При рассмотрении дел о компенсации морального вреда суды в апелляционном порядке обжаловано судебных акта (23,7% от.

Порядок компенсации морального вреда, причиненного гражданину

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями либо бездействием третьих лиц, посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага, такие как: жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п., либо нарушающие имущественные права гражданина.

Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях, может быть связан с физической болью, причиненной увечьем, иным повреждением здоровья либо с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Ответственность за причинение морального вреда носит гражданско-правовой, имущественный характер и выражается во взыскании денежной компенсации в пользу пострадавшего лица, размер которой может определяться либо соглашением сторон спора между собой либо в судебном порядке.

В последнем случае суд должен оценить характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, наличие причинно-следственной связи между факторами, причинившими вред, и наступлением вреда, а также степень вины причинителя вреда.

Однако законом определены случаи, когда компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, например, за вред, причиненный распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; за вред, причиненный в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, и в иных случаях.

В связи с тем, что моральные и физические страдания носят субъективный характер и, в отличие от имущественного вреда, их трудно измерить объективными показателями, характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, размер компенсации морального вреда определяется в каждом конкретном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела, а также требований разумности и справедливости.

Для взыскания компенсации морального вреда в судебном порядке необходимо обратиться в суд в порядке искового производства. Требование о компенсации морального вреда может сочетаться с другими исковыми требованиям, но также допускается и обращение с самостоятельным иском только с одним требованием компенсации.

По общему правилу исковое заявление предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Вместе с тем иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда. Иски о восстановлении трудовых прав могут предъявляться в суд по месту жительства истца. Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора.

Компенсация морального вреда – один из способов защиты прав граждан все-таки настаивает на взыскании морального вреда в судебном порядке и.

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных прав человека существовала с давних времен.

В «Русской Правде» содержались положения, позволявшие взыскивать с причинителя вреда компенсацию за так называемую обиду.

Судебники 1497 года и 1550 года включали в себя нормы, касающиеся взыскания «бесчестья» в пользу потерпевшего.

Аналогичные нормы содержались в Соборном уложении 1649 года, ряде нормативно-правовых актов XVIII века и в Своде законов Российской империи.

Компенсация морального вреда является одним из способов защиты гражданских прав (ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации(далее — ГК РФ)).

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Моральный вред может быть компенсирован причинителем вреда в добровольном или судебном порядке.

Согласно п. 2 ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Исковое заявление о компенсации морального вреда вправе предъявить пострадавшее лицо самостоятельно, либо его представитель.

Право на компенсацию морального вреда имеют также близкие родственники лица, смерть которого наступила в результате противоправных действий, при условии причинения им нравственных страданий.

Отдельно стоит указать о защите нематериальных благ в сети Интернет. Среди вступивших в силу с 01.10.2013 изменений гражданского законодательства содержатся также обновленные и введенные вновь положения ч. 3 ст. 152.1 ГК РФ и ч. 4 ст. 152 ГК РФ.

Эти нормы предусматривают удаление изображения гражданина либо сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, из сети Интернет по требованию данного гражданина, если изображение или сведения распространяются с нарушением закона.

Названные законоположения отвечают веяниям времени и позволяют более полно защитить права граждан с учетом того, что распространение различного рода данных через сеть Интернет имеет глобальный характер и осуществляется с огромной скоростью, как правило, через повсеместно используемые социальные сети.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации гражданин, недостоверные и порочащие честь и достоинство сведения о котором были распространены на сайте в сети Интернет, не являющимся СМИ, вправе требовать удаления подобных сведений от администратора сайта даже в том случае, если конкретный распространитель не может быть установлен.


Вы можете найти эту страницу по следующему адресу:

http://procspb.ru/explain/1018-poryadok-kompensacii-moralnogo-vreda-prichinennogo-grazhdaninu

Средняя «стоимость» компенсации морального вреда при инвалидности при этом Объем, размер и порядок возмещения вреда, причиненного при сумме взыскания компенсации морального вреда и судебных расходов.

Прокурор разъясняет. Порядок подачи искового заявления о компенсации морального вреда

Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Пермского края гражданских дел о взыскании компенсации морального вреда

Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Пермского края гражданских дел о взыскании компенсации морального вреда

Утверждена

на заседании президиума

Пермского краевого суда

«25» августа 2017 г.

Справка

по результатам обобщения судебной практики

рассмотрения судами Пермского края гражданских дел

о взыскании компенсации морального вреда

Пермским краевым судом проведено обобщение судебной практики рассмотрения судами Пермского края гражданских дел по искам о взыскании компенсации морального вреда за 2016 год.

Обобщение проведено на основе анализа положений действующего гражданского законодательства, статистических данных, материалов 452 гражданских дел и 2198 судебных актов, поступивших для изучения.

Целью проведения обобщения являлось проверка правильности применения судами Пермского края норм законодательства о компенсации морального вреда, выявление наиболее характерных ошибок, допускаемых судами при разрешении дел указанной категории, выработка практических рекомендаций для единообразного применения судами законодательства, регламентирующего вопросы компенсации морального вреда.

Основным способом судебной защиты нематериальных благ является взыскание компенсации морального вреда.

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания, вызванные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 г. № 6) под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Для применения такой меры ответственности, как компенсация морального вреда, юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага, при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины.

Основными категориями дел, рассмотренными судами Пермского края, в рамках которых были заявлены требования о компенсации морального вреда, являются дела по искам:

— о защите прав потребителей;

— о нарушении трудовых прав;

— о защите чести, достоинства и деловой репутации;

— о возмещении ущерба вследствие причинения вреда жизни и здоровью;

— о возмещении вреда в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц;

— о возмещении вреда в связи с ненадлежащими условиями содержания;

— о возмещении вреда, причиненного в результате необоснованного уголовного преследования.

При рассмотрении дел о компенсации морального вреда суды Пермского края руководствовались следующими нормативно-правовыми актами:

— Конституцией Российской Федерации;

— Гражданским кодексом Российской Федерации;

— Трудовым кодексом Российской Федерации;

— Бюджетным кодексом Российской Федерации;

— Федеральным законом от 15.07.1995 № 103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»,

— Федеральным законом от 24.07.1998 № 125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»,

— Федеральным законом от 30.12.2004 № 214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»,

— Законом Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»;

— Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Общая характеристика результатов

рассмотрения дел о компенсации морального вреда

Всего в 2016 году судами Пермского края рассмотрено 8059 дел, в рамках которых требования о взыскании компенсации морального вреда были заявлены в качестве основных либо дополнительных.

Районными/городскими судами Пермского края в 2016 году рассмотрено 6862 дела указанной категории (7,43 % от общего количества рассмотренных гражданских дел), из которых с вынесением решения об удовлетворении исковых требований рассмотрено 3751 дело (54,66 %), об отказе в удовлетворении иска – 2527 дел (36,82 %), прекращено производство по 584 делам (8,52 %).

Из 6862 вынесенных районными/городскими судами Пермского края в 2016 году решений в апелляционном порядке обжаловано 1627 судебных акта (23,7% от общего количества решений). По результатам апелляционного рассмотрения оставлено без изменения 1510 решений (92,8% от общего числа обжалованных), 117 решений было отменено либо изменено (7,2 % от общего числа обжалованных).

Районными/городскими судами Пермского края в 2015 году рассмотрено 6406 дел указанной категории (8,18 % от общего количества рассмотренных гражданских дел), из которых с вынесением решения об удовлетворении исковых требований рассмотрено 3751 дело (58,55 %), об отказе в удовлетворении иска – 2527 дел (39,45 %), прекращено производство по 584 делам (9,11 %).

Из 6406 вынесенных районными/городскими судами Пермского края в 2015 году решений в апелляционном порядке обжаловано 1372 судебных акта (21,4% от общего количества решений). По результатам апелляционного рассмотрения оставлено без изменения 1203 решения (87,69% от общего числа обжалованных), 133 решения было отменено (9,69 % от общего числа обжалованных), изменено- 36 ( 2,62% от общего числа обжалованных).

Мировыми судьями Пермского края в 2016 году рассмотрено 1197 дел (в 2015 году -1438), при рассмотрении которых были заявлены требования о компенсации морального вреда (0,3% от общего количества рассмотренных гражданских дел), из которых с вынесением решения об удовлетворении исковых требований рассмотрено 940 дел (78,52 %), об отказе в удовлетворении иска – 150 дел (12,54 %), прекращено производство по 107 делам (8,94 %).

Из 1197 решений, вынесенных мировыми судьями при рассмотрении дел о взыскании компенсации морального вреда, в апелляционном порядке обжаловано 157 решений; из них оставлено без изменения 129 решений (82,17 % от общего числа обжалованных), 28 решений были отменены либо изменены (17,83 % от общего числа обжалованных).

Основными категориями дел, рассмотренными районными/городскими судами Пермского края, в рамках которых были заявлены требования о взыскании компенсации морального вреда, являются дела по искам:

— о защите прав потребителей – 3671 дело (53,5 %);

— о защите трудовых прав – 1504 дела (21,9 %);

— о возмещении ущерба вследствие причинения вреда жизни и здоровью – 651 дело (9,49 %);

— о защите чести, достоинства и деловой репутации – 92 дела (1,34 %);

— о возмещении вреда в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц – 117 дел (1,72 %);

— о возмещении морального вреда в связи с ненадлежащими условиями содержания – 72 дела (1,05 %);

— о возмещении морального вреда, причиненного в результате необоснованного уголовного преследования – 77 дел (1,12 %).

Мировыми судьями Пермского края рассматривались требования о возмещении морального вреда при предъявлении исков о защите прав потребителей по 1197 делам (100 %).

Возмещение морального вреда, причиненного

в результате необоснованного уголовного преследования

В силу абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Как следует из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» возмещение морального вреда является одной из составляющих реабилитации (п.20), при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда ( п.21).

Незаконное привлечение к уголовному преследованию гражданина, незаконное осуждение, включая незаконное применение меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, умаляет широкий круг его прав и гарантий, предусмотренных Конституцией РФ, в том числе право на свободу и личную неприкосновенность.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в денежной форме и полного возмещения, предусмотренная законом компенсация должна отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Как следует из практики Европейского суда по правам человека, гражданин не обязан доказывать наличие морального вреда, т.к. последний в силу особо сильной презумпции является прямым следствием самого нарушения (промежуточная резолюция по исполнению решений Европейского суда по правам человека по 145 делам против России, касающихся неисполнения окончательных решений национальных судов, вынесенных против государства или его образования, а также отсутствия национальных средств правовой защиты ( группа дел Тимофеева), принятая комитетом министров Совета Европы 19.03.2009 г.

Обобщение судебной практики показало, что суды при рассмотрении дел данной категории правильно исходили из того, что лицо, в отношении которого имело место незаконное уголовное преследование, не обязано доказывать причинение ему физических и нравственных страданий, поскольку указанные обстоятельства предполагают право лица на компенсацию вреда, факт незаконного привлечения к уголовной ответственности презюмирует причинение нравственных страданий.

Вместе с тем при рассмотрении дел данной категории суды должны также учитывать, что обязанность по соблюдению предусмотренных законом требований разумности и справедливости должна обеспечить баланс частных и публичных интересов с тем, чтобы выплата компенсации морального вреда одним категориям граждан не нарушала бы права других категорий граждан, учитывая, что казна Российской Федерации формируется в соответствии с законодательством за счет налогов, сборов и платежей, взимаемых с граждан и юридических лиц, которые распределяются и направляются как на возмещение вреда, причиненного государственными органами, так и на осуществление социальных и других значимых для общества программ, для оказания социальной поддержки гражданам, на реализацию прав льготных категорий граждан.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд, применив положения статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, должен исходить не только из обязанности максимально возместить причиненный моральный вред реабилитированному лицу, но и не допустить неосновательного обогащения потерпевшего (Определение Верховного Суда РФ от 28.07.2015 по делу N 36-КГ15-11).

Как следует из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», при обращении заявителя с иском о возмещении вреда в связи с установленным Европейским Судом нарушением положений Конвенции или Протоколов к ней судам необходимо учитывать основания присужденной ему справедливой компенсации во исполнение статьи 41 Конвенции. Например, не может быть удовлетворен иск заявителя о денежной компенсации морального вреда, причиненного в результате бесчеловечного обращения, противоречащего положениям статьи 3 Конвенции и имевшего место в определенный период, если Европейским Судом по этим же основаниям уже была присуждена компенсация указанного вреда (п.23). Вместе с тем не допускается отказ в удовлетворении иска заявителя о денежной компенсации морального вреда исключительно в связи с тем обстоятельством, что Европейским Судом не было присуждено заявителю возмещение такого вреда, если только Суд не счел, что факт установленного им нарушения Конвенции или Протоколов к ней сам по себе является достаточным для компенсации морального вреда ( п.24).

Обобщение судебной практики показало, что основанием для предъявления требований о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, являлись:

— вред, причиненный органами предварительного следствия, в результате незаконного уголовного преследования, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, когда производство в отношении обвиняемых прекращалось, за гражданами признавалось право на реабилитацию;

— вред в результате незаконного уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, либо в связи с принятием по делу оправдательного приговора, когда за гражданами признавалось право на реабилитацию.

Разрешая споры по данной категории дел, судами учитывались положения ст. ст. 17, 18, 27 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 151, 1070, 1071, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда».

При определении размера компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, судами Пермского края учитывались: срок содержания под стражей и (или) в местах лишения свободы, степень нравственных страданий истца, при определении которой учитывалась тяжесть предъявленного обвинения, нахождение истца в статусе подозреваемого, обвиняемого и осужденного, нахождение под бременем ответственности, интенсивность следственных следствий, приобретенные истцом заболевания, иное ухудшение здоровья, стресс, ухудшение взаимоотношений с родственниками и знакомыми, публикации об истцах в средствах массовой информации как о лицах, совершивших преступления.

Из изученных гражданских дел указанной категории следует, что размер компенсации морального вреда по данной категории дел был различным и определяется судами с учетом конкретных обстоятельств дела, минимальный размер составил 2000 рублей, максимальный – 450000 рублей.

Ильинским районным судом Пермского края рассмотрены исковые требования У. о возмещении морального вреда в размере 1 500 000 рублей. В обоснование заявленных требований истец указал, что он был задержан по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», ст. 132, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Приговором Пермского краевого суда оправдан на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях состава преступления. Установив факт незаконного привлечения У. к уголовной ответственности и обвинения его в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований. Определяя к взысканию с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере 450 000 рублей, судом приняты во внимание: продолжительность содержания под стражей (более 9 месяцев), отчисление истца из числа студентов первого курса Пермского агропромышленного колледжа, лишение возможности увидеть рождение второго ребенка, принимать участие в воспитании своих двоих детей, прекращение выплат, как сироте, что поставило его семью в тяжелое материальное положение, индивидуальные особенности личности истца, степень и тяжесть понесенных нравственных и физических страданий, требования разумности и справедливости.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

(решение Ильинского районного суда Пермского края

по делу № 2-329/2016, апелляционное определение № 33-9548/2016).

Красновишерским районным судом Пермского края рассмотрены исковые требования Ш. о компенсации морального вреда в размере 1000000 рублей. Судом установлено, что в отношении истца возбуждено два уголовных дела по ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285 УК РФ, Ш. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 159.2 УК РФ. Уголовное преследование в отношении Ш. прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Установив факт незаконного привлечения Ш. к уголовной ответственности, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований и взыскании с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации компенсации морального вреда в размере 90000 рублей.

При определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание, что расследование уголовного дела осуществлялось на протяжении года (с 06.07.2015 по 21.07.2016), в течение этого периода в отношении истца было возбуждено три уголовных дела, относящихся к категории средней тяжести, проведен большой объем следственных действий (очных ставок, обысков, выемки документов в образовательном учреждении), ход расследования уголовного дела обсуждался в образовательном учреждении, а также среди жителей города.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

(решение Красновишерского районного суда Пермского края

по делу № 2-453/2016, апелляционное определение № 33-15890/2016).

Куединским районным судом Пермского края рассмотрены исковые требования К. о взыскании компенсации морального вреда в размере 9000000 рублей. Свои требования истец мотивировал тем, что он был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ и ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Куединским районным судом Пермского края в отношении К. постановлен оправдательный приговор, он освобожден из-под стражи в зале суда. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из доказанности факта незаконного привлечения истца к уголовной ответственности и содержания под стражей. Определяя к взысканию с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере 40 000 рублей, суд учитывал установленные по делу обстоятельства: истец незаконно обвинялся в совершении преступления средней тяжести, незаконное уголовное преследование осуществлялось более 9 месяцев, продолжительность содержания под стражей составила более 8 месяцев, а также данные о личности истца, который был неоднократно судим, в том числе и отбывал наказание в местах лишения свободы, объем и степень нравственных страданий, перенесенных истцом, требования разумности и справедливости.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

(решение Куединского районного суда Пермского края

по делу № 2-820/2016, апелляционное определение № 33- 5062/2016).

Бардымским районным судом Пермского края рассмотрены требования А. о компенсации морального вреда в размере 5000000 рублей. Иск мотивирован тем, что истице было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Приговором Бардымского районного суда истица оправдана по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, ввиду отсутствия состава преступления и за ней признано право на реабилитацию.

Установив факт незаконного и необоснованного уголовного преследования в отношении А., суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований и взыскании с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсации морального вреда в размере 290000 рублей.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принял во внимание длительность уголовного расследования (уголовное дело возбуждено 26.08.2015, оправдательный приговор постановлен 11.07.2016), количество проведенных следственных действий с участием истицы, их продолжительность, избрание в отношении истицы меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на срок более 5 месяцев, обвинение в совершении особо тяжкого преступления. Кроме того, суд учитывал данные о личности истицы, которая ранее не судима, является пенсионеркой по старости, всю жизнь занималась педагогической деятельностью, продолжительное время работала воспитателем в детском саду. Также суд указал, что в связи с незаконным уголовным преследованием в отношении А. нарушено ее право свободного передвижения, личной неприкосновенности, достоинство личности.

Изменяя решение суда первой инстанции в части размера денежных средств, подлежащих взысканию в счет компенсации морального вреда, судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда указала, что суд не принял во внимание последствия, вызванные применением к А. подписки о невыезде. Избранная мера пресечения не связана в данном случае с лишением свободы, не ограничивала передвижение истца в пределах населенного пункта, а также не мешала обеспечивать досуг и культурное развитие по своему усмотрению, поэтому в данном случае само по себе избрание меры пресечения не привело к существенному ограничению прав или нарушению законных интересов истца. При таких обстоятельствах, учитывая принципы разумности и справедливости, период расследования уголовного дела и длительность меры пресечения, судебная коллегия изменила решение суда первой инстанции, снизив размер компенсации морального вреда до 50 000 рублей.

(заочное решение Бардымского районного суда Пермского края

по делу № 2-735/2016, апелляционное определение № 33-561/2017).

Ленинским районным судом г.Перми рассмотрены исковые требования И. о возмещении морального вреда в размере 3000000 рублей. Судом установлено, что в отношении И. возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Истцу предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Приговором Пермского краевого суда истец оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ему назначено наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ — 6 лет лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, по ч. 1 ст. 105 УК РФ – 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с окончательным наказанием по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ – 15 лет лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок с 29.03.2011. Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что причиненный истцу моральный вред в связи с незаконным уголовным преследованием подлежит возмещению. Определяя к взысканию с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей, суд принял во внимание степень и характер нравственных страданий истца, связанных с его индивидуальными особенностями, незначительное количество процессуальных действий, проведенных в период предварительного расследования с его участием, а также тот факт, что мера пресечения в виде заключения под стражу избрана истцу в связи с обвинением в совершении иных преступлений, в отношении которых вынесен обвинительный приговор.

Судом апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения и указано, что истец имеет право на частичную реабилитацию в виде возмещения морального вреда по одному самостоятельному эпизоду обвинения по уголовному делу, квалифицированному по ч. 4 ст. 159 УК РФ, исключенному из обвинения в связи с тем, что органами следствия не добыто бесспорных доказательств вины И.

(решение Ленинского районного суда г. Перми по делу № 2-5334/2016,

апелляционное определение № 33-17561).

Ленинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в сумме 20000 рублей, обязанность по исполнению возложена на Министерство финансов РФ.

Компенсация взыскивалась в связи с тем, что по приговору суда срок отбытия наказания истек 26.02.2007 г., в то время как из мест лишения свободы П. освободился только 12.07.2007 г. ( через 5 месяцев).

(решение Ленинского районного суда г. Перми по делу № 2-5358)

Ленинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в размере 15000 рублей, исполнение возложено на Министерство финансов РФ.

Суд принял во внимание длительность уголовного преследования С. более 6 месяцев (с 17.05.2011 г. по 30.11.2011 г.), тяжесть инкриминируемого деяния, длительное содержание под стражей- 4 месяца с 17.05.2011 г. по 30.09.2011.

(решение Ленинского районного суда г. Перми по делу № 2-2676)

Ленинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в размере 15000 рублей, исполнение возложено на Министерство финансов РФ.

Истец осужден приговором суда 14.05.2005 г.

Определением Верховного Суда РФ от 16.09.2014 г. отменены приговор суда, постановление Президиума Пермского областного суда, кассационное определение, уголовное преследование прекращено за отсутствием состава преступления.

При определении размера компенсации суд учитывал, что истец незаконно содержался в местах лишения свободы строгого режима 2 года 6 месяцев, тяжесть обвинения.

(решение Ленинского районного суда г. Перми по делу № 2-2722)

Березниковским районным судом взыскана с Министерства финансов РФ за счет средств Казны РФ компенсация морального вреда в размере 10000 рублей.

Суд учитывал, что истец 2 месяца незаконно содержался под стражей.

Постановлением следователя от 14.04.1999 г. применена мера пресечения в виде заключения под стражей, 14.06.1999 г. мера пресечения изменена на подписку о невыезде.

Постановлением следователя от 07.07.1999 г. уголовное преследование прекращено за недоказанностью участия в совершении преступления.

(решение Березниковского городского суда Пермского края по делу № 2-1495)

Ленинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в размере 100000 рублей, обязанность по исполнению возложена на Министерство финансов РФ.

Уголовное дело возбуждено 1.12.2014г., 4 декабря 2014 избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, 5 декабря 2014 г. предъявлено обвинение по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ ( убийство).

Постановлением от 30.07.2015 г. уголовное дело прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ( в связи с отсутствием события преступления), признано право на реабилитацию, данное постановление было отменено, 01.04.2016 г. вынесено аналогичное постановление.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывал, что истцу предъявлялось обвинение в совершении особо тяжкого преступления, ранее к уголовной ответственности он не привлекался, в связи с чем пришел к выводу о том, что предъявление обвинения и заключение под стражу безусловно причиняло истцу нравственные страдания в связи с чувством стыда и унижения, умаления его репутации, страха перед наказанием, испытываемым нервным напряжением.

По данному уголовному делу истец находился под стражей 6 месяцев с 4.12.2014 г. по 01.02.2015 г., продлен срок до 1 июня 2015 г.

(решение Ленинского районного суда г. Перми по делу № 2-2215)

Ленинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в размере 20000 рублей, обязанность по исполнению возложена на Министерство финансов РФ.

Истец был задержан 4.03.2013г., 5 марта 2013 г. ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок неоднократно продлялся до 23.01.2014 г.

Приговором признан виновным в совершении ряда преступлений, оправдан по ст. ст. 161-162 ( грабеж, разбой) УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, за ним признано право на реабилитацию.

По данному делу был под стражей почти 11 месяцев, но в том числе и в связи с обвинением по другим составам.

Суд при определении размера компенсации учитывал, что приговором суда оправдан по тяжким и особо тяжким преступлениям, наличие обвинительного приговора в отношении истца по иным вмененным ему преступлениям не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством в качестве безусловного основания, исключающего возможность компенсации морального вреда в порядке реабилитации.

(решение Ленинского районного суда г.Перми по делу №2- 2285).

Ленинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в размере 50000 рублей, обязанность по возмещению возложена на Министерство финансов РФ.

Уголовное дело возбуждено 30 мая 2012 г. по ч. 1 ст. 160 УК РФ (присвоение), избрана подписка о невыезде.

Постановлением дознавателя от 12.10.2012 г. уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Суд учитывал, что при проведении дознания истица находилась в состоянии беременности, непосредственно после предъявления обвинения находилась на стационарном лечении в связи с угрозой невынашивания.

(решение Ленинского районного суда г. Перми по делу № 2-1389).

Мотовилихинским районным судом г. Перми взыскана с Казны РФ компенсация морального вреда в размере 35000 рублей, обязанность по исполнению возложена на Министерство финансов РФ.

Уголовное дело возбуждено 10.11.2015 г. по ч. 3 ст. 260 УК РФ (незаконная вырубка лесных насаждений). Постановлением следователя прекращено 10.03.2016 г. в связи с непричастностью. С истца брались объяснения, он был дважды допрошен в качестве подозреваемого.

(решение Мотовилихинского районного суда г. Перми по делу № 2-3360).

Кунгурским городским судом (постоянное судебное присутствие в с. Усть-Кишерть) взыскана с Казны РФ компенсация в размере 7000 рублей, обязанность по исполнению возложена на Министерство финансов РФ.

Уголовное дело возбуждено 06.06.2006 г. по ч.1 ст. 129 УК РФ (распространение заведомо ложных сведений). Приговором мирового судьи от 04.07.2006 г. истец признан виновным. Приговором Соликамского суда от 08.09.2006 г. приговор изменен. Кассационным определением судебной коллегии от 31.10.2006 г. приговор мирового судьи и приговор Соликамского суда отменены, уголовное преследование прекращено за отсутствием состава преступления.

При определении размера компенсации суд учитывал, что мера пресечения не избиралась, истец все время уголовного преследования находился в местах лишения свободы, преступление небольшой тяжести, суд также учитывал его социальный статус.

Судом апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

(решение Кунгурского городского суда по делу № 2-753, апелляционное определение №33-6415).

Мотовилихинским районным судом (№2-5366) взыскана компенсация морального вреда в размере 80000 рублей с Российской Федерации в лице Минфина РФ за счет средств Казны.

Уголовное дело возбуждено 28.03.2012 г. по признакам ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата), 27.05.2012 г. прекращено за недоказанностью вины, постановления о прекращении неоднократно отменялись, уголовное дело вновь прекращалось, приостанавливалось.

Постановлением от 30.12.2014 г. уголовное дело прекращено за отсутствием состава.

При определении размера компенсации суд учитывал, что истец обвинялся в совершении умышленного тяжкого преступления, его возраст, служебное положение, сферу профессиональной деятельности (является гендиректором Общества).

Судом апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

(решение Мотовилихинского районного суда г. Перми по делу № 2-5366, апелляционное определение №33-15875)

Анализ указанных дел показал, что единого подхода и четких критериев при определении размера компенсации морального вреда не сформировано.

Компенсация морального вреда в размере 3000 рублей взыскивалась при длительности незаконного уголовного преследования в течение 4 месяцев (по делам № 2-2324, Кировский суд), 1 года (№2-1530, Верещагинский суд, №2-207, Лысьвенский суд), 1,5 лет (№2-2446, Кировский суд).

Компенсация в размере 10000 рублей взыскивалась при длительности незаконного уголовного преследования в течение 2 месяцев (по делам №2-1495, Березниковский суд), 4 месяцев (№2-65, Куединский суд), 10 месяцев ( №2-6043, Ленинский суд), 1 года 9 месяцев (№2-1420, Кудымкарский суд)

Компенсация в размере 20000 рублей взыскивалась при длительности незаконного уголовного преследования в течение 3 месяцев (по делам №2-389, Ленинский суд), 4 месяцев уголовного преследования при отсутствии меры пресечения ( №2-11, Косинский суд), 9 месяцев ( №2-2285, Ленинский суд), 1, 3 года (№2-1623, Ленинский суд).

При этом компенсация морального вреда в одной и той же сумме- 20000 рублей определена как за 5 месяцев незаконного отбытия наказания в местах лишения свободы (по делу №2-5358, Ленинский суд), так и за 5 месяцев уголовного преследования без избрания меры пресечения (по делу № 2-114, Косинский суд).

По делу № 2-5538 (Ленинский суд) компенсация практически в аналогичном размере- 25000 рублей взыскана при обстоятельствах уголовного преследования с 2012 г. по 08.04.2016 г.

Для сравнения: за незаконное уголовное преследование в течение 4 месяцев компенсация взыскивалась в размере 3000 руб., 5000 руб., 7000 руб., 10000 руб., 20000 руб., 35000 рублей ( по делу № 2-3360, Мотовилихинский суд).

За незаконное уголовное преследование в течение 3 месяцев компенсация взыскивалась в размерах 20000 рублей (по делу № 2-389, Ленинский суд), 40000 рублей ( по делу № 2-438, Ленинский суд)

В то же время по делу № 2-564 (Бардымский суд) компенсация взыскана в размере 70000 рублей при том, что мера пресечения не избиралась, было проведено 2 следственных действия (опрос, обыск), уголовное преследование длилось 2 месяца. С учетом установленных обстоятельств размер компенсации по данному делу представляется завышенным.

В 10 раз меньше (!) – 7000 руб. взыскивается компенсация морального вреда в пользу истца, который является инвалидом 3 группы, пенсионером, после возбуждения уголовного дела трижды вызывал скорую помощь- гипертонический криз, потеря сознания. В ходе уголовного преследования, которое длилось 4 месяца, неоднократно вызывался к дознавателю для производства следственных действий (решение Верещагинского районного суда по делу № №2-455).

Опять же для сравнения с размером компенсации морального вреда, взысканной по делу № 2-564, в отношении беременной женщины, находившейся после предъявления обвинения на стационарном лечении в связи с угрозой невынашивания беременности, при длительности уголовного преследования 4,5 месяца и избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде, компенсация морального вреда взыскана в размере 50000 рублей, хотя с учетом обстоятельств данного дела № 2-1389 (Ленинский районный суд г. Перми) размер компенсации морального вреда в размере 50000 рублей представляется обоснованным.

По делам данной категории судам следует, прежде всего, учитывать период незаконного уголовного преследования, тяжесть инкриминируемого деяния, объем следственных действий, данные о личности истца.

То обстоятельство, что суды не всегда учитывают указанную совокупность юридически значимых обстоятельств и не приводят должного обоснования своих выводов, служит основанием для указания в апелляционных жалобах ответчика (Министерство финансов РФ) на несоразмерность присужденной суммы объему нарушенного права.

Кроме того, по делам данной категории суды допускают ошибки в изложении резолютивной части решений в части указания надлежащего ответчика. Компенсация морального вреда взыскивается и с Министерства Финансов РФ, и с казны РФ, и за счет средств казны РФ с возложением обязанности по исполнению решения на Министерство финансов РФ.

Резолютивная часть решения суда должна быть изложена следующим образом: «взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере ___руб. в пользу___».

К примеру, решением Очерского районного суда от 7 декабря 2015 года взыскана с Казны РФ в пользу Ч. компенсация морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, в сумме 20000 рублей. Обязанность по исполнению возложена на МВД РФ.

Апелляционным определением № 33- 2367 решение отменено в связи с предъявлением иска к ненадлежащему ответчику — МВД РФ.

Основанием для отказа в удовлетворении требования о возмещении морального вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием, являлось прекращение уголовных дел в отношении истцов по нереабилитирующим основаниям, а также в связи с переквалификацией действий.

Большесосновским районным судом Пермского края рассмотрены исковые требования И. о взыскании компенсации морального вреда в размере 1061770 рублей. Судом установлено, что в отношении И. и других лиц возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. И. предъявлено обвинение по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. Уголовное преследование по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ в отношении И. прекращено, он привлечен в качестве обвиняемого по п.п. «а», «в, «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ. Прекращено уголовное преследование в отношении И. и других лиц в части совершения ими преступления, предусмотренного п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ, в отношении Е.; действия обвиняемых, совершенные в отношении потерпевшего Е. в период с 24.01.2015 по 27.01.2015, квалифицированы как самоуправство, то есть по ч. 2 ст. 330 УК РФ; за И. признано право на реабилитацию. В отношении И. прекращено уголовное преследование по ч. 2 ст. 330 УК РФ в связи с примирением сторон. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что в отношении истца имела место переквалификация преступных действий, которая не исключает его виновность и не является реабилитирующим обстоятельством.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

(решение Большесосновского районного суда Пермского края по делу № 2-185/2016).

Решением Свердловского районного суда г. Перми от 29.09.2015 года с Казны РФ в пользу И.Э.М. оглы взыскана компенсация морального вреда в размере 10000 рублей, обязанность по исполнению решения возложена на Министерство финансов РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии данное решение отменено, принято новое решение об отказе в иске, поскольку исключение из обвинения квалификации действий истца по ч. 1 ст. 228 УК РФ свидетельствует лишь об уменьшении объема обвинения, что согласно разъяснениям п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2011 г. № 17 не влечет право на компенсацию морального вреда. Несмотря на то, что по ч. 1 ст. 228 УК РФ уголовное преследование в отношении истца прекращено по реабилитирующим основаниям, приговором суда истец признан виновным в совершении более тяжкого преступления, мера пресечения была применена в том числе и по ч. 4 ст. 228 УК РФ, по которой он осужден к лишению свободы.

( решение Свердловского районного суда г. Перми по делу № 2-4374, апелляционное определение № 33- 197/16 )

Возмещение вреда

в результате незаконных действий (бездействия)

государственных органов, органов местного самоуправления,

должностных лиц этих органов

В статье 53 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Ответственность субъектов, перечисленных в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает на общих основаниях, но при наличии указанных в ней специальных условий, выражающихся в причинении вреда противоправными действиями при осуществлении властно-административных полномочий.

При рассмотрении дел о возмещении морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, судами обоснованно устанавливалось наличие виновных действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, либо должностных лиц этих органов, нарушающих законные права и интересы истцов, а также наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) указанных органов или должностных лиц, и наступившими в случае ее подтверждения последствиями, исследовалась степень физических и нравственных страданий истцов, исходя из чего, судом определялся размер компенсации морального вреда.

В соответствии со статьей 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Пунктом 3 статьи 125 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного Кодекса Российской Федерации главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности.

Таким образом, в случае, когда заявляются иски о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами в соответствии со ст.1069 ГК РФ, судам следует учитывать, что надлежащим ответчиком по таким искам является соответствующее публично-правовое образование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование), интересы которого представляет уполномоченный государственный или муниципальный орган — соответствующий главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета — муниципального образования.

В случае неправильного определения истцом ответчика либо государственного (муниципального) органа, выступающего от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в определении о принятии заявления и подготовки дела к судебному разбирательству указывает ответчиком Российскую Федерацию, субъект Российской Федерации или муниципальное образование, привлекает к участию в деле надлежащий государственный (муниципальный) орган, наделенный полномочиями выступать -от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в суде по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц.

При удовлетворении иска о возмещении вреда в резолютивной части решения суд указывает о взыскании суммы вреда с Российской Федерации (субъекта Российской Федерации, муниципального образования) в лице соответствующего главного распорядителя бюджетных средств за счет казны Российской Федерации (казны субъекта Российской Федерации, казны муниципального образования)

1. Возмещение вреда в связи с ненадлежащими условиями содержания под стражей.

При рассмотрении дел указанной категории суды руководствовались положениями ст.ст. 17, 21 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 151, 1069, 1071, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст.ст. 17, 22, 23, 24 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Правилами внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденными Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 22.11.2005 № 950.

Порядок и условия содержания под стражей определены Федеральным законом от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

В соответствии со ст. 15 указанного Федерального закона в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.

Статьей 23 Федерального закона установлено, что подозреваемым и обвиняемым создаются бытовые условия, отвечающие требованиям гигиены, санитарии и пожарной безопасности.

Приказом Министерства внутренних дел России от 22.11.2005 г. № 950 утверждены Правила, регламентирующие внутренний распорядок в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (далее — Правила). В соответствии с пунктом 42 Правил, подозреваемым и обвиняемым создаются бытовые условия, отвечающие требованиям гигиены, пожарной безопасности, нормам санитарной площади в камере на одного человека, установленным Федеральным законом. Подозреваемые и обвиняемые, содержащиеся в ИВС, обеспечиваются ежедневно бесплатным трехразовым горячим питанием по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации.

Согласно Приложению №1 к указанным Правилам подозреваемые и обвиняемые, содержащиеся в ИВС, обязаны соблюдать требования гигиены и санитарии, производить уборку камер, дежурить по камере в порядке очередности ( п.1). Дежурный по камере обязан, в том числе, производить уборку камерного санузла ( п.2).

Как следует из правовых позиций Европейского суда по правам человека,государство должно гарантировать, что лицо содержится под стражей в условиях, совместимых с его человеческим достоинством, и что метод и способы исполнения меры лишения свободы не подвергают лицо страданиям и тяготам такой степени, что они превышают неизбежную степень страданий, присущих содержанию под стражей, и что охрана здоровья и благополучия лица надлежащим образом обеспечивается (постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Кудла против Польши» (Kudła v. Poland), жалоба №30210/96, пункты92-94, ЕСПЧ 2000-XI; и постановление Европейского Суда от 13июля 2006года по делу «Попов против России» (Popov v.Russia), жалоба №26853/04, пункт208).

В случаях, когда обращение унижает или оскорбляет человека, обнаруживая неуважение к его или ее человеческому достоинству или его принижение, либо вызывает у человека чувство страха, тоски или неполноценности, способные сломить моральное и физическое сопротивление лица, оно может быть охарактеризовано как унижающее достоинство и подпадающее под запрет, предусмотренный статьей 3 (постановление по делу «Претти против Соединенного Королевства» (Pretty v. the United Kingdom), жалоба №2346/02, пункт 52, ЕСПЧ 2002-III, с дальнейшими ссылками).

При взыскании компенсации по делам данной категории ЕСПЧ в качестве несоответствия условий содержания установленным нормам учитывал следующие обстоятельства: переполненность камер, отсутствие или недостаток естественного освещения, отсутствие или недостаточность электрического освещения, постоянное электрическое освещение, недостаток свежего воздуха, ненадлежащую температуру, пищу плохого качества, тюремные нары. К примеру, в рамках дела « Чернов и другие против России» ЕСПЧ взыскал Бабаеву А.М. компенсацию в размере 5000 евро в связи с нахождением в ИК 4 месяца и 6 дней в камере размером 1, 8 кв.м. на троих человек.

В большинстве дел, касающихся содержания под стражей людей с различными заболеваниями, ЕСПЧ рассматривал вопрос о том, получал ли заявитель надлежащую медицинскую помощь, находясь под стражей. В этой связи Европейский Суд повторяет, что даже если статья 3 Конвенции не дает заключенному права на освобождение «из соображений гуманности», Европейский Суд всегда интерпретировал требование по обеспечению здоровья и благополучия заключенных, в том числе, как обязательство со стороны Государства предоставить заключенным необходимую медицинскую помощь (постановление по делу «Калашников против России» (Kalashnikov v.Russia), жалоба №47095/99, пункт 95, ЕСПЧ 2002-VI; постановление по делу «Худобин против России» (Khudobin v.Russia), жалоба №59696/00, пункт 96, ЕСПЧ 2006-XII (выдержки)).

Вопрос «достаточности» медицинской помощи остается наиболее сложным аспектом для определения. Европейский Суд настаивает на том, что, в частности, власти должны обеспечить своевременность и правильность постановки диагноза и назначения лечения, и где это обусловлено необходимостью состояния здоровья, контроль должен быть регулярным и систематическим, включать комплексную терапию, направленную на лечение заболеваний заключенного или предотвращение осложнений (постановления Европейского Суда по делам: «Гладкий против России (Gladkiy v. Russia)» (от 21декабря 2010 года, жалоба № 3242/03, пункт 84; «Хатаев против России» (Khatayev v.Russia) (от 11 октября 2011 года, жалоба № 56994/09, пункт 85).

По данной категории дел минимальный размер компенсации морального вреда составил 500 рублей, максимальный – 10000 рублей.

При определении размера компенсации морального вреда в связи с ненадлежащими условиями содержания суды принимали во внимание: период, в течение которого истцы находились в местах лишения свободы; степень и характер причиненных истцам физических и нравственных страданий; требования разумности и справедливости.

Следует иметь в виду, что моральный вред может заключаться в испытываемом унижении, ином другом дискомфортном состоянии, нарушении таких нематериальных благ как добросовестность и законопослушность, достоинство личности.

Обобщение выявило, что суды при рассмотрении дел данной категории допускают ошибки в определении надлежащего ответчика, неправильно формулируют резолютивную часть решения, которая не соответствует, в частности, требованиям, изложенным в п. 81 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».

На основании подпункта 63 пункта 12 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 01.03.2011 N 248, действовавшего до 21.12.2016 г. (в настоящее время действует Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 21.12.2016 N 699), МВД России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание МВД России и реализацию возложенных на него задач, является получателем средств федерального бюджета, а также главным администратором (администратором) доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Резолютивная часть решения по делам данной категории в части наименования ответчика должна быть изложена следующим образом: «взыскать с Российской Федерации в лице МВД России за счет казны Российской Федерации».

25.01.2016 года во все суды Пермского края направлялось соответствующее письмо, однако обобщение показало, что резолютивная часть решений по большинству дел данной категории сформулирована некорректно, что приводило к необходимости ее уточнения судом апелляционной инстанции, либо к отмене решения суда.

Решением Чусовского городского суда Пермского края от 22.09.2015 года взыскана с казны РФ компенсация морального вреда в пользу Ч. в сумме 800 руб., обязанность по исполнению решения возложена на Министерство финансов РФ.

Судом установлено, что Ч. содержался в ИВС в период с 27.07.2009 г. по 10.08.2010 г. 14 раз в общей сложности более 100 дней.

Судебная коллегия решение суда изменила, указав, что обязанность по исполнению решения возложена на ненадлежащего ответчика, обязанность по исполнению решения необходимо возложить на Министерство внутренних дел РФ вместо Министерства финансов РФ.

(Апелляционное определение № 33-14265/2015 от 11.01.2016 г.)

Решением Березниковского городского суда от 15 июня 2015 года взыскана с Министерства финансов РФ за счет казны РФ компенсация морального вреда в сумме 5000 рублей в связи с ненадлежащими условиями содержания в ИВС.

Судебная коллегия решение суда отменила, в иске Б. о взыскании с Министерства финансов РФ отказала в связи с тем, что Министерство Финансов РФ является ненадлежащим ответчиком, МВД РФ к участию в деле не привлечено.

(Апелляционное определение № 33-104/16 от 13.01.2016 года..

Решением Пермского районного суда от 29.10.2015 г. взыскана с Казны РФ в пользу Ж. компенсация морального вреда в сумме 1000 рублей, исполнение решения возложено на Министерство финансов РФ.

Апелляционным определением № 33-2319/2016 указанное решение отменено в связи с тем, что Министерство финансов РФ является ненадлежащим ответчиком, к участию в деле в качестве ответчика следует привлекать соответствующего Главного распорядителя бюджетных средств, в данном случае – МВД РФ.

По аналогичным основаниям решение Лысьвенского городского суда от 30.12.2015 г. отменено апелляционным определением № 33-1283.

Ленинским районным судом г.Перми рассмотрены исковые требования П. о взыскании компенсации морального вреда в размере 5000000 рублей. В обоснование требования истец указал, что 18.12.2012 при отбывании наказания в ФКУ ОИК-11/4 ему объявлено о наличии у него ранее полученного ВИЧ заболевания, который был установлен по результатам исследования от 16.12.2010, проведенного в СИЗО.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что П. несвоевременно получил результаты анализа на ВИЧ-инфекцию, в связи с чем пришел к выводу о том, что по вине должностных лиц СИЗО ГУФСИН России по Пермскому краю было допущено нарушение прав П., повлекшее за собой причинение истцу страданий. Определяя к взысканию с Казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, суд руководствовался принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, установленными по делу обстоятельствами, характеризующими степень нравственных и физических страданий истца (в течение длительного времени был лишен возможности узнать о наличии у него хронического заболевания, не мог получить консультации), при этом доказательств того, что ответчики причинили какой-либо вред здоровью истца, в материалы дела не представлено.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

(решение Ленинского районного суда г.Перми по делу № 2-10/2016).

Ординским районным судом Пермского края (постоянное судебное присутствие в с. Уинское) рассмотрены исковые требования Л. к отделению МВД России по Уинскому району Пермского края, Управлению Федерального казначейства по Пермскому краю, Министерству финансов Российской Федерации, ГУВД по Пермскому краю, Министерству внутренних дел Российской Федерации о возмещении морального вреда в размере 1000000 рублей. Исковые требования мотивированы тем, что в период с 14.02.2016 по 20.02.2016; с 25.02.2016 по 04.03.2016; с 09.03.2016 по 17.03.2016; с 21.03.2016 по 31.03.2016; с 04.04.2016 по 08.04.2016; с 18.04.2016 по 25.04.2016; с 28.04.2016 по 29.04.2016; с 05.05.2016 по 06.05.2016; с 10.05.2016 по 18.05.2016; с 20.05.2016 по 24.05.2016 (66 дней) он содержался в ИВС Отделения МВД России по Уинскому району в ненадлежащих условиях. Длительное содержание вызывало у него депрессивное состояние, в результате чего появились нервные срывы, психические расстройства личности.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции установил, что Л. содержался в ИВС Отделения МВД России по Уинскому району в условиях, не соответствующих требованиям закона, а именно: нарушены нормы естественного освещения и естественной вентиляции камер, нарушены нормы обеспечения приватности санитарного узла, в связи с чем пришел к выводу о взыскании компенсации морального вреда в размере 1500 рублей. При определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание характер и объем установленных нарушений, период содержания истца, требования разумности и справедливости.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, уточнила решение, изложив резолютивную часть в следующей редакции: «взыскать с Российской Федерации в лице МВД России за счет казны Российской Федерации в пользу Л. компенсацию морального вреда в размере 1500 рублей.»

(решение Ординского районного суда Пермского края (постоянное судебное присутствие в с. Уинское по делу № 2-373/2016, апелляционное определение № 33- 2806/2017).

Соликамским городским судом Пермского края рассмотрены исковые требования Д. о компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей. В обоснование требований истец указал, что с 14 по 19 февраля 2009 года и с 27 по 28 марта 2009 года (8 дней) содержался в ИВС МО МВД России «Соликамский», в котором условия содержания лиц, заключённых под стражу, не соответствовали требованиям действующего законодательства. Удовлетворяя заявленные истцом требования и определяя к взысканию с казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, суд исходил из установления факта ненадлежащих условий содержания истца в изоляторе временного содержания МО МВД России «Соликамский». Решая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд принял во внимание степень вины причинителя вреда, объем, характер, продолжительность пребывания истца, требования разумности и справедливости.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, уточнив содержание резолютивной части решения: «компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей в пользу Д. взыскать с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет казны Российской Федерации».

(решение Соликамского городского суда Пермского края по делу № 2-2258/2016, апелляционное определение № 33-1564/2016).

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Возмещение вреда, причиненного здоровью и жизни

Компенсация морального вреда в судебном порядке. Возмещение морального вреда через суд. Для правового государства характерен высокий​.