Что такое досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора, в чем он Досудебное урегулирование спора заключается в том, что до должника означает несоблюдение претензионного порядка.

Как в гражданском процессе применяют досудебный порядок урегулирования спора

ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ПРЕТЕНЗИОННЫЙ, ДОСУДЕБНЫЙ ПОРЯДОК

УРЕГУЛИРОВАНИЯ СПОРА, ПРЕДУСМОТРЕННЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ ЗАКОНАМИ

Претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора является обязательным в случаях, предусмотренных законом или договором (ч. 5 ст. 4 АПК РФ, п. 3 ст. 132 ГПК РФ, ч. 3 ст. 4 КАС РФ).

Досудебный порядок соблюдать не требуется, если рассматриваются дела:

— об установлении фактов, имеющих юридическое значение (гл. 27 АПК РФ);

— о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (гл. 27.1 АПК РФ);

— о несостоятельности (банкротстве) (гл. 28 АПК РФ);

— по корпоративным спорам (гл. 28.1 АПК РФ);

— о защите прав и законных интересов группы лиц (гл. 28.2 АПК РФ);

— приказного производства (гл. 29.1 АПК РФ);

— связанные с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов (гл. 30 АПК РФ);

— о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (гл. 31 АПК РФ),

а также при обращении в арбитражный суд прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления в защиту публичных интересов, прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 52, ст. 53 АПК РФ).

При несоблюдении претензионного (досудебного) порядка исковое заявление подлежит возвращению судом (п. 5 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 129 КАС РФ), а в случае принятия к производству — оставлению без рассмотрения (п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, абз. 2 ст. 222 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 196 КАС РФ).


Соблюдение претензионного порядка урегулирования спора означает, помимо прочего, представление сторонами доказательств.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Досудебное урегулирование споров: новый порядок

Составление претензий, исковых заявлений

§ 2. Категориальные признаки досудебного порядка урегулирования споров
До вступления в силу Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 5 мая 1995 г. N 70-ФЗ действовал обязательный досудебный порядок урегулирования всех хозяйственных споров. АПК РФ 1995 и 2002 гг. значительно сузили круг тех случаев, когда должен применяться претензионный или иной досудебный порядок. Так, в соответствии с п. 3 ст. 4 АПК РФ 1995 г. и п. 5 ст. 4 АПК РФ 2002 г. досудебный порядок урегулирования споров устанавливается федеральным законом для определенной категории споров (возникающих главным образом в сфере транспорта и связи) или предусматривается договором. Таким образом, в период с 1995 по 2002 г. наблюдалась тенденция к постепенному отказу от обязательного досудебного урегулирования споров. В последнее же время, напротив, интерес к досудебному порядку только усиливается. В многочисленных интервью , научных статьях говорится о необходимости возрождения досудебного урегулирования споров. Это объясняется тем, что оно позволит разгрузить суды, является более эффективным и дешевым по сравнению с судебным разбирательством и т.д. Однако прежде чем что-то «внедрять» и «широко использовать», нужно это «что-то» тщательно изучить. Поэтому представляется необходимым рассмотреть признаки досудебного порядка урегулирования споров.
———————————
Рос. газ. 1995. 16 мая. С. 6, 93.
См.: интернет-конференция Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В.Ф. Яковлева «Досудебное урегулирование споров и урегулирование споров на ранней стадии судопроизводства». URL: http://www.garant.ru/action/conference/10136; Интервью Председателя Высшего Арбитражного суда Российской Федерации А. Иванова // Ведомости от 17 мая 2006 г. N 87 (1614). URL: http://www.newslab.ru/news/132623.
См.: Павлова О. Институт досудебного порядка урегулирования споров // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 5. С. 25; Ранитина Л.Н., Маркин А.В. Претензионное производство и «иной порядок досудебного урегулирования спора» // Юрист. 2005. N 8. С. 62.
Действующее законодательство позволяет выделить следующие признаки предварительного досудебного урегулирования споров.
1. Досудебное урегулирование споров представляет собой определенный порядок (процедуру).
В науке гражданского процессуального права общепризнанным является деление форм защиты субъективных прав и (или) законных интересов на неюрисдикционную и юрисдикционную.
К неюрисдикционной форме относится обращение управомоченной стороны к обязанной стороне спорного правоотношения с требованием о добровольном исполнении последней лежащих на ней обязанностей.
Юрисдикционная же форма защиты прав и (или) интересов охватывает деятельность государственных органов и некоторых общественных институтов, управомоченных на рассмотрение и разрешение правовых споров.
Названные формы защиты прав и интересов представляют собой процедуры, которые состоят из определенных элементов — стадий (греч. stadion — мера длины ), направленных на прекращение споров законными упорядоченными способами.
———————————
См.: Словарь иностранных слов и выражений / Авт.-сост. Е.С. Зенович. М.: Олимп; изд-во АСТ, 1998. С. 449.
Стадиями неюрисдикционной формы защиты прав и (или) интересов являются: 1) письменное обращение управомоченной стороны к обязанной стороне; 2) рассмотрение обязанной стороной требований управомоченной стороны; 3) письменный ответ обязанной стороны в установленный срок. При этом она может носить укороченный характер, когда обязанная сторона, рассмотрев обращение управомоченной, не отвечает на него. В таком случае неюрисдикционная форма состоит из двух стадий: обращения с требованием и рассмотрения его без ответа.
Неюрисдикционную форму можно считать досудебным урегулированием споров только в том случае, если она является условием реализации права на такую юрисдикционную форму защиты субъективных прав и (или) законных интересов, как судебное разбирательство.
Любая юрисдикционная форма защиты прав и (или) интересов состоит из следующих стадий: 1) возбуждение производства; 2) подготовка к рассмотрению и разрешению спора; 3) рассмотрение и разрешение спора; 3) процессуальное оформление. Следует отметить, что юрисдикционная форма также может быть укороченной. Если она была прервана по не зависящим от заявителя обстоятельствам, последний все равно имеет право на передачу спора в суд.
Юрисдикционная форма, для того чтобы стать досудебным порядком урегулирования споров, должна также являться условием реализации права на предъявление иска в суд, т.е. права на другую юрисдикционную форму защиты субъективных прав и (или) законных интересов.
Таким образом, досудебное урегулирование споров представляет собой неюрисдикционную либо юрисдикционную форму защиты субъективных прав и (или) законных интересов и вследствие этого — определенную процедуру.
В связи с этим трудно согласиться с М.Е. Медниковой, которая выделяет не стадии досудебного урегулирования споров, а условия, необходимые для удовлетворения претензии: наличие материально-правовой способности сторон претензионного порядка, соблюдение сроков направления претензии, обоснованность претензии, соблюдение формы обращения и приложение к претензии необходимых документов. По ее мнению, досудебный порядок урегулирования споров представляет собой совокупность фиксируемых в письменной форме правовых средств (материально-правовое значение). Соблюдение его является обязательным условием для реализации права на судебную защиту (процессуальное значение) .
———————————
См.: Медникова М.Е. Досудебное урегулирование споров в сфере экономической деятельности: (проблемы теории и практики): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 13 — 14, 17.
По нашему мнению, такой подход не позволяет выявить закономерности функционирования, механизм развертывания досудебных процедур и, как следствие, обедняет науку гражданского процессуального права. Содержание досудебного урегулирования споров нельзя рассматривать в статике, как нечто «неподвижное», «замерзшее». Досудебному порядку в силу его правовой природы присуща стадийность, поэтому и изучать его необходимо в динамике, т.е. в действии, развитии.
Стадии неюрисдикционной досудебной процедуры образуют последовательные действия участников спорного правоотношения. Такие действия осуществляются на основании норм материального права и могут повлечь за собой изменение (частичное исполнение требования кредитора, изменение условий договора) или прекращение (расторжение договора, прощение долга, удовлетворение требования кредитора) правоотношения. Кроме того, их совершение имеет значение для дальнейшего развертывания досудебной процедуры. Поэтому действия сторон спорного правоотношения являются юридическими фактами материально-правового характера.
Юридические факты в совокупности образуют фактические составы. Тем не менее напрямую фактические составы редко входят в предмет доказывания по делу. Как правило, на стадии судебного разбирательства юридические факты материально-правового характера исследуются по отдельности. Таким образом, исследование фактического состава, имеющего материально-правовое значение, осуществляется посредством перехода от частного к общему, от конкретного юридического факта ко всему составу. В то же время в виде исключения в предмет доказывания могут входить и фактические составы в целом. Так, установление в судебном заседании наличия состава, свидетельствующего о добровольном удовлетворении должником требования кредитора до суда, является основанием для применения материально-правового последствия в виде отказа в удовлетворении иска.
С другой стороны, действия участников правоотношения по урегулированию спора имеют также и процессуальное значение. Закон связывает с ними наступление процессуальных последствий в виде возвращения (пп. 1 п. 1 ст. 135 ГПК РФ) или оставления искового заявления без рассмотрения (абз. 2 ст. 222 ГПК РФ, пп. 2 п. 1 ст. 148 АПК РФ), отнесения судебных расходов на лицо, нарушившее претензионный или иной досудебный порядок, независимо от исхода дела (п. 1 ст. 111 АПК РФ).
Таким образом, складывается следующая ситуация: процессуальное правоотношение до обращения в суд еще не возникло, а юридические факты, могущие влиять на его развитие, уже имеются. Однако данное противоречие лишь кажущееся. Юридические факты не только изменяют или прекращают существующие правоотношения, но также порождают новые. В этом смысле они представляют собой предпосылки правоотношений и, следовательно, находятся за их пределами . Помимо данных фактов, можно выделить факты внутри сложившегося правоотношения — факты реального взаимодействия сторон, составляющие суть, содержание правоотношения . При этом акцент необходимо делать не на том, к какому конкретно виду относится тот или иной юридический факт, а на том, какое значение он имеет. Поэтому действия участников материального правоотношения составляют его суть, содержание (материально-правовое значение) и одновременно выступают предпосылкой возникновения процессуального правоотношения (процессуальное значение).
———————————
См.: Комиссаров К.И. К теории гражданско-процессуальных правоотношений // Краткая антология уральской процессуальной мысли: 55 лет кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии / Под ред. В.В. Яркова. Екатеринбург, 2004. С. 256.
См.: там же. С. 257.
Для возникновения судебного разбирательства необходим сложный фактический состав, включающий в себя соблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора, обращение с иском в суд и встречное властное действие суда — вынесение определения о принятии искового заявления к производству. Ю.К. Осипов считал властное действие суда вторичным юридическим фактом, так как оно всегда обусловлено наличием или отсутствием жизненных обстоятельств, с которыми и связываются правовые последствия . С этой позиции действия сторон правоотношения по досудебному урегулированию спора и предъявлению иска в суд являются первичными юридическими фактами, а вынесение судом определения — вторичным фактом. Однако при закреплении досудебной процедуры в договоре первичным юридическим фактом следует считать согласование его сторонами соответствующего условия, вторичными — соблюдение данной процедуры истцом и обращение его с иском в суд. Вынесение же судом определения о принятии искового заявления к производству в последнем случае будет третичным юридическим фактом.
———————————
См.: Осипов Ю.И. Элементы и стадии применения норм советского гражданского процессуального права // Краткая антология уральской процессуальной мысли: 55 лет кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии / Под ред. В.В. Яркова. Екатеринбург, 2004. С. 312.
Исследование судом действий по досудебному урегулированию споров в качестве юридических фактов, имеющих процессуальное значение, имеет свои особенности. Данные факты не входят в предмет доказывания по делу и по общему правилу изучаются на стадии возбуждения гражданского дела как компоненты фактического состава — соблюдения досудебной процедуры в целом, продвигаясь от общего к частному. Однако в некоторых случаях они сохраняют свое самостоятельное значение (например, в случае выяснения судом действий участников материального правоотношения с целью распределения судебных расходов на основании п. 1 ст. 111 АПК РФ) даже на стадии судебного разбирательства.
Досудебная юрисдикционная форма защиты субъективных прав и (или) законных интересов обладает определенной спецификой.
Как утверждает В.П. Воложанин, юрисдикция представляет собой решение судом или иным органом какого-либо правового вопроса в определенном, установленном законом порядке . Однако, по его мнению, не следует отождествлять несудебную юрисдикцию с правосудием . Несудебная процедура более упрощенна и примитивна, что отчасти объясняется несовершенством законодательства .
———————————
См.: Воложанин В.П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. Свердловск: Ср.-Урал. кн. изд-во, 1974. С. 25.
См.: Воложанин В.П. Основные проблемы защиты гражданских прав в несудебном порядке: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 11.
См.: Воложанин В.П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. С. 36.
Действительно, по сравнению с судебной процессуальной формой порядок деятельности несудебных юрисдикционных органов существенно упрощен. Однако это не является недостатком несудебных органов. Таким образом, обеспечивается оперативность их реагирования на различные отклонения от нормального развития правоотношений, полнее учитываются интересы и потребности спорящих сторон в каждом конкретном деле. В частности, этому принципу подчинена организация комиссий по трудовым спорам непосредственно на предприятиях.
Упрощение процедуры влечет за собой уменьшение процессуальных гарантий для сторон разбирательства. Однако применительно к несудебной юрисдикции уменьшение процессуальных гарантий имеет второстепенное значение, поскольку участники спорного материального правоотношения сохраняют право на обращение в суд, процессуальная форма которого подробно и точно регламентирована. Особенно это касается досудебных юрисдикционных органов, деятельность которых не должна препятствовать излишне затянутой и формализованной процедуре реализации права на иск.
Именно упрощенность процедуры рассмотрения споров досудебными органами объясняет отсутствие преюдициальной связи между их актами и решениями судов. Суды не связаны выводами досудебных юрисдикционных органов и решают все вопросы по существу .
———————————
См.: Шешенина О.Е. Реализация преюдициальности актов органов государственного управления по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья // Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдикции. Свердловск, 1988. С. 20; Безруков А.М. Преюдициальная связь судебных актов. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 43.
Помимо этого отсутствие достаточного количества процессуальных норм, регламентирующих деятельность несудебных органов, является не недостатком, а особенностью законодательства.
Несудебные юрисдикционные органы создаются специально для рассмотрения и разрешения споров, возникающих из определенных видов правоотношений (трудовых, семейных, авторских и т.д.). Поэтому в своей организации и деятельности они обязаны в большей степени, чем судебные органы, учитывать особенности подведомственных правоотношений. Это достигается прежде всего принятием соответствующих процессуальных норм исходя из содержания материальных правоотношений. Так, в соответствии со ст. 386 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (далее — ТК РФ) только работник вправе обратиться в комиссию по трудовым спорам за разрешением индивидуального трудового спора. Подобное регулирование объясняется тем, что работодатель в силу специфики трудовых отношений имеет более выгодное положение и может злоупотреблять своими правами, всякий раз добиваясь от комиссии по трудовым спорам нужного ему решения.
———————————
Рос. газ. 2001. 31 дек. С. 21 — 30.
Последовательно развивая мысль об обусловленности процессуальных норм, регулирующих деятельность несудебных юрисдикционных органов, природой подведомственных правоотношений, можно прийти к следующему выводу. В случае, когда процедура разрешения спора органом несудебной юрисдикции недостаточно регламентирована, последний может выводить процессуальные нормы из существа материальных правоотношений. Это подтверждает наличие у него дискреционных полномочий, позволяющих более гибко и эффективно разбирать спор, что выгодно отличает деятельность несудебного юрисдикционного органа от «тяжеловесного» судебного процесса.
Признанием за стадиями-действиями по урегулированию спора до суда силы юридических фактов процессуального характера законодатель придает императивность досудебному порядку. По этому поводу Е.Г. Стрельцова отмечает: «Современные тенденции развития направления регулирования защиты права показывают, что государственное веление не только распространяется на судебный порядок разрешения споров, но и выходит за рамки судебного процесса, понуждая заинтересованных субъектов соблюдать предписанный порядок досудебного урегулирования спора» . Именно таким способом «вкрапливается» государственное веление об обязательности досудебных процедур.
———————————
См.: Стрельцова Е.Г. Свобода защиты права и ответственность в ее реализации // Концепция развития судебной системы добровольного и принудительного исполнения Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. ст. Краснодар; СПб.: Юрид. центр Пресс, 2007. С. 235.
Однако данное веление отличает некоторая деликатность. С одной стороны, лицо обязывается к совершению действий по урегулированию спора. Если оно стремится к наступлению процессуально-правового последствия в виде судебного рассмотрения спора, то обязано соблюсти досудебный порядок. Но, с другой стороны, участники спора направляют требования и возражения исходя из своих материально-правовых интересов, т.е. действуют по собственной инициативе. Поэтому личность становится не столько объектом правовых норм, сколько, хотя и с определенной долей условности, субъектом их действия . Подобное регулирование общественных отношений является общемировой тенденцией, и, следовательно, широкое внедрение различных досудебных процедур имеет хорошие перспективы.
———————————
См.: Де Сальвия М. Европейская конвенция по правам человека. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. С. 267.
С рассмотренным выше признаком тесно связан следующий признак досудебного урегулирования споров.
2. Обязательность принятия мер к досудебному урегулированию спора.
Стороны материального правоотношения свободны в выборе своих действий. Так, обращение с требованием к должнику полностью зависит от усмотрения кредитора. Должник в свою очередь может не принимать во внимание, возражать против требования кредитора, ссылаясь на отсутствие юридической обязанности. Поэтому с материально-правовой точки зрения совершение действий, направленных на урегулирование спора, является правом, а не обязанностью участников правоотношения.
С этой же точки зрения обращение с требованием в орган несудебной юрисдикции также представляет собой право стороны правоотношения. Такая возможность обусловлена альтернативной подведомственностью спора, когда лица по своему выбору обращаются в один из юрисдикционных органов, названных в законе.
Напротив, признанием действий участников спорного правоотношения и стадий несудебной юрисдикции фактами процессуального характера закон предписывает субъектам определенную линию поведения, стимулирует их действовать необходимым образом, т.е. придает данным действиям и стадиям императивность. В этой связи все происходящее до судебного процесса, но не являющееся фактами, имеющими процессуальное значение, относится исключительно к области материального права и не может рассматриваться в качестве досудебного урегулирования споров.
Досудебный порядок урегулирования споров можно считать установленным только тогда, когда он в силу закона или договора является обязательным до предъявления иска в суд, и несоблюдение его влечет неблагоприятные для истца последствия: возвращение (пп. 1 п. 1 ст. 135 ГПК РФ) или оставление искового заявления без рассмотрения (абз. 2 ст. 222 ГПК РФ, п. 2 ст. 148 АПК РФ). Именно возможность наступления данных последствий играет ключевую роль.
Норма федерального закона, предусматривающего обязательность досудебного урегулирования споров, должна быть сформулирована однозначно и определенно . В этой связи Пленум Верховного Суда РФ применительно к порядку рассмотрения индивидуальных трудовых споров дал следующие разъяснения. Учитывая, что ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту и ТК РФ не содержит положений об обязательности предварительного внесудебного порядка разрешения трудового спора комиссией по трудовым спорам, лицо, считающее, что его права нарушены, по собственному усмотрению выбирает способ разрешения индивидуального трудового спора и вправе либо первоначально обратиться в комиссию по трудовым спорам (кроме дел, которые рассматриваются непосредственно судом), либо сразу в суд . Таким образом, в данном случае досудебного порядка урегулирования споров, установленного федеральным законом, нет.
———————————
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 31 августа 2004 г. N А48-144/04-18 // СПС «КонсультантПлюс».
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 г. «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».
Следует согласиться с Е.И. Носыревой, по мнению которой, предварительное обращение в комиссии по трудовым спорам не является обязательным в силу указания закона, потому что данные органы созданы и действуют далеко не во всех организациях. В противном случае обязательность комиссий по трудовым спорам будет носить ограниченный характер и препятствовать обращению в суд узкому кругу лиц. А это уже является нарушением другой конституционной нормы — равенства всех перед законом и судом .
———————————
См.: Носырева Е.И. Досудебный порядок урегулирования спора как условие права на предъявление иска // Проблемы иска и исковой защиты нарушенных прав: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар: Краснодар. гос. аграрный ун-т, 2005. С. 158.
Обязательное досудебное урегулирование споров может быть установлено только федеральным законом, однако при условии специального указания в законе процедура такого урегулирования может содержаться и в подзаконном нормативном акте.
Примерами таких отсылочных норм федеральных законов могут служить установления ст. 122 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» . Согласно данной статье порядок предъявления и рассмотрения претензий грузоотправителей, грузополучателей устанавливается правилами перевозок грузов железнодорожным транспортом . Порядок предъявления и рассмотрения претензий отправителей, получателей устанавливается правилами оказания услуг по перевозкам пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и правилами перевозок пассажиров, багажа и грузобагажа железнодорожным транспортом.
———————————
Рос. газ. 2003. 18 янв. С. 10 — 13.
Правила предъявления и рассмотрения претензий, возникающих в связи с осуществлением перевозок грузов железнодорожным транспортом, утв. Приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. N 42 // Рос. газ. 2003. 25 июля. С. 11.
Соответственно, без специального указания на то в федеральном законе нет предварительного внесудебного порядка урегулирования споров, установленного подзаконным нормативным актом.
Определением судьи областного суда заявление супругов — граждан США — об установлении усыновления ребенка — гражданина РФ было оставлено без рассмотрения по п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР (1964 г.) со ссылкой на несоблюдение заявителями установленного досудебного порядка рассмотрения заявления.
По мнению судьи, такой порядок предусмотрен Постановлением Правительства РФ от 29 марта 2000 г. N 275 «Об утверждении правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и правилами постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства» , а также Постановлением Правительства РФ от 28 марта 2000 г. N 268 «О деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контроле за ее осуществлением» (документ утратил силу), согласно которым усыновление детей, являющихся гражданами РФ, осуществляется с помощью специально уполномоченных иностранных организаций, имеющих на территории РФ аккредитованные представительства.
———————————
Рос. газ. 2000. 13 апр. С. 4.
Рос. газ. 2000. 13 апр. С. 3.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила указанное определение и направила материалы в тот же суд для рассмотрения по существу по следующим основаниям.
Вышеназванные нормативные правовые акты не могут предусматривать предварительного досудебного порядка рассмотрения заявлений иностранных граждан, желающих усыновить российских детей, по причине отсутствия специального указания на это в законе. Введение аккредитации представительств специально уполномоченных иностранными государствами органов или организаций, осуществляющих на территории РФ деятельность по усыновлению детей, таким досудебным порядком не является .
———————————
См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2000 г., утв. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 2001 г. // Бюл. Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 4. С. 17 — 24.
В последнее время все более распространенным становится договорное основание претензионного порядка, являющегося формой досудебного урегулирования споров. Претензионный порядок может быть предусмотрен сторонами в договоре, приложении к нему.
В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В отношении договоров действует также принцип свободной формы. Исходя из данных посылок любое указание в гражданско-правовом договоре на необходимость направления претензии кредитором к должнику должно рассматриваться как условие о досудебном порядке урегулирования споров. Однако это не так. К форме и содержанию условия договора о претензионном порядке предъявляются особые требования, которые служат различным целям. На первом плане стоит задача доказательства согласованного содержания договора (функция доказательства). Затем форма и содержание условия договора служат защите участников от поспешности (функция предупреждения) .
———————————
См.: Шапп Я. Система германского гражданского права: Учеб. / Пер. с нем. С.В. Королева. М.: Междунар. отношения, 2006. С. 269.
Между тем позиции отечественных судов по рассматриваемому вопросу различны. Например, является распространенной точка зрения, согласно которой претензионный порядок урегулирования споров можно признавать установленным только в том случае, если в договоре определены конкретные требования к форме претензии, а также порядку и срокам ее предъявления и рассмотрения. Отсутствие регламентации порядка и сроков урегулирования споров не дает оснований считать, что сторонами в договоре предусмотрен претензионный порядок .
———————————
См.: Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 14 февраля 2005 г. N 09АП-693/05 // СПС «КонсультантПлюс».
Следовательно, для установления досудебного урегулирования споров необходимо, чтобы стороны предусмотрели в договоре четкий претензионный порядок (срок, форма и т.д.) .
———————————
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 июня 2005 г. N КГ-А40/4685-05 // СПС «КонсультантПлюс».
В соответствии с другой точкой зрения, для установления претензионного порядка вполне достаточно прямого указания на него в договоре. Так, Президиум Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа указал: «Кредитный договор от 24 января 1995 г. N 116 не содержит условия, обязывающего банк не только направить претензию, но и дождаться ответа на нее. С учетом изложенного кассационная инстанция считает, что истец выполнил требования договора о досудебном урегулировании спора» .
———————————
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 августа 2002 г. N 3006 // СПС «КонсультантПлюс».
На наш взгляд, правильной является первая точка зрения. Установление претензионного порядка предполагает формулирование определенной процедуры, т.е. порядка совершения конкретных действий до обращения в суд .
———————————
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 мая 2000 г. N А56-30215/99 // СПС «КонсультантПлюс».
От обязанности соблюдать досудебный порядок освобождено третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ, ст. 51 АПК РФ). Это естественно, так как данное лицо не является участником спорного правоотношения, не имеет собственного материально-правового интереса и поэтому не предъявляет требование, а участвует в деле на стороне истца или ответчика.
Важным представляется вопрос о соблюдении досудебного порядка третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора. Процессуальные кодексы по-разному регламентируют этот вопрос. Так, в п. 2 ст. 50 АПК РФ прямо установлено, что третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, освобождено от обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка. Напротив, п. 1 ст. 42 ГПК РФ предусматривает, что третье лицо пользуется всеми правами и несет все обязанности истца без каких-либо изъятий. Это означает, что третье лицо, прежде чем передать свои требования в суд общей юрисдикции, обязано предпринять попытки к урегулированию своего спора с истцом и ответчиком.
По нашему мнению, правовое регулирование, содержащееся в п. 2 ст. 50 АПК РФ, более адекватно.
Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, является участником материального правоотношения, имеет свой материально-правовой интерес, который не совпадает по содержанию с интересами истца и ответчика. Как следствие, третье лицо заинтересовано в разрешении спора, исключающем удовлетворение притязаний как истца, так и ответчика одновременно.
Поэтому на первый взгляд может показаться, что третье лицо перед предъявлением требования обязано предпринять меры к урегулированию спора с обеими сторонами по делу. Однако возложение на него такой обязанности представляется нецелесообразным, так как действия третьего лица, направленные на урегулирование спора, могут существенно затянуть судебный процесс. Пока третье лицо будет предъявлять свои требования непосредственно истцу и ответчику, суд может вынести постановление, которое будет касаться в том числе и этого третьего лица. Конечно, такое постановление неправосудно и подлежит отмене, поскольку затрагивает права и обязанности лица, не привлеченного к участию в деле (п. 1 ст. 330, пп. 4 п. 2 ст. 364 ГПК РФ), но для сторон судебного разбирательства это означает продолжение состояния правовой неопределенности.
Третье лицо вправе вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции (п. 1 ст. 42 ГПК РФ). При этом рассмотрение дела производится с самого начала (п. 2 ст. 42 ГПК РФ). В этой связи мы считаем, что вступление в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, нельзя затруднять обязанностью соблюдения досудебного порядка, поскольку это в конечном итоге ведет к затягиванию судебного разбирательства.
Помимо этого нет необходимости в досудебном урегулировании спора, возникшего из правоотношения, требование по которому уже является предметом судебного разбирательства. Спор и так «попал в орбиту» суда, который в любом случае подробно исследует материальное правоотношение и разрешит вопрос о правах и обязанностях его участников. Это позволяет говорить о первенствующем значении судебной процедуры по отношению к досудебному порядку. Данный приоритет судебной процедуры отчетливо просматривается на примере институтов процессуального соучастия и встречного иска.
В отличие от третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, интересы процессуальных соучастников не противоречат друг другу. Материально-правовой интерес одного соучастника не может быть удовлетворен за счет отказа в удовлетворении интереса другого.
Процессуальное соучастие допускается, если предметом спора являются общие права и обязанности нескольких истцов или ответчиков (пп. 1 п. 2 ст. 46 АПК РФ, пп. 1 п. 2 ст. 40 ГПК РФ), права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание (пп. 2 п. 2 ст. 46 АПК РФ, пп. 2 п. 2 ст. 40 ГПК РФ), предметом спора являются однородные права и обязанности (пп. 3 п. 2 ст. 46 АПК РФ, пп. 3 п. 2 ст. 40 ГПК РФ).
Вопрос о досудебном урегулировании споров, имеющих предметом общие права и обязанности нескольких кредиторов и должников, является достаточно сложным. С одной стороны, каждый из кредиторов и должников по отношению к другой стороне выступает в судебном процессе самостоятельно, пользуется всем набором процессуальных прав, несет все процессуальные обязанности (п. 3 ст. 46 АПК РФ, п. 3 ст. 40 ГПК РФ), а с другой — соблюдение досудебного порядка урегулирования спора всеми кредиторами по отношению ко всем должникам представляется излишним в силу общности их прав и обязанностей.
Необходимость досудебного урегулирования спора всеми кредиторами — субъектами общих прав означает, что при предъявлении ими иска право на судебную защиту одних из них будет зависеть от соблюдения досудебного порядка другими. Конечно, закон не исключает возможность защиты прав и интересов в индивидуальном порядке. Однако в ряде случаев сам кредитор может быть заинтересован в участии других кредиторов в судебном разбирательстве (к примеру, при частичном удовлетворении должником требований других кредиторов).
К тому же если должник отказался удовлетворить требование одного кредитора, заявленное последним в ходе досудебной процедуры, то он вряд ли удовлетворит без судебного принуждения основанное на том же праве требование другого кредитора. Поэтому при совместном предъявлении иска, предметом которого являются общие права нескольких кредиторов, вполне достаточно соблюдения досудебного порядка лишь одним из них.
Согласно п. 4 ст. 46 АПК РФ соистцы могут вступить в дело до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции. После вступления в дело соистца рассмотрение дела производится с самого начала (п. 8 ст. 46 АПК РФ). Таким образом, лишние препятствия для вступления в дело соистца, как и в случае с третьим лицом, могут затянуть судебное разбирательство или повлечь за собой отмену судебного акта.
Помимо этого, удовлетворение должником требования, заявленного одним кредитором в рамках досудебной процедуры, означает фактическое признание должником иска, предъявленного ранее другим кредитором, поскольку и исковое требование, и досудебное требование основаны на общем праве кредиторов. Очевидно, что должник никогда не удовлетворит такое требование кредитора, поэтому предъявление его до обращения в суд будет безрезультатным, тем более что заявление должнику требования до предъявления иска в суд не имеет смысла уже потому, что спор о праве кредитора и так является предметом судебного разбирательства по иску другого кредитора. Кредитору необходимо только вовремя вступить в судебный процесс и изложить свою позицию по делу. Полагаем, что в данном случае еще нагляднее проявляется приоритет судебной процедуры по отношению к досудебному порядку.
Это полностью относится и к тем случаям, когда истцу в судебном процессе противостоят несколько ответчиков, несущих общую обязанность. Кредитор не должен направлять досудебное требование всем должникам. Ему достаточно попытаться урегулировать спор до суда только с одним из должников.
Первостепенное значение имеет направление досудебного требования поручителю должника по обязательству. В соответствии с п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.
В настоящем исследовании мы не будем вдаваться в цивилистический диспут, суть которого заключается в следующем: поручитель или исполняет обязательство должника, или несет за него ответственность, а лишь отметим, что в обоих этих случаях предъявление иска в суд не должно предваряться направлением досудебного требования поручителю.
Признание исполнения поручителем обязательства должника означает, что направление досудебного требования и должнику, и поручителю будет неуместным в силу общей юридической обязанности, лежащей на должнике и поручителе. Поэтому кредитору достаточно предъявить данное требование только должнику.
Если же согласиться с тем, что поручитель несет ответственность за должника, то поручитель также не может быть участником предварительной внесудебной процедуры. Поручитель не является участником обязательства, возникшего из договора, которым предусматривается досудебный порядок урегулирования споров. Он выступает стороной соглашения с должником — договора поручительства (ст. 361 ГК РФ), независимо от того, заключено такое соглашение отдельно или содержится в тексте договора, заключенного между кредитором и должником.
Единство основания прав нескольких истцов (пп. 2 п. 2 ст. 46 АПК РФ, пп. 2 п. 2 ст. 40 ГПК РФ) не означает их идентичности. Как следствие, требования, вытекающие из данных прав, могут отличаться друг от друга. Поэтому вполне возможно, что должник согласится с требованиями одних кредиторов (безвозмездно устранит недостатки проданного товара), оставив без удовлетворения требования других (откажется уменьшить покупную цену товара). В этой связи все кредиторы, прежде чем обратиться с иском в суд, должны предпринять меры к урегулированию спора с должником, если обязательный досудебный порядок установлен законом или предусмотрен договором.
По этой же причине предъявление кредитором иска к нескольким должникам, обязанности которых имеют под собой одно основание, должно предваряться процедурой урегулирования спора с каждым из них.
Однородность прав или обязанностей, являющихся предметом спора (пп. 3 п. 2 ст. 46 АПК РФ, пп. 3 п. 2 ст. 40 ГПК РФ), также не означает их тождественности. Поэтому требования кредиторов носят самостоятельный характер, в их основе лежат различные юридические факты. Таким образом, каждый кредитор обязан направить досудебное требование своему должнику.
Вопрос об обязательности досудебного урегулирования спора при предъявлении ответчиком встречного иска долгое время был дискуссионным. Так, Н.И. Клейн считала, что, когда встречный иск является средством защиты против первоначального иска, его рассмотрение возможно без предварительного заявления соответствующей претензии. Напротив, если встречный иск предъявлен для совместного рассмотрения с первоначальным по соображениям практического удобства, досудебное урегулирование спора необходимо .
———————————
См.: Каллистратова Р.Ф. Избранные труды по арбитражному и гражданскому процессам. Краснодар: Совет. Кубань, 2007. С. 216 — 217.
По нашему мнению, для подобного разделения встречных исков мало оснований. Встречные иски предъявляются сразу и для защиты против первоначальных исков, и для удобства совместного с ними рассмотрения. В противном случае суд будет вынужден исследовать вопрос о том, целесообразно или удобно ответчику предъявление встречного иска. Кроме того, применение норм о досудебном порядке урегулирования споров будет в большей степени зависеть от усмотрения суда, что, по нашему мнению, не совсем верно.
Действительно, встречный иск в любом случае является иском. Он оформляется в соответствии с требованиями, предъявляемыми к исковым заявлениям. Предъявление его также подчиняется данным требованиям. В этой связи можно предположить, что досудебный порядок урегулирования споров, установленный федеральным законом или предусмотренный договором, обязателен при предъявлении ответчиком встречного иска. Такая позиция подтверждается и сложившейся судебной практикой .
———————————
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 8 сентября 2005 г. N А43-34631/2004-27-1024 // СПС «КонсультантПлюс».
Однако данная точка зрения неправильна. Встречный иск принимается судом, если встречное требование направлено к зачету первоначального требования (пп. 1 п. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 2 ст. 138 ГПК РФ), удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска (пп. 2 п. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 3 ст. 138 ГПК РФ), между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела (пп. 3 п. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 4 ст. 138 ГПК РФ). Таким образом, до предъявления встречного иска спор между сторонами уже является предметом судебного разбирательства. Между тем цель досудебного порядка заключается в прекращении спора до передачи его в суд. Поэтому нецелесообразно обязывать ответчика, который намеревается предъявить встречный иск, выполнять действия по урегулированию спора вне суда, в то время как данный спор уже находится на рассмотрении суда.
Кроме того, в соответствии с п. 6 ст. 132 АПК РФ после принятия встречного иска рассмотрение дела производится с самого начала. Ранее в настоящей работе не раз отмечалась неуместность досудебного порядка в подобных случаях, так как это может повлечь за собой затягивание судебного разбирательства или отмену судебного акта.
Обязанность соблюдения досудебного порядка не несет истец при замене ненадлежащего ответчика , привлечении второго ответчика , поскольку данные процессуальные действия осуществляются без предъявления самостоятельного иска.
———————————
См.: Анохин В.С. Пути повышения эффективности правосудия в экономической сфере // Развитие процессуального законодательства: к 5-летию действия АПК РФ, ГПК РФ и ФЗ «О третейских судах»: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Воронеж, 15 — 16 февраля 2008 г.). Воронеж, 2008. С. 131.
См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 октября 2004 г., 30 сентября 2004 г. N КГ-А40/8796-04 // СПС «КонсультантПлюс».
Таким образом, обязательный досудебный порядок урегулирования споров может устанавливаться федеральным законом либо закрепляться в договоре. Процессуальные нормы права предоставляют сторонам договора возможность согласовать условие о досудебном урегулировании споров и тем самым придать своим действиям по прекращению возможного спора процессуальный характер.
Требовать соблюдения досудебного порядка можно лишь от участника спорного правоотношения — лица, имеющего собственный материально-правовой интерес. При этом необходимо учитывать и целесообразность законодательного установления досудебных процедур для определенных категорий лиц. В этой связи соотношение материально-правового интереса участника правоотношения и приоритета судебного процесса по отношению к досудебному порядку имеет не только теоретическое, но и практическое значение. В частности, оно может быть положено в основу реформирования института досудебного урегулирования споров.
Обязательность досудебной неюрисдикционной процедуры требует принятия строгих законоположений о почтовых отправлениях, содержащих требования и возражения участников спора. При этом все предписания, касающиеся доставки (вручения) вышеупомянутых почтовых отправлений, должны учитывать два взаимосвязанных критерия: субъект, который несет почтовые риски (отправитель или получатель) и момент возникновения юридических последствий (отправления или получения документов).
Отечественное законодательство не дает ясного ответа на вопрос о распределении почтовых рисков. Если признать, что почтовые риски несет получатель, то отправителю достаточно направить в его адрес документы. Юридические последствия возникают с момента отправления документов, поэтому неважно, получал ли адресат корреспонденцию в действительности.
По нашему мнению, при таком подходе осуществление действий по урегулированию спора до суда превращается в простую формальность, не учитывается цель досудебного порядка, состоящая в прекращении правового спора. Сторона спора в ходе досудебной процедуры должна ознакомиться с требованиями или возражениями другой стороны, изучить представленные доказательства и в конечном итоге сформировать свою позицию. Поэтому уведомление должно считаться сделанным, а юридические последствия — наступившими только с момента доставления корреспонденции адресату. При этом почтовые риски при пересылке документов должен нести отправитель . Только единство двух этих критериев окончательно придаст досудебному неюрисдикционному порядку необходимую императивность.
———————————
См.: Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М.: Статут, 2007. С. 259 — 260.
Следует подчеркнуть, что признанием стадий прекращения спора фактами процессуального характера закон не накладывает на стороны правоотношения процессуальную обязанность действовать определенным образом. Данные правовые категории нельзя отождествлять, поскольку они соотносятся как причина и следствие. Юридические факты порождают правовые последствия в правоотношениях и поэтому являются основаниями для возникновения, изменения или прекращения соответствующих обязанностей.
Кроме того, совершение действий по урегулированию спора до суда не может быть процессуальной обязанностью, потому что процессуальное отношение, неотъемлемым элементом которого такая обязанность является, не возникает до предъявления иска в суд, тем более что спор может так и не дойти до суда. Поэтому соблюдение досудебного порядка урегулирования споров до обращения с иском в суд не следует считать просто исполнением процессуальной обязанности. Необходимость урегулирования спора до суда носит более сложный материально-процессуальный характер, что еще раз подтверждает двойственную природу рассматриваемого института. Иное понимание данной обязанности являлось бы, на наш взгляд, чересчур упрощенным.
В этой связи понять сущность «механизма обязывания» поможет рассмотрение следующего ниже признака предварительного внесудебного урегулирования споров.
3. Применение процессуальных санкций за несоблюдение досудебного порядка урегулирования споров.
ГПК РФ и АПК РФ закрепляют следующие процессуальные последствия несоблюдения досудебного порядка урегулирования споров: возвращение (пп. 1 п. 1 ст. 135 ГПК РФ) или оставление искового заявления без рассмотрения (абз. 2 ст. 222 ГПК РФ, пп. 2 п. 1 ст. 148 АПК РФ), отнесение судебных расходов на лицо, нарушившее претензионный или иной досудебный порядок, независимо от исхода дела (п. 1 ст. 111 АПК РФ).
Вместе с тем остается открытым вопрос о том, что конкретно представляет собой нарушение досудебного порядка урегулирования споров.
Из приведенных норм ГПК РФ и АПК РФ следует, что несоблюдение досудебных процедур влечет за собой применение судами неблагоприятных процессуальных последствий. При этом большинство ученых сходится во мнении, что единственным основанием для наступления таких последствий может быть только процессуальное правонарушение . Мы разделяем данную точку зрения и рассматриваем несоблюдение досудебного порядка урегулирования споров как гражданское процессуальное правонарушение.
———————————
См.: Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. М.: Наука, 1991. С. 137; Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1984. С. 21; Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. Теоретические проблемы. М.: Моск. гос. ун-т, 1981. С. 7; Николайченко О.В. Последствия несоблюдения гражданских процессуальных норм. Саратов: Сарат. гос. акад. права, 2008. С. 11; Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2005. С. 133.
Некоторые авторы сводят процессуальное правонарушение лишь к нарушению процессуальных обязанностей. Так, по мнению З.Ф. Коврига, процессуальным правонарушением является неисполнение или ненадлежащее исполнение предписанного законом действия . О.В. Николайченко также считает гражданское процессуальное правонарушение неисполнением или ненадлежащим исполнением процессуальных обязанностей .
———————————
См.: Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. С. 67.
См.: Николайченко О.В. Последствия несоблюдения гражданских процессуальных норм. С. 11.
С подобной трактовкой процессуального правонарушения можно согласиться лишь с определенными оговорками.
Процессуальные обязанности отсутствуют до предъявления иска в суд, т.е. до возникновения процессуального отношения (исключение составляют случаи применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер). Они не возникают в связи с признанием отдельных действий сторон материального правоотношения юридическими фактами процессуального характера, тем более что материальное правоотношение, несмотря на придание действиям его сторон процессуального значения, не теряет своей самостоятельности. Содержанием его по-прежнему остаются субъективные материальные права и юридические обязанности.
Как следствие, процессуальное правонарушение по своему объему является более широким понятием, чем простое неисполнение процессуальной обязанности.
Любое правонарушение независимо от его отраслевой принадлежности представляет собой прежде всего несоблюдение требований объективного права (закона). Процессуальное правонарушение тому не исключение. Поэтому оно не может ограничиваться неисполнением или ненадлежащим исполнением процессуальных обязанностей. В связи с этим прав А.В. Юдин, который выделяет разновидности процессуального правонарушения .
———————————
См.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. С. 134.
Думается, что процессуальным правонарушением является не отсутствие факта осуществления действий по урегулированию спора до суда, а предъявление иска напрямую, игнорируя досудебные процедуры. Поэтому наличие одного лишь юридического факта обращения с иском в суд должно рассматриваться как гражданское процессуальное правонарушение и влечь наступление соответствующих процессуальных последствий. Напротив, наличие фактического состава, включающего в себя как юридический факт предъявления иска в суд, так и факты соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, свидетельствует о правомерности действий истца.
Г.Н. Ветрова справедливо отмечает, что неблагоприятные процессуальные последствия, предусмотренные нормами права на случай нарушения установленных требований, следует относить к санкциям (лат. sanctio — строжайшее постановление ). Поэтому возвращение или оставление искового заявления без рассмотрения при несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора представляют собой такие санкции. При этом Г.Н. Ветрова и О.В. Николайченко относят их к санкциям ничтожности . Суть данных санкций заключается в ненаступлении для заинтересованного лица тех правовых последствий, на которые оно рассчитывало, если не были совершены соответствующие действия. Так, в случае невыполнения истцом действий, направленных на досудебное урегулирование спора, предъявление иска в суд не повлечет за собой рассмотрения и разрешения спора по существу. В этой связи санкции ничтожности стимулируют участников материального правоотношения к совершению действий по прекращению спора до суда.
———————————
См.: Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. С. 41.
См.: Словарь иностранных слов и выражений / Авт.-сост. Е.С. Зенович. С. 425.
См.: Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. С. 119; Николайченко О.В. Последствия несоблюдения гражданских процессуальных норм. С. 166, 184.
Помимо возвращения и оставления искового заявления без рассмотрения к санкциям ничтожности относятся оставление искового заявления без движения, отказ в его принятии, непризнание юридически значимыми процессуальных действий, совершенных в ненадлежащей правовой форме, и т.д. .
———————————
См.: Николайченко О.В. Последствия несоблюдения гражданских процессуальных норм. С. 72.
Следует отметить, что оставление искового заявления без рассмотрения за несоблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора влечет ничтожность всех совершенных до этого процессуальных действий. Поэтому юридический факт совершения истцом действий по урегулированию спора до суда не теряет своего значения в ходе всего судебного разбирательства по делу.
В соответствии с п. 1 ст. 111 АПК РФ арбитражный суд относит на лицо, нарушившее претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора, судебные расходы независимо от результатов рассмотрения дела. Сразу следует отметить, что данная норма распространяется только на ответчика, который нарушил срок представления ответа на претензию, оставил претензию без ответа и т.д. В противном случае указанная норма допускала бы рассмотрение и разрешение спора по существу при нарушении истцом досудебного порядка урегулирования этого спора и тем самым умаляла бы правила, содержащиеся в пп. 1 п. 1 ст. 135 ГПК РФ, абз. 2 ст. 222 ГПК РФ, пп. 2 п. 1 ст. 148 АПК РФ.
Отнесение на основании п. 1 ст. 111 АПК РФ судебных расходов на ответчика заключается в возложении на него процессуальной обязанности совершить действие имущественного характера и, следовательно, является штрафной санкцией. В отличие от санкций ничтожности штрафные санкции состоят не в отсутствии у действий лиц, участвующих в деле, правовых последствий, а в возникновении у них процессуальной обязанности выплатить определенную денежную сумму.
Данная обязанность возникает в силу юридического факта, имеющего процессуальное значение, — властного веления суда, выраженного в соответствующем судебном акте. При этом возложение судебных расходов на ответчика за несоблюдение им досудебного порядка урегулирования спора представляет собой штрафную санкцию только при отказе истцу в удовлетворении его требований или в случае частичного удовлетворения иска, когда судебные расходы возлагаются на ответчика пропорционально размеру удовлетворенных требований (п. 2 ст. 110 АПК РФ). Арбитражный суд, невзирая на данные обстоятельства, в полном объеме взыскивает судебные расходы с ответчика в пользу истца. Напротив, при удовлетворении требований истца в полном объеме у него и так возникает право на компенсацию своих судебных расходов за счет средств ответчика. Поэтому в последнем случае не приходится говорить о возложении судебных расходов на ответчика как о штрафной санкции.
Основанием для применения к ответчику рассматриваемого последствия является процессуальное правонарушение, которое заключается в отсутствии по вине ответчика к моменту предъявления иска в суд фактического состава досудебного урегулирования спора.
Таким образом, процессуальная обязанность имущественного характера, принудительная реализация которой составляет содержание штрафной санкции, возникает у ответчика в силу властного веления арбитражного суда — вынесения соответствующего судебного акта, если к моменту предъявления иска в суд предварительный внесудебный порядок урегулирования спора не был соблюден по вине ответчика. Наличие действий, направленных на прекращение спора до суда, со стороны кредитора-истца при отсутствии таковых со стороны должника-ответчика позволяет расценивать поведение последнего как гражданское процессуальное правонарушение.
Статья 111 АПК РФ называется «Отнесение судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами». Подобное название вызывает нарекания следующего рода. Выполнение действий по досудебному урегулированию спора происходит до предъявления иска в суд, т.е. до возникновения процессуального отношения. Стороны материального правоотношения не в состоянии злоупотребить процессуальными правами, поскольку последних, равно как и процессуальных обязанностей, еще нет.
Содержание п. 1 ст. 111 АПК РФ также представляется спорным. По нашему мнению, в качестве правонарушителя необходимо рассматривать не лицо, участвующее в деле, а конкретно ответчика. Кроме того, спор не может возникнуть вследствие нарушения лицом, участвующим в деле, претензионного или иного досудебного порядка. Спор является предметом досудебного урегулирования и возникает до осуществления сторонами правоотношения действий по его прекращению. На основании изложенного, мы считаем, что п. 1 ст. 111 АПК РФ нуждается в соответствующих изменениях.
Природа императивности досудебного порядка прослеживается при рассмотрении позитивной юридической ответственности.
Понятие позитивной ответственности является достаточно спорным. Так, одни авторы понимают под ней ответственное отношение человека к своим обязанностям, ответственность за правильное выполнение лицом возложенных на него законом обязанностей . По мнению других, позитивная ответственность представляет собой некую общую обязанность соблюдать более частные обязанности . Однако приведенные определения объединяет одно: их сторонники сводят позитивную ответственность к осознанию и выполнению юридических обязанностей.
———————————
См.: Венедиктов В.С. Юридическая ответственность по советскому трудовому праву: Учеб. пособие. Киев, 1989. С. 9.
См.: Бутнев В.В. Гражданская процессуальная ответственность. Ярославль: Яросл. гос. ун-т им. П.Г. Демидова, 1999. С. 37 — 39.
На наш взгляд, такое понимание позитивной ответственности слишком узко. Данная ответственность заключается не только в должном осознании и исполнении лицом своих обязанностей. Она обеспечивает поведение лица, диктуемое предписаниями правовых норм. В связи с этим права З.Ф. Коврига, по мнению которой, позитивная юридическая ответственность представляет собой элемент механизма регулирования и контроля поведения субъекта. В ее содержании соединяются объективные требования к деятельности лица и субъективно определяемые данным лицом формы, принципы и способы деятельности .
———————————
См.: Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. С. 30.
Особенность механизма досудебного порядка урегулирования споров состоит в том, что позитивная ответственность соблюдать данный порядок устанавливается процессуально-правовыми нормами, а проявляется в рамках материального правоотношения, участники которого полностью осознают предъявляемые к ним требования, понимают их необходимость и действуют сообразно с ними.
Данный тезис является исключительно теоретическим, равно как и сама категория позитивной юридической ответственности, однако он еще раз подчеркивает двойственную природу досудебного урегулирования споров.
4. Досудебный порядок урегулирования споров представляет собой условие реализации (осуществления) права на предъявление иска в суд, т.е. фактический состав, имеющий процессуальное значение.
Досудебный порядок урегулирования споров относится к числу условий реализации (осуществления) права на иск. При его несоблюдении право на предъявление иска продолжает существовать, поэтому после исправления данного нарушения возможно вторичное обращение в суд с тождественным иском. Такой порядок не противоречит конституционному праву на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ), поскольку после его соблюдения препятствия для обращения в суд будут устранены . Так, согласно п. 3 ст. 135, п. 2 ст. 223 ГПК РФ, п. 3 ст. 149 АПК РФ возвращение или оставление искового заявления без рассмотрения не препятствует повторному обращению в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение.
———————————
См.: Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. С. 168.
5. Установление досудебного порядка урегулирования спора означает императивную подведомственность данного спора.
Понятие и содержание императивной (условной) подведомственности раскрывались в параграфе, посвященном предпосылкам права на иск. Вместе с тем в целях настоящего исследования представляется важным рассмотреть вопрос о соотношении императивной (условной) и альтернативной подведомственности.
Автор солидарен с М.Е. Медниковой, которая разграничивает досудебные и альтернативные процедуры. По ее мнению, досудебное урегулирование спора не зависит от усмотрения субъекта, т.е. обязательно для лица, желающего впоследствии обратиться в суд. Альтернативное разрешение споров, напротив, характеризуется добровольностью обращения .
———————————
См.: Медникова М.Е. Досудебное урегулирование споров в сфере экономической деятельности (проблемы теории и практики). С. 13.
Таким образом, установлением досудебной процедуры закрепляется императивная подведомственность спора, в то время как возможность обращения к нескольким юрисдикционным органам означает альтернативную подведомственность спора.
В связи с этим М.Е. Медникова обоснованно утверждает, что альтернативное разрешение и досудебное урегулирование споров нельзя рассматривать как общее и видовое понятия .
———————————
См.: Там же. С. 14.
Исходя из рассмотренных признаков можно дать следующее определение досудебного порядка урегулирования споров.
Под досудебным порядком урегулирования споров следует понимать обязательную, установленную федеральным законом или предусмотренную договором сторон несудебную процедуру, соблюдение которой является необходимым условием реализации (осуществления) права на иск, а также последующего рассмотрения и разрешения спора судом.

Урегулирование и разрешение споров во внесудебном порядке означает, что спор Досудебный претензионный порядок урегулировании спора.

Досудебные способы разрешения гражданско-правовых споров

Обязательный претензионный порядок урегулирования споров. Актуальные вопросы

В связи с принятием Федерального закона от 02.03.2016 N 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ» вопрос о претензионном порядке разрешения спора приобрел актуальность, поскольку по некоторым категориям дел, такой порядок стал обязательным. Это значит, что прежде чем стороны не предпримут попытку урегулирования спора непосредственно между собой, рассмотрение дела арбитражным судом или иным компетентным судом невозможно, и, если подать иск в суд без соблюдения такого порядка, то суд оставит его либо без движения, либо без рассмотрения. И, несмотря на последующее смягчение требований о необходимости соблюдения претензионного порядка согласно Федеральному закону от 01.07.2017 N 147-ФЗ «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в отношении определенной категории споров обязательность его соблюдения остается неизменной.

Претензионный порядок урегулирования спора в судебной практике рассматривается в качестве способа, позволяющего добровольно без дополнительных расходов на уплату госпошлины со значительным сокращением времени восстановить нарушенные права и законные интересы. Такой порядок урегулирования спора направлен на его оперативное разрешение и служит дополнительной гарантией защиты прав («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015)» (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.12.2015).

Досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Лицо, считающее, что его права нарушены действиями другой стороны, обращается к нарушителю с требованием об устранении нарушения. Если получатель претензии находит ее доводы обоснованными, то он предпринимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений, исключив тем самым необходимость судебного вмешательства. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров (определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.03.2017 N 309-ЭС16-17306).

При подаче в суд искового заявления необходимо учитывать изменения, которые были внесены в часть 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) Федеральным законом от 02.03.2016 N 47-ФЗ и Федеральным законом от 01.07.2017 N 147-ФЗ.

Так, начиная с 01.06.2016 при обращении в арбитражный суд с исковыми заявлениями, возникающими из гражданских правоотношений, необходимо соблюдать обязательный досудебный порядок урегулирования спора. Истец имеет право обратиться в суд только по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), за исключением случаев, перечисленных в части 5 статьи 4 АПК РФ. Ключевым изменением данной нормы стало закрепление конкретного тридцатидневного срока для цели признания процедуры соблюденной, а также установление императивности подачи претензии до обращения в суд на уровне процессуальных норм, а не специального нормативного регулирования.

До принятия данного закона обязательный претензионный порядок применялся только в случаях, когда это было прямо предусмотрено законом либо согласовано в заключенном сторонами договоре.

Теперь же по общему правилу претензионный порядок обязателен и не применяется в случаях прямо указанных в законе, а именно в абзаце 4 части 5 ст. 4, «Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 01.07.2017) {КонсультантПлюс}.

Важно отметить, в что в судебной практике придается особое значение досудебному порядку урегулирования споров. Интересной в этом смысле представляется правовая позиция, изложенная в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2017 N Ф05-5451/2017 по делу N А40-183060/2016, в котором суд отметил, что при рассмотрении вопроса о соблюдении претензионного порядка следует исходить из того, что под претензионным или иным досудебным порядком урегулирования спора понимается одна из форм защиты прав, которая заключается в попытке урегулирования спора до его передачи на рассмотрение в суд.

Таким образом, претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора предполагает возможность разрешить спор без обращения в суд посредством соблюдения определенных процедур, целью которых будет являться разрешение спора, и только в том случае, если спор не будет урегулирован в данном порядке, он передается на рассмотрение в суд.

Соблюдение досудебного порядка урегулирования спора императивно требует именно предложения, на которое мог бы быть дан положительный или отрицательный ответ. Из содержания претензии-предупреждения должны четко следовать суть и обоснование претензионных требований (обстоятельств, на которых основываются требования), цена, указание на нарушение норм законодательства должником, а также указание стороны, к которой такие требования предъявляются. Требования могут оформляться любым документом независимо от его наименования (письмо, претензия, уведомление, предарбитражное напоминание и т.п.), при условии письменной формы изложения, и такой документ должен свидетельствовать о наличии материально-правового требования (спора), подлежащего урегулированию сторонами. При полном или частичном отказе должника от удовлетворения претензии, предупреждения или неполучении от него ответа в установленный срок кредитор вправе предъявить иск.

Роль досудебного порядка урегулирования спора как меры стимулирования спорящих лиц на оперативное разрешение возникших между ними разногласий без обращения в суд и задействования механизмов государственно-правового принуждения была также подчеркнута в Определении Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1088-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «СИБТЕК» на нарушение конституционных прав и свобод частью 5 статьи 4 и пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»).

Хотелось бы отметить, что по мере развития и совершенствования в арбитражном процессе института досудебного порядка урегулирования споров в правоприменительной практике постепенно начинает складываться ряд ключевых позиций в этой сфере.

В частности, немаловажной является констатация того, что фактическое неполучение ответчиком претензии не является основанием для признания досудебного порядка несоблюденным (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.02.2016 N Ф05-20313/2015 по делу N А40-90082/2015). Кроме того, если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, взыскиваемых на основании ст. 395 ГК РФ (п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Наконец, Верховным Судом РФ была высказана позиция относительно отсутствия необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования спора при обращении в суд с:

— заявлением о выдаче судебного приказа (пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 N 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве»);

— заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (пункт 31 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017)).

В данном случае необходимо отметить, что рассмотренные исключения из правил не были поименованы в части 5 статьи 4 АПК РФ (в ред. Федерального закона от 02.03.2016 N 47-ФЗ). Поэтому логическим завершением реформирования института досудебного порядка урегулирования спора в арбитражном процессе стало внесение соответствующих поправок в часть 5 статьи 4 АПК РФ.

Во-первых, начиная с 12.07.2017 года соблюдение досудебного порядка урегулирования спора не требуется не только в отношении ранее озвученных в норме исключений, но и по делам приказного производства, делам, связанным с выполнением арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов, делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, а также, если иное не предусмотрено законом, при обращении в арбитражный суд прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в защиту публичных интересов, прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Во-вторых, изменяется подход законодателя к вопросу об императивности соблюдения претензионного порядка в отношении большинства категорий споров. Теперь круг заявлений, по которым требуется обязательное предварительное направление претензии, прямо перечислен в части 5 статьи 4 АПК РФ, а по иным категориям споров – необходимо руководствоваться нормами специального законодательства РФ или договором. В случае если специальные нормы или договор не устанавливают обязательность подачи претензии, истец вправе обратиться в суд без ее направления.

Таким образом, в настоящее время можно наблюдать либерализацию норм арбитражного процессуального законодательства РФ, направленную на смягчение требований о необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования споров с оставлением определенной категории споров, где подача претензии является по-прежнему обязательной. 

На основании вышеуказанной нормы, претензионный (досудебный) порядок урегулирования большинства гражданско-правовых споров стал.