Общественность может обжаловать только в судебном порядке. на каком этапе рассмотрения дела несет судебные расходы (издержки), связанные с​.

Судебные издержки — их предварительный расчет и распределение между участниками процесса

Piotr Adamowicz / Shutterstock.com

Взыскать в полном объеме расходы на оплату услуг представителя, которые составляют значительную долю судебных издержек, на практике довольно сложно – в большинстве споров заявленные к взысканию суммы признаются судами чрезмерными и снижаются.

Тем не менее прецеденты многомиллионных возмещений все же существуют. Например, в 2013 году Высший арбитражный суд Российской Федерации не нашел оснований для отмены решения о взыскании с ООО «Б.» в пользу компании «А.» более 32 млн руб. судебных расходов (определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11). Стоит отметить, что во многом практика взыскания издержек в размерах, по крайней мере близких к заявленным, сформировалась благодаря решениям ВАС РФ. Так, к примеру, Суд признавал не чрезмерными затраты на проезд иногороднего представителя даже в аэроэкспрессе и такси (учитывалось время прибытия самолета и удаленность гостиницы от аэропорта), проживание в гостинице определенного класса, выплату суточных (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12).

После упразднения ВАС РФ ряд экспертов высказывали мнение о том, что подобная практика останется в прошлом. Однако в начале прошлого года Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по вопросам применения законодательства о возмещении судебных издержек (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление № 1), в том числе тем, которые высшие суды не затрагивали ранее в своих пояснениях. В частности, Суд прямо указал на возможность взыскания расходов на оплату юридических услуг, понесенных на стадии досудебного урегулирования спора, пояснил, как решается вопрос о распределении судебных издержек, связанных с рассмотрением заявления о взыскании судебных издержках (так называемые издержки на издержки) и др.

Несмотря на это, практика возмещения судебных расходов по-прежнему остается разнообразной и во многом зависит от того, насколько стороне удается обосновать заявленные к взысканию суммы. Посмотрим, какие критерии влияют на решение суда о размере судебных расходов в арбитражном процессе и какие советы по их обоснованию дают практикующие юристы. 

Что необходимо доказать?

По общему правилу расходы на оплату услуг представителя, понесенные выигравшей дело стороной, взыскиваются судом с проигравшей стороны в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ). При этом суд может уменьшить размер возмещения по заявлению лица, с которого взыскиваются судебные расходы, если оно представит доказательства их чрезмерности (ч. 3 ст. 111 АПК РФ).

Отразить судебные издержки в бухгалтерском учете поможет «Энциклопедия решений. Учет судебных расходов» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Фактически при рассмотрении вопроса о взыскании расходов на представителя учитывается, были ли они на самом деле понесены (действительность расходов), связь расходов с рассматриваемым делом и разумность их размера. ВС РФ подчеркнул, что лицо, взыскивающее издержки, должно доказать первые два критерия, а сторона, с которой предполагается взыскать судебные расходы, вправе доказывать их чрезмерность (п. 10, п. 11 Постановления № 1).

При этом суд не вправе уменьшать размер судебных издержек, если сторона, с которой взыскиваются расходы, не заявляет возражений и не представляет доказательств их чрезмерности, указал ВС РФ. Исключение составляют случаи, когда суд, изучив материалы дела, приходит к выводу о том, что заявленная к взысканию сумма носит явно неразумный (чрезмерный) характер (абз. 2 п. 11 Постановления № 1). Такую возможность суд охотно использует, когда лицо, с которого взыскивают расходы, – государственный орган, в таких делах судебные издержки снижаются во много раз, отметил управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай в ходе организованной экспертной группой VETA конференции «Взыскание судебных расходов: практика и тенденции».

С несправедливостью такой позиции судов согласен и ведущий юрист «Пепеляев Групп» Константин Сасов. Он отметил, что практика взыскания судебных издержек в полном объеме, например с Минфина России, как это имело место в деле об обжаловании энергетической компанией письма министерства о документальном подтверждении права налогоплательщика на получение социального налогового вычета (определение ВАС РФ от 19 июня 2013 г. № ВАС-13840/12), позволит повысить качество даваемых министерством разъяснений налогового законодательства.

Кстати, ФНС России рекомендует налоговым органам при решении вопроса об инициировании судебного разбирательства с налогоплательщиками руководствоваться сложившейся судебной практикой по сходным делам, особенно актами высших судов, с целью сокращения количества проигранных споров и экономии бюджета (письмо ФНС России от 14 сентября 2007 г. № ШС-6-18/[email protected], письмо ФНС России от 11 мая 2007 г. № ШС-6-14/[email protected], письмо ФНС России от 26 ноября 2013 г. № ГД-4-3/21097, приказ ФНС России от 09.02.2011 г. №ММВ-7-7/[email protected]).

Подтверждение действительности судебных расходов предполагает представление доказательств того, что они понесены, к моменту рассмотрения заявления о взыскании расходов, не позднее. Так, при наличии договора об оказании юридических услуг и отчета о выполненной адвокатом работе по указанному договору, но отсутствии квитанции об оплате этих услуг суд может признать факт несения судебных расходов в заявленном размере недоказанным и отказать в их взыскании (постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 марта 2017 г. по делу № А41-8865/2015). Причем кассовые документы рассматриваются судами как доказательство несения расходов даже при неправильном их оформлении, подчеркивает старший юрист Incor Alliance Кристина Валахович (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 октября 2016 г. по делу № А38-4739/2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 марта 2017 г. по делу № А50-15661/2015). 

Разумный характер расходов

Под разумными в сложившейся судебной практике понимаются такие расходы, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. Такого же мнения придерживается и ВС РФ (п. 13 Постановления № 1). При этом, согласно разъяснениями Суда, при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Интересно, что при сравнении стоимости аналогичных услуг рассматривается и региональный рынок, и профессиональный. Первое подразумевает, в частности, использование утвержденных советом адвокатской палаты конкретного региона минимальных ставок гонорара за оказание юридической помощи (утверждены в Воронежской, Кировской, Самарской, Омской областях, Красноярском крае и др.). Так, например, суд снизил сумму взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, руководствуясь минимальным размером адвокатского гонорара, утвержденного для Омской области, где рассматривалось дело, а не данными о стоимости юридических услуг в Москве (кстати, в Москве подобного решения совета адвокатской палаты нет) – месте нахождения представителя (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2017 г. по делу № А46-9296/2015).

Оценка стоимости аналогичных услуг на профессиональном рынке предполагает, например, сравнение ставок, установленных за представление интересов клиентов в судах по конкретной категории дел сотрудниками определенной квалификации (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2015 г. № 09АП-24910/15).

Особая оговорка касается непосредственно личности представителя. ВС РФ указал, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована его известностью (абз. 2 п. 13 Постановления № 1). Однако это не означает, что размер оплаты работы адвоката не может зависеть от его квалификации и опыта, полагают эксперты и советуют представлять в суд соответствующие сведения, в том числе информацию об образовании представителя, осуществляемой им преподавательской деятельности, наличии наград от общественных организаций и т. д.

Что касается цены иска, то один лишь факт существенного ее размера без учета сложности дела и объема непосредственно оказанных услуг не может влиять на сумму взыскиваемых расходов (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21 июля 2016 г. по делу № А65-5624/2015). Но в случае, когда величина расходов на представителя значительно превышает цену иска, суд может признать эти расходы неразумными (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 февраля 2017 г. по делу № А19-12015/2015).

Недостаточно определенным является понятие «сложность дела». Напомним, ВАС РФ в свое время попытался определить критерии сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 1 июля 2014 г. № 167). Но единого мнения о том, какие дела считаются сложными, у судов по-прежнему нет. О высокой сложности дела, по их мнению, может свидетельствовать отсутствие единообразной судебной практики (хотя такой довод можно приводить едва ли не в каждом деле о взыскании расходов) или решений высших судебных инстанций, необходимость подготовки или сбора технической и иной документации, объем материалов дела, количество судебных заседаний (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2016 г. по делу № А13-12622/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 июня 2016 г. по делу № А46-2072/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного от 7 апреля 2017 г. по делу № А40-6730/2015).

В то же время даже при невысокой сложности дела судебные расходы могут быть взысканы в существенном размере – в случае недобросовестного процессуального поведения противоположной стороны, например преднамеренного затягивания сроков рассмотрения дела и т. д. (постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 марта 2017 г. по делу № А40-79028/2014, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 февраля 2017 г. № Ф04-5577/14 по делу № А81-591/2014).

Под объемом оказанных услуг суды понимают конкретные действия представителя в связи с рассмотрением определенного дела. Причем если в акте приема-передачи оказанных услуг указано только, что услуги выполнены и приведена их общая стоимость, но не конкретизировано, какие действия осуществлялись и сколько стоит каждое из них, у судов возникает сомнение в разумности расходов на эти услуги (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11 апреля 2017 г. № Ф09-93/17 по делу № А47-9967/2014).

Таких проблем, как правило, не возникает у юридических фирм, использующих автоматизированные системы учета оказания услуг (биллинг), поскольку в биллинговых записях содержится информация и о выполненных действиях, и о потраченном на них времени. Кстати, юристы советуют вести учет затраченного времени и в том случае, когда в договоре об оказании услуг прописан фиксированный размер вознаграждения представителя. Такие учетные данные могут предотвратить снижение заявленной к взысканию суммы расходов, так как показывают суду, сколько времени и усилий тратится на сбор доказательств, отмечает Юлий Тай.

Снижение размера взыскиваемых расходов

Принимая решение об изменении заявленной к взысканию суммы расходов, суд не вправе уменьшать ее произвольно. Такую позицию неоднократно высказывал КС РФ, отмечая необходимость мотивировки этого решения (Определение КС РФ от 21 декабря 2004 г. № 454-О, Определение КС РФ от 20 октября 2005 г. № 355-О).

Тем не менее на практике суды далеко не всегда тщательно обосновывают соответствующие решения. «Сегодня многие определения о взыскании судебных расходов выглядят следующим образом: суд ссылается на закон, на судебную практику, посвященную этому вопросу, а дальше следует ключевая фраза: учитывая совокупность доказательств и особенности настоящего дела, суд считает разумной сумму в …», – подчеркивает Константин Сасов. При этом иногда решение об уменьшении размера расходов принимается судом, даже если сторона, с которой они взыскиваются, не представляет достаточных доказательств их чрезмерности, хотя именно она, согласно закону, несет бремя доказывания этого факта (ч. 3 ст. 111 АПК РФ). ВАС РФ отменял подобные судебные акты, ссылаясь в том числе на пояснения КС РФ и указывая, что суд в этом случае, по сути, освобождает сторону от обязанности доказывания заявленного требования, и это нарушает основополагающий принцип арбитражного процесса – принцип состязательности сторон (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 г. № 16067/11).

Поскольку ВС РФ тоже согласился с позицией КС РФ и указал, что суд не вправе произвольно решать вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек (п. 11 Постановления № 1), можно предположить, что в случае обжалования решений об уменьшении этого размера, не содержащих расчета тех сумм, которые суд посчитал разумными, он будет выносить аналогичные решения.

***

Как видно из проанализированной судебной практики, взыскание понесенных на оплату услуг представителя расходов, особенно в крупном размере, – дело непростое. Тем более если дело касается вопросов, по которым мнения судов расходятся диаметрально. Среди них и вопрос о том, может ли на размер гонорара адвоката влиять место, занимаемое в рейтингах юридических фирм компанией, сотрудником (партнером) которой он является, и о том, возможно ли возмещать в составе судебных расходов выплаченный представителю гонорар успеха.

Тем не менее в случае достаточного обоснования заявленной к взысканию суммы судебные расходы все же могут быть возмещены в полном объеме.

Раздел 1. Общие положения. Глава 8. Судебные расходы. Статья Распределение судебных расходов между сторонами. 1. Стороне, в пользу.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Взыскание судебных расходов

Как отбить судебные расходы: пять решений экономколлегии ВС

Компания «РошенЦентр-Л» выиграла спор у налоговой, после чего попросила суд возместить судебные расходы на оплату услуг юриста. В состав взыскиваемых судебных расходов общество включило как сумму вознаграждения, выплаченную непосредственно представителю, так и 13% НДФЛ, удержанного обществом из вознаграждения и перечисленного в бюджет.

Арбитражный суд Липецкой области отказал во взыскании уплаченного НДФЛ, посчитав его не относящимся к судебным издержкам. Апелляция отменила судебный акт в этой части и удовлетворила требование заявителя, указав, что оплата в бюджет НДФЛ не изменяет характер, содержание и размер понесенных судрасходов. Кассация поддержала подход суда первой инстанции (дело № А36-3766/2015).

Верховный суд подтвердил: затраты общества в сумме НДФЛ непосредственно связаны с рассмотрением спора в арбитражном суде, а значит, относятся к судебным издержкам и подлежат возмещению проигравшей стороной. А поэтому экономколлегия признала законной позицию суда апелляционной инстанции.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Судебные расходы и расходы на представителя.

Сложности практического взыскания судебных расходов в таких делах числе на оплату квалифицированной юридической помощи, они несут также​.

СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ

Рассмотрим следующий пример. Некий акционер обращается к акционерному обществу с запросом о предоставлении информации, но общество ему отказывает, ссылаясь на нарушение процедуры. Акционер идет с иском в суд, требуя предоставить соответствующие документы. Представитель общества является в суд и прямо к отзыву на иск прикладывает все документы, упомянутые в просительной части искового заявления. При этом в отзыве указано, что ответчик иск не признает, считает, что отказал акционеру правомерно, а документы приложил к отзыву в качестве доказательств. “Теперь, когда требования истца фактически удовлетворены, ему надо отказать в иске”, — заявляет ответчик.

Истец, разумеется, отвечает, что с таким издевательством он смириться не может: сначала своим неправомерным отказом общество вынудило его идти в суд, а теперь делает все, чтобы он утратил юридическую заинтересованность в удовлетворении иска и проиграл. При этом он уже понес расходы на процесс, которые не будут ему компенсированы, ведь при отказе от иска они подлежат взысканию с ответчика только если тот в ходе процесса удовлетворил требования истца добровольно (п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 21.01.2016). В настоящем же деле ответчик просто приложил документы в качестве доказательств, однако “случайно” погасил и материально-правовые требования истца. Все это не позволяет квалифицировать его действия как добровольное удовлетворение требований истца, а значит оснований для перекладывания судебных расходов на ответчика не имеется.

В п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 21.01.2016 (о возмещении издержек) сказано:

При прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска в связи с добровольным удовлетворением его требований ответчиком после обращения истца в суд судебные издержки взыскиваются с ответчика (часть 1 статьи 101 ГПК РФ, часть 1 статьи 113 КАС РФ, статья 110 АПК РФ).

При этом следует иметь в виду, что отказ от иска является правом, а не обязанностью истца, поэтому возмещение судебных издержек истцу при указанных обстоятельствах не может быть поставлено в зависимость от заявления им отказа от иска. Следовательно, в случае добровольного удовлетворения исковых требований ответчиком после обращения истца в суд и принятия судебного решения по такому делу судебные издержки также подлежат взысканию с ответчика.

ВС РФ прямо указывает, что для перераспределения судебных расходов на ответчика, тот должен удовлетворить требования добровольно. Это связано с тем, что в п. 26 Пленум предлагает расширительное толкование ч. 1 ст. 101 ГПК РФ и аналогичной ей по содержанию ст. 113 КАС РФ, которые посвящены случаю, когда истец отказывается от иска из-за добровольного удовлетворения требований ответчиком. По существу ВС РФ хочет сказать судам: “Даже если истец продолжает поддерживать иск после добровольного удовлетворения его требований ответчиком, применяйте те же нормы (в том числе по аналогии в арбитражном процессе) и взыскивайте расходы с ответчика”. При этом Верховный суд не расширяет применение ч. 1 ст. 101 ГПК РФ и 113 КАС РФ на “случайное” удовлетворение требований истца.

Я не сомневаюсь в том, что столкнувшись с этим на практике, нижестоящие суды, закрыв глаза на то, что ответчик вовсе не собирался удовлетворять требования истца, последуют указанию, которое они найдут в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 1. Такое решение будет неверным. Помимо того, что игнорирование оснований процессуальных действий ответчика противоречило бы принципу диспозитивности, имеется и еще одно существенное возражение против этого.

Задумаемся о том, как вообще может случиться, что ответчик дал документы, подчеркнуто не признавая иск, а истец продолжает поддерживать свои требования? Это возможно лишь в одном случае — когда между сторонами сохраняется спор о праве: истец по-прежнему уверен в том, что общество в первый раз отказало ему несправедливо, ответчик же абсолютно убежден в обратном. Отказать сторонам в рассмотрении дела по существу означало бы оставить спор неразрешенным.

Но что не менее важно, без разрешения спора по существу мы не поймем, кто должен нести судебные расходы. А кто должен их нести? Ясно, что если суд примет сторону ответчика, установив, что тот обоснованно отказал акционеру в предоставлении документов, будет справедливо возложить судебные расходы на истца. В противном случае расходы будет правильно возложить на ответчика. Применение п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 1 не позволит провести эту дифференциацию, поэтому содержащееся в нем разъяснение не подходит для случаев “случайного” удовлетворения иска ответчиком.

Даже определившись с тем, на кого должны лечь судебные расходы, мы сталкиваемся еще с одной проблемой. Кто прав в споре мы узнаем только из мотивировочной части решения, а судебные расходы традиционно распределяются исходя из резолютивной. Резолютивная же часть решения в обоих случаях будет одинаковой — “отказать в иске”. Как с этим быть?

Один из вариантов нащупал еще Президиум ВАС в своем Информационном письме от 18.01.2011 № 144:

…если до предъявления в суд иска участник обращался в общество с требованием о предоставлении информации, но общество необоснованно отказало ему в ее предоставлении либо в течение установленного срока не ответило на его требование, предоставление обществом такой информации участнику после предъявления иска, но до принятия решения является основанием для отказа в иске; в таком случае судебные расходы могут быть отнесены судом на ответчика в связи с его злоупотреблением (статья 111 АПК РФ).

Однако решение через признание действий ответчика злоупотреблением не вызывает у меня энтузиазма. Разве можно сказать, что ответчик, который не представил в суд требуемые истцом документы, ведет себя лучше, чем ответчик, который их предоставил? Однако, следуя логике ВАС РФ, первый ответчик правами не злоупотребляет и позволяет истцу честно выиграть, второй же — негодяй, заставляющий суд отказать в иске, хотя может быть до этого были все основания для его удовлетворения.

Мне можно возразить, что злоупотребление ответчика заключается не в том, что он принес документы, а в том, что ответчик не признает иск: “Ответчик, если уж ты принес все документы в суд, признай иск”. Заставить признать иск суд никак не может, так хотя бы накажет за это. Однако и эта логика неверна. Ответчик потому и не признает иск, что уверен, что отказал в досудебном запросе совершенно правомерно.

Второй вариант радикален, но не лишен изящества. Почему бы суду, установившему, что отказ ответчика был неправомерен, не удовлетворить иск? Да, материальный интерес истца в истребовании документов на момент вынесения решения уже иссяк, но интерес в признании его прав нарушенными, сохранился. Потому иск стоит удовлетворить не целиком, а только в части признания. Иск о присуждении таким образом редуцируется до иска о признании, который и подлежит удовлетворению. В этом случае распределение судебных расходов по общим правилам приводит нас к желаемому результату.

Есть несколько теоретических соображений против выбора этого варианта, касающихся в первую очередь теории иска и принципа диспозитивности. Сама идея о том, что всякий иск о присуждении включает в себя иск о признании небесспорна. И вряд ли мы можем доверить суду вторжение в сферу распорядительных прав сторон. Если истец хочет решения о признании, пусть меняет исковые требования и обосновывает наличие юридической заинтересованности в новом иске. Суд не должен делать это за него.

Наконец, третий вариант заключается в том, чтобы распределить судебные расходы исходя из мотивировочной части решения. Этот вариант, на мой взгляд, размывает понятие стороны, в пользу которой состоялось судебное решение, и не вполне уживается с ч. 1 ст. 101 ГПК РФ и ч. 1 ст. 113 КАС РФ. Если бы победившая сторона определялась на основании мотивировочной части судебного решения, смысл в указанных нормах отпал бы, поскольку необходимость взыскания расходов с ответчика в случае добровольного удовлетворения им требований истца следовала бы из общих положений ч. 1 ст. 100 ГПК РФ и ч. 1 ст. 111 КАС РФ.

Как видно, каждый из изложенных вариантов имеет свои недостатки. Однозначного решения по позитивному праву у этой задачи нет, что и делает ее особенно ценной для обсуждения.

***

Ждем ваших предложений для публикации в раздел «Кейс месяца» через специальную форму на сайте. Материалы также можно прислать редактору на электронный адрес: egorkin[at]igzakon.ru.

 

При этом один из них отметил, что вопрос о распределении судебных расходов в случае, когда соответствующее полномочие может.