляющей части содержало в себе следующее: 1)

наложить арест на гаражи (с указанием места их расположения и собственника); 2)

определение подлежит направлению для исполнения в МУ «ГорБТИ», ГУ «СОРП»*(141).

Представляется, что в указанном случае судьей законно и обоснованно было вынесено определение, поскольку в этом определении он ничего не запрещает органам, регистрирующим право собственности, а указывает только, что они должны исполнить это определение.

Другой случай из практики является прямым свидетельством несоблюдения

действующего законодательства.

Так, судья Ленинского района г. Саратова вынесла определение о наложении ареста на имущество «должников». В определении судья указала: 1)

наложить арест на имущество должников в пределах заявленной суммы; 2)

запретить ГИБДД проводить регистрацию сделок с транспортным средством: «Камаз 5320″*(142).

Уже в мотивировочной части определения судья, нарушая ч. 1 ст. 134 ГПК РСФСР, называет «ответчика» «должником», несмотря на то что не только ранее действующая ч. 1 ст. 134 ГПК РСФСР, но и действующая ч. 1 ст. 140 ГПК РФ предусматривает меру обеспечения в виде наложения ареста на имущество, принадлежащее ответчику, а не должнику. Далее в определении судья запрещает ГИБДД проводить регистрацию сделок с транспортным средством. В этой ситуации действия судьи нельзя признать правомерными и отвечающими требованиям закона, поскольку государственные органы, осуществляющие регистрацию имущества, не являются стороной исполнительного производства.

Г. Кулакова и Я. Орловская полагают, что обеспечительные меры должны быть адресованы ответчику, а не органу, регистрирующему право собственности на имущество. Последнему суд направляет определение об обеспечении иска для внесения в реестр соответствующей записи об аресте, что, в свою очередь, является «мерой контроля государства за исполнением наложенных запретов»*(143).

Позиция Г. Кулаковой и Я. Орловской, согласно которой обеспечительные меры должны адресоваться ответчику, а не органу, регистрирующему право собственности на имущество, не вызывает сомнения. Однако не совсем ясной представляется мысль о том, что действия, которые осуществляет регистрирующий орган, например, Регистрационная палата, которая вносит запись об аресте в ЕГРП на основании определения суда или постановления судебного пристава- исполнителя, являются мерой контроля государства за исполнением наложенных запретов. Из точки зрения Г. Кулаковой и Я. Орловской следует, что суд, например, наложил арест на квартиру ответчика, а Регистрационная палата должна проконтролировать исполнение определения суда. Указанная позиция авторов вызывает некоторые возражения, поскольку функция контроля, надзора за исполнением действующих законов на территории РФ, в том числе судебных актов, возлагается действующим законодательством не на Регистрационную палату или другой орган, регистрирующий имущество или права на него, а на Прокуратуру РФ*(144).

Генеральная прокуратура РФ проводила расследование по факту наложения мер обеспечения Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области по иску компании Hockley Enterprises Inc (Британские Виргинские острова) к ООО «Промпереработка» и ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз». Были приняты обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество ответчика (автотехника). Иск офшорной компании был принят судом с нарушением ряда статей АПК РФ, а принятые меры обеспечения не были мотивированы*(145).

На основании вышеизложенного представляется, что все органы, осуществляющие регистрацию прав собственности, необходимо отнести к органам, содействующим исполнительному производству, а не к категории должника, поскольку они не участвуют в процессе осуществления гражданского судопроизводства ни в качестве ответчика, ни в качестве третьего лица.

В связи с этим следует признать обоснованной точку зрения О.В. Исаенковой, В.М. Шерстюка и В.В. Яркова о том, что в будущем Исполнительном кодексе РФ необходимо четко подразделить всех субъектов исполнительного производства на несколько групп по своему правовому статусу, а именно:

а) суды;

б) органы принудительного исполнения;

в) стороны и их представители;

г) органы, содействующие исполнительному производству в силу их полномочий, компетенции (банки, органы исполнительной власти, местного самоуправления и другие);

д) специалисты и эксперты, наделенные специальными знаниями;

е) лица, содействующие исполнительному производству (понятые, переводчики и т.д.)*(146).

Как видно, органы, содействующие исполнительному производству в силу их полномочий, компетенции (банки, органы исполнительной власти, местного самоуправления и другие), выделены авторами в отдельную группу участников исполнительного производства в отличие от действующего Федерального закона «Об исполнительном производстве», где они косвенно относятся к категории должника, хотя таковыми не являются. Выделение из категории должников авторами концепции Исполнительного кодекса РФ и отражение самостоятельного участия в исполнительном производстве органов исполнительной власти и местного самоуправления, когда их привлечение в исполнительное производство определяется необходимостью исполнения решения или определения суда, но не в качестве должника, является очень важным. Это позволит судебным приставам- исполнителям привлекать различные органы вне зависимости от форм собственности на законных основаниях для содействия исполнительному производству в целях эффективного и законного исполнения исполнительных документов.

Рассмотрение заявления о принятии меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления в виде наложения ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц, имеет свои особенности. Так, при заявлении ходатайства о наложении ареста на имущество ответчика лицо, участвующее в деле, например, истец, должен указать в своем заявлении, на какое именно имущество ответчика суд должен наложить арест, с указанием его места нахождения. В случае если истец не обладает информацией о наличии имущества у ответчика, оно может в порядке ст. 35 и п. 2 ч. 1 ст. 149 ГПК РФ обратиться к судье с ходатайством о составлении запроса в соответствующие органы для получения необходимой информации. Так, согласно ч. 3 ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности»*(147) банк обязан на запрос суда выдать справку по счетам и вкладам физических лиц.

На стадии выявления имущества ответчика в целях наложения на него ареста для обеспечения исполнения будущего судебного постановления можно проанализировать, как в дальнейшем будет осуществляться исполнение судебного постановления судебными приставами-исполнителями (если судья удовлетворит исковые требования истца). При получении на все запросы судьи, сделанные в органы, осуществляющие регистрацию прав на имущество, отрицательного ответа и при отсутствии иного имущества у ответчика ожидать полного или частичного исполнения будущего судебного постановления истцу не стоит, поскольку с ответчика взыскать будет нечего (по искам о присуждении). Судебный пристав- исполнитель, руководствуясь ст. 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве», вынесет акт о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный лист возвращается взыскателю, и вернет исполнительный лист взыскателю, разъяснив ему, что он сможет предъявить его снова, если им будет обнаружено какое-нибудь имущество должника в сроки, предусмотренные ст. 21 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

При решении вопроса о наложении ареста на имущество ответчика в целях реального исполнения будущего судебного постановления важным является точная информация о том, где и у кого находится это имущество. Процедура наложения ареста на имущество ответчика может осложниться, если оно находится у родственников, друзей или знакомых ответчика, которые могут препятствовать наложению ареста и его изъятию. И наоборот, когда третьим лицом выступает государственное учреждение или организация (например, банк, ломбард, регистрационная палата), действия судебного пристава-исполнителя значительно облегчаются.

Дискуссионным в теории гражданского процессуального права остается вопрос о наложении ареста на имущество, принадлежащего ответчику, в виде ценной бумаги, доли в обществе, патента и т.д.

Наложение ареста на ценные бумаги имеет свои особенности. Так, при наложении ареста на ценные бумаги ранее применялось постановление Правительства РФ от 12 августа 1998 г. N 934*(148), которым утвержден Порядок наложения ареста на ценные бумаги. К ценным бумагам согласно ст. 143 ГК РФ отнесены государственные облигации, облигации, вексель, чек, депозитный и сберегательные сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизированные ценные бумаги и другие документы.

На практике возникают некоторые сложности с установлением ограничения права пользования ценными бумагами в связи с тем, что действующее законодательство, по мнению Л.А. Новоселовой и А.В. Габова, недостаточно учитывает специфику наложения ареста на определенные виды ценных бумаг*(149).

В.В. Ярков, например, делит все ценные бумаги на три класса (именная, ордерная, на предъявителя). Наиболее сложным, по его мнению, «является вопрос о наложении ареста на именные ценные бумаги в связи с наличием разнообразных способов фиксации прав владельцев такого рода ценных бумаг»*(150).

Арест на документарные ценные бумаги налагается по месту их нахождения, а на бездокументарные — по месту учета прав их владельца (по месту нахождения держателя реестра ценных бумаг). При наложении ареста на именные ценные бумаги необходимо действовать быстро, поскольку для совершения сделки купли- продажи, дарения ценной бумаги достаточно простой письменной формы, в связи с чем ответчик в короткие сроки может реализовать все ценные бумаги и избежать впоследствии обращения на них взыскания. При этом сложен не только сам процесс наложения ареста на именные ценные бумаги, но и процесс установления наличия в собственности у ответчика таких бумаг.

Так, для того, чтобы заинтересованному лицу узнать, имеет ли ответчик в собственности машину, суду достаточно сделать запрос в ГИБДД. Однако для того, чтобы узнать, имеются ли у ответчика ценные бумаги, одного запроса недостаточно. Судебному приставу-исполнителю прежде всего необходимо узнать, какая организация осуществляет ведение реестра акционерного общества (согласно ст. 8 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»*(151)), и только после этого оформить соответствующий запрос к регистратору*(152) о предоставлении выписки из реестра акционеров о том, кому принадлежит ценная бумага и в каком количестве.

В связи с этим не вызывает сомнения точка зрения В.В. Яркова о том, что наложение ареста на ценные бумаги целесообразно еще на стадии судебного разбирательства, т.е. до вынесения судебного решения*(153).

Наиболее спорным представляется вопрос о правовых последствиях наложения ареста на акции, принадлежащие ответчику. Арест акций — это лишение возможности ответчика распоряжаться своими акциями. Арест означает невозможность совершения операций, связанных с осуществлением прав на ценные бумаги, а не прав, вытекающих из ценных бумаг.

Тем не менее В.В. Ярков придерживается иного мнения. Он считает, что при наложении ареста на ценные бумаги «должник лишается всех прав, которые дает ему владение ценными бумагами, за исключением прав на получение дохода по ним, поскольку тем самым увеличивается возможность должника погасить взыскание в более полном размере»*(154).

У А.В. Борисова противоположная точка зрения. По его мнению, установление ограничения права пользования акциями необходимо в отношении не всего комплекса полномочий, а только отдельных полномочий, которыми вправе пользоваться должник — владелец акции, в частности, например, в отношении имущественных прав. В отношении же остальных прав, а именно права на участие в голосовании на общем собрании акционеров, занятие должником определенных должностей должники не должны ограничиваться*(155).

М.В. Горбачева также полагает, что за должником должны сохраняться права акционера при участии в собрании акционеров с правом голоса, участия в выборах, за исключением голосования по вопросам изменения размера уставного капитала акционерного общества и вопроса о выкупе акции самим обществом*(156).

Арбитражный суд г. Москвы обоснованно вынес определение о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на акции ОАО «Телекомпания НТВ», в котором специально отмечалось, что арест не касается запрета голосования на общем собрании акционеров*(157).

В связи с вышеизложенным представляется обоснованной точка зрения Д.Я. Малешина о том, что при наложении ареста на ценную бумагу ограничение должно устанавливаться только в отношении тех правомочий, осуществление которых может повлечь сокрытие ценной бумаги либо снижение ее СТОИМОСТИ*(158).

Аналогичный вывод можно сделать также и по вопросу наложения ареста на долю участника общества с ограниченной ответственностью. Следует отметить, что арест имущества ответчика не всегда сопряжен с ограничением права пользоваться своим имуществом, поэтому при аресте доли участника общества с ограниченной ответственностью собственник доли имеет право на извлечение доходов, связанных с принадлежащей ему долей в обществе.

По мнению О. Струнской, «арест никоим образом не отражается на осуществлении таких производных прав, кроме тех случаев, когда это специально оговорено в постановлении о наложении ареста»*(159).

К производным правам автор относит такие права, как участие в управлении делами общества, принятие участия в распределении прибыли, получение информации о деятельности общества и ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией. Следовательно, «арест не является препятствием в пользовании арестованным имуществом, если это не влечет его уничтожения и не уменьшает его ценности»*(160).

В п. 1 Обзора практики принятия арбитражными судами мер обеспечения по спорам, связанным с обращением ценных бумаг*(161), Президиум ВАС РФ указал следующее. Поскольку, налагая арест на акции в целях обеспечения исполнения будущего судебного постановления, суд не запретил владельцу акций пользоваться ими и осуществлять удостоверенные им права по участию в управлении акционерным обществом, то арест акций, означал лишь запрет владельцу акций распоряжаться ими как объектом гражданского оборота.

Из этого следует, что во всех случаях, когда суд в определении о принятии мер обеспечения не устанавливает ограничения непосредственно в рамках наложения ареста на акции либо в качестве самостоятельной меры обеспечения, наложение ареста в качестве меры обеспечения представляет собой только запрет их владельцу распоряжаться ценными бумагами.

Не менее серьезным и важным представляется вопрос о возможности и целесообразности наложения ареста на имущество ответчика, на которое согласно ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ мерой по обеспечению исполнения будущего судебного постановления может быть наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Закон не ограничивает, на какое имущество ответчика может налагаться арест, а на какое не может в порядке принятия мер обеспечения. ГПК РФ в ст. 446 ГПК РФ указывает только то имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Обращение взыскания на имущество осуществляется согласно п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и включает в себя изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю. Однако, как уже отмечалось ранее, арест, налагаемый в целях исполнения будущего судебного постановления, и арест, налагаемый для исполнения вступившего в законную силу судебного постановления, имеют принципиальные отличия.

Необходимо отметить, что наличие в ГПК РФ возможности налагать арест на любое имущество, принадлежащее ответчику, в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления, в том числе на имущество, перечисленное в ст. 446 ГПК РФ, является на сегодняшний день нецелесообразным, поскольку после возбуждения исполнительного производства судебный пристав- исполнитель не сможет обратить взыскание на эту квартиру в силу ст. 446 ГПК РФ. Возможно, наложение ареста на имущество, перечисленное в ст. 446 ГПК РФ, окажет воздействие на добросовестного ответчика, стремящегося предпринять все возможные способы для скорейшего разрешения возникшего гражданско-правового спора. Однако вряд ли это повлияет на недобросовестного ответчика.

Так, по исполнительному производству N 495, возбужденному в отношении К. о взыскании в пользу Я. материального ущерба, причиненного ДТП, судебный пристав-исполнитель Ленинского ПССП г. Саратова вынесла постановление о наложении ареста на S часть трехкомнатной квартиры, зарегистрированной на праве общей долевой собственности на имя должника. К моменту вынесения постановления о наложении ареста судебный пристав-исполнитель знала, что у должника никакого имущества, кроме S части трехкомнатной квартиры, нет, и что она в соответствии со ст. 446 ГПК РФ не имеет права обращать взыскание на эту квартиру. Тем не менее судебный пристав-исполнитель наложила арест на квартиру, рассчитывая оказать воздействие на должника и заставить его «хотя бы оплатить исполнительский сбор». Представитель должника обжаловал это постановление, и арест с S части трехкомнатной квартиры судом был снят*(162).

Очевидно, что для того чтобы принимаемые меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления в виде наложения ареста на имущество ответчика были эффективными, необходимо в законе определить перечень имущества, на которое судья не может налагать арест.

Предлагается взять за основу перечень имущества, указанный в ст. 446 ГПК РФ, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Установление законом такого перечня направлено на обеспечение гарантий сохранения должнику и находящимся на его иждивении лицам имущества, необходимого для нормального существования и продолжения профессиональных занятий, поэтому этот перечень дополнению и изменению не подлежит. Только при наложении ареста на имущество ответчика, которое не указано в ст. 446 ГПК РФ, можно быть уверенными в том, что в случае удовлетворения исковых требований у судебных приставов-исполнителей будет возможность обратить взыскание на это имущество и исполнить судебное постановление.

Учитывая вышеизложенное, представляется необходимым отнести имущество, перечисленное в ст. 446 ГПК РФ, к имуществу, на которое запрещено налагать арест в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления. В связи с этим следует изменить название ст. 446 ГПК РФ «Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам» на следующее: «Имущество, на которое не может быть наложен арест в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления и обращено взыскание по исполнительным документам».

Статья 446 ГПК РФ расположена в разд. VII «Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов» и является заключительной статьей ГПК РФ, однако представляется, что указанная статья не

должна содержаться вГПК РФ.

Основные права и обязанности судебных приставов-исполнителей, а также условия и порядок принудительного исполнения исполнительных документов в исполнительном производстве определяются на сегодняшний день Федеральным законом «Об исполнительном производстве». Глава 8 указанного закона устанавливает порядок обращения взыскания на имущество должника. Тем не менее ст. 446 ГПК РФ, устанавливающая перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, содержится не в этой главе, а в ГПК РФ, определяющим порядок осуществления гражданского судопроизводства (ст. 1 ГПК РФ), а не исполнительного производства. Непонятно, почему законодатель включил ст. 466 именно в ГПК РФ, а не Федеральный закон «Об исполнительном производстве». Вероятнее всего, это произошло из-за того, что задачи исполнительного производства во многом определяются задачами правосудия по гражданским делам, однако, как справедливо отмечено О.В. Исаенковой, они не совпадают с ними. Так, главной задачей исполнительного производства является обеспечение законного, своевременного и надлежащего по качеству и объему исполнения юрисдикционных актов*(163). Основной же задачей гражданского судопроизводства является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел.

Таким образом, предлагается исключить ст. 446 из ГПК РФ и внести ее не в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», а уже в новый Исполнительный кодекс РФ, который находится в разработке*(164).

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Арест имущества. Судебные приставы. Как спасти имущество

5.1 Арест Имущества В Гражданском Процессе; 5.2 Арест имущества должника; 5.3 Арест имущества; 5.4 Арест на имущество в уголовном процессе.