ГК РФ относит компенсацию морального вреда к способам защиты гражданских Какова справедливая компенсация вреда здоровью?

Содержание

Что на весах у российской Фемиды

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

1

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

2

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

3

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

4

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)».

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.


При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. «Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда», – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

МНЕНИЕ

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

«Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)».


Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

ПРИМЕР

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).


Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится».


По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

«В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)», – добавляет Алексей Токарев.

Найдите еще больше судебных решений по спорам, связанным с возмещением морального вреда, в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!
Получить доступ

***

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Что делать, если Вы хотите добиться возмещения морального вреда?

В западном обществе тема «морального вреда», защиты чести и достоинства имеет в прямом смысле «богатую» судебную практику.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Компенсация морального вреда

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Ассоциация юристов России начала сбор предложений, как прописать критерии для определения размера компенсаций морального вреда.

Ежегодно суды взыскивают миллиарды рублей в качестве компенсаций морального вреда. Однако, как полагают многие эксперты, человеческая жизнь и наши страдания явно недооценены. Более того, на практике получается широкий разброс цен: в аналогичной беде люди могут получить компенсации, отличающиеся в десятки раз. Где-то много, где-то почти ничего.

Министр юстиции России Александр Коновалов предложил подумать над установлением единых критериев при определении компенсаций, в том числе, возможно, прописать минимальные тарифы компенсации морального вреда.

Вопросы компенсации морального ущерба эксперты "РГ" разбирают в рубрике "Юрконсультация"

"Действительно, вызывает недоумение, если не ужас, колоссальный разброс в размерах назначаемых возмещений морального вреда по более или менее одинаковым случаям в судебной практике, — отметил Александр Коновалов, выступая в Совете Федерации. — На мой взгляд, подход судов должен быть более консолидированным, единообразным. Здесь можно найти разумное, корректное решение, которое позволит свести практику к единому знаменателю. Мы считаем, что минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установить".

Свежие примеры: в Саратове водитель некоей фирмы насмерть сбил на пешеходном переходе 55-летнего мужчину. Жена погибшего подала в суд на компанию, обязанную отвечать за сотрудника, и получила 150 тысяч рублей моральной компенсации. В Тольятти примерно в это же время пожилой водитель также сбил на переходе двух 20-летних парней, один погиб, другой получил серьезные травмы. Суд обязал виновника заплатить родителям погибшего миллион рублей. Наверное, резонно поинтересоваться, почему такая разница?

Сегодня четких ориентиров нет. Каждый раз судьи решают этот вопрос отдельно, исходя из собственных представлений о цене слез. Моральный вред за гибель близкого человека могут оценить и в 5 тысяч рублей.

Это — официально зафиксированный минимум из судебной практики.

"Вопрос назрел давно: сегодня судьи при определении размера компенсации учитывают степень вины нарушителя и другие обстоятельства, — рассказал "РГ" председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — В результате суммы компенсаций морального вреда за гибель близкого человека колеблются от нескольких тысяч до 15 миллионов рублей. Причем верхняя планка — единичный случай. Зачастую назначается менее 2-х миллионов рублей".

По его мнению, необходимо не только установить минимальный размер, но и разработать некие критерии, на которые могли бы ориентироваться суды для расчета суммы возмещения морального вреда.

"Вряд ли стоит устанавливать твердые тарифы для разных случаев, так как у судей все же должна быть возможность учитывать особенности конкретной ситуации, — говорит Владимир Груздев. — Скорее всего, могут быть какие-то ориентировочные показатели, примерная шкала. В какой форме должны быть приняты такие критерии, также вопрос обсуждаемый. Ассоциация юристов России намерена провести экспертное обсуждение проблемы и подготовить предложения для законодателей".

Как утверждает адвокат Ирина Фаст, сегодня реальные размеры компенсаций морального вреда в случае смерти в 51 раз ниже научно требуемых.

Ежегодно суды рассматривают примерно 16 тысяч дел о компенсации вреда жизни и здоровью, взыскивая в общей сложности свыше 2,5 миллиардов рублей

"Необходимо отметить, что по некоторым категориям дел компенсация морального вреда — единственная выплата, на которую может рассчитывать потерпевший или родственник погибшего. Например, трудоспособная супруга в связи с гибелью ее супруга, родители в связи с гибелью ребенка, брат в связи с гибелью сестры и т.д., — говорит Ирина Фаст. — При определении размера компенсации морального вреда суды руководствуются, как это определено ст. 1101 Гражданского кодекса РФ, требованиями "разумности и справедливости". Такое законодательное регулирование не позволяет в должной мере обеспечить принципы равенства, разумности и справедливости и вызывает серьезные проблемы в правоприменительной практике".

По ее словам, правовые традиции складываются таким образом, что максимальные размеры компенсаций присуждаются потерпевшим от преступлений. При этом наличие статуса "жертвы преступления" не гарантирует достойного размера компенсации морального вреда.

На размер компенсаций влияет, например, как вел себя потерпевший. Одно дело, если человек мирно шел по улице и на него напали грабители. Другое, когда выпивал вместе с будущим преступником и даже затеял ссору.

"Поведение самого потерпевшего, как показывает исследование, также имеет значение при определении размера компенсаций, — говорит Ирина Фаст. — Согласно российскому законодательству отказ в возмещении вреда по некоторым категориям дел недопустим, а значит, даже если пострадавший "сам виноват", он имеет право на получение компенсации. Более снисходительно суды относятся к пострадавшим при отсутствии их вины в возникновении вреда, тем не менее размер присужденных компенсаций различается несущественно — среднее значение в пределах 20 процентов".

Некоторое время назад Финансовым университетом при правительстве РФ были проведены расчеты юридической стоимости человеческой жизни.

"При проведении расчетов использован комплексный подход, учитывающий макроэкономические расчеты, данные по доходу населения, продолжительности жизни, данные социологических исследований, — рассказывает Ирина Фаст. — Средняя "стоимость" человеческой жизни в 2017 г. (справедливого возмещения в связи с гибелью человека) составила 5,7 миллиона рублей. Средняя "стоимость" инвалидности составила 4,8 миллиона рублей".

То есть это те суммы, которые с научной точки зрения могли бы стать обоснованными компенсациями, и они в десятки раз выше тех, что реально назначаются сегодня.

Вариантов решения проблемы может быть несколько. Например, дать право правительству устанавливать правила расчета таких компенсаций, предусмотрев, что минимальный размер компенсаций не может быть, скажем, менее 20-кратной величины прожиточного минимума.

Или какие-то рекомендации для судей могут быть приняты пленумом Верховного суда России.

Если пешеходы пострадают от авто, в разных регионах будут разные компенсации. Фото: Денис Кожевников/ ТАСС

ВластьПравоПравительствоМинюст

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Проблемы компенсации морального вреда

Один из самых неоднозначных и дискуссионных вопросов в судебной практике – определение размера компенсации морального вреда. Многие.

Кто может получить компенсацию морального вреда

В исках работников к работодателям требование о компенсации морального вреда – отнюдь не редкость. Расскажем о правовой природе морального вреда в трудовых правоотношениях и примечательных случаях судебной практики взыскания компенсации морального вреда. Данные сведения помогут работодателю сориентироваться в ситуации судебного процесса с работником, ­спрогнозировать масштаб рисков и по возможности минимизировать их.

Практически каждый работник, обращаясь в суд с иском к работодателю, включает в свои исковые требования компенсацию морального вреда. И, как правило, удовлетворяя основные требования сотрудников, суд взыскивает с работодателя и моральный вред. Размер компенсации морального вреда обычно варьируется от нескольких сотен до нескольких тысяч рублей, несмотря на то, что работники зачастую просят взыскать суммы на несколько порядков больше.

К счастью для работодателей, в нашей стране пока не прижилась практика взыскания миллионных сумм в возмещение морального вреда. Исключением является моральный вред, возникший вследствие причинения вреда жизни и здоровью истца, утраты им трудоспособности. Тут суд может ­взыскать десятки и даже сотни тысяч рублей в зависимости от «тяжести» случая.

Общие положения о моральном вреде

Начнем с того, что понятие морального вреда непосредственно в ТК РФ не раскрывается, следовательно, надлежит использовать то определение, которое дается в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ), поскольку оно универсально для любой отрасли права. Так, ст. 151 ГК РФ определяет моральный вред как физические или нравственные страдания, перенесенные гражданином в результате действий, нарушающих его личные неимущественные права либо посягающих на принадлежащие гражданину ­нематериальные блага, а также в других случаях, ­предусмотренных ­законом.

О компенсации морального вреда в результате нарушения имущественных прав гражданина сказано в ч. 2 ст. 1099 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, ­предусмотренных законом.

Перечислим основные принципы, в соответствии с которыми определяется размер компенсации морального вреда. Так, должны учитываться:

  1. степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства (ст. 151 ГК РФ);
  2. степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (ст. 151 ГК РФ);
  3. требования разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  4. фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Кроме того, компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (ч. 3 ст. 1099 ГК РФ).

В некоторых случаях (ст. 1100 ГК РФ) моральный вред компенсируется даже независимо от вины нарушителя, например, в случае причинения ­вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной ­опасности.

Как видим, какой-либо универсальной формулы расчета компенсации морального вреда не существует, ее размер в каждом конкретном случае определяется индивидуально, на основании вышеперечисленных ­принципов. Не существует и ограничений по сумме компенсации ­морального вреда.

Регулирование морального вреда в трудовых правоотношениях

Моральный вред упоминается в ТК РФ в нескольких статьях. В ст. 3 ТК РФ, которая запрещает дискриминацию в сфере труда, говорится о праве лиц, подвергшихся дискриминации, требовать компенсации морального вреда. В ст. 21 ТК РФ, посвященной правам и обязанностям работника и работодателя, упоминается о праве работника на возмещение морального вреда и обязанности работодателя его компенсировать.

В ст. 394 ТК РФ («Вынесение решений по трудовым спорам об увольнении и о переводе на другую работу») установлено право работника требовать компенсацию морального вреда в случае незаконного увольнения или перевода на другую работу.

Основная же статья, регулирующая компенсацию морального вреда в трудовых правоотношениях, – это ст. 237 ТК РФ. Там указано, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Важным разъяснением этой нормы служит п. 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»: учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу абз. 14 ч. 1 ст. 21 и ст. 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной ­платы).

Из вышеприведенного можно сделать следующие выводы:

  • моральный вред является следствием неправомерных действий либо бездействия работодателя;
  • моральный вред может компенсироваться и при нарушении имущественных прав работника;
  • порядок определения размера компенсации морального вреда – по соглашению сторон либо судом в случае не достижения соглашения;
  • при судебном порядке определения факта причинения и размера компенсации морального вреда отсутствует зависимость от размера ­имущественного ущерба, причиненного работнику.

Что же касается доказательств причинения морального вреда, то по факту он презюмируется при нарушении трудовых прав работника и наличии вины работодателя в этом. По сути, такой вид морального вреда, как нравственные страдания, недоказуем в документальном смысле. Поэтому в качестве подтверждения достаточно заявления истца о том, что он нервничал, плохо спал, переживал, испытывал стресс и т.д. Тут уже суд на свое усмотрение сопоставляет серьезность воздействия ­негативной ситуации на душевное состояние истца.

В некоторых ситуациях истцы доказывают моральный вред медицинскими документами: справками, заключениями и т.п. Однако в том случае, когда моральный вред в виде ухудшения состояния здоровья возник не вследствие прямого воздействия работодателя на истца, а опосредованно (путем воздействия на психическое состояние истца), эти документы не всегда можно соотнести с фактом причинения морального вреда. Ведь истец мог иметь хронические заболевания (гипертония, диабет и т.п.), и тут очень сложно установить причинно-следственную связь между действиями работодателя и изменениями физического состояния страдавшего работника. Суды, как правило, в такого рода тонкости не углубляются и приветствуют медицинские документы, а также счета за лекарства: чем больше доказательств, тем лучше.

Но в тех случаях, когда моральный вред причинен в форме прямого физического воздействия на здоровье истца (производственная травма, профессиональное заболевание), он подтверждается в первую очередь медицинскими документами (диагноз, справка об утрате трудоспособности, об инвалидности и т.п.), которые суды исследуют весьма подробно, наряду с обстоятельствами причинения вреда здоровью истца и ­степенью вины в этом как работника, так и работодателя.

В этой ситуации сомнений в наличии морального вреда как в форме физических, так и в форме нравственных страданий, и вовсе не возникает. В случае причинения вреда здоровью источником повышенной опасности нет необходимости доказывать вину работодателя, владеющего данным источником.

Об этих особенностях доказывания морального вреда указано и в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»: учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ). При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в ­данном случае подлежит лишь размер ­компенсации морального вреда.

Судебная практика по возмещению морального вреда работникам

В данном разделе рассмотрим практические аспекты применения норм о компенсации морального вреда работникам. На основании их анализа получим картину того, что ожидает работодателя, если работник просит компенсировать моральный вред.

Сроки исковой давности при заявлении требования о компенсации морального вреда

Сроки исковой давности по трудовым спорам очень короткие, и работники их зачастую пропускают, что является спасительной соломинкой для работодателя. Как правило, суды применяют сроки исковой давности и к требованиям о возмещении морального вреда, если этот вред причинен посредством нарушения имущественных прав работников.

Типичным примером является судебное решение, рассмотренное ниже.

Поскольку истцы, как правило, связывают моральный вред с нарушением своих имущественных прав, срок исковой давности относительно взыскания компенсации морального вреда исчисляется в пределах сроков исковой давности по имущественным требованиям (взыскание ­заработной платы, выходного пособия и т.п.).

Вместе с тем в соответствии со ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Таким образом, если моральный вред возник вследствие, например, дискриминации, издания незаконных приказов и т.п., на требование о его компенсации исковая давность не распространяется.

Тут следует отметить, что истцы в одном иске обычно заявляют несколько требований, как имущественных, так и неимущественных: о признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в связи с нарушениями их прав. И часто суды, если пропущен срок исковой давности по всем основным требованиям, не утруждаются тем, чтобы выделить из этих требований те, что являются неимущественными, и присудить истцу на основании ст. 208 ГК РФ ту часть ­морального вреда, которая связана именно с неимущественными требованиями.

Однако бывают попытки суда проявить гибкий подход и взыскать моральный вред, если среди основных требований истца имелись неимущественные, связанные с его нематериальными благами.

А есть и вовсе странная судебная практика по поводу исковой давности.

Как видите, суд явно проигнорировал разъяснение, данное в п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10.

Таким образом, в большинстве случаев работодатель огражден сроком исковой давности и по требованиям истцов о компенсации морального вреда.

Работодатель добровольно исполнил исковые требования

Компенсация может быть взыскана и в случае добровольного выполнения работодателем исковых требований.

Таким образом, даже добровольное устранение работодателем совершенных в отношении работника нарушений не освобождает в полной мере от обязанности компенсировать моральный вред. Суд может лишь учесть данное поведение работодателя как степень вины при ­установлении размера компенсации.

Как уменьшить сумму возмещения морального вреда

Рассмотрим два судебных дела, в которых ставился вопрос об уменьшении суммы возмещения морального вреда.

Конечно, обжаловать размер морального вреда можно, если работодатель полагает его завышенным, но велика вероятность, что суд в данном случае будет руководствоваться исключительно своим внутренним убеждением.

Солидарное взыскание компенсации морального вреда

Имейте в виду: практике в трудовых спорах известны случаи солидарного взыскания морального вреда.

Разглашение работодателем персональных данных работников

Это особенно интересный случай, поскольку иной раз работодателям приходят в голову идеи внести увольняемого работника в «черные списки», сообщить о нем информацию новому работодателю и т.п. Однако даже те действия работодателя, которые не имели столь злостного умысла, но способствовали разглашению персональных данных бывшего ­сотрудника, ­могут служить основанием для компенсации морального ­вреда.

Установление размера компенсации морального вреда по соглашению сторон

Напомним, что компенсация морального вреда может регулироваться соглашением сторон трудового договора, а если соглашение не достигнуто, то судом (ст. 237 ТК РФ). По поводу применения этой нормы ­возникает немало судебных споров. Приведем несколько ­примеров.

Таким образом, помните, что даже соглашение сторон не препятствует работникам обращаться за компенсацией морального вреда в ­повышенном размере.

Как видим, работодатель почти бессилен повлиять на исход дела в части компенсации морального вреда. Основная рекомендация тут может быть одна: не хотите оплачивать компенсацию морального вреда – не ­нарушайте права работников.

Если же нарушение прав работника уже произошло, можно предпринять следующее:

  1. незамедлительно устранить нарушение в отношении сотрудника (отменить спорный приказ, произвести выплаты и т.п.) с целью уменьшения фактора вины работодателя при расчете компенсации морального вреда;
  2. при наличии соглашения о компенсации морального вреда выполнять его добровольно и своевременно, не дожидаясь обращения работника за компенсацией и тем более – в суд, что дает работнику большой шанс взыскать компенсацию в повышенном размере;
  3. внимательно относиться к персональным данным работника, особенно после его увольнения. Например, убрать его фотографии с доски почета, сайта компании, рекламных материалов и т.д.;
  4. попытаться обжаловать размер взысканной компенсации морального вреда ­(однако шансы на положительный результат невелики).

Полистать демо-версию печатного журнала

В апелляционном определении Ставропольского краевого суда от 28.01.2014 по делу № 33-361/14 сказано следующее: в силу абз. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом определена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 ТК РФ сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные ­законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

Примером служит решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 31.03.2011 по делу № 2-1246/2011, в котором суд посчитал, что срок исковой давности по требованиям о компенсации морального вреда составляет три года, что явно не соответствует норме ст. 208 ГК РФ (исковая давность отсутствует).

Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 24.02.2011 № 33-2695/2011 отменило решение районного суда, в котором истцу было отказано в его требованиях, в том числе о компенсации морального вреда, по причине пропуска срока исковой давности в отношении материальных требований (о взыскании зарплаты и т.п.). Кассация взыскала в пользу истца компенсацию морального вреда, понесенного в связи с нарушением имущественных прав истца, указав на то, что к данному ­требованию срок исковой давности по трудовым спорам неприменим в силу ст. 208 ГК РФ.

В апелляционном определении Псковского областного суда от 24.12.2013 по делу № 33-2068/2013 рассмотрена ситуация, в которой на истца было неправомерно наложено дисциплинарное взыскание. В ходе судебного процесса ответчик отменил свой приказ, однако истец продолжал настаивать на компенсации морального вреда, который был причинен незаконным вынесением приказа. И данное требование истца было удовлетворено судом, поскольку отмена незаконного приказа в отношении истца не ­отменяет факт причинения ему морального вреда в период ­существования этого ­приказа.

Апелляционное определение Томского областного суда от 19.11.2013 по делу № 33-3362/2013 описывает ситуацию, когда с работодателя была взыскана компенсация морального вреда за задержку выплаты заработной платы. Ответчик, обжалуя решение первой инстанции, приводил доводы о своем плачевном финансовом положении: компания находилась в состоянии банкротства. Но даже тот довод, что взыскание завышенной, по мнению ответчика, компенсации морального вреда может повлиять на права других работников, обратившихся с аналогичными исками о взыскании зарплаты, не поколебал позицию апелляционного суда, который не стал уменьшать размер компенсации.

В другом судебном акте – кассационном определении Верховного суда Удмуртской Республики от 11.08.2010 по делу № 33-2625 – ответчик просил отменить решение районного суда о взыскании компенсации морального вреда. Суд не стал отменять решение полностью, однако снизил размер компенсации морального вреда, сославшись на общие нормы о принципах определения размера морального вреда и не приведя конкретных доводов о причинах его снижения.

С работником произошел несчастный случай при производстве строительных работ. Суд первой инстанции взыскал компенсацию морального вреда солидарно (на основании ст. 1080 ГК РФ) с работодателя и с владельца источника повышенной опасности (экскаватора), посредством которого был причинен вред здоровью истца.

Кассационная инстанция посчитала неверным взыскание морального вреда с ответчиков солидарно, поскольку основания возникновения ответственности перед истцом разные. Работодатель должен возместить моральный вред ввиду того, что не обеспечил безопасные условия труда, а владелец источника повышенной опасности – в силу ст. 1079 ГК РФ. Поэтому кассационная инстанция взыскала компенсацию морального вреда с каждого из ответчиков по отдельности (определение ­Челябинского областного суда от 05.12.2011 по делу № 33-12475/2011).

В кассационном определении Пензенского областного суда от 13.09.2011 № 33-2371 удовлетворено требование истицы о компенсации ей морального вреда, причиненного, в частности, тем, что ответчик передал третьему лицу справку об ­инвалидности истицы, разгласив таким образом персональные данные о ее ­здоровье.

В другом судебном акте – кассационном определении Верховного суда Удмуртской Республики от 11.09.2010 по делу № 33-2625 – рассмотрен следующий случай. После увольнения работника его фотография и паспортные данные были размещены на проходной предприятия. Истец говорил о том, что в связи с несоблюдением режима конфиденциальности его персональных данных ему звонили клиенты предприятия и спрашивали, не преступник ли он. Суд первой инстанции взыскал компенсацию морального вреда в сумме 5000 рублей, а кассация уменьшила ее до 2000 ­рублей. Сам факт причинения морального вреда суды признали однозначно.

В апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 20.11.2013 по делу № 33-3897 суд взыскал сумму компенсации морального вреда большую, чем предусмотрено соглашением сторон. В данном случае истец, работая на предприятии с вредными условиями, получил профессиональное хроническое заболевание, чем ему был причинен моральный вред. При этом до выявления заболевания между истцом и работодателем было заключено соглашение о размере компенсации морального вреда со ссылкой на Положение об оплате труда, которое содержало порядок расчета сумм компенсации морального вреда в зависимости от процента утраты профессиональной трудоспособности. Однако после выявления диагноза и прекращения трудовых отношений истцу не была выплачена компенсация в соответствии с соглашением. Суд взыскал компенсацию морального вреда в большем размере, чем это было предусмотрено соглашением, поскольку посчитал, что в данном случае возник спор относительно размера компенсации, которую ответчик добровольно не выплатил. Суд мотивировал повышенное по сравнению с соглашением взыскание компенсации и тем, что на дату заключения соглашения истцу еще не было известно о степени вреда, ­причиненного его здоровью, он не мог в полной мере оценить соразмерность компенсации.

Аналогичный случай описан в апелляционном определении Кемеровского областного суда от 18.06.2013 по делу № 33-5284. Между ответчиком и его работниками был заключен коллективный договор о порядке компенсации морального вреда в случае утраты трудоспособности. Истец получил производственную травму, был уволен по ­состоянию здоровья, после чего обратился в суд за компенсацией морального ­вреда.

Суд отметил, что работодатель добровольно установленную коллективным договором компенсацию не выплатил, и не принял во внимание возражения ответчика, что истец за компенсацией не обращался. Доводы работодателя о том, что размер компенсации установлен коллективным соглашением, а взысканная первой инстанцией компенсация морального вреда не соответствует требованиям разумности и ­справедливости, также не помогли изменить решение суда в кассационной ­инстанции.

В апелляционном определении Ростовского областного суда от 14.05.2012 по делу № 33-5175 истец просил взыскать доплату компенсации морального вреда, поскольку, по его мнению, она была рассчитана не в соответствии с положениями коллективного договора в сфере угольной промышленности. Также истец требовал доплатить ему еще 30 000 рублей, уже за пределами норм, установленных ­договором.

Суд удовлетворил требования истца, взыскав в его пользу и недоплату компенсации морального вреда по отраслевому соглашению, и дополнительно 30 000 руб­лей, поскольку истец считал дополнительную компенсацию соответствующей степени понесенного им морального вреда. Суд указал, что поскольку возник спор о компенсации морального вреда, право определять ее размер принадлежит суду, и суд вправе установить размер компенсации по своему усмотрению, в том числе и выше, чем предусмотрено отраслевым соглашением, коллективным договором.

При рассмотрении требований о компенсации морального вреда суду причинены страдания и каков возможный размер денежной компенсации за​.