Наследование выморочного имущества. имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, Гражданский кодекс года установил, что имущество умершего переходит к государству «по относиться к последнему обладателю имущества, ставшего выморочным,​.

Содержание

Наследование выморочного имущества в международном частном праве

А.В. НИКИФОРОВ

Никифоров Александр Владимирович, заместитель председателя Президиума Московской областной коллегии адвокатов, кандидат юридических наук, адвокат.

В статье дается комментарий Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по делам о наследовании от 29 мая 2012 г. N 9. Автор анализирует вопросы подсудности наследственных споров и отмечает достоинства и недостатки нового официального толкования гражданского процессуального законодательства.

Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), регламентирующая наследственные правоотношения, вступила в законную силу в марте 2002 г. Через пять лет, в 2007 г., Верховный Суд Российской Федерации (далее — ВС РФ) отменил ранее действующее Постановление по делам о наследовании от 23 апреля 1991 г. N 2 [5]. Очевидно, что в течение десяти лет практика применения наследственного законодательства формировалась, основываясь, как правило, на толковании норм судьями районных судов и судов субъектов РФ, что оказывало определенное негативное влияние на единообразие применения норм права.

Учитывая также, что отечественное наследственное законодательство в 2002 г. претерпело весьма значительные изменения, представляется возможным утверждать, что Постановление Пленума ВС РФ по делам о наследовании от 29 мая 2012 г. N 9 (далее — Постановление) стало одним из самых ожидаемых разъяснений норм права, данных высшим судебным органом страны.

Представляется, что ожидания правоприменителей были вполне оправданны — Постановление является самым объемным из всех разъяснений наследственного законодательства, охватывает достаточно широкий круг вопросов наследования. Вместе с тем некоторые пункты Постановления требуют обсуждения.

I. Вопросы подсудности наследственных споров

1. В п. 1 Постановления ВС РФ указал, что наследственные споры подведомственны судам общей юрисдикции, независимо от субъектного состава участников и состава наследственного имущества. Данное указание нельзя недооценивать. Подведомственность наследственных дел судам общей юрисдикции не вызывает сомнений, поскольку такие споры вытекают из правоотношений, не связанных с предпринимательской и иной экономической деятельностью. Однако, исходя именно из субъектного состава участников, ранее арбитражные суды рассматривали некоторые наследственные споры [6; 7].

Также необходимо отметить, что ранее вопрос подведомственности наследственных дел рассматривался судами субъектов РФ с позиции разграничения компетенции между нотариальными и судебными органами. Вместе с тем, по моему мнению, использование здесь термина «подведомственность» является некорректным, поскольку он является процессуальным и относится к гражданско-правовым спорам, которые нотариусы разрешать не вправе.

В частности, судам общей юрисдикции подведомственны наследственные дела:

а) о включении в состав наследства имущества в виде акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, земельной доли, полученной наследодателем при реорганизации сельскохозяйственных предприятий и приватизации земель;

б) о выплате действительной стоимости доли наследодателя в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества либо о выдаче соответствующей ей части имущества в натуре, о выплате стоимости пая умершего члена производственного кооператива и т.п.

Закрепление в Постановлении перечня, который носит открытый характер, вполне оправданно. Ранее в некоторых случаях состав участников спорного правоотношения вполне позволял ошибочно, как правило, с ущербом именно для определения полного состава участников, отнести такие дела к подведомственности арбитражных судов. Например, арбитражными судами разрешались споры между наследниками — муниципальными образованиями по выморочному имуществу.

Вместе с тем на практике арбитражные суды могут рассматривать дела, связанные с наследованием. Например, согласно ст. 61.5 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», оспаривание сделок должника может осуществляться в отношении наследников (например, п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

Дела по заявлениям, содержащим, наряду с требованиями, возникшими из наследственных правоотношений, требования, подведомственные арбитражному суду, разделение которых невозможно, согласно ч. 4 ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), подлежат рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

2. В Постановлении ВС РФ разъясняет процессуальные вопросы рассмотрения дел о наследовании, в частности вопросы подсудности. Здесь следует отметить, что после того, как в 2008 г. наследственные дела согласно Федеральному закону от 22 июля 2008 г. N 147-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» были исключены из подсудности мировых судов, определение родовой подсудности наследственных споров не вызывало затруднений, поскольку все они рассматривались по первой инстанции районными (городскими) судами общей юрисдикции.

Родовая подсудность претерпевает изменения после того, как наследственные правоотношения окончены. Так, ВС РФ разъясняет, что дела по требованиям, основанным на обязательствах, которые возникают у наследников после принятия наследства (например, по уплате после открытия наследства процентов по кредитному договору, заключенному наследодателем, по коммунальным платежам за унаследованную квартиру и др.), подсудны мировому судье в качестве суда первой инстанции при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей.

3. ВС РФ указывает, что иски с требованиями, возникшими из наследственных правоотношений, подаются в суд по месту жительства ответчика-гражданина или по месту нахождения ответчика-организации. Учитывая, что наследодателем может быть только физическое лицо, указание на ответчика-организацию не совсем понятно.

Общее правило подсудности наследственного спора — по месту жительства гражданина-ответчика. Это не вызывает нареканий при практическом применении и связано с местом открытия наследства (согласно п. 1 ст. 1115 ГК РФ, местом открытия наследства является последнее место жительства наследодателя).

При возникновении спора о правах на наследственное имущество, в состав которого входят несколько объектов недвижимости, находящихся на территории юрисдикции различных районных судов, а также о разделе такого имущества иск в отношении всех этих объектов может быть предъявлен по месту нахождения одного из них по месту открытия наследства. В случае, если по месту открытия наследства объекты недвижимости не находятся, иск подается по месту нахождения любого из них (п. 3 Постановления).

Представляется, что, рассматривая данную ситуацию, ВС РФ стремился к наибольшему обеспечению прав заинтересованных лиц на судебную защиту. Речь идет об исключительной подсудности исков о недвижимом имуществе — по месту нахождения такого имущества (п. 1 ст. 30 ГПК РФ). На первый взгляд ВС РФ несколько ограничивает исключительную подсудность, поскольку иск может быть подан не просто по месту нахождения объекта недвижимости, а по месту нахождения объекта недвижимости по месту открытия наследства, т.е. учитывается возможность открытия наследства не по месту жительства (п. 2 ст. 1115 ГК РФ).

Однако оговорка о том, что при отсутствии недвижимости по месту открытия наследства иск может быть подан по месту расположения любого недвижимого имущества, входящего в состав наследства, не вызывает одобрения. Например, наследство открыто в г. Москве. В его состав входит недвижимость, расположенная в различных субъектах РФ. Учитывая возможность подачи иска по месту расположения любой недвижимости, входящей в наследство, наследникам остается только уповать на добросовестность суда, который должен запросить нотариуса по месту жительства наследодателя об открытии наследства, призвать наследников к участию в деле и пр. Поэтому в современной правовой реальности наследники, предъявив права на недвижимость, расположенную вне места открытия наследства, могут узнать, что она по решению суда принадлежит другим лицам. При этом истец будет защищен правом на подачу иска по месту нахождения недвижимости, а наследники будут вынуждены вступить в затяжной процесс обжалования состоявшегося судебного акта.

В Постановлении говорится, что в рассматриваемом случае обращение с иском исключает обращение в другие суды. Вместе с тем с позиции вышеуказанного примера, при неразвитости системы информирования судами граждан посредством сети Интернет, эта оговорка практически ничего не меняет. Думается, что данное разъяснение правил подсудности не отвечает требованиям стабилизации наследственных правоотношений и защиты прав наследников.

4. Определяя подсудность наследственных дел, ВС РФ считает, что требования о признании недействительным завещания, в котором содержатся распоряжения относительно объектов недвижимости, предъявляются с соблюдением общих правил подсудности гражданских дел. Очевидно, что общим правилам подсудности должен подчиняться иск о признании недействительным завещания, в котором не содержатся распоряжения в отношении наследственного имущества.

Если при оспаривании завещания истцом заявлены также требования о признании права собственности на наследственное имущество, иск подлежит рассмотрению по месту нахождения объектов недвижимости.

Таким образом, если истец выдвигает только требование о признании завещания недействительным, то оно должно быть заявлено по общему правилу подсудности — по месту жительства ответчика. Остается неясным, по каким основаниям настолько расширена подсудность иска, в котором помимо требования о недействительности завещания ставится вопрос о праве собственности на наследственное имущество, поскольку ВС РФ говорит о рассмотрении такого иска по месту нахождения объектов недвижимости (здесь и далее выделено мной. — А.Н.). Отсутствие каких-либо оговорок позволяет предположить, что истец вправе обратиться с таким иском в районный суд по месту расположения любого объекта недвижимости, входящего в состав наследства, а не только того, о праве собственности на который заявляет истец. Причем не имеет значения, что, например, местом открытия наследства является место нахождения наиболее ценной части недвижимости. Представляется, что применение данного правила в дальнейшем претерпит изменения.

5. В Постановлении указывается, что иски кредиторов наследодателя, направленных до принятия наследства наследниками, подаются в суд по месту открытия наследства. По моему мнению, это не требовало какого-либо пояснения, поскольку подсудность таких исков прямо закреплена в ч. 2 ст. 30 ГПК РФ.

Также не вызывает сомнений позиция ВС РФ о том, что иски, связанные с правами на недвижимое имущество, находящееся за границей, разрешаются по праву страны, где находится это имущество. Согласно пп. 2 п. 1 ст. 1224 ГК РФ, наследование недвижимого имущества определяется по праву страны места нахождения этого имущества.

В Постановлении об этом не говорится, но необходимо учитывать, что наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр, в РФ определяется по российскому праву (пп. 2 п. 1 ст. 1224 ГК РФ). Таким имуществом является так называемая движимая недвижимость — морские и речные суда, воздушные и космические объекты (ст. 130 ГК РФ). Соответственно, иски в отношении подобной недвижимости, независимо от места ее фактического нахождения, подчиняются правилам подсудности, установленным ГПК РФ. В Постановлении об этом ничего не говорится, но, по моему мнению, это очевидно следует из положений ст. 1224 ГК РФ.

6. Подсудность заявлений об установлении фактов, имеющих юридическое значение, связанных с наследственными правоотношениями, определяется по правилам ст. 266 ГПК РФ — их должны рассматривать районные суды по месту жительства заявителей. В п. 4 Постановления устанавливается одно исключение — заявления об установлении фактов владения и пользования недвижимым имуществом в целях признания наследственных прав подаются в суд по месту нахождения недвижимого имущества.

В Постановлении не рассматривается вопрос о том, в какой суд вправе обратиться лицо, постоянно проживающее за пределами РФ, с заявлением об установлении юридического факта, связанного с наследственными правоотношениями. По моему мнению, это должен быть суд по месту открытия наследства, а в отношении факта владения и пользования недвижимым имуществом — суд по месту нахождения соответствующей недвижимости.

7. В п. 5 Постановления содержится достаточно важное разъяснение о том, что при рассмотрении судами дел о наследовании от имени РФ выступает Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество) в лице его территориальных органов, а от имени городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальных образований — их соответствующие органы в рамках компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Как правило, указанные органы выступают ответчиками в судах по спорам о судьбе выморочного имущества. Важность указанного разъяснения определяется тем, что в судебной практике данный вопрос не был до конца определен. В частности, указывалось, что если предметом спора является наследственное имущество в виде жилого помещения, которое считается выморочным, то к участию в деле должна быть привлечена администрация муниципального образования, в котором это помещение расположено. В отношении иного выморочного имущества к участию в деле привлекаются налоговые органы [3]. Поэтому вплоть до настоящего времени на практике приходилось слышать требование о замене в исковом заявлении соответствующего территориального подразделения Росимущества на территориальное подразделение ФНС РФ. Теперь ВС РФ подтвердил ошибочность позиции судов в рассматриваемом вопросе.

8. Некоторую неясность вносит разъяснение, содержащееся в п. 6 Постановления. В силу указанного пункта суд отказывает в принятии искового заявления, предъявленного к умершему гражданину, со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку нести ответственность за нарушение прав и законных интересов гражданина может только лицо, обладающее гражданской и гражданской процессуальной правоспособностью. Если гражданское дело по такому исковому заявлению было возбуждено, производство по делу подлежит прекращению в силу абзаца 7 ст. 220 ГПК РФ с указанием на право истца на обращение с иском к принявшим наследство наследникам, а до принятия наследства — к исполнителю завещания или к наследственному имуществу (п. 3 ст. 1175 ГК РФ).

Прежде всего, ссылка в п. 6 Постановления на п. 3 ст. 1175 ГК РФ, в котором устанавливается порядок защиты прав кредиторов наследодателя, позволяет предположить, что к таковым относятся истцы по искам к наследодателю. Здесь, прежде всего, непонятно, как судье при принятии искового заявления может быть известно о смерти ответчика, если об этом не заявляет сам истец? Далее, по моему мнению, некорректным в данном случае является применение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, который устанавливает, что судья отказывает в принятии искового заявления, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление разрешается в ином судебном порядке. О каком ином судебном порядке идет речь?

Механизм защиты прав кредиторов, предусмотренный п. 3 ст. 1175 ГК РФ, устанавливает право на обращение кредиторов, в пределах сроков исковой давности, с исковыми требованиями к наследникам или исполнителю завещания. Но это не иной (как по делам особого производства или делам, вытекающим из публично-правовых отношений) судебный порядок, скорее можно говорить об ином иске (не к наследодателю, а к наследникам или исполнителю завещания).

На мой взгляд, в п. 6 Постановления не учитывается, что в абзаце 7 ст. 220 ГПК РФ накладывает на суд обязанность прекращения производства, в связи со смертью гражданина, не по любым гражданско-правовым спорам, а только по спорам, не допускающим правопреемство. Допустим, что после принятия иска суду стало известно о смерти наследодателя. Исходя из обсуждаемого разъяснения, любое гражданское дело должно быть прекращено в случае смерти гражданина-ответчика, и истец будет вынужден повторно обращаться с иском к наследникам, нести все судебные расходы и пр. Такой подход представляется неверным, поскольку он нивелирует требования процессуального законодательства о правопреемстве (ч. 1 ст. 44 ГПК РФ) и противоречит требованиям п. 3 ст. 1175 ГК РФ, который обязывает суд приостановить производство по делу до принятия наследства наследниками.

Кроме того, неясно, каким образом истец может обратиться с иском к наследственному имуществу, если участниками процессуальных правоотношений могут быть только лица (ст. 34 ГПК РФ). ГК РФ допускает обращение кредиторов, но не с иском, а с требованиями к наследственному имуществу (п. 3 ст. 1175 ГК РФ), и это не имеет отношения к судебному способу защиты прав. В дальнейшем указанное противоречие может привести к тому, что районные суды начнут, руководствуясь Постановлением, разъяснять лицу право на обращение с иском к наследственному имуществу. Пока остается только догадываться, каким образом это право должно быть реализовано.

9. В п. 7 Постановления ВС РФ подтверждает сформированное судебной практикой мнение о том, что получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника и не влияет на наличие у наследника наследственных прав. Это согласуется с положениями п. 1 ст. 1163 ГК РФ, согласно которым по общему правилу свидетельство о праве на наследство выдается наследникам в любое время по истечении шести месяцев со дня открытия наследства. Поэтому отсутствие свидетельства о праве на наследство не является основанием для отказа в принятии искового заявления по наследственному спору, возвращения такого искового заявления или оставления его без движения.

10. Установление законодателем срока на принятие наследства (ст. 1154 ГК РФ) позволяет определить состав, стоимость и место нахождения наследственного имущества. Поэтому востребованным в практическом отношении является положение п. 8 Постановления, позволяющее суду до истечения срока на принятие наследства рассматривать требования о включении имущества в состав наследства. В течение срока на принятие наследства также устанавливается и круг наследников. Поэтому вполне обоснованным является право суда рассмотреть вопрос о составе наследства, не распределяя его между наследниками.

Если в указанный срок решение не вынесено, то дополнительно могут рассматриваться и требования о признании права собственности в порядке наследования. В случае, если требование о признании права собственности в порядке наследования заявлено наследником в течение срока принятия наследства, суд приостанавливает производство по делу до истечения указанного срока.

Отдельно в п. 9 Постановления указывается, что наследники покупателя по договору купли-продажи недвижимости, умершего до государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, в случае возникновения спора вправе обратиться с иском к продавцу по указанному договору о государственной регистрации перехода права собственности к наследникам. Здесь остается дополнить, что сделка по отчуждению жилого помещения может быть признана недействительной по требованию наследника собственника жилого помещения [4].

11. Особое внимание в Постановлении уделяется возможности заключения мировых соглашений по делам о наследовании. В п. 10 Постановления перечисляются наследственные споры, по которым возможно заключение мирового соглашения. Также устанавливается перечень дел, по которым суд не вправе утвердить мировое соглашение. Введение дифференцированного подхода к заключению мировых соглашений по наследственным спорам вполне оправданно в практическом отношении. Ранее по одному из дел ВС РФ указал, что мировое соглашение не может быть заключено по делам о признании завещания недействительным, поскольку суд не может обеспечить защитой несуществующее материальное право на наследство у одной из сторон [2, 5]. Вместе с тем позднее мировые соглашения утверждались судами независимо от предмета спора, что оказывало негативное влияние на последующее оформление наследственных прав. Так, регистрационные органы полагали, что мировые соглашения могут служить основанием для регистрации наследственных прав на недвижимое имущество только тогда, когда на государственную регистрацию предоставляется мировое соглашение о разделе наследства. Более того, на практике отмечались случаи заключения мировых соглашений по делам об установлении юридических фактов, связанных с наследственными правоотношениями [1]. С учетом изложенного было выработано мнение о том, что мировыми соглашениями не могут оканчиваться споры о наследственных правах, если самим наследникам законом не предоставлено право решения этих вопросов (перераспределение наследственных долей, включение в состав наследников лиц, принявших наследство по истечении установленного срока, и пр.). В остальных случаях наследственный спор должен рассматриваться судом по существу с вынесением решения.

В настоящее время мировые соглашения могут заключаться по вопросам:

— о принятии наследником наследства по истечении срока, установленного на принятие наследства, и о применении в этих случаях правил об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. 2 и 3 ст. 1155 ГК РФ);

— о разделе наследства (ст. 1165 ГК РФ);

— о порядке предоставления компенсации несоразмерности получаемого наследственного имущества с наследственной долей наследником, заявившим о преимущественном праве на неделимую вещь или на предметы обычной домашней обстановки и обихода при разделе наследства (п. 2 ст. 1170 ГК РФ);

— о разделе наследства, в состав которого входит предприятие, в случае, когда никто из наследников не имеет преимущественного права на его получение в счет своей наследственной доли или им не воспользовался (ч. 2 ст. 1178 ГК РФ);

— о сроке выплаты компенсации наследнику умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства, не являющемуся членом этого хозяйства (п. 2 ст. 1179 ГК РФ);

— о включении в свидетельство о праве на наследство наследников по закону, которые лишены возможности представить доказательства отношений, являющихся основанием для призвания к наследованию (ч. 2 ст. 72 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1);

— о наследнике умершего члена жилищного накопительного кооператива, который имеет право быть принятым в члены кооператива в случае перехода пая умершего члена кооператива к нескольким наследникам, и о сроке выплаты им наследникам, не ставшим членами кооператива, компенсации, соразмерной их наследственным долям действительной стоимости пая (ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах»);

— о наследнике члена кредитного потребительского кооператива (пайщика), который имеет право быть принятым в члены кооператива (пайщики), в случае перехода паенакопления (пая) умершего члена кредитного потребительского кооператива (пайщика) к нескольким наследникам (ч. 5 ст. 14 Федерального закона от 18 июля 2009 г. N 190-ФЗ «О кредитной кооперации»).

Суд отказывает в утверждении мирового соглашения сторон, в частности, по вопросам:

— об универсальности правопреемства при наследовании (п. 1 ст. 1110 ГК РФ);

— об определении наличия у сторон прав наследования и состава наследников (ст. 1116, 1117, 1121, 1141 ГК РФ);

— о признании недействительным завещания (ст. 1131 ГК РФ) и свидетельства о праве на наследство (п. 1 ст. 1155 ГК РФ);

— об отказе от наследства (ст. 1157 — 1159 ГК РФ);

— о разделе наследственного имущества с участием наследников, не принявших наследство, или наследников, у которых возникло право собственности только на конкретное наследственное имущество (ст. 1164 и 1165 ГК РФ), а также в других случаях.

II. Общие положения о наследовании

12. Общим положениям о наследовании посвящены п. 12 — 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по делам о наследовании от 29 мая 2012 г. N 9 (далее — Постановление). Согласно п. 12 Постановления, наследственные отношения регулируются правовыми нормами, действующими на день открытия наследства. В частности, этими нормами определяются круг наследников, порядок и сроки принятия наследства, состав наследственного имущества.

Исключения из общего правила предусмотрены в ст. 6, 7, 8 и 8.1 Федерального закона от 26.11.2001 N 147-ФЗ (в ред. от 11.11.2003) «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Они заключаются в том, что к завещаниям, совершенным до введения в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), применяются правила об основаниях недействительности и об обязательной доле, действовавшие на момент совершения такого завещания, денежные средства во вкладах, по которым, до введения в действие части третьей ГК РФ, было сделано распоряжение, не входят в состав наследства и пр. Как правило, применение указанных исключений не вызывало затруднений в практическом отношении, и их закрепление в п. 12 Постановления является скорее традиционным и не несет какой-либо новой информации.

13. Состав лиц, участвующих в деле, по общему правилу определяется исходя из анализа правоотношений, по поводу которых возник спор, и установления конкретных носителей прав и обязанностей, имеющих материально-правовой интерес к предмету спора, а также лиц, на чьи права и обязанности может повлиять решение суда. Особенность рассмотрения дел о наследовании заключается в том, что независимо от содержания искового заявления и позиции истца к участию в деле в качестве соответчиков судом должны быть привлечены все наследники умершего собственника имущества. На эту особенность Верховный Суд Российской Федерации (далее — ВС РФ) указывает в п. 13 Постановления.

Говоря о субъектном составе участников наследственного спора, возможно дополнительно отметить, что при рассмотрении дел о наследовании отдельных видов имущества, перечисленного в гл. 65 ГК РФ, состав лиц, участвующих в деле, должен быть определен не только с учетом положений ГК РФ, но и специального законодательства.

14. В состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности:

— вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ);

— имущественные права (в т.ч. права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм);

— имущественные обязанности, в т.ч. долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

Такой подход ВС РФ к составу наследства, изложенный в п. 14 Постановления, основан на нормах ст. 1112 ГК РФ. Дополнительно следует отметить, что законом могут быть предусмотрены случаи, когда наследникам переходят отдельные личные неимущественные права наследодателя. Например, право следования неотчуждаемо, но переходит к наследникам на весь срок действия исключительного права на произведение (п. 3 ст. 1293 ГК РФ) или к наследникам в пределах определенного срока переходит исключительное право на фонограмму (п. 2 ст. 1327 ГК РФ).

15. В п. 15 Постановления закреплено ранее сформированное в законодательстве положение о том, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, ч. 2 ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (разд. V Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ)), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (ч. 1 ст. 1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ).

Данный перечень является открытым. Например, в порядке наследования не могут переходить участки недр (ст. 1.2 Закона Российской Федерации от 21.02.1992 N 2395-1 (в ред. от 28.12.2013) «О недрах»).

16. ВС РФ разъяснил норму ч. 2 ст. 1114 ГК РФ о коммориентах. Вообще, в литературе указывалось, что применение правил о коммориентах может вызвать такую парадоксальную ситуацию, когда лица, имеющие право наследовать после друг друга, умирают одновременно, но в разных часовых поясах, и один из них приобретает право наследовать после другого, поскольку в одном из часовых поясов уже наступили другие сутки. Безусловно, подобный пример скорее дает почву для теоретических изысканий по данному вопросу. Вместе с тем нельзя недооценивать, что в п. 16 Постановления четко устанавливается, что в целях наследственного правопреемства одновременной считается смерть граждан в один и тот же день, соответствующий одной и той же календарной дате. Календарная дата определяется порядковым номером календарного дня, порядковым номером или наименованием календарного месяца и порядковым номером календарного года; календарным днем считается период времени продолжительностью 24 часа, за начало и окончание которого принимаются моменты времени, соответствующие 00 часам 00 минутам 00 секундам и 24 часам 00 минутам 00 секундам, исчисляемые по местному времени (ст. 2 и 4 Федерального закона от 03.07.2011 N 107-ФЗ «Об исчислении времени»).

17. Дополнительное разъяснение дается ВС РФ и по вопросу места открытия наследства. По общему правилу таковым является последнее место жительства наследодателя ко дню открытия наследства (ч. 1 ст. 1115 ГК РФ). В п. 17 Постановления говорится, что место жительства наследодателя может подтверждаться документами, удостоверяющими его соответствующую регистрацию в органах регистрационного учета граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ. В исключительных случаях факт места открытия наследства может быть установлен судом (п. 9 ч. 2 ст. 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ)).

В Постановлении не рассматривается вопрос о возможности открытия наследства по временному месту жительства наследодателя (например, при нахождении в длительной командировке, на учебе, нахождении в местах лишения свободы). Вместе с тем, поскольку ч. 1 ст. 20 ГК РФ определяет место жительства как место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, временное место жительства не может быть местом открытия наследства и дополнительных разъяснений здесь не требуется.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, опекунов, попечителей (ч. 2 ст. 20 ГК РФ).

При рассмотрении заявления об установлении факта места открытия наследства суд учитывает длительность проживания наследодателя в конкретном месте на момент открытия наследства, нахождение в этом месте наследственного имущества и другие обстоятельства, свидетельствующие о преимущественном проживании наследодателя в этом месте. По моему мнению, дополнительно необходимо учитывать, что согласно ст. 2 Закона Российской Федерации «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ» от 25.07.1993 N 5242-1, местом жительства может быть жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома, а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма, аренды или по другим законным основаниям.

Кроме того, как правило, судами исследуются обстоятельства, связанные с тем, что постоянное проживание является качественным, а не количественным оценочным понятием. Оно характеризует не столько срок нахождения лица в определенном месте (человек может больше времени проводить на рабочем месте, нежели в месте жительства), сколько его действия, образ поведения в данном помещении (отдых в этом помещении в ночное время суток, нахождение там членов его семьи, размещение в нем личных вещей, иного имущества и т.д. и т.п.).

В случае если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории РФ, неизвестно или известно, но находится за ее пределами, местом открытия наследства в Российской Федерации в соответствии с правилами ч. 2 ст. 1115 ГК РФ признается место нахождения на территории РФ: недвижимого имущества, входящего в состав наследственного имущества, находящегося в разных местах, или его наиболее ценной части, а при отсутствии недвижимого имущества — движимого имущества или его наиболее ценной части. Ценность имущества при установлении места открытия наследства определяется исходя из его рыночной стоимости на момент открытия наследства, которая может подтверждаться любыми доказательствами, предусмотренными ст. 55 ГПК РФ (п. 18 Постановления).

18. Одним из достаточно сложных вопросов применения норм наследственного законодательства остается вопрос о недостойных наследниках. Прежде всего, абз. 1 п. 1 ст. 1117 ГК РФ относит к таковым граждан, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

В отношении абз. 1 п. 1 ст. 1117 ГК РФ ВС РФ пояснил, что указанные противоправные действия являются основанием к утрате права наследования только при их умышленном характере. При этом мотивы и цели совершения противоправных действий (в т.ч. при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно наступление соответствующих последствий, правового значения не имеют (п. 19 Постановления).

По моему мнению, также не могут быть признаны недостойными наследниками лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, поскольку при этом они были лишены возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, а также несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет, и граждане, признанные в судебном порядке недееспособными. В Постановлении отсутствуют какие-либо указания по этому поводу, что, на мой взгляд, нельзя оценить в качестве положительного момента.

Представляется, что мнение ВС РФ о независимости рассматриваемых противоправных действий от их мотивов и целей является обоснованным. Важно лишь, чтобы эти действия прямо или косвенно способствовали наступлению последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 1117 ГК РФ (например, призванию лица к наследованию или увеличению его доли в наследстве). Следует отметить, что аналогичная позиция была сформулирована в ранее действовавшем Постановлении Пленума ВС РФ от 23.04.1991 N 2.

Действия, направленные против осуществления последней воли наследодателя, закрепленной в завещании, могут выразиться в составлении фиктивного завещания, сокрытии завещания, понуждении к составлению завещания, понуждении кого-либо из наследников по завещанию отказаться от наследства и т.п.

Кроме того, ВС РФ разъяснил, что вынесение решения суда о признании наследника недостойным в соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК РФ не требуется. В указанных в данной правовой норме случаях гражданин исключается из состава наследников нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело, при предоставлении ему соответствующего приговора или решения суда.

Думается, что предоставление нотариусу права самостоятельно признавать гражданина недостойным наследником нельзя признать правильным. Только суд может разрешить вопрос о признании или непризнании гражданина недостойным наследником, поскольку право наследования является конституционным правом, и возможность его реализации не может быть поставлена в зависимость от усмотрения кого-либо из должностных лиц.

Закон не устанавливает срок, который должен пройти с момента вступления приговора суда в законную силу до открытия наследства. Допустим, за пять лет до открытия наследства наследник причинил наследодателю вред здоровью средней тяжести и был условно осужден. После этого вплоть до смерти наследодателя продолжал проживать совместно с ним, вести общее хозяйство. На мой взгляд, при возникновении вопроса о недостойности эти обстоятельства также должны быть оценены судом в установленном процессуальном порядке.

Вопрос исключительно судебного признания лица недостойным наследником важен еще и потому, что недостойность является дополнительным юридическим ограничением прав лица, которое не предусмотрено уголовным законодательством, и применять его возможно не только при формальном наличии соответствующего приговора, но и с учетом и оценкой всех обстоятельств.

Законом предусмотрены и другие случаи признания граждан недостойными наследниками. Так, согласно абз. 2 п. 1 ст. 1117 ГК РФ, не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства. В данной ситуации родители, лишенные родительских прав, автоматически становятся недостойными наследниками и дополнительно признавать их таковыми не требуется.

Кроме того, в п. 2 ст. 1117 ГК РФ указывается, что по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Круг лиц, относящихся к алиментообязанным, исчерпывающе определен нормами СК РФ.

В отношении данной категории недостойных наследников в п. 20 Постановления разъясняется, что такие граждане могут быть отстранены от наследования по рассматриваемому основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов. Такое решение суда не требуется только в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям.

Злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств. Факт злостного уклонения от исполнения обязанности по содержанию наследодателя может подтверждаться решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами. В качестве злостного уклонения может признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях.

Иск об отстранении от наследования по данному основанию недостойного наследника может быть подан любым лицом, заинтересованным в призвании к наследованию или в увеличении причитающейся ему доли наследства, отказополучателем либо лицом, на права и законные интересы которого (например, на право пользования наследуемым жилым помещением) может повлиять переход наследственного имущества.

Представляется, что Постановление вводит различный порядок отстранения недостойных наследников. Если по основанию абз. 2 п. 1 ст. 1117 ГК РФ наследник отстраняется от наследования как недостойный в судебном порядке, то по абз. 1 п. 1 ст. 1117 ГК РФ признание недостойным наследником может быть осуществлено нотариусом. По моему мнению, такое разграничение не основано на законе и основания недостойности должны проверяться в судебном порядке.

Основания лишения права на получение наследства, предусмотренные ст. 1117 ГК РФ, распространяются только на случаи наследования по закону. Недостойные наследники не призываются и к наследованию обязательной доли. Однако граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество.

III. Наследование по завещанию

19. В п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) по делам о наследовании от 29 мая 2012 г. N 9 (далее — Постановление) указывается, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания по правилам ст. 1127 или 1129 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), а в части, касающейся денежных средств, внесенных гражданином во вклад или находящихся на любом другом счете гражданина в банке, также путем совершения завещательного распоряжения правами на эти средства в соответствии со ст. 1128 ГК РФ и Правилами совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках (утв. Постановлением Правительства РФ от 27.05.2002 N 351).

Таким образом, совершение завещания возможно только в письменной форме. Согласно ст. 1124 ГК РФ завещание, составленное в письменной форме, должно быть удостоверено, по общему правилу, нотариусом. Удостоверение завещания другими лицами допускается в случаях, прямо предусмотренных ГК РФ. Нотариальная письменная форма завещания является основной и наиболее часто применяющейся в практическом отношении.

Нормативно-правовыми актами, регламентирующими порядок составления и нотариального удостоверения завещания, являются прежде всего ГК РФ и Основы законодательства РФ о нотариате (далее по тексту — Основы). В соответствии со ст. 1125 ГК РФ нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом. При этом если завещание записывается нотариусом со слов наследодателя, то до его подписания оно должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса. В случае невозможности личного прочтения текст завещания оглашается нотариусом наследодателю, о чем на завещании делается соответствующая надпись с обязательным указанием причин, по которым наследодатель не смог лично прочитать завещание.

В ГК РФ конкретизированы способы написания завещания: при написании завещания могут быть использованы технические средства, такие как ЭВМ, пишущая машинка (ст. 1125). Данное положение не носит безусловного характера — наследодатель может написать завещание и от руки, но только чернилами, поскольку нотариусы не принимают документы, исполненные карандашом, равно как и документы, имеющие подчистки либо подписки, зачеркнутые слова и иные неоговоренные исправления (ст. 45 Основ).

Возможность использования технических средств не освобождает наследодателя от необходимости собственноручного подписания завещания. Нотариальной практикой выработано требование об обязательности не только подписи наследодателя, но и написания им на завещании своей фамилии, имени, а также отчества, если иное не вытекает из закона или национального обычая, т.е. исполнения требований ст. 19 ГК РФ.

Закон предоставляет право завещателю, который в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание, воспользоваться помощью рукоприкладчика. Рукоприкладчик подписывает завещание в присутствии нотариуса. При этом в самом завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать завещание собственноручно, а также, в соответствии с документом, удостоверяющим личность, фамилия, имя, отчество и место жительства рукоприкладчика (ст. 1125 ГК РФ).

В качестве рукоприкладчиков не могут выступать: нотариус или другое удостоверяющее завещание лицо; лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители; граждане, не обладающие дееспособностью в полном объеме; неграмотные; граждане с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего (ст. 1124 ГК РФ).

При составлении и нотариальном удостоверении завещания по желанию завещателя может присутствовать свидетель. В случае совершения нотариального завещания необходимость наличия свидетеля при данном нотариальном действии закон связывает только с волеизъявлением наследодателя. Свидетель должен подписать завещание, на котором указываются его фамилия, имя, отчество и место жительства в соответствии с паспортными данными. Таким образом, можно утверждать, что, по аналогии с дореволюционным законодательством, свидетель своей подписью удостоверяет совершение завещания именно наследодателем и правильность изложения воли последнего.

В Постановлении не разъясняется ситуация, когда завещатель не может ни прочитать текст завещания самостоятельно, ни воспринимать его со слов нотариуса. В Методических рекомендациях по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации (утв. Приказом Минюста РФ от 15.03.2000 N 91) говорится, что если обратившийся для совершения нотариального действия глухой, немой или глухонемой гражданин неграмотен, то при совершении нотариального действия присутствует лицо, которое может объясниться с ним и удостоверить своей подписью, что содержание сделки соответствует воле участвующего в ней неграмотного глухого, немого или глухонемого. Представляется, что данное положение не исчерпывает всех ситуаций, когда завещатель вынужден прибегнуть к помощи переводчика, поскольку, например, за удостоверением завещания может обратиться и иностранный гражданин.

Согласно ч. 7 ст. 1125 ГК РФ при определенных условиях правом удостоверения завещаний обладают должностные лица органов местного самоуправления и консульских учреждений РФ.

Другой формой завещания являются завещания, приравненные к нотариально удостоверенным, или т.н. особые завещания. В ст. 1127 ГК РФ закреплена возможность удостоверения завещаний капитанами судов, плавающих под Государственным флагом РФ, начальниками разведочных, арктических или других подобных экспедиций, начальниками мест лишения свободы. В отношении так называемых лечебных завещаний законодатель объединил должностных лиц гражданских и военных лечебных организаций, исключив из этого перечня старших врачей военно-лечебных учреждений.

Кроме того, в настоящее время командиры воинских частей вправе удостоверять завещания работающих в воинских частях гражданских лиц, членов их семей и членов семей военнослужащих только при условии, что в соответствующих пунктах дислокаций воинских частей нет нотариусов.

В отношении приравненных к нотариальным завещаний ст. 1127 ГК РФ содержит специальные требования. Во-первых, приравненное завещание должно быть подписано наследодателем в присутствии лица, удостоверяющего завещание, и свидетеля, также подписывающего завещание. Во-вторых, если в любом из вышеперечисленных случаев гражданин, намеревающийся совершить завещание, высказывает желание пригласить для этого нотариуса и имеется разумная возможность выполнить это желание, то должностное лицо, наделенное правом удостоверения завещания, обязано принять все меры для приглашения к завещателю нотариуса. В-третьих, особое завещание, как только это представится возможным, должно быть направлено лицом, удостоверившим завещание, через органы юстиции нотариусу по месту жительства завещателя. Если лицу, удостоверившему завещание, известно место жительства завещателя, завещание направляется непосредственно соответствующему нотариусу.

В ст. 1127 ГК РФ специально оговаривается, что кроме перечисленных выше исключений в остальном к приравненным завещаниям применяются общие правила совершения завещаний. Приравненные завещания действуют до открытия наследства. Завещатель, например, после возвращения из экспедиции не обязан обращаться к нотариусу для составления нотариального завещания.

Закон предусматривает возможность совершения завещательного распоряжения, которое имеет силу нотариально удостоверенного завещания, но не является при этом завещанием, приравненным к нотариальному. Совершить такое завещательное распоряжение возможно только в отношении строго определенного имущества — денежных средств, принадлежащих наследодателю и находящихся на счетах в банках и иных кредитных организациях, которым предоставлено право привлекать во вклады или на другие счета денежные средства граждан. В литературе такие завещания получили название банковских. Необходимо отметить, что распорядиться указанными денежными средствами завещатель может и в общем порядке, предусмотренном ст. 1124 — 1127 ГК РФ, т.е. указав порядок их перехода к наследникам непосредственно в завещании (ст. 1128 ГК РФ).

Помимо нотариальных и приравненных к ним завещаний, ГК РФ предусматривает и другие виды завещания. По моему мнению, недостатком рассматриваемого Постановления является отсутствие каких-либо разъяснений относительно таких завещаний.

Одной из новых форм является закрытое завещание, которое полностью исключает возможность того, что воля завещателя станет преждевременно известна третьим лицам, в том числе и нотариусу.

Закрытое завещание в заклеенном конверте передается завещателем нотариусу в присутствии двух свидетелей, которые ставят на конверте свои подписи. Конверт, подписанный свидетелями, запечатывается в их присутствии нотариусом в другой конверт, на котором нотариус делает надпись, содержащую сведения о завещателе, от которого им принято закрытое завещание, месте и дате его принятия, фамилии, имени, отчестве и о месте жительства каждого свидетеля в соответствии с документом, удостоверяющим личность (ст. 1126).

В силу ч. 2 ст. 1126 ГК РФ закрытое завещание, под угрозой его недействительности, должно быть собственноручно написано и подписано наследодателем. Данное правило делает невозможным совершение закрытого завещания лицами с такими физическими недостатками, которые не позволяют собственноручно написать и подписать завещание.

Наследодатель, находящийся в чрезвычайных обстоятельствах, вправе совершить завещание в простой письменной форме. Данное положение, согласно ч. 1 ст. 1124 ГК РФ, является исключением из общих требований закона о форме и порядке совершения завещаний. Гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишенный возможности совершения завещания в соответствии с общими требованиями ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме (ч. 1 ст. 1129 ГК РФ).

Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание (ч. 1 ст. 1129 ГК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 1129 ГК РФ, завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, установленной ГК РФ.

Исполнение простого письменного завещания возможно только при условии судебного подтверждения факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах (ч. 3 ст. 1129 ГК РФ). Требование об этом должно быть заявлено заинтересованным лицом до истечения срока, установленного для принятия наследства. Представляется, что данное положение закона продиктовано прежде всего необходимостью предупреждения возможных злоупотреблений. Кроме того, в порядке ч. 3 ст. 1129 ГК РФ устанавливается факт совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах, т.е. предметом судебного разбирательства не является вопрос действительности самого завещания. Следовательно, подобное судебное решение ничуть не препятствует дальнейшему оспариванию самого завещания.

20. Отмена и изменение завещания, совершенного по правилам статей 1124 — 1127 ГК РФ, и завещательного распоряжения правами на денежные средства в банке осуществляются в соответствии со ст. 1130 ГК РФ.

В п. 23 Постановления отмечается, что нотариальное или приравненное к нему, а также закрытое завещание отменяет ранее составленное завещательное распоряжение на денежные средства в банке, если из содержания нового завещания следует, что его предметом являлись и права на соответствующие денежные средства. Например, в новом завещании в качестве предмета наследования указаны:

— все имущество наследодателя;

— часть наследственного имущества, включающая денежные средства;

— только денежные средства, внесенные во вклад (вклады) или находящиеся на другом счете (других счетах) в банке (банках), в том числе без конкретизации номера счета и наименования банка, или непосредственно те денежные средства, в отношении прав на которые было совершено завещательное распоряжение в банке.

Завещатель может составить одно завещательное распоряжение на все денежные средства, размещенные на нескольких счетах в банке, либо на денежные средства, размещенные на одном из этих счетов. Независимо от этого составленное позднее «основное» завещание отменяет банковское завещание.

ВС РФ разъяснил, что более позднее банковское завещание отменяет ранее составленное аналогичное завещание в отношении денежных средств в том же самом банке или филиале этого банка. Такое положение не вызывает сомнений и подтверждается нормами п. 6 ст. 1130 ГК РФ.

Вместе с тем, рассматривая далее вопрос о банковском завещании, ВС РФ дает указание, которое, на мой взгляд, является спорным. В частности, ВС РФ считает, что завещательным распоряжением правами на денежные средства в банке может быть отменено прежнее завещание — в части, касающейся прав на денежные средства, внесенные гражданином во вклад или находящиеся на любом другом счете гражданина в этом банке (п. 23 Постановления).

В рассматриваемом пункте Постановления говорится, что под «завещанием» следует понимать завещание, совершенного по правилам ст. 1124 — 1127 ГК РФ. Таким образом, ВС РФ устанавливает приоритет «банковского» завещания над обычным (нотариальным, закрытым и пр.) завещанием, что прямо противоречит п. 6 ст. 1130 ГК РФ. Полагаю, что данное противоречие требует разъяснения.

21. Свобода завещания позволяет наследодателю сделать самые различные распоряжения. Одним из таких распоряжений является завещательный отказ (легат). Завещательный отказ (легат) заключается в возложении наследодателем на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнения за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнение этой обязанности (ст. 1137 ГК РФ).

Предметом завещательного отказа может быть: передача отказополучателю в собственность, во владение или на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства; передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права; приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества; выполнение для отказополучателя определенной работы или оказание ему определенной услуги; осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей; осуществление иных обязанностей имущественного характера (ч. 1 ст. 1137 ГК РФ). Перечень имущественных обязанностей, которые могут быть предметом завещательного отказа, не является исчерпывающим — круг обязательств, устанавливаемых завещательным отказом, не ограничен, при условии, что все эти обязательства — имущественного характера.

В силу ч. 2 ст. 1137 ГК РФ на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью. Данная норма ГК РФ закрепляет в законодательстве наиболее распространенный случай легата. При этом отказополучатель пользуется жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу, наравне с собственником помещения в течение всего срока предоставления.

На право отказополучателя требовать исполнения завещательного отказа не влияет нуждаемость наследника в пользовании наследственным имуществом (например, личная нуждаемость в жилье); отказополучатель сохраняет право пользования наследственным имуществом независимо от перехода права собственности на это имущество от наследника к другому лицу (продажа, мена, дарение и т.д.) и от перехода указанного имущества к другим лицам по иным основаниям (аренда, наем и т.д.) (п. 24 Постановления).

Право на получение завещательного отказа действует в течение трех лет со дня открытия наследства и не переходит к другим лицам. В Постановлении ВС РФ разъяснил, что данный срок является пресекательным и не может быть восстановлен. Истечение трехлетнего срока является основанием к отказу в удовлетворении требований об исполнении завещательного отказа.

Представляется, что такой подход ВС РФ к определению правовой природы срока на получение завещательного отказа является обоснованным и продиктован необходимостью стимулировать отказополучателей к реализации права на получение завещательного отказа, а также ограничения срока имущественной обязанности, возложенной на наследника.

Завещательный отказ исполняется наследником в пределах стоимости перешедшего к нему имущества, определяемой после возмещения расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им (п. 1 и 2 ст. 1174 ГК РФ), а также после удовлетворения права на обязательную долю (п. 1 ст. 1138 ГК РФ) и за вычетом приходящихся на наследника долгов наследодателя (п. 1 ст. 1138 ГК РФ).

22. ГК РФ рассматривает отношения между легатарием и обязанным наследником как отношения между кредитором и должником (ч. 3 ст. 1137 ГК РФ). В п. 26 Постановления разъясняется, что в случае возложения завещательного отказа на нескольких наследников такие наследники, принявшие наследство, становятся солидарными должниками перед отказополучателем (кредитором). Каждый из них обязан исполнить завещательный отказ в соответствии с его долей в наследственном имуществе, если из существа завещательного отказа не следует иное.

На мой взгляд, такая позиция ВС РФ требует дополнительных разъяснений. Безусловно, солидарная ответственность в данном случае наиболее полно отвечала бы требованию защиты интересов легатария. Тем более что самый распространенный случай завещательного отказа, как правило, связан с неделимостью предмета обязательства. Однако в силу ч. 1 ст. 323 ГК РФ солидарная обязанность может быть предусмотрена договором или установлена законом, т.е. говорить о солидарной ответственности наследников возможно только в случае, если она прямо предусмотрена ГК РФ. ГК РФ устанавливает только один случай солидарной ответственности наследников — перед кредиторами наследодателя (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Легатарий не является кредитором наследодателя. По смыслу ч. 3 ст. 1137 ГК РФ он является кредитором наследника. Поэтому говорить о солидарной ответственности наследников перед легатарием возможно только после внесения дополнений в ГК РФ.

Необходимо отметить, что в Постановлении не рассматривается обратная ситуация, когда имеется два и более отказополучателя и один обязанный наследник. Будут ли в данном случае применяться правила о солидарных требованиях (ст. 326 ГК РФ) и каким образом?

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 1137 ГК РФ при последующем переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу право пользования этим имуществом, предоставленное по завещательному отказу, сохраняет силу. Здесь сохранилась позиция, ранее установленная ВС РФ, — переход права собственности не влияет на права отказополучателя, поскольку объем этих прав устанавливается наследодателем при составлении завещания и не может быть изменен его наследниками.

Постановление предусматривает, что дееспособные и ограниченные судом в дееспособности отказополучатели, проживающие в жилом помещении, предоставленном по завещательному отказу, несут солидарную с собственником такого жилого помещения ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования таким жилым помещением, если в завещании не указаны иные условия пользования жилым помещением.

В судебной практике указывалось на возмездность пользования отказополучателем таким жилым помещением, если иное не установлено завещанием, и это не вызывало нареканий при практическом применении.

23. Достоинством рассматриваемого Постановления является разъяснение вопроса о недействительных завещаниях. Завещание является сделкой и к нему применяются как общие, так и специальные основания недействительности, предусмотренные ГК РФ. Ранее суды указывали на возможность признания завещания недействительным только в судебном порядке. В частности, Московский областной суд указывал, что нотариус не вправе был решать вопрос о действительности или недействительности завещания. Признать завещание действительным или недействительным может только суд в порядке искового производства в рамках ст. 1131 ГК РФ. Завещание как односторонняя сделка может быть недействительной в силу закона (ничтожной) и в силу признания ее таковой судом (оспоримой).

В п. 27 Постановления приводятся следующие случаи ничтожности завещания: совершение завещания гражданином, не обладающим дееспособностью в полном объеме (п. 2 ст. 1118 ГК РФ); совершение завещания через представителя либо двумя или более гражданами (п. 3 и 4 ст. 1118 ГК РФ), несоблюдение письменной формы завещания и его удостоверения (п. 1 ст. 1124 ГК РФ), несоблюдение требований обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 1126, п. 2 ст. 1127 и абз. 2 п. 1 ст. 1129 ГК РФ (п. 3 ст. 1124 ГК РФ).

ВС РФ указывает, что отказ нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство в связи с ничтожностью завещания может быть оспорен в суде в соответствии с гл. 37 ГПК РФ. Таким образом, признается возможность признания завещания недействительным во внесудебном порядке, и наделяется таким правом нотариус.

Перечень оснований ничтожности завещаний не является исчерпывающим. Наделение нотариусов правом на признание завещания ничтожным не является новеллой. Вместе с тем обращает на себя внимание то, что вышеперечисленные основания являются слишком явными. На мой взгляд, любой добросовестный нотариус примет решение о ничтожности завещания, совершенного через представителя. Вместе с тем столь явные основания недействительности завещания на практике встречаются крайне редко. Как правило, признание завещания недействительным происходит в судебном порядке, независимо от того, является ли оно ничтожным или оспоримым. Это связано с тем, что основания для признания завещания недействительным не всегда очевидны.

Кроме того, в Постановлении не разъясняется ситуация, когда ничтожное завещание все-таки исполнено. Как правило, в такой ситуации заинтересованным лицам необходимо обращаться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки либо с иском о признании недействительной ничтожной сделки. Последнее также не противоречит закону и, по моему мнению, чаще всего применяется на практике.

В Постановлении разъясняется, что завещание может быть признано недействительным по решению суда, в частности, в случаях: несоответствия лица, привлеченного в качестве свидетеля, а также лица, подписывающего завещание по просьбе завещателя (абз. 2 п. 3 ст. 1125 ГК РФ), требованиям, установленным п. 2 ст. 1124 ГК РФ; присутствия при составлении, подписании, удостоверении завещания и при его передаче нотариусу лица, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруга такого лица, его детей и родителей (п. 2 ст. 1124 ГК РФ); в иных случаях, если судом установлено наличие нарушений порядка составления, подписания или удостоверения завещания, а также недостатков завещания, искажающих волеизъявление завещателя.

На мой взгляд, рассматривая недействительность завещаний, ВС РФ необходимо было более подробно остановиться на недостатках завещания, искажающих волеизъявление завещателя. Судами неоднократно отмечалось, что в большинстве случаев в качестве основания для признания завещаний недействительными истцами указывалось совершение завещания лицом, хотя и дееспособным, но находившимся в момент составления завещания в таком состоянии, когда оно не могло понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Поскольку установление указанных обстоятельств требует разрешения вопросов в специальных областях знаний, по таким делам назначается посмертная судебно-медицинская (психиатрическая) экспертиза. При этом в силу ст. 67 и ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Оценка судом заключения экспертов должна быть полно отражена в решении. В частности, должно быть указано, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ. Данное требование исполняется судами далеко не во всех случаях. Поэтому, на мой взгляд, здесь необходимы дополнительные разъяснения ВС РФ.

23. Далее ВС РФ указывает, что в силу п. 3 ст. 1131 ГК РФ не могут служить основанием недействительности завещания отдельные нарушения порядка составления завещания, его подписания или удостоверения, например, отсутствие или неверное указание времени и места совершения завещания, исправления и описки, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления наследодателя.

Представляется, что ВС РФ не совсем корректно цитирует п. 3 ст. 1131 ГК РФ, поскольку в этой норме закона говорится не об отдельных, а о незначительных нарушениях порядка составления, подписания и удостоверения завещания, которые не влияют на понимание воли завещателя. На мой взгляд, это различные термины. Если незначительный — это «не имеющий существенного, важного значения», то отдельный — «единичный, некоторый». Как должен поступить суд в ситуации, когда при совершении завещания были допущены отдельные нарушения, не являющиеся незначительными? Например, в реестре нотариальных действий отсутствуют сведения о завещании. Можно ли в такой ситуации говорить об отсутствии влияния на понимание воли завещателя и было ли вообще само волеизъявление? Строгая формализация процесса совершения завещания является залогом последующего правильного понимания волеизъявления завещателя, выраженного им добровольно и свободно.

Завещание является односторонней сделкой, которая не создает прав и обязанностей в момент ее совершения. Для того чтобы завещание начало действовать, необходимо возникновение как минимум одного юридического факта — открытия наследства. Кроме того, завещатель не ограничен в праве отмены или изменения завещания. Поэтому ВС РФ вполне обоснованно указывает, что завещание может быть оспорено только после открытия наследства. В случае, если требование о недействительности завещания предъявлено до открытия наследства, суд отказывает в принятии заявления, а если заявление принято — прекращает производство по делу (ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 4, ч. 2 ст. 134, ст. 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

IV. Наследование по закону

24. Обзор вопросов наследования по закону Верховный Суд Российской Федерации (далее — ВС РФ) начинает с общих указаний. Согласно п. 28 Постановления круг наследников по закону установлен ст. 1142 — 1145, 1147, 1148 и 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Отношения, влекущие призвание к наследованию по закону, подтверждаются документами, выданными в установленном порядке.

С увеличением числа наследственных очередей достаточно сложно привести перечень таких документов. Представляется, что по аналогии можно говорить о документах, указанных Приказом Минюста РФ от 15 марта 2000 г. N 91 «Об утверждении Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации» (п. 31). Доказательством родственных и иных отношений наследников с наследодателем могут являться: документы, выданные органами ЗАГС, вступившие в законную силу решения суда об установлении факта родственных или иных отношений. В отдельных случаях могут быть приняты справки о родственных или иных отношениях, выданные организациями по месту работы или жительства; записи в паспортах о детях, о супруге; справки органов социальной защиты о назначении пенсии по случаю потери кормильца и т.п., если они в совокупности с другими документами подтверждают родственные или иные отношения наследников с наследодателем. Данный перечень также является примерным.

25. Согласно п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее — Постановление), в случае расторжения брака и вступления решения суда об этом в законную силу до открытия наследства бывший супруг лишается права наследовать в качестве супруга наследодателя. Обращает внимание оговорка «лишается права наследовать в указанном качестве», т.е. в качестве супруга. Это означает, что при наследовании по закону бывший супруг может претендовать на наследство, например, в качестве нетрудоспособного иждивенца.

Иные правовые последствия наступают в случае признания брака недействительным. Супруг, в том числе и добросовестный, исключается из числа наследников первой очереди, даже если решение суда о признании брака недействительным вступило в законную силу после открытия наследства. Представляется, что такой подход является правильным и отвечает требованиям ч. 2 ст. 30 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), которая предусматривает, что к имуществу, приобретенному совместно лицами, брак которых признан недействительным, применяются положения ГК РФ о долевой собственности. Здесь также следует обратить внимание на то, что супруги, брак которых признан недействительным, не наследуют друг после друга в качестве наследников первой очереди, но вправе претендовать на наследство в качестве нетрудоспособных иждивенцев.

26. В качестве положительного момента Постановления необходимо отметить рассмотрение вопроса о наследовании свойственниками наследодателя — пасынком, падчерицей, отчимом, мачехой. Прежде всего, ВС РФ разъясняет, что пасынки и падчерицы наследодателя — это неусыновленные наследодателем дети его супруга независимо от их возраста. В свою очередь, отчим и мачеха наследодателя — это не усыновивший наследодателя супруг его родителя.

Особенности наследования этими лицами заключаются в том, что их отношения с наследодателем основаны не на родстве, а на свойстве, т.е. связи, возникающей между супругом и родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов.

Очевидно, что расторжение брака или признание его недействительным ведет к прекращению таких отношений, о чем и указывает ВС РФ. Вместе с тем, далее ВС РФ определил, что в отличие от расторжения брака или признания его недействительным при прекращении брака вследствие смерти одного из супругов семейная связь свойственников — пережившего супруга и его пасынка (падчерицы) — не прерывается. Поэтому названные в п. 3 ст. 1145 ГК РФ лица призываются к наследованию и в случае, если брак родителя пасынка, падчерицы с наследодателем, а равно брак отчима, мачехи с родителем наследодателя был прекращен до дня открытия наследства вследствие смерти или объявления умершим того супруга, который являлся соответственно родителем пасынка, падчерицы либо родителем наследодателя. Такая позиция ранее высказывалась правоведами и теперь официально принята ВС РФ.

27. Определенное внимание уделяется в Постановлении наследникам по праву представления. Наследники по праву представления есть только у лиц, входящих в первые три очереди наследования. Это внуки и их потомки как наследники первой очереди; племянники и племянницы наследодателя как наследники второй очереди и двоюродные братья и сестры наследодателя как наследники третьей очереди (ст. 1142 — 1144 ГК РФ). В судебной практике право представления традиционно рассматривалось как право нисходящего родственника вступать на место своего родителя или другого восходящего умершего.

В п. 30 Постановления указывается на особенности перехода наследственной доли наследника по праву представления, не имеющего права наследования, отстраненного или не принявшего наследство, либо совершившего безадресный отказ от наследства. ВС РФ устанавливает, что доля, переходящая по праву представления к соответствующим потомкам наследодателя, делится поровну между оставшимися наследниками по праву представления либо переходит к единственному такому наследнику, принявшему наследство, и лишь при их отсутствии переходит к иным наследникам наследодателя согласно правилам приращения наследственных долей.

При первом рассмотрении может сложиться мнение, что позиция ВС РФ противоречит правилам приращения наследственных долей, которые не устанавливают какого-либо приоритета для наследников по праву представления. Думается, что ВС РФ рассматривал данную ситуацию с позиции первичности определения состава наследников по праву представления и распределения между ними причитающейся им наследственной доли. Это позволяет уйти от «дробления» наследственной доли и максимально обеспечить права наследников по праву представления с позиции, что доля наследника впоследствии, теоретически, должна перейти к его потомкам, но поскольку такой наследник умер и его потомки заступают на его место по праву представления, сохранение такой доли среди них будет соответствовать их интересам.

К сожалению, ВС РФ не дано рекомендаций по ситуации, когда наследник по праву представления имеет также право наследовать как нетрудоспособный иждивенец наследодателя. В литературе высказывались различные мнения по такой ситуации, но единой точки зрения выработано не было.

28. Специфика наследования нетрудоспособными иждивенцами раскрывается в ст. 1148 ГК РФ. Прежде всего, лицо относится к категории наследников — нетрудоспособных иждивенцев при соблюдении двух условий: а) оно состояло на иждивении умершего не менее года до его смерти и б) было нетрудоспособным ко дню открытия наследства.

ВС РФ устанавливает критерии, которым должно соответствовать лицо, относящееся к данной группе наследников. В силу п. 30 Постановления для целей наследования к нетрудоспособным относятся:

— несовершеннолетние лица (п. 1 ст. 21 ГК РФ). При этом гражданин считается нетрудоспособным, если день наступления его совершеннолетия совпадает с днем открытия наследства или определяется более поздней календарной датой;

— граждане, достигшие возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости (п. 1 ст. 7 ФЗ от 17.12.2001 N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), вне зависимости от назначения им пенсии по старости. Здесь ВС РФ дает два важных пояснения. Во-первых, лица, за которыми сохранено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, к нетрудоспособным не относятся, и во-вторых, день рождения лица, с которым связывается достижение возраста, дающего право на установление трудовой пенсии по старости, определяется датой, более ранней, чем день открытия наследства;

— граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы (вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности). Инвалидность такому гражданину должна быть установлена с даты, совпадающей с днем открытия наследства или предшествующей этому дню, бессрочно либо на срок до даты, совпадающей с днем открытия наследства, или до более поздней даты (п. 12 и 13 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом»).

Следует отметить, что такой подход к определению критерия нетрудоспособности не является чем-то новым и был достаточно давно сформирован судебной практикой.

Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя разделены законодателем на две группы. Первая группа — это граждане, входящие в одну из семи рассмотренных очередей наследования, нетрудоспособные ко дню открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию. Они наследуют по закону вместе и наравне с наследниками этой очереди, причем независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет.

Вторую группу составляют нетрудоспособные иждивенцы, которые не входят ни в одну из семи наследственных очередей (ст. 1142 — 1145 ГК РФ), т.е. фактически не имеют родственной связи с наследодателем. Они наследует вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, только при соблюдении еще одного, дополнительного, условия о совместном проживании с наследодателем, срок которого должен составлять не менее года до смерти последнего.

Кроме того, для нетрудоспособных иждивенцев, не входящих ни в одну из наследственных очередей, но проживавших совместно с наследодателем не менее года до открытия наследства, установлено еще одно правило призвания их к наследству. Если нет никого из наследников по закону, т.е. их наследование совместно с какой-либо очередью невозможно, то они наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди. В Постановлении справедливо отмечается, что самостоятельное наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя в качестве наследников восьмой очереди осуществляется, помимо случаев отсутствия других наследников по закону, также в случаях, если никто из наследников предшествующих очередей не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (ст. 1117 ГК РФ), либо лишены наследства (п. 1 ст. 1119 ГК РФ), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства.

29. ВС РФ раскрывает понятие иждивенчества. Так, находившимся на иждивении наследодателя может быть признано лицо, получавшее от умершего в период не менее года до его смерти — вне зависимости от родственных отношений — полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственного заработка, пенсии, стипендии и других выплат. При оценке доказательств, представленных в подтверждение нахождения на иждивении, следует оценивать соотношение оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетрудоспособного.

В Постановлении особо отмечается, что нетрудоспособный гражданин — получатель ренты по договору пожизненного содержания с иждивением, заключенному с наследодателем — плательщиком ренты (ст. 601 ГК РФ), не наследует по закону в качестве иждивенца наследодателя.

Следует также отметить, что ранее ВС РФ разъяснял, что, сколь угодно долгими ни были бы отношения иждивения, прекратившиеся за год до смерти наследодателя, они не дают бывшему иждивенцу право на наследство по закону после смерти наследодателя. Данная позиция не отражена в Постановлении, но, на мой взгляд, не утрачивает своей актуальности на современном этапе.

30. В Постановлении разъяснены вопросы обязательной доли в наследственном имуществе. Право на обязательную долю принадлежит наследникам по закону, указанным в ч. 1 ст. 1149 ГК РФ (так называемым необходимым наследникам), а именно нетрудоспособным или несовершеннолетним детям наследодателя; нетрудоспособным супругу и родителям наследодателя; нетрудоспособным иждивенцам, подлежащим призванию к наследованию на основании п. 1 и 2 ст. 1148 ГК РФ.

Размер обязательной доли составляет не менее половины доли, которая причиталась бы необходимому наследнику при наследовании по закону. Величина обязательной доли увеличивается только в одном случае, когда завещание было составлено наследодателем до 1 марта 2002 г. К таким завещаниям применяются правила об обязательной доле, предусмотренные ранее действовавшим ГК РСФСР 1964 г. До 1 марта 2002 г. обязательная доля составляла не менее 2/3 доли, причитающейся необходимому наследнику по закону (ст. 535 ГК РСФСР 1964 г.).

В п. 32

наследования государству•, рассматривая совокупно имущест во, унаследованное Выморочное имущество переходит государству в порядке частности, уплата долгов собственника имущества, ставшего выморочным​.

Что такое выморочное имущество и какие особенности его наследования?

Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации

Глава 61. Общие положения о наследовании

Статья 1110. Наследование

Комментируемая статья, являясь новеллой Гражданского кодекса, дает понятия наследования, наследственного правопреемства и определяет в общих чертах порядок регулирования наследственных правоотношений.

Наследование — переход имущества умершего к другим лицам; при этом только переход, осуществляемый в порядке универсального правопреемства.

Универсальное правопреемство — переход всего имущества (вещей, прав и обязанностей) в неизменном виде в один и тот же момент. Не имеет значения, что наследников может быть несколько, важно, что положения об универсальном правопреемстве не допускают перехода только прав либо только обязанностей. Порядок перехода имущества определяется нормами гл.64 ГК РФ о принятии наследства (см. комментарий к ней). Существенным представляется тот факт, что принятие наследства обладает обратной силой, т.е. имущество считается принадлежащим наследнику не с момента принятия наследства, а с момента его открытия.

Наследственное правопреемство только универсально. Сингулярное правопреемство возникает в отношениях, связанных с завещательным отказом (легатом) и регулируется общими положениями обязательственного права, поскольку такое правопреемство наследственным не является. Отметим, существует и противоположная точка зрения. Так, М.В.Гордон допускал, что на легатария могут ложиться долги наследодателя*(1), а Ю.К.Толстой — что «при завещательном отказе имущество переходит к отказополучателю (легатарию) в порядке универсального правопреемства, подтверждением чему служит то, что по долгам умершего при определенных обстоятельствах придется расплачиваться и тем имуществом, которое было предназначено отказополучателю»*(2). На наш взгляд, в описанной ситуации речь идет не об универсальности правопреемства, а об ограничениях в силу закона прав отказополучателя, поскольку обязанность по оплате долгов наследодателя лежит на наследнике, а не на отказополучателе; последний же никаких обязанностей не несет, следовательно, такое правопреемство является все же сингулярным.

Правовое регулирование отношений, связанных с переходом наследственного имущества (в порядке как универсального, наследственного, так и сингулярного правопреемства), осуществляется, как сказано в п.2 комментируемой статьи, «настоящим Кодексом и другими федеральными законами, а в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами». Из этого прежде всего следует, что указы Президента и постановления Правительства (именуемые на основании п.6 ст.3 ГК РФ иными правовыми актами) могут регулировать наследственные отношения только на основании прямого указания закона, причем таковым может быть любой закон, а не только разд.V Кодекса либо вообще ГК РФ. Кроме того, представляется невозможным регулирование наследственных правоотношений иными нормативными актами, т.е. актами министерств и прочих федеральных органов исполнительной власти. Поскольку дифференциация терминов «иные правовые акты» и «иные нормативные акты» содержится в ГК РФ, не вполне оправданно говорить об «иных нормативных правовых актах»*(3), «подзаконных нормативных актах»*(4).

Статья 1111. Основания наследования

Комментируемая статья не новая — возможность наследования как по закону, так и по завещанию устанавливалась ст.527 ГК РСФСР. Поменялись акценты: наследование по завещанию поставлено на первое место, так как воля субъекта имеет преимущественное значение. Таким образом, применительно к завещанию проявляется принцип свободы односторонней сделки. Это очень важно для понимания сущности и принципов правового регулирования. Едва ли можно согласиться с учеными, которые считают, что указанному «нововведению не следует придавать принципиальное значение»*(5), потому что сделано это для того, чтобы граждане чаще составляли завещания.

Безусловно, для наследования недостаточно наличия завещания либо указания в законе. Необходима совокупность юридических фактов, наступающих в определенном порядке (связанный юридический состав): составление завещания (либо наличие конкретного указания в законе), открытие наследства, принятие наследства.

При наличии завещания осуществляется, как правило, наследование по завещанию. Исключениями из этого правила служат, в частности, следующие ситуации:

— завещание признано недействительным (ст.1131 ГК РФ);

— наследник отказался от наследства (ст.1157-1159);

— наследодатель лишил наследника наследства (п.1 ст.1119);

— среди наследников есть обязательные наследники (ст.1149).

В перечисленных ситуациях осуществляется наследование по закону при наличии завещания.

Обращает на себя внимание то, что закон не исключает одновременное наследование и по закону, и по завещанию. Например, наследодатель завещал сыну автомобиль, не упомянув о судьбе другого имущества, — в такой ситуации оно будет разделено между всеми наследниками первой очереди, в том числе сыном, который будет наследовать и по завещанию, и по закону.

Статья 1112. Наследство

Комментируемая статья определяет понятие наследства, которого не было в ГК РСФСР, хотя в доктрине это понятие было разработано*(6).

В состав наследства входят вещи, права и обязанности наследодателя за исключениями, установленными законом (в частности, ГК РФ). Исключается из состава наследства такое имущество:

— личные неимущественные права и другие нематериальные блага (например, прекращается право авторства);

— имущественные права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (в частности, право на получение алиментов либо обязанность по их выплате, право на получение возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью наследодателя);

— имущественные права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается законом (пример — переход денежных сумм, служащих средством к существованию наследодателя, не полученных им при жизни, который определяется ст.1183 ГК РФ (см. комментарий к этой статье); соответственно, права на эти средства не включаются в состав наследства);

Однозначно ответить на вопрос, прекращаются или нет права и обязанности, не входящие в наследственную массу, нельзя. Это зависит от характера конкретных прав (например, право авторства) и от указаний закона. Так, ст.418 ГК РФ определяет некоторые обязательства, прекращающиеся смертью гражданина.

При определении наследства важно учитывать, что в его состав входит только то имущество, которое принадлежало наследодателю на день открытия наследства (этот день определяется по правилам ст.1113 и 1114 ГК РФ — см. комментарий к ним). Так, если договор дарения имущества наследодателю был заключен после его смерти представителем, то подаренное имущество не станет наследственной массой (а сам договор дарения будет ничтожным).

Чтобы быть включенными в состав наследства, имущественные права должны возникнуть при жизни наследодателя; права, возникшие в результате его смерти (например, право на возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца; право на страховые выплаты), в наследственную массу не входят. Лица, получающие названные права, могут быть и наследниками, однако переход этих прав нормами наследственного права не регулируется.

Вещи и имущественные права представляют собой актив наследства, обязанности — его пассив. Доля наследника является равной как в активе, так и в пассиве.

В состав наследства, как упоминалось, не входят личные неимущественные права и имущественные права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя. Если же неимущественное право связано с личностью так, что разрыв возможен, такие неимущественные права по наследству не переходят. Так, в составе неимущественного права на долю в уставном (складочном) капитале юридического лица (см. ст.1176 и комментарий к ней) переходят неимущественные права, носящие корпоративный характер (право на информацию, право на участие в управлении).

К сожалению, нормы комментируемой статьи не решают проблему, связанную с отнесением к наследственной массе исключительных прав, точнее, одной из их составляющих —личных неимущественных прав автора. С одной стороны, эти права не передаются, с другой — некоторые из них, в частности право на обнародование произведения, передаваться должны. Более того, п.1 ст.150 ГК РФ устанавливает, что «личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя». На основании этого Ю.К.Толстой делает вывод: такие личные неимущественные права и другие нематериальные блага «принадлежат наследникам правообладателя как его правопреемникам»*(7). Ю.А.Тимонина и Т.А. Фесечко придерживаются противоположной позиции, в связи с чем приходят к заключению о возникшей «правовой неопределенности в наследовании исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности»*(8).

Представляется, что корни проблемы в том, что Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» имущественное по своей сути право на обнародование произведения относит к правам неимущественным (как видно, другие неимущественные права автора-наследодателя к наследникам не переходят, следовательно, ими не осуществляются, а лишь защищаются в случае нарушения).

Еще одна важная проблема, сопряженная с составом наследства и не решенная ГК РФ, состоит в определении судьбы имущества, права на которое не возникли при жизни наследодателя, хотя наследодатель своими действиями создал условия для возникновения этих прав. В качестве примера можно привести ситуации, когда наследодатель умер после подачи документов на приватизацию, но до получения документов о праве собственности, а также когда наследодатель-несобственник открыто, добросовестно и непрерывно владел вещью менее срока приобретательной давности. Последняя ситуация урегулирована законом — п.3 ст.234 ГК РФ устанавливает: при применении приобретательной давности давностный срок включает в себя период владения вещью правопредшественником, т.е. (в нашем случае) наследодателем. Первая ситуация законом прямо не урегулирована, но истолкована Пленумом Верховного Суда РФ. Из пункта 8 постановления «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8 «О приватизации жилищного фонда Российской Федерации»*(9) следует, что, если наследодателю не могло быть отказано в приватизации, требования наследников в отношении жилого помещения подлежат удовлетворению. Исходя из этого, Ю.К.Толстой делает вывод, с которым невозможно не согласиться: «…по наследству могут переходить не только субъективные права и обязанности в подлинном смысле слова (например, право собственности или право кредитора в обязательстве), но и правовые образования, которые находятся на пути от правоспособности к субъективным правам. Указанные правовые образования могут быть обозначены либо как Gestaltungsrecht (право на правообразование) либо как охраняемые законом интересы»*(10).

Статья 1113. Открытие наследства

Комментируемая статья определяет понятие открытия наследства. Именно с моментом открытия наследства связана возможность наступления определенных правовых последствий, включая передачу имущества наследникам; на момент открытия наследства определяется состав наследственной массы. Открытие наследства происходит в случае смерти гражданина, а также в случае объявления его умершим.

Момент смерти определяется исходя из медицинских показаний необратимыми изменениями, произошедшими в мозге человека. Порядок установления факта смерти излагается в инструкции по констатации смерти человека на основании смерти мозга, утвержденной приказом Минздрава России от 20 декабря 2001 г. N 460*(11). Этот порядок соответствует общим принципам, установленным в Законе РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»*(12). Смерть считается не наступившей, пока жизнедеятельность организма поддерживается всевозможными техническими средствами (например, используется аппарат искусственного дыхания). Думается, так же должен решаться вопрос при оценке статуса субъектов, подвергшихся воздействию низких температур (так называемому «замораживанию») с целью возможного в будущем исцеления от неизлечимых на нынешнем уровне развития медицины заболеваний. Такой субъект не может считаться умершим, следовательно, наследство после него не открывается.

Объявление судом гражданина умершим влечет за собой (и по нормам ГКРСФСР тоже влекло) те же правовые последствия, что и смерть гражданина. Однако объявление умершим в принципе возможно, и когда на самом деле гражданин был жив (поскольку на основании положений ст.45 ГК РФ для этого достаточно отсутствия информации о субъекте в месте его жительства в течение определенного времени). В этом случае его правоспособность объявлением умершим не прекращалась, а имущество, перешедшее по наследству, при некоторых обстоятельствах может быть возвращено наследодателю. Последствия явки гражданина, объявленного умершим, определены в ст.46 ГК РФ, при этом ч. 1 п. 2 указанной статьи устанавливает, что гражданин, объявленный умершим, независимо от времени своей явки может потребовать возврата сохранившегося имущества от любого безвозмездного приобретателя. Именно таковыми, очевидно, являются наследники.

С моментом открытия наследства связан еще один важный вопрос — о характере прав на наследственную массу с этого момента и до принятия наследства наследниками. С одной стороны, как отмечалось выше, принятое наследство считается принадлежащим наследникам с момента открытия наследства, но нас интересует его принадлежность до того, как наследство было принято.

Такое имущество еще в римском праве получило название лежачего наследства (hereditas iacet). «Входящие в него вещи в это время являются ничьими (res nullius), однако в целях защиты будущего наследника они находятся на особом положении, вследствие чего в его интересах не применяется принцип, по которому res nullius открыты для захвата любым желающим»*(13). И хотя, «чтобы оправдать приобретение прав и обязанностей «лежачим» наследством, римские юристы прибегали к некоторым фикциям, иной раз приписывая обратную силу принятию наследства наследником, начиная с момента смерти de cuius, а иногда усматривая в «лежачем» наследстве как бы продолжение личности покойного до момента принятия наследства»*(14), представляется, что теория бессубъектных прав основывается именно на отношении к наследству как res nullius. Эту концепцию бессубъектных прав и обязанностей разделяет Ю.К.Толстой: «…с момента открытия наследства до принятия его наследниками наследство представляет собой совокупность бессубъектных прав и обязанностей»*(15). С такой концепцией можно согласиться, уточнив, что речь идет об отсутствии субъекта права собственности — при этом владелец имущества является вполне определенным субъектом (например, наследник, душеприказчик, доверительный управляющий). Отметим, что закон в принципе позитивно относится к ситуациям, когда субъект права собственности неизвестен — в частности, это проявляется в существовании норм о приобретательной давности, когда речь идет именно о субъекте права владения (очевидно, собственник может отсутствовать — бесспорным примером является ликвидация юридического лица-собственника, небесспорным — смерть собственника, о чем добросовестный владелец не знал и не мог знать).

Статья 1114. Время открытия наследства

Положения о времени открытия наследства не новы, однако комментируемая статья значительно их дополнила.

Общее правило осталось неизменным: временем открытия наследства является день смерти гражданина либо день вступления в законную силу решения об объявлении лица умершим. В последнем случае в соответствии с п.3 ст.45 ГК РФ в решении суда может быть названа конкретная дата предполагаемой гибели гражданина. И тогда наследство откроется в момент предполагаемой гибели, но в силу прямого указания ч.2 п.1 ст.1154 ГК РФ шестимесячный срок для принятия наследства начнет течь не с момента его открытия, а с момента вступления в силу решения суда об объявлении лица умершим.

Очень важно правило, установленное п.2 комментируемой статьи, в соответствии с которым граждане, умершие одновременно, не наследуют друг после друга. Это означает, что наследование открывается после каждого из них, и принадлежащее каждому имущество передается их наследникам.

Наследодатели, умершие одновременно, в доктрине называются коммориентами. Это могут быть, например, супруги, либо отец и сын главное, чтобы речь шла о лицах, наследующих один после другого.

Из сказанного следует, что важно определить, являются наследодатели коммориентами либо нет (это влияет на порядок наследования). Коммориенты умершие в один день, т.е. от 0 до 24 часов текущих суток. Соответственно, муж не будет наследовать после жены, если она умерла в 0.20, а он — в 23.40 тех же суток, и будет наследовать, если между указанными событиями прошло всего несколько минут, приходящихся на разные сутки. Так же следует решать вопрос в ситуациях, когда на разной территории установлено разное время — коммориентами являются только субъекты, умершие в один день, т.е. в одну календарную дату (по местному времени).

Обратим внимание, что о коммориентах упоминает п.1 ст.1146 ГК, в силу которого смерть коммориентов не влияет на переход имущества по праву представления (см. ст.1146 и комментарий к ней).

Статья 1115. Место открытия наследства

Положения о месте открытия наследства содержались в ст.529 ГК РСФСР, однако они существенно дополнены нормами комментируемой статьи.

Место открытия наследства — очень важная категория, так как к наследственным отношениям применяется соответствующее законодательство; кроме того, мероприятия, связанные с принятием наследства (см. ст.1153 и комментарий к ней) осуществляются нотариусом по месту открытия наследства.

По общему правилу местом открытия наследства служит последнее место жительства наследодателя. Ст.20 ГК РФ определяет: место жительства — место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, является место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей, опекунов.

Как видно, ГК РФ не связывает решение вопроса о месте жительства с вопросом о регистрации. Это представляется правильным, ведь нормы о регистрации публично-правовые, а для решения вопросов наследования значение имеет именно факт проживания. Можно согласиться с мнением, что регистрация (причем регистрация по месту жительства, а не по месту пребывания) хоть и надежный, но лишь ориентир при определении места жительства*(16).

Заинтересованные лица могут доказывать, что наследодатель не проживал по месту регистрации, — при наличии достаточных доказательств место регистрации не станет местом открытия наследства.

На практике нередки ситуации, когда последнее место жительства наследодателя не может быть установлено, например, субъект проводил в разных местах достаточно много времени. Для таких случаев ч.2 комментируемой статьи устанавливает особые правила определения места открытия наследства. Эти же правила применяются так же в ситуациях, когда наследодатель, имеющий имущество в РФ, проживал за ее пределами.

В названных случаях местом открытия наследства является место нахождения имущества наследодателя. Если мест нахождения имущества несколько, то место открытия наследства определяется местом нахождения недвижимого имущества либо его наиболее ценной части (очевидно, это определяется местом регистрации данного имущества как объекта недвижимости). Если в составе имущества нет недвижимости, местом открытия наследства будет место нахождения движимого имущества или наиболее ценной его части.

Ценность имущества определяется исходя из его рыночной стоимости. К сожалению, ГК РФ не решает вопрос о том, кто именно будет определять рыночную стоимость, необходимо ли привлечение оценщика; не ясно, кто должен сравнивать рыночную стоимость имущества наследодателя и окончательно решать вопрос, какое же место будет местом открытия наследства. На наш взгляд, эти вопросы решаются по соглашению наследниками, а при отсутствии соглашения — судом (хотя неясно, как учитывать мнение наследников, изъявивших его не сразу).

Кроме того, не понятно, на какой момент учитывается рыночная стоимость имущества — на момент открытия наследства либо на момент решения вопроса о месте открытия наследства (более приемлем, как нам кажется, первый вариант, ибо во втором случае возникнут основания для оспаривания места открытия наследства).

Наиболее серьезный недостаток комментируемой статьи состоит в том, что она не определяет последствия наличия у наследодателя имущества равной стоимости. Очевидно, ситуация будет безвыходной, так как из содержания норм ГК РФ следует, что место открытия наследства должно быть одно.

Еще один недостаток: статья не определяет (в контексте установления места открытия наследства) правовой режим имущественных прав, принадлежавших наследодателю. Имущественные права, в том числе исключительные права, едва ли могут быть отнесены к движимому имуществу корректнее было бы говорить об «имуществе, не являющемся недвижимым».

Целесообразно установить в ГК, что местом нахождения корпоративных прав является место государственной регистрации юридического лица, но пока это прямо не закреплено, мы не можем прийти к такому выводу, так как корпоративные права принадлежали наследодателю, а не юридическому лицу. За отсутствием специальных указаний мы вынуждены решать указанные проблемы, исходя из правил, установленных для движимого имущества.

Статья 1116. Лица, которые могут призываться к наследованию

Дополнен перечень субъектов, которые могут призываться к наследованию, т.е. быть наследниками, устанавливавшийся в ст.530 ГК РСФСР. Она определяла, что наследниками как по закону, так и по завещанию могут быть только граждане, находящиеся в живых на момент смерти наследодателя (в день открытия наследства — важно, чтобы до 24 часов этого дня наследник был жив, иначе возникнут отношения наследования коммориентов — см. ст.1114 и комментарий к ней), а также при наследовании по закону — дети наследодателя, родившиеся после его смерти; при наследовании по завещанию — граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся после его смерти. В последнем случае нельзя считать зачатого ребенка субъектом права — таковым он станет только в момент рождения и только если родится живым (иначе его правоспособность не возникнет). Указанная норма охраняет интересы зачатого ребенка, который субъектом правоотношений не является. Такое лицо имеет название «насцитурус», т.е. еще не родившийся*(17).

Комментируемая статья в целом сохранила вышеописанное отношение ГКРСФСР к наследникам граждан. Отметим два различия. Первое представляется вполне логичным и обоснованным, второе — наоборот. Во-первых, в соответствии с п.1 комментируемой статьи теперь не дифференцируется вид наследования для насцитурусов — они могут наследовать по закону независимо от того, являются или нет детьми наследодателя (ранее наследниками по закону могли быть только зачатые дети наследодателя). Такое положение объясняется прежде всего расширением количества наследников (см. ст.1142-1145 и комментарий к ним); прежде это было совершенно не актуально, так как родиться после смерти наследодателя из числа наследников по закону могли только братья и сестры (наследники второй очереди), но в такой ситуации наследников первой очереди, находящихся в живых в момент смерти наследодателя, не могло не быть.

Во-вторых, в то время как ГК РСФСР 1964 г. говорит о насцитурусах, «родившихся после смерти наследодателя», п.1 комментируемой статьи говорит о «родившихся после открытия наследства». Изменение формулировки может повлечь за собой возникновение проблем, связанных с объявлением гражданина умершим, когда сложно либо невозможно установить день предполагаемой гибели гражданина. Например, ребенок был зачат до момента исчезновения гражданина, который через 5 лет объявлен умершим. Очевидно, ребенок родился гораздо раньше открытия наследства. Буквальное толкование нормы п.1 позволяет исключить такого ребенка из числа наследников, что, конечно, неразумно. Выход один: при обращении в суд с заявлением об объявлении лица умершим (при наличии насцитурусов) настаивать на включении в решение суда даты предполагаемой гибели.

ГК РСФСР 1964 г. предполагал, что как наследодателями, так и наследниками могут быть физические лица. Ситуация с наследодателями сохраняется (практически невероятно предположить ее изменение). Наследниками же в соответствии с п.2 комментируемой статьи могут быть:

— граждане (о них было сказано; при этом очевидно, что речь идет о гражданах как физических лицах, к которым относятся граждане РФ, иностранцы, апатриды; не могут наследовать граждане, признаваемые недостойными наследниками — см. ст.1117 и комментарий к ней);

— юридические лица, существующие на день открытия наследства (те, создание (регистрация) которых на указанный момент уже завершилось, а ликвидация не окончилась, т.е. соответствующая запись в государственный реестр внесена не была);

— Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иностранные государства, международные организации.

Субъекты двух последних названных категорий наследуют по завещанию.

Кроме того, в отношении выморочного имущества (см. ст.1151 и комментарий к ней) наследником по закону может быть Российская Федерация (к иным публично-правовым образованиям выморочное имущество переходить не может).

Расширение круга призываемых к наследованию ученые объясняют «изменением правового статуса административно-территориальных и национальных образований на территории РФ и приданием им статуса равноправных субъектов Федерации, формированием института муниципальных территориальных образований, изменением правового статуса и полномочий юридических лиц» *(18).

Статья 1117. Недостойные наследники

Комментируемая статья воспринимает как доктринальный ранее термин «недостойные наследники», так и основные положения ГК РСФСР 1964 г., касающиеся статуса этих лиц, устанавливая и очень важные новеллы.

Недостойные наследники — граждане (другие субъекты таковыми быть не могут), которые при определенных обстоятельствах отстраняются от наследования.

Недостойными могут быть любые наследники — как относящиеся к какой-либо очереди либо наследующие по праву представления, так и подназначенные наследники. Обращает на себя внимание то, что и юридические лица могут совершать некоторые из действий, влекущих за собой признание наследника недостойным, поэтому представляется необходимым применить распространительное толкование норм комментируемой статьи, чтобы положения о недостойных наследниках распространялись не только на граждан.

Пункт 5 вводит термин «недостойный отказополучатель», распространяя на него все правила, применяемые к недостойным наследникам (о завещательном отказе (легате) — см. ст.1137, 1138 и комментарий к ним). Таким образом, возможно лишение легатария права на получения легата.

Комментируемая статья определяет основания недостойного наследования, причем некоторые из них применяются при наследовании как по закону, так и по завещанию; некоторые — только при наследовании по закону.

К первой группе относятся ситуации, когда наследники пытались способствовать (включая как неудачные, так и удачные попытки):

— призванию их самих либо других лиц к наследованию;

— увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства.

Названные обстоятельства должны быть подтверждены решением суда.

Квалифицируя перечисленные действия, п.1 рассматриваемой статьи говорит, что они должны быть противоправными; совершенными умышленно (следовательно, неосторожное деяние не влечет признания наследника недостойным — тем самым действующий ГК РФ решил существовавшую ранее проблему, когда на практике нередко неосторожных наследников признавали недостойными); направленными против воли наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании.

Недостатком юридической техники ГК РФ представляется такое построение комментируемой нормы, из которого не следует, относятся ли названные признаки к обеим ситуациям либо только к той, когда наследники способствовали призванию их или других лиц к наследованию. Возможно, для предотвращения практических проблем будет необходимо толкование данной нормы, которое уточнит, что указанные обстоятельства применяются к обеим ситуациям.

Закон не отвечает на вопрос, когда должны были быть совершены указанные выше деяния (ГК не вполне обоснованно употребляет термин «действия», в то время как очевидно, что и бездействие может служить обстоятельством, позволяющим считать наследника недостойным), чтобы повлечь за собой признание наследника недостойным. Например как быть, если наследник за 15 лет до смерти наследодателя совершил названные в комментируемой статье действия? Думается, установление определенного срока, возможно, было бы целесообразно, однако, пока он не установлен, мы должны прийти к выводу: независимо от прошедшего времени факт осуществления названных действий служит достаточным основанием для признания наследника недостойным.

В связи с этим чрезвычайно существенным представляется положение, в соответствии с которым наследодатель может допустить передачу наследства недостойным наследникам, если составит соответствующее завещание после утраты наследником права наследования. Очевидно, в данном случае имеется в виду ситуация, когда наследодатель простил наследника.

К сожалению, комментируемая статья не отвечает на вопрос о последствиях такого «прощения» в ситуациях, когда наследодатель, не зная о совершенных наследником деяниях, составил завещание после их совершения. Вызывает сомнение позиция, в соответствии с которой в подобных случаях «заинтересованные лица после открытия наследства могут требовать признания завещания недействительным со всеми вытекающими из этого последствиями»*(19).

На наш взгляд, оснований для каких-либо заявлений заинтересованных лиц рассматриваемая статья не устанавливает. Решить эту проблему можно только путем логического и систематического толкования, чтобы уточнить, что завещание должен был составлять наследодатель, осведомленный об утрате наследником права наследования.

Следующие две категории основания недостойного наследования относятся только к наследованию по закону. Во-первых, это касается родителей, в судебном порядке лишенных родительских прав (если на день открытия наследства восстановления в правах не произошло). Порядок лишения родительских прав и восстановления в них регламентирован ст.70-72 Семейного кодекса РФ. Таким образом, дети после родителей, лишенных родительских прав, наследуют как по закону, так и по завещанию, а родители смогут наследовать после детей, только если дети составили завещание. В комментируемой статье четко не сказано, что завещание должно быть составлено после лишения родительских прав, однако для данной ситуации это не актуально, так как составлять завещание может только полностью дееспособный человек, по отношению к родителям которого лишение родительских прав не допускается. В качестве исключения можно привести гипотетическую ситуацию, когда завещание было составлено лицом, ставшим дееспособным до 18 лет (посредством эмансипации или вступления в брак), после чего его родители были лишены родительских прав. Такое возможно, поскольку ст.54 СК РФ определяет ребенка как субъекта, не достигшего 18 лет, при этом справедливо отмечается, что статус ребенка не меняется наступлением полной дееспособности до 18 лет.*(20)

Во-вторых, суд может отстранить от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя (эти субъекты определяются главами 13-15 раздела V Семейного кодекса). Поскольку это прямо не установлено, то подтверждения указанных фактов судебным решением не требуется, достаточно предоставления суду убедительных доказательств. Как и в предыдущей ситуации, наследование по завещанию здесь возможно.

Заинтересованными лицами, думается, могут быть другие наследники, а также, возможно, родственники наследодателя, наследниками не являющиеся,должна учитываться не только заинтересованность материальная.

Значимо и то обстоятельство, что комментируемая статья дифференцирует основания недостойного наследования еще по одному критерию — степени необходимости решения суда для признания наследника недостойным.

По основаниям, указанным в п.1, решения суда не требуется, т.е. в силу указанных фактов наследники являются недостойными. По основанию п.2 суд может при наличии обозначенных фактов отстранить наследника от наследования. Представляется, что в первом случае принятие завещания является ничтожной сделкой; во втором случае — оспоримой сделкой.

Еще одна проблема, решенная комментируемой статьей, состоит в том, что ГК РСФСР не упоминал о судьбе недостойных наследников, одновременно являющихся обязательными, что на практике нередко влекло за собой передачу им их обязательной доли, несмотря на совершение действий, направленных против наследодателя. Пункт 4 прямо указал, что обязательные наследники тоже могут быть признаны недостойными (см. ст.1149 и комментарий к ней).

Безусловно, не исключены ситуации, когда недостойный наследник получил имущество до признания принятия наследства недействительной сделкой (если она была оспоримой) либо применения последствий ее недействительности (если она была ничтожной). То же могло произойти с недостойным легатарием.

Пункты 3 и 5 комментируемой статьи определяют: полученное недостойными субъектами имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату на основании положений гл.60 ГК РФ. Если в пользу легатария была выполнена определенная работа (оказаны определенные услуги), он обязан возместить наследнику, выполнившему завещательный отказ, стоимость работы (услуги) — очевидно, ее размер определяется обычной стоимостью аналогичных работ (услуг), выполняемых (оказываемых) при сравнимых обстоятельствах.

Как видим, субъект, которому должен что-то вернуть недостойный легатарий, четко определен (представляется, что предмет завещательного отказа так же, как и стоимость работ (услуг) должен быть возвращен наследнику-отказодателю); в отношении недостойного наследника никакой определенности нет. Очевидно, полученное таким наследником имущество должно быть разделено между наследниками, что повлечет за собой необходимость вмешательства нотариуса, принятие наследства и т.д. При этом не исключены ситуации, когда последствием недостойного наследования будет изменение долей, полученных наследниками, а также призвание к наследованию наследников низших очередей.

Полагаем, последствия, установленные для недостойных наследников, могут быть квалифицированы как некие санкции, установленные законом за недолжное поведение, из чего следует, что неделиктоспособные субъекты недостойными наследниками быть не могут.

Глава 62. Наследование по завещанию

Статья 1118. Общие положения

Статья определяет общие положения, касающиеся наследования по завещанию.

Завещание — особая сделка, цель совершения которой — распоряжение имуществом на случай смерти, поэтому завещание — сделка только письменная, составляемая в нотариальной форме (см. п.1 ст.1124 и комментарий к ней). В силу п.1 комментируемой статьи такое распоряжение возможно только путем составления завещания, т.е. в тех случаях, когда составленный наследодателем документ соответствует требованиям, установленным в гл.62 ГК РФ (любые договоры, предполагающие распоряжение имуществом на случай смерти, являются ничтожными).

Составляя завещание, гражданин реализует активную завещательную правоспособность. Завещать имущество не могут лица, не являющиеся полностью дееспособными (недееспособные, ограниченно дееспособные, частично дееспособные). Из нормы п.2 следует, что завещать имущество может субъект, ставший полностью дееспособным до достижения 18 лет на основании вступления в брак или эмансипации (п.2 ст.21 и ст.27 ГК РФ).

Комментируемая статья позволяет выделить наиболее важные признаки завещания как сделки. Во-первых, завещание — сделка односторонняя: для ее совершения необходима и достаточна воля одного лица — наследодателя.

Во-вторых, завещание — личная сделка. Это означает, что при ее совершении принципиальное значение имеет личность субъекта, следовательно, невозможно совершение завещания через представителя. Очевидно, имеется в виду любой представитель — как договорной, так и законный. Таким образом, лица, не обладающие полной дееспособностью (заключающие обычные сделки посредством действий представителя), ни при каких обстоятельствах завещателями быть не могут — они могут передавать наследство только наследникам по закону. Проявлением строго личного характера завещания является и норма п.4, в соответствии с которой завещание может совершать только один человек. Если завещание совершено двумя или более субъектами, сделка будет ничтожной.

Кроме того, при квалификации завещания как сделки необходимо обратить внимание на п.5, в соответствии с которым эта сделка создает права и обязанности после открытия наследства, т.е. правовые последствия наступают не сразу. Следует в общем согласиться с мнением о том, что «завещание — срочная сделка, ибо наступление смерти, на случай которой завещание совершено, неизбежно»*(21). Однако неизбежно это для наследодателя, а правовые последствия возникают для наследников, для которых смерть наследодателя не такое уж неизбежное событие. С этой точки зрения завещание может быть названо условной сделкой: в отношении смерти наследодателя (условие) неизвестно, наступит она или нет в течение жизни наследника, т.е. возникнут ли для него последствия, связанные с завещанием.

Тем не менее возникает вопрос: может ли переход имущества к наследнику быть связан с наступлением какого-либо условия? То есть может ли завещатель изложить свою волю так, что завещание вступит в силу не в момент его смерти, а позже, при наступлении указанного в завещании условия? Очевидно, условия могут быть самыми разными — как связанными, так и не связанными с личностью наследника (например, наследник получит имущество, если бросит курить, если женится, если у него родится сын, если выиграет конкурс красоты, если в день смерти наследодателя будет хорошая погода и т.п.).

ГК РФ не содержит указаний ни о возможности, ни о запрете составления условных завещаний. На основании же общих положений ГК РФ о сделках мы можем прийти к выводу, что условной может быть любая сделка. Однако нынешняя практика условные завещания не признает — отчасти оттого, что при их составлении нотариусы рекомендуют исключать все положения, даже отдаленно напоминающие условия. Проблемы, безусловно, возникнут при составлении закрытых завещаний, предусмотренных статьей 1126 ГК.

На наш взгляд, систематическое толкование положений ГК РФ приведет к тому, что условные завещания приемлемы, если выполнимость (невыполнимость) условия станет очевидна в течение срока принятия наследства. Поскольку указанный срок определен императивно и соответствующие нормы не содержат каких-либо исключений, связанных с условностью завещания, можно сделать заключение: положения завещания, не позволяющие соблюсти порядок принятия наследства, недействительны как противоречащие императивным нормам ГК.

Обращает на себя внимание неточность, содержащаяся в п.5. Он устанавливает, что «завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности (выделено мною. — М.Т.) после открытия наследства». Между тем кажется очевидным, что ни односторонняя сделка вообще, ни завещание в частности создавать обязанности не могут (речь идет об обязанностях для третьих лиц; совершивший одностороннюю сделку субъект может создать обязанности для себя, что не актуально для завещания). Размышляя о возможных обязанностях, создаваемых завещанием, вспомним о легате, который, на первый взгляд, создает обязанность для наследника — отказодателя по исполнению отказа. Однако эта обязанность возникает не в силу завещания, а в силу факта принятия наследства (который, как отмечалось, может быть назван односторонней сделкой).

Поскольку из ГК РФ не следует иное, завещание может быть удостоверено гражданином у любого нотариуса, не обязательно по месту жительства. Завещатель заинтересован в том, чтобы наследники знали, где именно удостоверено завещание.

Статья 1119. Свобода завещания

Принцип свободы завещания был известен ГК РФ 1964 г. (однако ст.534 ГК РСФСР называлась иначе: «Право гражданина завещать свое имущество по своему усмотрению»).

Свобода завещания — один из основных принципов наследственного права. Реализуется он в следующих возможностях наследодателя, осуществляемых по его собственному усмотрению:

— определение наследников и их доли в наследственном имуществе (поскольку не установлено иное, наследники могут быть конкретизированы путем указания их имени, отчества, фамилии; возможно и отсутствие конкретизации путем указания на категорию наследников (например, дети сестры — в этом случае наследниками станут все дети сестры, даже те, которые на момент составления завещания еще не родились);

— лишение наследства любых наследников без обоснования причин;

— указание в завещании на любое имущество;

— включение в завещание определенных распоряжений, в частности о субституции, о легате, о завещательном возложении (см. соответственно статьи 1121, 1137 и 1139 и комментарии к ним);

— составление любого количества завещаний (а также отказ от составления завещания);

— изменение либо отмена совершенных завещаний.

Проявлением принципа свободы завещания выступает также то, что гражданин имеет полное право никого не информировать как о содержании завещания (это правило получило сейчас реальное закрепление в нормах о закрытом завещании — см. ст.1126 и комментарий к ней), так и о самом факте его совершения, изменения, отмены.

Часть 2 п.1 комментируемой статьи предполагает одно-единственное ограничение свободы завещания, связанное с правами лиц, являющихся обязательными наследниками (см. ст.1149 и комментарий к ней). Это означает, что воля наследодателя, направленная на лишение наследства обязательных наследников либо установление для них доли меньшей, нежели указана в законе, не учитывается. Обязательный наследник (если только он не является недостойным — см. ст.1117 и комментарий к ней) получит определенное имущество в любом случае (в размере меньшем, чем ему причиталось бы, если бы наследодатель свою волю не выразил).

Статья 1120. Право завещать любое имущество

Положения этой статьи раскрывают один из аспектов принципа свободы завещания — завещатель имеет право распорядиться любым имуществом, которое принадлежит либо может принадлежать ему в будущем. Из этого следует, что в составе наследства не могут оказаться вещи, изъятые из оборота, — правом собственности на них обладают только публично-правовые образования. Наследование ограниченно оборотоспособного имущества осуществляется в соответствии с правилами ГК РФ (см. ст.1180 и комментарий к ней).

Виды имущества, которым наследодатель распорядиться не может, названы в ст.1112 настоящего Кодекса; правила наследования некоторых видов имущества установлены его статьями 1176-1185.

В завещании может быть определена судьба имущества, права на которое имеются либо появятся у наследодателя в будущем. Не имеет значения, названо или нет в завещании конкретное имущество. Например, наследодатель указал, что к определенному наследнику перейдет картина, которая на момент составления завещания не была куплена, а может, даже и написана. Если она окажется в составе наследственной массы, то должна будет перейти именно к указанному наследнику.

Состав имущества, подлежащего распределению между наследниками, определяется не на момент составления завещания, а на момент открытия наследства (см. ст.1113 и 1114 и комментарии к ним).

Безусловно, завещатель может распорядиться не только вещами, но и другим имуществом, скажем, исключительными правами (имущественной их составляющей).

Тем не менее представляется необходимым применить ограничительное толкование рассматриваемой нормы, уточнив, что по своему усмотрению наследодатель может распоряжаться только вещами и имущественными правами, но не обязанностями. Обязанности наследодателя должны переходить к наследникам пропорционально полученному ими имуществу, иначе одному наследнику может перейти все имущество, другому — только долги (либо небольшая часть имущества и все обязанности). Поскольку наследник имеет право не принять наследство, может возникнуть весьма сложная ситуация. В качестве подтверждения обоснованности такого толкования можно привести норму п.1 ст.1122, в которой применительно к наследственному имуществу указывается только на вещи и права.

Наследодатель может распоряжаться имуществом как один, так и несколько раз, составив одно либо несколько завещаний. В последнем случае, возможно, придется применять положения о соотношении нескольких завещаний и о толковании завещания (см. ст.1130, 1132 и комментарии к ним).

Право наследодателя — распоряжаться частью имущества. В этом случае в незавещанной части возникнет наследование по закону (наследник, получивший завещанное ему имущество, может одновременно стать и наследником по закону).

Статья 1121. Назначение и подназначение наследника в завещании

Статья содержит нормы о назначении и о подназначении наследников. Положения о назначении наследников состоят в том, что наследодатель может указать в завещании любое количество лиц (их субъектный состав определен в ст.1116 ГК), при этом не имеет значения, являются они наследниками по закону или нет.

Положения о подназначении наследника (наследственной субституции) не новы, они содержались в ст.536 ГК РСФСР, однако исчерпывались указанием на саму возможность осуществления подназначения.

Возможность подназначить наследника — одно из проявлений принципа свободы завещания (см. ст.1119 и комментарий к ней).

Наследственная субституция — указание в завещании дополнительного (запасного) наследника на случай, если основной не примет наследство. Цель подназначения наследника — не допустить переход имущества к наследникам наследника, не принявшего наследство, что допускается законом. Тем самым наследодатель реализует свое право передать имущество по собственному усмотрению.

Новеллой ГК, установленной в комментируемой статье, является правило, в соответствии с которым подназаначить можно наследника как по завещанию, так и по закону (последнее по ГК РФ 1964 г. было невозможно). Интересно в этой связи замечание Ю.К. Толстого о том, что «поскольку наследник по закону завещателем не назначался, термин «подназначение наследника» не вполне адекватен применительно к тем случаям, когда указанный наследник является запасным по отношению к наследнику по закону»*(22). На наш взгляд, можно оценить эту ситуацию как выражение воли наследодателя на то, чтобы его имущество перешло к конкретному наследнику по закону, поэтому с некоторой долей условности термин вполне адекватен.

Очень важно перечисление обстоятельств, при которых имущество переходит к подназначенному наследнику. Они таковы:

— смерть наследника до открытия наследства (при отсутствии субституции в этом случае имело бы место наследование по праву представления (см. пункты 2 статей 1141 и 1144 и комментарии к ним));

— смерть наследника одновременно с наследодателем (при отсутствии субституции имущество перешло бы не к коммориенту (см. п.2 ст.1114), а к иным наследникам завещателя; представляется, что подназначить можно наследника на случай смерти наследника-коммориента);

— смерть наследника, не успевшего принять наследство, после его открытия (при отсутствии субституции в этом случае имела бы место наследственная трансмиссия — см. ст.1156 и комментарий к ней);

— непринятие наследником наследства по любым причинам (при отсутствии субституции имущество перешло бы к другим наследникам завещателя);

— отказ от наследства наследником (при отсутствии субституции имущество перешло бы к субъекту, в пользу которого был осуществлен отказ от наследства);

— наличие обстоятельств, указанных в ст.1117, позволяющих считать наследника недостойным и отстранить его от наследования.

Очевидно, те же последствия, что и смерть, имеет признание наследника умершим (учитываться будет дата вступления в законную силу соответствующего решения суда).

Нормы комментируемой статьи не отвечают на вопрос о возможном количестве подназначенных наследников. Полагаем, это количество может быть любым. Во-первых, подназначить наследника можно на случай, если одно из названных выше обстоятельств случится с подназначенным наследником (по общему правилу, если подназначенный наследник не примет наследство либо будет отстранен от принятия, имущество перейдет наследникам завещателя, а не подназначенного наследника). Соответственно, наследодатель может подназначить любое количество наследников, таким образом фактически лишив определенных наследников наследства. Во-вторых, возможно подназначение разных наследников на случай наступления каждого из обстоятельств, названных выше (если наследник умер, не успев принять наследство, подназначается один; если наследник оказался недостойным, подназначается другой и т.д.). Очевидно, и по каждому из обстоятельств возможна цепочка подназначенных наследников.

Таким образом, наследственная субституция отменяет наследование по праву представления, наследственную трансмиссию, положения о наследовании в случае смерти коммориентов и другие общие положения о порядке перехода наследственной массы.

Статья 1122. Доли наследников в завещанном имуществе

Положения комментируемой статьи определяют порядок наследования имущества, завещанного нескольким наследникам, в частности если это имущество является неделимой вещью. Нормы данной статьи не актуальны при наличии одного наследника.

Завещая имущество нескольким субъектам, наследодатель вовсе не обязан определять доли, в которых каждый из них это имущество получит, не обязан он и указывать, какие именно вещи или права кому из наследников переходят. Можно предположить, что наследодатель не намеревался обделить кого-то из наследников, т.е. желал передать им имущество поровну. Соответствующим образом подлежит разделу делимое имущество; неделимое поступает в общую долевую собственность наследников опять-таки в равных долях, если они не договорятся об ином разделе имущества.

Несколько сложнее ситуация, когда наследодатель указал в завещании на части неделимой вещи, предназначенные каждому из наследников в натуре (например, завещая жилой дом, указал, что крыша переходит к старшему сыну, стены — к среднему, подвал — к младшему). Неделимая вещь в соответствии со ст.133 ГК РФ не подлежит физическому разделу — это невозможно без изменения ее назначения, а значит, без обесценивания. Поэтому выраженная указанным образом воля наследодателя не может быть исполнена. Тем не менее это не влечет за собой недействительность завещания или его части в силу прямого указания п.2 комментируемой статьи. Этот пункт устанавливает, что неделимая вещь считается завещанной в долях, соответствующих стоимости частей неделимой вещи. Такое положение представляется разумным и логичным, однако оно не соответствует буквальному толкованию воли наследодателя, выраженной в завещании. Поэтому, на наш взгляд, это положение может быть квалифицировано как ограничение свободы завещания.

Итак, неделимая вещь поступает в долевую собственность наследников. В зависимости от того, каковы стоимость и назначение завещанных каждому наследнику частей неделимой вещи, определяется порядок пользования наследниками этой вещью. Комментируемая статья не отвечает на вопрос о том, кто устанавливает этот порядок, поэтому в силу п.1 ст.247 ГК РФ при отсутствии соглашения сособственников порядок владения и пользования вещью определяет суд. Таким же образом в силу ч.2 п.2 комментируемой статьи решается вопрос указания размера долей в свидетельстве о праве на наследство в отношении неделимой вещи, завещанной по частям в натуре.

Статья 1123. Тайна завещания

Положения этой статьи являются новеллами, хотя и до вступления в силу третьей части ГК РФ необходимость соблюдения тайны никем не оспаривалась. Зачастую наследодатель не заинтересован в разглашении сведений, указанных им в завещании, поскольку на практике это может привести к тому, что потенциальные наследники попытаются испортить жизнь наследодателю.

Тайна завещания представляет собой принадлежащее гражданину нематериальное благо, которое в силу п.1 ст.150 ГК РФ неотчуждаемо и непередаваемо. Нематериальные блага не являются предметом регулирования гражданского права, оно только защищает их в случаях нарушения. Использовать можно все способы защиты, установленные ст.12 ГК; некоторые из способов конкретизированы в комментируемой статье. Так, ее ч.2 определяет, что в случае нарушения тайны завещания завещатель вправе потребовать компенсации морального вреда. Это положение очень важно, так как моральный вред возмещается только в случаях, установленных в законе.

Обращает на себя внимание то, что право на компенсацию морального вреда имеет только сам наследодатель, а не его наследники. Представляется, что так же должен решаться вопрос и с компенсацией имущественного вреда (естественно, размер убытков необходимо доказать, что в контексте разглашения тайны завещания весьма проблематично).

В качестве еще одного возможного способа защиты, применимого в рассматриваемой ситуации, можно назвать обязывание лица, разглашающего тайну завещания, по решению суда прекратить такое разглашение.

Часть 1 комментируемой статьи приводит исчерпывающий перечень лиц, являющихся субъектами ответственности за разглашение тайны завещания. Это:

— лицо, удостоверяющее завещание (включая нотариуса);

— переводчик;

— душеприказчик (исполнитель завещания);

— рукоприкладчик (гражданин, подписывающий завещание вместо наследодателя).

Следовательно, к другим лицам (например, к другу нотариуса) какие-либо требования предъявлены быть не могут.

Беспокоит отсутствие четкости в решении комментируемой статьей вопроса о том, какая именно информация не подлежит разглашению. Скажем, можно ли привлечь к ответственности нотариуса, сообщившего наследнику, что тот упомянут в завещании, хотя на самом деле такого упоминания не было. По сути-то в данной ситуации разглашения информации, указанной в завещании, не было. Поэтому следует обратить внимание на формулировку ч.1 комментируемой статьи, которая говорит о том, что нельзя разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены. В результате буквального толкования этой нормы мы придем к выводу о том, что ответственность названных лиц возможна за сообщение любых сведений, касающихся завещания.

Однако, как было показано, на практике едва ли можно ожидать большого количества дел, связанных с нарушением тайны завещания. Это объясняется прежде всего тем, что крайне сложно будет доказать, что, во-первых, именно данный субъект разгласил информацию; во-вторых, что негативное отношение потенциальных наследников вообще вызвано нарушением тайны завещания.

Наиболее действенным способом защиты наследодателем тайны завещания представляются нормы не комментируемой статьи, а ст.1126, предусматривающей составление закрытого завещания (единственное, что может быть разглашено в такой ситуации — сведения о самом факте совершения, изменения либо отмены завещания, что едва ли способно причинить серьезные убытки).

Статья 1124. Общие правила, касающиеся формы и порядка совершения завещания

Эта статья, подобно ст.540 ГК РСФСР, определяет общие правила оформления и порядка совершения завещания.

Споры о содержании завещания и толковании его положений возникают тогда, когда данная сделка вступила в силу, т.е. после смерти наследодателя. Поэтому выяснить его истинную волю будет невозможно, вследствие чего закон предъявляет серьезные требования к форме данной сделки.

Завещание — сделка всегда письменная (устное завещание ничтожно). Кроме того, в подавляющем большинстве случаев необходимо нотариальное заверение (исключения составляют ситуации, когда допускается заверение завещания не нотариусом, а другими лицами, указанными в п.7 ст.1125, ст.1127, п.2 ст.1128 ГК; когда завещаются права на денежные средства в банках (ст.1128); а также когда завещание составляется в чрезвычайных обстоятельствах, что предусмотрено ст.1129).

Завещания, в которых нарушены требования о форме и удостоверении, являются ничтожными сделками. Представляется, речь в данном случае идет о любых завещаниях и о завещательных распоряжениях.

Одна из новелл третьей части ГК РФ — правила о свидетелях, присутствие которых может быть как возможным, так и обязательным. Обязательны свидетели в случаях, установленных п.п.3, 4 ст.1126; п.2 ст.1127; ч.2 п.1 ст.1129. В других ситуациях присутствие свидетеля зависит от воли наследодателя.

Пункт 2 комментируемой статьи определяет круг лиц, которые не могут быть ни свидетелями, ни рукоприкладчиками. Это:

— лицо, удостоверяющее завещание (включая нотариуса);

— наследник либо легатарий, их супруг, дети, родители;

— лица, не полностью дееспособные (лишенные дееспособности, малолетние, частично или ограниченно дееспособные);

— неграмотные;

— граждане с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознать существо происходящего (например, слепые; между тем учеными отмечается, что «более правильно говорить в данном случае не только о физических недостатках, а вообще о ситуации, когда такое лицо явно не в состоянии в полной мере осознавать существо происходящего (так, можно ли отнести к физическим недостаткам состояние алкогольного, наркотического или токсического опьянения?)»*(23);.

— лица, не владеющие в достаточной степени языком, на котором составлено завещание (за исключением закрытых завещаний — см. ст.1126).

Если присутствие свидетеля при составлении, подписании, удостоверении завещания или при его передаче нотариусу не является обязательным, то отсутствие свидетеля не повлечет за собой никаких правовых последствий.

Если же свидетель должен был присутствовать обязательно, однако отсутствовал, завещание окажется недействительной сделкой. При этом отсутствие свидетеля влечет за собой ничтожность сделки, а несоответствие свидетеля названным выше требованиям делает сделку оспоримой. Последнее вполне объяснимо и оправданно, так как суд должен выяснить, например, действительно ли свидетель не обладал полной дееспособностью либо не в должной мере владел языком, на котором составлено завещание.

Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает, что на завещании должны быть указаны место и дата его совершения (за исключением закрытых завещаний). Последствия отсутствия этих сведений не указаны, из чего мы делаем вывод, что в соответствии со ст.168 ГК РФ завещание без указания на дату и место ничтожно — как сделка, не соответствующая требованиям закона. И это понятно, так как при наличии нескольких завещаний без даты, если бы они были действительны, возникли бы неразрешимые проблемы.

Ю.К. Толстой считает: указание в п.4 на то, что установленное им правило «не распространяется на случай, предусмотренный ст.1126 ГК, ошибочно, поскольку в этом случае завещание удостоверению не подлежит»*(24). Думается, в этом положении комментируемой статьи имелось в виду, что отсутствие места и даты совершения завещания не влечет за собой ничтожность закрытого завещания, так как предполагается указание нотариусом сведений о месте и дате принятия закрытого завещания.

Следует уточнить, что комментируемая статья устанавливает только наиболее общие правила, касающиеся формы и порядка совершения сделки. Более подробно многие вопросы регламентированы ст.1125-1129 ГК РФ (см. соответствующие статьи и комментарии к ним).

Статья 1125. Нотариально удостоверенное завещание

Статья конкретизирует порядок составления и удостоверения завещания, а также некоторые аспекты его содержания. Как упоминалось, завещание может быть удостоверено нотариусом, а также некоторыми другими лицами. Последнее предусмотрено п.7 ст.1125; ст.1127 и п.2 ст.1128 ГК. При этом в п.7 ст.1125 и ст.1127 речь идет о завещаниях, приравниваемых к нотариально удостоверенным (к ним применяются все правила о нотариальных завещаниях, что делает излишней их дифференциацию). В частности, п.7 комментируемой статьи определяет, что когда закон предоставляет право совершения нотариальных действий органам местного самоуправления либо консульским учреждениям РФ, завещание может быть удостоверено не нотариусом, а определенным должностным лицом указанного органа либо учреждения.

Комментируемая статья устанавливает некоторые правила составления завещания — очевидно, обязанность соблюдения этих правил лежит на нотариусе. Следовательно, к нему можно предъявить требования об ответственности, если несоблюдение указанных требований привело к ничтожности завещания. Однако реализация гражданско-правовой ответственности крайне затруднена тем, что наличие и размер убытков, причиненных действиями нотариуса, доказать практически невозможно (да и в большинстве ситуаций материального вреда может не быть; во всяком случае, таковым не является имущество, которое не получено наследником в результате ошибок нотариуса). Моральный вред, причиненный наследникам, вполне возможен, однако он не подлежит возмещению за отсутствием прямого указания в законе (представляется, что в некоторых ситуациях такое указание было бы уместным — например, когда в результате действий нотариуса по формальным основаниям завещание признано недействительным, что привело к невозможности исполнить последнюю волю наследодателя и вызвало физические либо нравственные переживания у его родственников). Очевидно, в описанных ситуациях реально можно ставить вопрос об административной ответственности нотариуса, связанной с лицензированием его деятельности и состоянием его в различных объединениях нотариусов.

Завещание, подлежащее нотариальному заверению, должно быть письменным, но по желанию наследодателя может быть исполнено на пишущей машинке, компьютере (ЭВМ), написано собственноручно завещателем либо продиктовано им нотариусу; допустимо использование любых технических средств.

Если завещание было продиктовано нотариусу, должен быть зафиксирован факт восприятия написанного текста наследодателем действия, на это направленные, необходимо осуществить до подписания завещания. Что это за действия? Во-первых, прочтение текста завещания наследодателем в присутствии нотариуса. Во-вторых, прочтение текста завещания нотариусом в присутствии наследодателя — в этом случае в завещании должны быть указаны причины, по которым последний не смог прочитать завещание лично. Кроме того, нормы комментируемой статьи не упоминают о ситуациях, возникновение которых на практике неизбежно,когда в силу физических недостатков завещателя он не может ни прочитать текст завещания самостоятельно, ни воспринять его со слов нотариуса (человек, плохо слышащий и видящий). В этом случае неизбежно присутствие субъекта, владеющего языком глухих статус его законом не определен; в числе лиц, перечисленных в ст.1123 (обязанных хранить тайну завещания) он не назван, поскольку только с некоторой натяжкой может быть отнесен к свидетелю (однако, как видим, такое толкование является единственно возможным).

Следующее обязательное требование к завещанию, установленное императивно, — необходимость собственноручной подписи наследодателя. Как единственное исключение допускается подпись другого субъекта рукоприкладчика; такое завещание будет действительно при соблюдении следующих условий:

— завещатель не мог подписать завещание лично в силу физических недостатков, тяжелой болезни, неграмотности (буквальное толкование норм п.3 комментируемой статьи приведет к тому, что завещание, подписанное рукоприкладчиком в силу нежелания завещателя сделать это лично, ничтожно; однако целесообразность такого толкования (при соблюдении всех остальных формальностей) сомнительна);

— в завещании указаны конкретные причины невозможности осуществления собственноручной подписи;

— в завещании указаны фамилия, имя, отчество, место жительства гражданина-рукоприкладчика, в соответствии с документом, удостоверяющим его личность (очевидно, необходимо указать и реквизиты документа, однако прямо соответствующего требования закон не содержит, следовательно, отсутствие таких реквизитов не повлечет за собой ничтожность завещания).

В содержании завещания, помимо названных положений, должно указываться следующее:

— сведения о свидетеле (его фамилия, имя, место жительства) — если завещатель пожелал, чтобы при удостоверении завещания присутствовал свидетель. Отметим, что жесткие требования к статусу и состоянию свидетеля, предусмотренные в п.2 ст.1124, в данном случае могут и не соблюдаться, так как в силу п.3 ст.1124 несоблюдение этих требований влечет за собой недействительность завещания только в случаях, когда присутствие свидетеля обязательно (таким образом, свидетель при удостоверении завещания вполне может быть, например, недееспособным);

— сведения, что нотариус изложил завещателю правила о том, что определенные наследники могут претендовать на обязательную долю в наследстве, — это установлено ст.1149. Весьма спорным представляется вопрос о последствиях отсутствия указанной записи в завещании. Буквальное толкование приведет к необходимости считать такое завещание ничтожным (по причине несоблюдения требований закона), что представляется не вполне обоснованным, так как в целом на выражение и исполнение воли наследодателя нормы ст.1149 едва ли могут существенно повлиять (в подобных ситуациях целесообразно использовать п.3 ст.1131 — см. комментарий к нему).

Пункт 5 комментируемой статьи устанавливает, что нотариус обязан предупредить свидетеля и рукоприкладчика о необходимости соблюдения тайны завещания в соответствии со ст.1123 ГК. Очевидно, это должно относиться и к другим лицам, присутствующим при удостоверении завещания, например, к переводчику.

Поскольку о последствиях отсутствия указанного предупреждения (а также о необходимости сообщения о нем в завещании) ГК РФ ничего не говорит, не сделанное нотариусом предупреждение, в принципе, может повлечь за собой его административную ответственность, но не повлияет на действительность завещания.

Статья 1126. Закрытое завещание

Положения этой статьи — новелла ГК, они устанавливают возможность составления завещания, содержание которого никому, кроме наследодателя (даже нотариусу) неизвестно. Как отмечалось, пожалуй, единственной надежной гарантией соблюдения тайны завещания служит именно закрытое завещание.

Суть данной формы завещания состоит в том, что завещатель не информирует никого о содержании завещания, вручая нотариусу конверт с завещанием в запечатанном виде (в этом конверте может вовсе не оказаться какого-либо завещания).

В целях недопущения злоупотреблений, связанных с закрытостью завещания, комментируемая статья императивно устанавливает некоторые требования к этому документу.

Во-первых, закрытое завещание должно быть написано собственноручно. Его исполнение на компьютере, пишущей машинке и т.п. не допускается, т.е. положения п.2 комментируемой статьи можно рассматривать как lex specialis по отношению к lex generalis — положениям п.1 ст.1125. Кроме того, такое завещание не может быть написано любым другим лицом, например, переводчиком. Во-вторых, закрытое завещание должно быть собственноручно наследодателем подписано. Из этого следует, что подпись рукоприкладчика не допускается.

Еще одно следствие из вышесказанного состоит в том, что человек с некоторыми физическими недостатками (например, инвалид без рук) либо неграмотный прибегнуть к закрытому завещанию не смогут. Правда, это будет вполне возможно, если, к примеру, безрукий пишет ногой (некоторое текстуальное допущение представляется в данном случае вполне обоснованным и едва ли способным вызвать дискуссию).

Возникает вопрос: может ли составлять закрытое завещание слепой? Представляется, что ответить следует положительно, если завещание исполнено на языке слепых. В этой ситуации возникнут проблемы (равно как и в том случае, когда завещание составлено на иностранном языке), связанные с переводом вскрытого завещания. Вопросы толкования воли наследодателя возникнуть могут, но, на наш взгляд, недействительным такое завещание признать нельзя.

В-третьих, закрытое завещание должно быть передано наследодателем нотариусу в запечатанном конверте. В-четвертых, при передаче должны присутствовать два свидетеля, соответствующих требованиям, установленным в п.2 ст.1124.

Свидетели подписывают запечатанный конверт, переданный наследодателем, после чего нотариус запечатывает этот конверт в другой конверт в присутствии свидетелей. Интересно, что из формулировки п.3 комментируемой статьи не следует, что при запечатывании конверта с завещанием в другой конверт должен присутствовать сам наследодатель. Следовательно, его отсутствие не повлечет за собой недействительность завещания.

На втором конверте нотариус обязан сделать следующие записи:

— фамилия, имя, отчество, другие сведения, позволяющие идентифицировать завещателя (закон не содержит перечня этих сведений, но понятно, что невозможность сделать вывод о том, кто именно, например, из однофамильцев составил завещание, повлечет за собой его недействительность);

— место и дата принятия закрытого завещания;

— фамилия, имя, отчество, место жительства каждого из свидетелей в соответствии с документами, удостоверяющими их личность;

— информация, что завещателю разъяснены нормы о том, что завещание должно быть написано и подписано только собственноручно, а также о праве некоторых наследников на обязательную долю (см. ст.1149 и комментарий к ней).

После соблюдения всех указанных требований нотариус выдает завещателю документ, подтверждающий принятие закрытого завещания. Из этого документа должно следовать, где и каким нотариусом завещание принято.

Таким образом, нормы комментируемой статьи не предусматривают нотариального удостоверения закрытого завещания.

Несоблюдение перечисленных выше требований влечет за собой недействительность завещания. Могут возникнуть проблемы, о которых упоминалось ранее, связанные с ответственностью нотариуса, — например, если нотариус не предупредит (что будет подтверждено свидетелями) завещателя о необходимости собственноручного изложения текста завещания, что повлечет за собой его недействительность.

После смерти наследодателя наследники (заинтересованные лица) представляют нотариусу свидетельство о смерти и просят вскрыть завещание. Завещание вскрывается в течение 15 дней после обращения заинтересованных лиц. При этом должны присутствовать не менее двух свидетелей. Поскольку речь не идет о составлении, подписании, удостоверении или передаче нотариусу завещания, представляется, что правила п.2 ст.1124, содержащие требования к свидетелям, в данном случае не применяются. Кроме того, при вскрытии завещания могут присутствовать любые наследники по закону (очередь, к которой они относятся, значения не имеет). Очевидно, это установлено в целях недопущения посторонних лиц (например, журналистов) на церемонию оглашения завещания. Обратим внимание, что закон допускает присутствие только наследников по закону -иные заинтересованные лица (например, отказополучатели) присутствовать при оглашении завещания не могут.

Нотариус, вскрыв конверт, должен огласить завещание. Очевидно, в том случае если завещание изложено не на русском языке, потребуется какое-то время для подготовки его оглашения, что повлечет за собой невозможность огласить текст завещания сразу после вскрытия. Однако основанием для недействительности завещания это не является, поскольку прямо законом не установлено.

После оглашения текста нотариус составляет протокол, в котором говорится о вскрытии конверта и излагается текст завещания. Протокол должен быть подписан нотариусом и свидетелями.

Наследники не имеют права получить завещание — оно остается храниться у нотариуса. Исключений из этого правила не установлено, даже если наследники будут руководствоваться личными интересами, пожелав хранить документ, написанный наследодателем, у себя.

Наследникам выдается копия протокола о вскрытии завещания, заверенная нотариусом.

Статья 1127. Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям

Статья определяет порядок составления и удостоверения завещаний не нотариусами, а другими лицами. Это допускается в ситуациях, когда организовать присутствие нотариуса в месте нахождения завещателя сложно или невозможно.

Нормы этой статьи не являются новеллой; подобные (практически идентичные) правила были установлены ст.541 ГК РСФСР 1964 г. Однако последний только перечислял ситуации и лиц, которые могут заменить нотариуса, не устанавливая какой-либо процедуры заверения завещаний не нотариусами. Из этого можно было сделать вывод, что по своему статусу завещания, удостоверенные нотариусом, и иными лицами, имеющими соответствующие полномочия, совершенно равны.

Комментируемая статья определила порядок действий лиц, не являющихся нотариусами, что способно повлечь за собой проблемы, связанные с толкованием определенных норм (подробнее об этом будет сказано ниже).

Помимо нотариуса удостоверять завещания могут следующие субъекты:

— главные врачи, их заместители по медицинской части, дежурные врачи больниц, госпиталей и других лечебных учреждений, начальники госпиталей, директора или главные врачи домов для престарелых и инвалидов — для завещаний граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, других стационарных лечебных учреждениях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов (обращает на себя внимание то, что комментируемая статья не сохранила содержавшееся в ст.541 ГК РФ 1964 г. упоминание о санаториях наряду со стационарными лечебно-профилактическими учреждениями; однако это не должно вызвать проблем, так как санатории, безусловно, могут быть отнесены к «другим стационарным лечебным учреждениям», упоминаемым в комментируемой статье);

— капитаны судов, плавающих под флагом РФ, — для завещаний граждан, находящихся во время плавания на этих судах (из буквального толкования данной нормы следует, что, во-первых, тип судна значения не имеет; во-вторых, если российский экипаж работает на судне, плавающем под иностранным флагом, капитан права заверения завещаний не имеет);

— начальники разведочных, арктических и других подобных (например, таежных) экспедиций — для завещаний граждан, находящихся в этих экспедициях;

— командиры воинских частей — для завещаний, во-первых, военнослужащих; во-вторых, гражданских лиц, работающих в воинских частях, членов их семей, членов семей военнослужащих (последнее — только в том случае, если в пунктах дислокации воинских частей нет нотариусов);

— начальники мест лишения свободы — для завещаний граждан, находящихся в местах лишения свободы.

Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает, что указанные выше завещания должны быть подписаны наследодателем в присутствии лица, удостоверяющего завещание. Кроме того, подписать завещание должен и свидетель, присутствующий при подписании его завещателем. В остальном, как сказано в ч.2 п.2 комментируемой статьи (т.е. в субсидиарном порядке, если специальное правило не установлено комментируемой статьей), к таким завещаниям применяются положения ст.1124 и 1125 ГК. Из этих правил следует, что, во-первых, завещание рассматриваемой категории может быть исполнено на компьютере и т.п. (не обязательно собственноручное написание), однако подписывать его необходимо будет в присутствии названных лиц. Представляется, что подпись завещания рукоприкладчиком не исключается (хотя возможно и противоположное толкование, если акцент поставить на словах «подписано завещателем» и считать это иным правилом, нежели установленное в ч.2 п.3 ст.1125). Во-вторых, из положений п.2 комментируемой статьи следует, что привлечение свидетеля обязательно, что влечет за собой необходимость соблюдения требований п.2 ст.1124, а также установленные в ней последствия несоблюдения этих требований.

Могут ли перечисленные выше лица составлять закрытые завещания? С одной стороны, на этот вопрос можно ответить положительно — с точки зрения здравого смысла вполне логично предположить, что лицо, имеющее право удостоверить завещание, выполнить все функции нотариуса в соответствии со ст.1126 и впоследствии пришлет запечатанный конверт нотариусу по месту жительства гражданина. И именно к такому выводу мы пришли бы, если бы комментируемая статья, подобно ст.541 ГК РСФСР, только перечисляла завещания, приравненные к нотариально удостоверенным. Однако комментируемая статья определяет именно порядок удостоверения завещания не нотариусами — и этот порядок не совпадает с установленным в ст.1126 ГК РФ. На этом может быть основан вывод, в соответствии с которым лица, указанные в п.1 комментируемой статьи, закрытые завещания составлять не могут.

На наш взгляд, право названных лиц составлять закрытые завещания должно быть подтверждено в рамках официального толкования.

Субъект, удостоверяющий в соответствии с комментируемой статьей завещание, имеет в связи с этим определенные обязанности:

— предпринять все меры при наличии разумной возможности пригласить к лицу, желающему составить завещание, нотариуса;

— направить удостоверенное завещание нотариусу по месту жительства наследодателя (либо непосредственно, либо через органы юстиции, если место жительства неизвестно).

Комментируемая статья, устанавливая указанные обязанности, не определяет последствия их неисполнения (например, если после удостоверения завещания не нотариусом выяснится, что должностное лицо имело возможность пригласить нотариуса, но не сделало этого). Представляется, что последствия могут быть только административными; на действительность завещания эти факторы влиять не должны.

Думается, нормы комментируемой статьи нуждаются в уточнении либо даже в изменении, основная цель которого — уравнивание завещаний, удостоверенных нотариусами и не нотариусами.

Статья 1128. Завещательные распоряжения правами на денежные средства в банках

Правила этой статьи представляют собой особый случай перехода по наследству имущественных прав — речь идет об обязательственных правах требования субъекта к банку, которые возникают в тот момент, когда субъект передает банку наличные деньги, т.е. теряет право собственности на них.

Комментируемая статья не нова, однако значительно изменяет порядок наследования прав на денежные средства в банках. Ст.561 ГК РСФСР устанавливала, что такие денежные средства наследуются особым образом, путем завещательного распоряжения на банковской карточке, причем эти средства не входили в состав наследственного имущества, т.е. на них не распространялись правила об обязательной доле наследников, кроме того, эти средства могли быть получены до истечения срока на принятие наследства.

Пункт 3 комментируемой статьи специально устанавливает, что права на денежные средства, в отношении которых сделано завещательное распоряжение, наследуются на общих основаниях.

Соответственно гражданин, имеющий средства, переданные по договору банковского счета либо банковского вклада банку либо иному кредитному учреждению (о том, что правила комментируемой статьи применяются не только к банкам, но и к иным кредитным учреждениям, имеющим право привлекать денежные средства граждан, сказано в п.4), может распорядиться имущественными правами в отношении этих средств двумя способами. Первый способ — составить обычное завещание (упомянуть о данном имуществе в обычном завещании); второй — определить судьбу указанных прав путем совершения завещательного распоряжения в учреждении банка, в котором находится счет. В последнем случае завещательное распоряжение будет иметь такую же юридическую силу, как и нотариально удостоверенное завещание.

Удостоверяется завещательное распоряжение служащим банка, который в соответствии с трудовым соглашением имеет право принимать к исполнению распоряжения клиента в отношении средств на его счете. Комментируемая статья определяет также, что завещательное распоряжение должно быть собственноручно подписано завещателем с указанием даты его совершения. Другие правила, касающиеся порядка осуществления завещательных распоряжений, могут быть определены Правительством РФ.

Банк выдает средства, находящиеся на счету (во вкладе) умершего, его наследникам, получившим свидетельство о праве наследования, на основании этого свидетельства и в соответствии с ним. При этом должны быть учтены правила, установленные ГК РФ и СК РФ, в соответствии с которыми имущество супругов является общим, если иное не установлено договором между ними (брачным контрактом). Таким образом, наследуется та часть вклада, права на которую принадлежали наследодателю, т.е. всю сумму при указанных обстоятельствах банк выдавать не обязан.

Как отмечалось, небанковские кредитные организации могут иметь право на привлечение средств граждан во вклады или а другие счета. В связи с этим возникает вопрос о судьбе завещательных распоряжений, сделанных в кредитных организациях, права на привлечение средств граждан не имевших, но занимавшихся такой деятельностью. К таким организациям может быть применен ряд административных последствий, вплоть до ликвидации, но представляется, что судьбы завещательных распоряжений эти последствия касаться не должны. То есть необходимо толкование п.4 с тем, чтобы его правила распространялись на деятельность любой кредитной организации. В пользу этой позиции говорит и то, что, если речь идет не о кредитной организации, а о банке, то такая проблема вообще не возникнет, так как в силу п.2 ст.835 ГК РФ в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это права, или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с ним банковскими правилами, вкладчик может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст.395, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. Из этого следует, что указанный договор действителен, а поэтому и завещательное распоряжение подлежит исполнению, если вкладчик умер, не воспользовавшись описанным выше порядком требования к банку.

В принципе, в силу п.4 ст.834 названные правила подлежат применению и к другим кредитным организациям, принимающим в соответствии с законом вклады (депозиты) юридических лиц. Но, как видим, здесь речь идет о вкладчиках — юридических лицах, что, в свою очередь, требует толкования.

Толкование, как уже говорилось, должно быть направлено на защиту гражданина, сделавшего завещательное распоряжение, т.е. изъявившего свою волю таким образом; эта воля должна учитываться независимо от соблюдения кредитной организацией правил осуществления деятельности.

Теперь рассмотрим вопрос о том, какой режим завещательных распоряжений существует в зависимости от времени их составления. Проблема в том, что ст.561 ГК РСФСР устанавливала режим иной, нежели существующий. В этой статье, говорилось о вкладах граждан в государственных трудовых сберегательных кассах или в Государственном банке СССР — иных банков и небанковских кредитных учреждений тогда просто не было. Поэтому возникла правовая неопределенность: возникавшие в начале 1990-х годов коммерческие банки стали предлагать вкладчикам сделать завещательные распоряжения. Изъятие завещанных таким образом средств из наследственной массы было мощным стимулом для привлечения вкладчиков, чем коммерческие банки попытались воспользоваться. Это не могло не вызвать неудовольствие Сбербанка, потерявшего часть потенциальных вкладчиков. Ситуация обострилась, когда вступившие в силу 3 августа 1992 г. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 г. установили иной режим завещательных распоряжений — в соответствии с п.4 ст.153 Основ вклады (все, во всех кредитных учреждениях) наследовались на общих основаниях (как видим, Основы ввели режим, эквивалентный действующему сейчас). Однако ситуация изменилась 3 марта 1993 г., когда постановление Верховного Совета РФ «О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации»*(25) ограничительно истолковало п.4 ст.153 Основ — п.9 постановления ВС РФ определил, что п.4 ст.153 Основ не применяется по отношению к вкладам граждан в Сберегательном банке РФ. В соответствии с таким толкованием положение Сбербанка было особым — он мог предоставить своим вкладчикам возможность составить завещательное распоряжение, последствием чего было неприменение к средствам вклада правил об обязательной доле и возможность наследника получить вклад, не дожидаясь истечения шестимесячного срока.

Вкладчики иных банков тоже могли сделать завещательные распоряжения, но на основании п.4 ст.153 Основ, т.е. без названных выше последствий, с применением всех общих правил наследования.

Такой дифференцированный режим завещательных распоряжений существовал до 1 марта 2002 г., т.е. до вступления в силу третьей части ГК РФ.

Поэтому теперь при решении вопроса о наследовании вклада (права на денежные средства в банках) очень важно определить, когда именно было сделано завещательное распоряжение. Если после 1 марта нынешнего года, то применяется порядок, установленный комментируемой статьей. Если до 1марта, то необходимо определить, о каком банке идет речь. Если о Сбербанке, то применяться будет режим, установленный ст.561 ГК РСФСР; если в ином банке — режим, установленный п.4 ст.153 Основ (соответственно, для распоряжений, сделанных после 3 августа 1992 г.). Могут возникнуть проблемы, связанные с режимом завещательного распоряжения, сделанного после 3 августа 1992 г. и до 3 марта 1993 г. в Сбербанке. На наш взгляд, и эти вклады должны наследоваться по правилам ГК РСФСР, так как положения постановления Верховного Суда РФ не установили новую норму, а только лишь истолковали норму п.4 ст.153 Основ.

Статья 1129. Завещание в чрезвычайных обстоятельствах

Положения этой статьи являются новеллой ГК, поскольку допускают простую письменную форму завещания. Таким образом, с 1 марта 2002 г. юридическую силу имеют письменные распоряжения граждан на случай смерти, если они сделаны в соответствии с нормами комментируемой статьи.

Она детально регламентирует, во-первых, порядок составления простого письменного завещания; во-вторых, порядок действий после его составления.

Прежде всего возможность составления простого письменного завещания определяется нахождением человека в положении, явно угрожающем его жизни. Как видим, закон использует признак очевидности, когда усомниться в опасности ситуации нельзя. Обстоятельства должны быть чрезвычайными. Интересно сравнивание этих обстоятельств с непреодолимой силой: «…они близки к непреодолимой силе, хотя в абз.1 п.1 ст.1129 не назван второй признак, характеризующий непреодолимую силу, — ее непредотвратимость (ср. п.3 ст.401 ГК)»*(26). Можно полностью согласиться с тем, что сделано это не случайно, так как на возможность составления завещания в простой письменной форме не влияет то, что гражданин сам способствовал поставлению себя в опасную ситуацию, например, отправившись рыбачить, несмотря на угрожающую метеосводку. Кроме того «речь идет о составлении завещания не при, а в чрезвычайных обстоятельствах. Иными словами, гражданин должен находиться не на периферии указанных обстоятельств, наблюдая за ними со стороны, а, что называется, в их эпицентре»*(27).

В науке такие завещания называют завещаниями последнего вздоха, поскольку особенно актуальны они тогда, когда опасные чрезвычайные обстоятельства привели к гибели человека. Не исключена ситуация, когда гражданин сможет выразить свою последнюю волю только устно, — однако устное распоряжение ни при каких обстоятельствах завещанием не станет.

Отметим, что простое письменное завещание актуально, только если наследодатель ранее не составлял иных завещаний, так как в силу п.5 ст.1130 ГК РФ завещанием, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах, можно отменить или изменить только такое же завещание.

Следующее условие составления простого письменного завещания состоит в отсутствии возможности оформить завещание иначе (путем заверения нотариусом или лицом, имеющим такое право в силу ст.1127).

Важное требование к действительности простого письменного завещания — наличие двух свидетелей, поскольку свидетели обязательны (это установлено ч.2 п.1 комментируемой статьи, они должны соответствовать требованиям п.2 ст.1124). В присутствии как минимум двух свидетелей (представляется, что их может быть и больше) наследодатель должен собственноручно написать и подписать документ, указав в нем, что он является завещанием (это может также следовать из содержания документа).

Комментируемая статья не содержит требований о том, что свидетели должны подписать простое письменное завещание. Представляется, что и без их подписей оно будет действительным. Главное, чтобы названные свидетели могли быть установлены и найдены (но даже и отсутствие такой возможности может не учитываться — подробнее об этом будет сказано ниже).

Далее рассмотрим требования, которые должны соблюдаться после составления письменного завещания. Они зависят от того, остался ли жив наследодатель после составления указанного завещания.

Если он остался жив, то, как устанавливает п.2, завещание утрачивает силу, если в течение месяца после отпадения чрезвычайных обстоятельств (а не после составления завещания) гражданин не воспользуется возможностью совершить завещание в иной форме в соответствии со ст.1124-1128. Очевидно, простое письменное завещание утрачивает силу с момента совершения его в другой форме.

Однако закон не отвечает на вопрос о последствиях гибели наследодателя в течение этого месяца, но от иных обстоятельств (например, рыбаков со льдины сняли, а через два дня один из них, написавший простое письменное завещание, погиб в автокатастрофе или умер от воспаления легких). Иначе говоря, комментируемая статья не определяет, связана ли действительность простого письменного завещания с отпадением обстоятельств, которыми было вызвано его составление (следует уточнить: в силу п.5 ст.1131 допускается отмена или изменение простого письменного завещания таким же; но о том, что какие-то последствия имеет прекращение чрезвычайных обстоятельств, не сказано нигде). Поскольку прямо не установлено иное, представляется необходимым толковать положения комментируемой статьи буквально, т.е. не считать простое письменное завещание недействительным в силу прекращения чрезвычайных обстоятельств.

Если наследодатель, составив простое письменное завещание, умер (сразу либо в течение месяца после отпадения чрезвычайных обстоятельств), не составив иных распоряжений, то необходимо решить вопрос об исполнении завещания. Для этого заинтересованные лица (это могут быть наследники по закону либо лица, указанные в завещании) обращаются в суд в целях подтверждения факта составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах (вот здесь, возможно, и понадобится найти и вызвать свидетелей, но, очевидно, только если факт составления завещания оспаривается). Это требование должно быть заявлено в течение шестимесячного срока, установленного для принятия наследства.

Представляется, что решение вопроса о подтверждении завещания не повлияет на момент открытия наследства, определяемый датой смерти наследодателя.

Отсюда вывод: выдача наследникам правоустанавливающих документов возможна только при наличии решения суда, подтверждающего факт составления завещания последнего вздоха.

Статья 1130. Отмена и изменение завещания

Положения комментируемой статьи новеллой ГК РФ не являются. Порядок отмены и изменения завещания устанавливался ст.543 ГК РСФСР 1964 г., положения которой позволяли дать ответ далеко не на все возникающие на практике вопросы.

Нормы комментируемой статьи корреспондируют нормам ст.1119, устанавливающим свободу завещания.

Наследодатель в любое время после составления завещания без объяснения причин (даже если причины названы, никакого юридического значения они не имеют) может отменить или изменить составленное завещание.

Отмена завещания предполагает последующее наследование по закону, если совершено путем заявления об отмене; последствием изменения завещания может быть наследование как по завещанию, так и по закону. Соответственно, отмена положений предыдущего завещания допускается путем составления нового.

Отменить или изменить завещание наследодатель может только по собственному усмотрению, без чьего бы то ни было согласия (даже если наследники были осведомлены о содержании воли наследодателя, выраженной в завещании, они не могут претендовать на то, чтобы их согласие на изменение или отмену завещания кого-либо интересовало).

Как и само завещание, отмена завещания представляет собой одностороннюю сделку, имеющую личный характер; эта сделка должна быть совершена в такой же форме, что и завещание (имеется в виду не конкретное отменяемое (изменяемое) завещание, а требования к форме завещания вообще; например, нотариально удостоверенное завещание может быть изменено закрытым, и наоборот).

Выделим основные принципы изменения и отмены завещания, установленные комментируемой статьей:

— завещание может установить определенный режим имущества, что повлечет за собой недействительность положений о данном имуществе в предыдущем завещании;

— завещание может содержать указание на то, что определенные положения предыдущего завещания отменяются — при отсутствии такого указания, а также названного выше изменения режима имущества в части, не охваченной последующим завещанием, будет действовать предыдущее;

— последующее завещание отменяет предыдущее только в той части, в которой противоречат ему;

— завещание, отмененное (либо полностью, либо в соответствующей части — т.е. измененное) утрачивает свою юридическую силу раз и навсегда; ни при каких обстоятельствах его восстановление не происходит — ни при отмене (полной или частичной) наследодателем последующего завещания, ни при признании недействительным последующего завещания.

Соответственно, если наследодатель отменил последующее завещание, ничего не предложив взамен, а также если завещание недействительно, осуществляется наследование по закону.

Как упоминалось, для завещания, составленного в чрезвычайных обстоятельствах, установлен особый порядок изменения и отмены (см. ст.1129 и комментарий к ней) — таким завещанием может быть отменено или изменено только точно такое же завещание. Это означает, что, если в течение месяца после отпадения угрожавших жизни чрезвычайных обстоятельств возникнут иные аналогичные обстоятельства, человек с соблюдением положений ст.1129 может составить новое завещание последнего вздоха. Если же после составления такого завещания выяснится, что наследодатель ранее как-то иначе распорядился своим имуществом, то простое письменное завещание юридической силы иметь не будет (например, если в простом письменном завещании будет сказано, что все имущество завещано другу, а потом обнаружится завещательное распоряжение о правах по вкладу на имя сестры, то последняя средства вклада получит, так как завещательное распоряжение имеет большую юридическую силу нежели простое письменное завещание, что установлено п.5 комментируемой статьи).

Статья 1131. Недействительность завещания

ГК РСФСР 1964 г. не выделял положения о недействительности сделок в отдельную статью, что влекло за собой необходимость применять общие положения о недействительности сделок.

Как и все сделки, односторонняя сделка — завещание — может быть ничтожной или оспоримой (общие правила о недействительности сделок установлены §2 гл.9 ГК РФ). Независимо от этого оспаривание завещания (т.е. предъявление иска о признании оспоримого завещания недействительным либо о применении последствий недействительности ничтожного завещания) возможно только после открытия наследства.

Очень важным представляется установление в п.2 комментируемой статьи круга лиц, имеющих право ставить вопрос о признании завещания недействительным, — это лица, права или интересы которых нарушены завещанием (очевидно, потенциальные наследники).

Обращает на себя внимание серьезная неточность указанного положения, в силу которой сложно ответить на вопрос, какие лица имеют право подавать иск о применении последствий недействительности ничтожного завещания — те же, что и о признании оспоримого завещания недействительным или какие-то другие тоже. Представляется необходимым в рамках толкования установить, что норма п.2 комментируемой статьи относится и к оспоримым, и к ничтожным завещаниям. Чтобы избежать проблем, связанных с толкованием, п.2 целесообразно изложить следующим образом: «Признание завещания недействительным и применение последствий недействительности завещания возможно после открытия наследства по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием».

Очевидно, ставить вопрос о ничтожности завещания можно как в тех случаях, когда это прямо указано в ГК, так и тогда, когда в завещании не соблюдается какое-то императивное требование к порядку его составления и оформления (например, если завещание удостоверено не нотариусом и не лицом, названным в ст.1127).

Если учесть, что практически все нормы, касающиеся завещания, являются императивными, то особую актуальность приобретают положения п.3 комментируемой статьи. В соответствии с ними не могут служить основанием недействительности завещания (очевидно, закон, воздержавшись от указания на признание завещания недействительным, имел в виду как ничтожность его, так и оспоримость, хотя и имеющаяся формулировка способна породить проблемы, о которых говорилось выше) описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если суд установит, что на понимание воли наследодателя они не влияли. Например, если нотариус (как императивно требует п.6 ст.1125) не предупредил завещателя об обязательных наследниках, представляется, что можно применить п.3 в целях исполнения завещания.

Значительность либо незначительность нарушений определяется судом, исходя из последствий — могут ли эти нарушения исказить волю наследодателя или оснований так полагать нет.

Сказанное относится как к завещанию в качестве сделки, так и к частям этой сделки, т.е. отдельным распоряжениям наследодателя. В силу ст.180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Корреспондирует этой норме положение п.4 комментируемой статьи, в соответствии с которым недействительность отдельных положений завещания не влияет на остальные части завещания, если можно предположить, что она была бы включена в завещание и при отсутствии распоряжений, являющихся недействительными. Если недействительной является часть завещания, то имущество, завещанное данным (недействительным) положением наследуется по закону. То же можно сказать и о последствиях недействительности всего завещания (конечно, за исключением ситуаций, когда это завещание охватывало не все имущество).

Наследование выморочного имущества. имущество полностью или частично переходит государству. такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе к последнему обладателю имущества​, ставшего выморочным, иначе, чем просто как к наследодателю.

Вы точно человек?

Статья 6. Применительно к наследству, открывшемуся до введения в действие части третьей Кодекса, круг наследников по закону определяется в соответствии с правилами части третьей Кодекса, если срок принятия наследства не истек на день введения в действие части третьей Кодекса либо если указанный срок истек, но на день введения в действие части третьей Кодекса наследство не было принято никем из наследников, указанных в статьях 532 и 548 Гражданского кодекса РСФСР, свидетельство о праве на наследство не было выдано Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию или наследственное имущество не перешло в их собственность по иным установленным законом основаниям. В этих случаях лица, которые не могли быть наследниками по закону в соответствии с правилами Гражданского кодекса РСФСР, но являются таковыми по правилам части третьей Кодекса (статьи 1142 — 1148), могут принять наследство в течение шести месяцев со дня введения в действие части третьей Кодекса.. При отсутствии наследников, указанных в статьях 1142 — 1148 Гражданского кодекса Российской Федерации, либо если никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника, применяются правила о наследовании выморочного имущества, установленные статьей 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Комментарий к статье 6
1. Комментируемая статья в ч. 1 устанавливает специальные правила применения новых норм наследственного права к правоотношениям наследования в случаях, если время открытия наследства относится к периоду до введения в действие части третьей ГК, но процесс наследственного правопреемства не завершился к моменту вступления ее в силу.
Это положение является специальным, определяющим применение указанных норм нового наследственного права с обратной силой.
Согласно комментируемой статье круг наследников по закону определяется в соответствии с нормами части третьей ГК, если наследство открылось до 1 марта 2002 г., но срок принятия наследства на 1 марта 2002 г. не истек.
Это правило означает, что при указанных условиях наследство может быть принято в порядке очередности лицами, относящимися к наследникам по закону всех восьми очередей, предусмотренных соответствующими новыми статьями ГК, — как прямыми наследниками, так и наследниками по праву представления.
Применение данного правила требует пояснений по вопросу о том, какой юридический смысл заложен в условие «если срок принятия наследства не истек на 1 марта 2002 г.». Имеются ли в виду правила о сроке для принятия наследства, установленные ст. 546 и 548 ГК РСФСР, или соответствующие правила части третьей ГК?
Исходя из внутренней взаимосвязи всех положений ч. 1 комментируемой статьи, а также установленных пределов действия новых норм с обратной силой, рассматриваемое правило должно применяться в случаях, если на указанную дату не истек срок для принятия наследства, установленный ст. 546 и 548 ГК РСФСР. Если при соответствующих конкретных обстоятельствах наследования такой срок для принятия наследства не истек на 1 марта 2002 г., круг наследников должен определяться по правилам части третьей ГК.
Например, наследство открылось 20 сентября 2001 г. Срок принятия наследства наследниками первой очереди составляет 6 месяцев. Срок на принятие наследства истекает 21 марта 2002 г. Если наследство наследниками первой очереди не было принято до 1 марта 2002 г., а срок для принятия ими наследства не истек до 1 марта 2002 г., круг наследников должен быть определен по правилам разд. V «Наследственное право» ГК. При определении круга наследников по закону согласно нормам ГК должны быть применены те нормы, в соответствии с которыми лица призываются к наследованию по закону в порядке очередности (см. коммент. к ст. 1141 — 1149 ГК) и осуществляют свое право на принятие наследства в сроки, предусмотренные соответствующими статьями ГК (см. коммент. к ст. 1152 — 1160 ГК). При этом, если иное не предусмотрено Вводным законом, во внимание будут приняты сроки принятия наследства, исчисление которых зависит от отказа других наследников от наследства, отстранения их от наследства либо непринятия ими наследства (см. коммент. к ст. 1154 ГК).
2. Непринятие наследства могло быть результатом отказа от наследства, пропуска срока для принятия наследства либо отсутствия в окружении наследодателя на момент открытия наследства лиц, относящихся к кругу наследников по закону. Пропуск срока для принятия наследства не является необратимым препятствием для осуществления права на наследство. Срок для принятия наследства мог быть продлен по правилам ст. 547 ГК РСФСР, ныне может быть восстановлен в порядке, предусмотренном ст. 1155 ГК (см. коммент. к этой статье).
В случае если наследство в целом было завещано, но не принято всеми наследниками по завещанию, оно поступает к наследникам по закону, которые имели право его принять.
В случае если завещана лишь часть наследства, другая часть, оставшаяся не завещанной, переходит к наследникам по закону, к ним же переходит и часть наследства, которая хотя и была завещана, но не принята наследниками по завещанию.
Таким образом, в случае непринятия всего наследства или части его наследниками по закону на день введения в действие части третьей ГК, наступают последствия, предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи, в отношении всего наследства в целом либо в отношении части наследства, которая должна была перейти к наследникам по закону.
3. В комментируемой статье определен круг наследников, чье отношение к принятию наследства признается условием для решения правовой судьбы наследства по правилам нового закона.
Если наследство не было принято лицами, которые включены в круг наследников по закону, указанных в ст. 532 ГК РСФСР, или круг наследников, призываемых к правопреемству в порядке наследственной трансмиссии согласно ст. 548 ГК РСФСР, круг наследников по закону определяется по правилам части третьей ГК.
С учетом момента открытия наследства круг наследников по закону до 17 мая 2001 г. был ограничен лишь первой и второй очередями наследников и одной категорией лиц, наследовавших по праву представления. После 17 мая 2001 г. круг наследников по закону включал четыре очереди наследников и три категории лиц, наследующих по праву представления. Указанное изменение круга наследников по закону следует иметь в виду, исследуя конкретные обстоятельства открывшегося наследства.
В случае если наследники по закону пропустили срок для принятия наследства, открывшегося до 1 марта 2002 г., и наследство оказалось на 1 марта 2002 г. не принятым наследниками по закону, последние не лишены права принять наследство по истечении установленного срока. Однако при этом должны применяться положения не ст. 547 ГК РСФСР, а ст. 1155 ГК, поскольку в комментируемой статье предусмотрено, что круг наследников по закону определяется в соответствии с нормами нового наследственного права, если на 1 марта 2002 г. наследство не было принято никем из возможных наследников, устанавливаемых в соответствии с нормами ГК РСФСР.
Правила о сроке для принятия наследства и восстановлении этого срока по его истечении оказывают прямое влияние на определение круга наследников по закону. Поскольку Вводный закон при указанных им обстоятельствах требует применения положений части третьей ГК для определения круга наследников по закону, постольку положения ГК следует применять и при решении вопроса о круге наследников по закону в случаях пропуска срока для принятия наследства.
4. Если наследство, открывшееся до 1 марта 2002 г., не принятое на 1 марта 2002 г. никем из наследников по закону, не перешло ни в государственную, ни в муниципальную собственность на ту же дату, оно подчиняется правилам о круге наследников по закону, установленным частью третьей ГК.
Формулируя данное условие, Вводный закон вводит два обязательных его признака, неразрывно связанных между собой. Первый признак касается оснований, по которым наследственное имущество могло перейти, но не перешло в собственность Российской Федерации, субъектов РФ или муниципального образования. Второй признак ограничивает действие данного условия временными рамками — не далее дня введения в действие части третьей ГК — 1 марта 2002 г.
При наследовании имущества (как выморочного, так и завещанного) государство в соответствии со ст. 557 ГК РСФСР могло получить свидетельство о праве на наследство в таком же порядке, какой установлен для всех иных наследников. Согласно данной норме государство не было обязано получать свидетельство о праве на наследство, хотя и не могло отказаться от выморочного наследства, переходившего к государству независимо от совершения специальных актов принятия наследства.
Иное дело — переход к Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию наследства по завещанию. В этом случае действуют общие правила наследования, включая правила о принятии или непринятии наследства, последствиях таких действий.
Следует особо подчеркнуть, что комментируемая статья требует, чтобы основания перехода наследственного имущества гражданина в государственную или муниципальную собственность были предусмотрены законом, независимо от того, какой закон действовал на момент открытия наследства или на момент перехода имущества в собственность государства либо муниципальных образований.
Вместе с тем возможные основания, по которым наследственное имущество при определенных обстоятельствах должно было перейти в государственную или муниципальную собственность, но не перешло, следует рассматривать с учетом правовых норм лишь тех законов, которые действовали до введения в действие части третьей ГК. Этот вывод связан с фактором времени, с которым закон связал судьбу имущества как объекта правопреемства: комментируемое условие предусматривает тот случай, когда наследственное имущество на 1 марта 2002 г. не успело поступить в государственную или муниципальную собственность.
В отношении одного из оснований перехода наследственного имущества к Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию, а именно перехода к ним права на наследство, Вводный закон прямо указал на конкретный документ, отсутствие которого служит доказательством того, что имущество не перешло в публичную собственность. Этот документ — нотариальное свидетельство о праве наследования, выданное уполномоченному органу, осуществляющему правомочия публичного собственника.
Необходимость подобной конкретизации применительно к праву наследования государства и иных публичных образований является совершенно оправданной. Она обусловлена тем, что позволяет с бесспорной определенностью установить момент осуществления государством и иными публичными образованиями права на наследование выморочного или завещанного им наследственного имущества. Данное условие документирования права представляется особенно необходимым, чтобы устранить возможность для властных структур определить судьбу наследства иным, административным путем.
5. Если наследство, открывшееся до 1 октября 1964 г., не было принято никем из наследников по закону на 1 марта 2002 г. и не перешло по праву наследования ни в государственную, ни в муниципальную собственность на день введения в действие части третьей ГК, круг наследников определяется по правилам нового наследственного права.
Правило касается весьма редких, даже единичных в настоящее время случаев неопределившейся правовой судьбы наследств, которые открылись еще до введения в действие ГК РСФСР.
Расширение круга наследников по закону третьей и четвертой очередями и связанное с этим изменение ст. 532 ГК РСФСР, предусмотренное Федеральным законом от 14.05.2001 N 51-ФЗ, не сопровождались специальными правилами о введении в действие указанных изменений. Комментируемая статья распространяется на все наследства, открывшиеся до 1 марта 2002 г., но не принятые никем из наследников и не перешедшие по праву наследования либо иным законным основаниям к государству или другим субъектам.
Законодатель распространил нормы нового наследственного права на наследства, открывшиеся в любой момент до 1 марта 2002 г. и остававшиеся все это время вплоть до введения в действие части третьей ГК «бессубъектными» как по основаниям наследования, так и по иным основаниям правоприобретения имущества умершего лица.
В то же время указанное правило, на наш взгляд, содействует утверждению правопорядка. Поскольку «бессубъектные» («лежачие») наследства приобретут наследников по закону из числа родственников наследодателя, будет устранена неопределенность правового статуса имущества и обеспечено возложение бремени собственности на определенное лицо.
Можно также говорить о положительной нравственной стороне этого решения, поскольку переход наследства к родственникам бывшего собственника свидетельствует об уважении к памяти умершего и к лицам, связанным общим родством.
6. Применительно к наследствам, открывшимся до введения в действие части третьей ГК, их правовая судьба определяется по правилам нового наследственного права также и в случаях, если наследственное имущество не перешло в частную собственность других лиц в порядке и по основаниям, установленным законом.
Наследственное имущество, не принятое никем из наследников и не перешедшее в государственную или муниципальную собственность, могло поступить в частную собственность других лиц по иным основаниям, предусмотренным законом, например в силу приобретательной давности.
Во всех подобных случаях, если наследственное имущество, не ставшее объектом наследственного правопреемства, поступило в частную собственность других лиц правомерно, исключается восстановление отношений наследования по правилам части третьей ГК.
Сделанный вывод не означает, что исключается спор между наследниками, которые не осуществили своего права на наследство, и лицами, которые приобрели право собственности на спорное имущество по иным основаниям, предусмотренным законом.
7. В комментируемой статье сделана отсылка к ст. 1142 — 1148 части третьей ГК, устанавливающим полный круг наследников по закону, включая лиц, которые могли быть и которые не могли быть наследниками по правилам ГК РСФСР. Данная отсылка является оправданной. Она предлагает выявление «новых» наследников на основе сравнения соответствующих статей ГК РСФСР и ГК и с учетом времени открытия конкретного наследства. Нельзя не учитывать, что статьи ГК, определяющие наследников по закону, имеют структурные и редакционные отличия от соответствующих положений ГК РСФСР. Это касается, например, формулировок о полнородных и неполнородных братьях и сестрах, полного или частичного обособления статей о наследовании усыновителей и усыновленных, внуков и правнуков и т.д.
8. Указанные различия «старых» и «новых» наследников связаны с различными сроками принятия наследства, установленными законом для первых и вторых. Для принятия наследства первыми действуют сроки, предусмотренные ст. 546 и 548 ГК РСФСР, что вытекает из толкования комментируемой статьи. Для принятия наследства вторыми установлен особый срок продолжительностью в 6 месяцев, исчисляемый со дня введения в действие части третьей ГК, что закреплено в предложении втором ч. 1 комментируемой статьи. В течение указанного срока право принятия наследства предоставлено лицам, которые не могли быть наследниками по закону в соответствии с правилами ГК РСФСР, но являются таковыми по правилам части третьей ГК. Лица — наследники по закону и по правилам ГК РСФСР, и по правилам ГК не имеют права на принятие наследства в срок, исчисляемый со дня введения в действие части третьей ГК.
Продолжительность срока принятия наследства «новыми» наследниками совпадает с общей продолжительностью срока принятия наследства (п. 1 ст. 1154 ГК — см. коммент. к этой статье). Но момент, с которого исчисляется начало течения срока, связан не со временем открытия наследства, а с днем введения в действие части третьей ГК.
Правило комментируемой статьи о сроке принятия наследства «новыми» наследниками не исключает применения правил о способах принятия наследства, предусмотренных ст. 1153 ГК, правил о сроке принятия наследства лицом, для которого право наследования возникает только вследствие непринятия наследства другим наследником (п. 3 ст. 1154 ГК), правил о восстановлении срока (ст. 1155 ГК), правил об отказе от наследства и его видах (ст. 1157, 1158), правил о наследственной трансмиссии (ст. 1156). См. коммент. к этим статьям.
9. Особого внимания заслуживает вопрос об условиях наследования нетрудоспособных иждивенцев наследодателя в рамках комментируемой статьи.
Это объясняется тем, что условия наследования этими лицами по правилам части третьей ГК изменились в сравнении с правилами ст. 532 ГК РСФСР. Если в соответствии с правилами комментируемой статьи условия применения нового закона связаны с принятием (непринятием) наследства лицами, указанными в ст. 532, 548 ГК РСФСР, включая нетрудоспособных иждивенцев наследодателя, то и основания признания таких лиц наследниками в рамках ст. 532 ГК РСФСР следует определять по правилам названной статьи.
Однако в случаях, если в соответствии с правилами комментируемой статьи нетрудоспособные иждивенцы наследодателя призываются к наследованию в числе наследников по закону, определяемых согласно нормам части третьей ГК, эти лица могут наследовать, если отвечают условиям, предусмотренным ст. 1148 ГК (см. коммент. к этой статье).
Но в число наследников по закону, призванных к наследству, открывшемуся до 1 марта 2002 г., не могут быть включены нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении наследодателя не менее года до его смерти, если такие иждивенцы не состояли в определенной степени родства с наследодателем и не проживали совместно с ним.
10. Часть 2 комментируемой статьи содержит основания, по которым наследство, открывшееся до 1 марта 2002 г., признается выморочным и переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации по правилам части третьей ГК (см. коммент. к ст. 1151 ГК).
В ч. 2 комментируемой статьи закреплено специальное правило о применении нового закона с обратной силой. Оно применяется к наследствам, открывшимся до 1 марта 2002 г. и не принятым никем из наследников по закону ни до 1 марта 2002 г., ни в установленный 6-месячный срок после 1 марта 2002 г.
Важно отметить, что по смыслу комментируемой статьи решен вопрос о моменте перехода наследства к государству. По истечении 6-месячного срока для принятия наследства, установленного ч. 1 этой статьи, имущество признается выморочным и переходит в собственность государства в силу самого закона. Соответствующие государственные органы вправе получить нотариальное свидетельство о праве наследования Российской Федерацией определенного имущества. С переходом выморочного наследства к государству устраняется неопределенность правового статуса имущества, правообладатель которого умер и его правопреемники не заявили о своих правах на наследство.

Вернутся в раздел Комментарии к законам

И, наконец, самый главный вопрос: когда именно выморочное имущество переходит к государству? Гражданский кодекс в своих статьях ответа на.