Направленность негаторного иска на защиту прав только в отношении недвижимого имущества не дает оснований утверждать, что этот иск является.

Устранение препятствий в пользовании имуществом: тенденции судебной практики

Собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, а также охранять свое имущество от посягательств третьих лиц. В этом смысле положения ст. 301—305 ГК РФ задуманы как беспробельный институт защиты прав собственника или иного титульного владельца вещи, в котором виндикационный иск защищает от утраты владения, а негаторный иск — от всех остальных нарушений (см. также по этой теме «Иск о сносе самовольной постройки и негаторный иск не противоречат друг другу, а соотносятся как предмет и основание одного требования», «ЭЖ», 2016, № 15). Об основных тенденциях судебной практики по требованиям об устранении препятствий в пользовании имуществом (негаторным требованиям) читайте в этом материале.

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Если, к примеру, собственник участка продолжает им владеть и пользоваться, но при этом в результате действий третьих лиц его права нарушены (возведенные на соседнем участке строения способствуют сильному затенению, вода из дождевых отводов соседнего строения заливает участок, по участку проходят чужие трубы и т.п.), защищать свои нарушенные права ему следует при помощи негаторного иска.

Наиболее типичные вопросы, касающиеся сферы применения негаторного иска, разъяснены в совместном постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) и в информационном письме Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» (далее — Обзор практики). Эти документы по существу определили место негаторного иска в системе вещно-правовых способов защиты, задали стандарты доказывания и разъяснили важные процессуальные аспекты рассмотрения таких исков.

Основания негаторного иска

Что требуется доказать, чтобы суд удовлетворил требования собственника вещи об устранении препятствий в пользовании этой вещью? Общие правила доказывания были сформулированы в Постановлении № 10/22. Доказать необходимо следующие обстоятельства:

  • наличие права собственности (или иного вещного права) у истца;
  • наличие обстоятельств, которые нарушают его право собственности или законное владение;
  • обстоятельства, подтверждающие, как именно ответчик нарушает право собственности, или создает угрозу такого нарушения, то есть связь между действиями ответчика и нарушением прав собственника.

Истец должен не только быть собственником, но и владеть имуществом.

Отсутствие фактического владения по общему правилу влечет отказ в удовлетворении иска. Идеальной ситуацией является совпадение права собственности и фактического владения. Однако бывает, что права на имущество не зарегистрированы, а но его владелец хочет защититься от нарушений со стороны третьих лиц.

По общему правилу отсутствие регистрации прав на имущество не является основанием для отказа в удовлетворении негаторного иска (см. п. 7 Обзора практики). Судебная практика исходит из того, что одновременное предъявление виндикационного и негаторного исков недопустимо, так как в первом случае собственник должен быть лишен владения, а во втором фактически владеть имуществом. Так, в одном из дел суд прямо указал, что «одновременное предъявление к одному и тому же ответчику негаторного и виндикационного исков в отношении одного и того же имущества взаимоисключается» (постановление ФАС Московского округа от 24.10.2013 по делу № А40-158670/12).

Сложнее выбрать иск, когда встает вопрос о частичном лишении владения, например, когда часть земельного участка или здания занимает другое лицо. По мнению ВАС РФ (п. 1 Обзора практики), критерий определения требований следующий: если у истца сохраняется доступ к вещи и он осуществляет хотя бы частичное фактическое владение, то виндикационный иск неприменим — надо подавать негаторный.

Подавая негаторный иск, важно учитывать, что препятствия в использовании объекта права собственности (иного вещного права) должны быть реальными, а не мнимыми (см., например, постановления АС Уральского округа от 07.09.2015 № Ф09-5025/15 по делу № А76-20844/2014, Восточно- Сибирского округа от 25.06.2015 № Ф02-2571/2015 по делу № А19-20457/2012).

В этом отношении интересен пример из п. 9 Обзора практики: суд удовлетворил требования о прекращении строительства бассейна, так как собственник соседнего здания с привлечением экспертов смог доказать реальную угрозу разрушения этого здания из-за проведения строительных работ. Причем иск удовлетворили, даже несмотря на действующее разрешение на строительство бассейна.

Для удовлетворения негаторного иска не имеет значения, вторгается физически нарушитель на участок или иной объект, принадлежащий собственнику, или нет. Сфера применения негаторной защиты распространяется на любой негативный эффект, который препятствует истцу нормально пользоваться или распоряжаться вещью.

Предмет негаторного иска

Предмет исковых требований по негаторным искам весьма широкий, и стремится к дальнейшему расширению, что составляет самостоятельную тенденцию.

Так, суды квалифицируют в качестве негаторного иска требования:

  • об освобождении имущества от ареста (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2014 № 12АП-4410/2014 по делу № А57-223/2014);
  • о признании права отсутствующим (Определение ВС РФ от 11.02.2016 № 305- КГ15-19426 по делу № А40-43364/2013);
  • о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права (Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 24.11.2014 по делу № 33-15805/14) и др.

В целом предмет иска может включать устранение как юридических, так и фактических препятствий.

Устранение юридических препятствий чаще всего связано с защитой правомочия распоряжения. Например, ошибочные записи в реестре прав на имущество очевидно препятствуют распоряжению им, поскольку действительный собственник не может совершать с ним сделки. Отсюда появился такой вид негаторного иска, как иск о признании права отсутствующим для корректировки записей в реестрах.

На устранение юридических препятствий также направлены иски о защите объекта недвижимости от нарушений, связанных с использованием его адреса для связи с юридическим лицом. Такие иски также признаются негаторными (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица»).

Наиболее же распространенным требованием, направленным на устранение фактических препятствий для собственника (владельца) в пользовании принадлежащим ему имуществом, продолжают оставаться иски о сносе или демонтаже построек, конструкций или иных объектов, которые тем или иным образом нарушают права собственника имущества (Определение ВС РФ от 17.02.2015 по делу № 302-ЭС14-1496, А33 16410/2013, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2015 № 09АП-26830/2015 по делу № А40-161655/13, ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.09.2013 по делу № А33-4326/2012).

Кто может заявлять негаторный иск

Практика демонстрирует признание права на негаторный иск за широким кругом субьектов. По смыслу ст. 304 ГК РФ, право на негаторный иск принадлежит владеющему собственнику. Вместе с тем ст. 305 ГК РФ дает право на вещно-правовую защиту и владельцам на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления, либо владельцам по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

В частности, законными владельцами для целей негаторного иска признаются собственники помещения в многоквартирном доме, имеющие право пользоваться землей под ним (п. 67 Постановления № 10/22), а также покупатель, вступивший во владение недвижимостью до государственной регистрации права собственности (п.60 Постановления № 10/22).

Вместе с тем право на иск признается и в ситуациях, когда фактическое обладание или физический контроль над вещью со стороны собственника не всегда очевидны. Например, допускается иск от собственника в ситуации, когда объект, испытывающий негативное воздействие, передан им арендатору и находится у него по договору аренды (п. 3 Обзора практики). Аналогично у собственника, передавшего имущество на праве постоянного (бессрочного) пользования, остается право на негаторный иск к нарушителю (Определение ВС РФ от 22.12.2015 по делу № 306-ЭС15-12164, А55-5313/2014).

Также допускается право собственника имущества (п. 4 Обзора практики) на негаторный иск для защиты установленного сервитута (например, сервитута проезда через соседний земельный участок к своему участку). Судебная практика также подтверждает право сервитуария на защиту права проезда к господствующей вещи в силу собственности на нее (Определение ВС РФ от 14.08.2015 № 308-ЭС15-9063 по делу № А63-9067/2014).

Как указано в п. 12 Обзора практики: «когда спорное имущество отсутствует во владении истца, его право может быть защищено исключительно с помощью иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, удовлетворение которого влечет за собой не только восстановление владения спорной вещью, но и корректировку записей в ЕГРП о принадлежности имущества». При этом титул владельца по договору не дает права на негаторный иск в случае, если пользование или распоряжение вещью от собственника по договору не переходит.

Например, в судебной практике хранитель не рассматривается в качестве титульного владельца, имеющего право на негаторный иск (постановление ФАС Центрального округа от 11.05.2010 по делу № А62-818/2009).

В случае же если полномочия, полученные по договору, позволяют лицу считаться уполномоченным владельцем, истец признается надлежащим. Например, право на негаторный иск признается за доверительными управляющими (см., например, постановление ФАС Московского округа от 29.05.2014 № Ф05-4868/14 по делу № А40-128439/2013)

Кто является ответчиком

Тенденция к расширению сферы применения негаторного иска отразилась и на статусе ответчика. Судебная практика придерживается позиции, что истец должен затрачивать минимальные усилия для поиска ответчика, так как цель негаторного иска — прежде всего устранение нарушенного права, а не привлечение нарушителей к ответственности.

Например, ответчиком может стать как арендатор, так и собственник земельного участка, с которого производится нарушение прав истца (п. 4 Обзора практики). Соответственно, истец может сам выбрать, кому из них предъявлять требования.

Также в п. 5 Обзора практики сказано, что собственник несет ответственность за действия арендатора, если нарушение прав продолжилось после прекращения договора аренды. Например, если арендатор установил мешающий другим лицам трубопровод, то нарушение собственника, по мнению суда, заключалось в том, что он своевременно не произвел его демонтаж. Аналогично суд признает право истца на предъявление иска к заказчику за действия подрядчика в случаях, когда основанием для нарушения прав истца было задание заказчика (п. 6 Обзора практики).

Следует отметить, что с учетом ст. 304, 305 ГК РФ в некоторых случаях законный владелец имеет право на негаторный иск к собственнику (п. 67 Постановления № 10/22).

Негаторный иск как обход закона

Широкое использование негаторного иска делает актуальным рассмотрение вопроса о пределах добросовестного поведения при заявлении негаторных требований.

Дело в том, что заявление негаторного иска в отличие, к примеру, от виндикационного имеет очевидные предпосылки: в силу ст. 208 ГК РФ на такие требования не распространяется исковая давность. Соответственно, стремясь реализовать это преимущество, истцы часто пытаются разрешить спор с помощью негаторных требований, даже когда негаторный иск не является надлежащим способом защиты нарушенного права (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.02.2013 по делу № А32-19353/2010).

Бывают ситуации, когда истец заявляет одновременно иск об устранении нарушений в праве пользования принадлежащим ему имуществом (негаторный иск) путем сноса соседнего здания и самостоятельный иск о сносе самовольной постройки (той же самой, сноса которой он требовал, подавая негаторный иск).

Такие требования суды признают аналогичными и прекращают производство по одному из дел (постановление АС Уральского округа от 21.01.2015 № Ф09-14552/12 по делу № А71-54/2005). Суды указывают также, что негаторные требования не должны использоваться для обхода норм закона об исковой давности, о применении которой может быть заявлено при рассмотрении специального иска, например, о применении последствий ничтожной сделки (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.07.2013 по делу № А63-13644/2012).

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда. Если оно будет установлено, суд может отказать в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применить иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц (п. 2 ст. 10 ГК РФ, п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поиск баланса интересов

В пункте 6 Обзора практики исследуется вопрос о поиске равновесия между правом частной собственности и общественным интересом в споре о прокладке кабеля, необходимого для обеспечения доступа в интернет жителям района, в результате чего нарушаются права собственника здания. Разрешая спор, суд пришел к выводу, что обеспечение интереса жителей района не может основываться на произвольном вторжении в имущественную сферу другого лица и нарушении его права собственности.

На практике нередко складываются ситуации, когда защита вещных прав противопоставляется публичному интересу. Иногда для того чтобы определить, подлежит ли удовлетворению негаторный иск, суду приходится применять в вещно-правовых спорах нормы публичного права и оценивать общую направленность действий сторон.

Так, в одном деле Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение после того, как провел общий анализ ситуации, сложившейся на товарном рынке (Определение ВС РФ от 12.10.2015 № 309-ЭС15-6673 по делу № А60-25477/2013). В этом деле городская администрация потребовала от контрагента, договор на размещение линий связи с которым прекратился, демонтировать линии связи, размещенные на опорах наружного освещения, принадлежащих МУПу. Первая и апелляционная инстанции удовлетворили требования администрации на основании ст. 304 ГК РФ, посчитав, что раз договор исполнен и прекратил свое действие, а новый договор не заключен, то правовых оснований для размещения линий связи на городских опорах у компании — бывшего контрагента МУПа нет.

Однако Верховный суд РФ с таким решением не согласился. Проанализировав доводы ответчика и антимонопольного органа, который участвовал в деле в качестве третьего лица, ВС РФ пришел к выводу, что удовлетворение негаторного иска администрации создаст условия для изменения качественного состояния рынка услуг электросвязи с конкурентного на монополистический. Городской проект по демонтажу воздушных линий связи, в рамках которого расторгались и не заключались на новый срок договоры размещения линий связи с компаниями, позволит единственной компании, имеющей подземную канализацию для размещения линий связи, занять доминирующее положение, что не отвечает публичным интересам и целям антимонопольного регулирования.

По существу при рассмотрении этого вещно-правового спора Верховный суд РФ, с учетом его обстоятельств, включил в предмет рассмотрения вопросы публично-правовых интересов, состояние товарного рынка и процессуальное поведение участников спора.

На практике суды придерживаются позиции, что негаторное требование должно быть разумным и соразмерным, обеспечивающим баланс прав и законных интересов не только обеих спорящих сторон, но и интересов неограниченного круга лиц. Так, в ряде случаев, если негаторное требование нарушает права неограниченного круга лиц, оно не может быть удовлетворено.

Например, суд признал недопустимым снос пешеходного моста, который обеспечивает интересы пассажиров железнодорожной станции (постановление АС Московского округа от 10.12.2015 № Ф05-17282/2015 по делу № А41-46581/14). В аналогичных делах требования о сносе водопроводной насосной станции (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2014 по делу № А53-10881/2013), сносе линий электропередачи (постановление АС Северо-Кавказского округа от 13.11.2014 № Ф08-8636/2014 по делу № А53-18475/2013) также признаны нарушающими права неограниченного круга лиц.

Вопросы о соотношении интересов различных групп лиц как правило связаны с градостроительством. Право владельца земельного участка возводить по своему усмотрению объекты затрагивает как права соседей, так и территории в целом. Из этого возникает явление «конкуренции застройщиков», которое заключается в том, что первый из застройщиков территории своими конструктивными решениями часто оказывает негативное влияние на технические характеристики и коммуникации соседнего объекта.

Как сказано в п. 8 Обзора практики, невозможность осуществить строительство в желаемом истцом объеме не является основанием для удовлетворения негаторного иска к собственнику соседнего земельного участка, если ответчик застроил свой земельный участок в соответствии со строительными и градостроительными нормами и правилами. При этом при рассмотрении подобных споров, как предписывает п. 46 Постановления № 10/22, суд обязан проверять соблюдение градостроительных и строительных норм и правил: «несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения негаторного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца».

Проведенный анализ позволяет выделить генеральную тенденцию расширения области применения негаторного иска как института исковой защиты. Причем на сегодняшний день судебная практика исходит из необходимости оценки разумности и соразмерности требований сторон, баланса прав и законных интересов не только обеих спорящих сторон, но и интересов неограниченного круга лиц, недопущения подмены негаторными требованиями спора о праве.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Защита права собственности, Практика применения постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ

Негаторный иск — требование об устранении препятствий в осуществлении права собственности, которые не связаны с лишением собственника.

Основания и условия предъявления негаторного иска

УДК 347.251.037

ЗАЩИТА ПРАВ СОБСТВЕННИКА ОТ НАРУШЕНИЙ, НЕ СВЯЗАННЫХ С ЛИШЕНИЕМ ВЛАДЕНИЯ

Леонова Е.С.

Санкт-Петербургский филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования
"Национальный исследовательский университет
"Высшая школа экономики"

Аннотация. В данной статье проанализирован негаторный иск, как способ защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, а также негативный иск о признании права собственности отсутствующим. Рассмотрено соотношение данных исков как с точки зрения теории, так и с точки зрения практики.

Ключевые слова:негаторный иск, негативный иск о признании права собственности отсутствующим, вещно-правовая защита права собственности.

Одним из способов защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения, является негаторный иск. Его значимость определяется тем, что он позволяет защитить собственнику свое имущество, когда оно не выбыло из его владения, но, тем не менее, существуют препятствия, мешающие ему полноценно осуществлять правомочие пользования вещью. Несмотря на распространение использования негаторного иска, правовое регулирование данного инструмента отражено недостаточно, поэтому основной акцент приходится на правовые позиции судов, позволяющие проанализировать тенденции по применению этого способа защиты.

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее – ГК РФ) [1] под негаторным иском понимают требование об устранении всяких нарушений прав собственника, которые не связаны с лишением его владения. Норма сформулирована достаточно коротко и, на первый взгляд, просто, однако, несмотря на кажущуюся ясность, она порождает споры не только в теории, но и на практике.

Если исходить из того, что собственнику принадлежит триада правомочий: владения, пользования и распоряжения, то негаторный иск защищает право пользования и распоряжения. Право пользования, если вещь не выбывает из владения собственника, но он не может в полной мере извлекать из нее полезные свойства, а право распоряжения в случае, если вещь также остается во владении собственника, но он не может определить ее дальнейшую правовую судьбу [12].

Согласно ГК РФ [1], истцом по рассматриваемому иску выступает собственник или иное лицо, владеющее имуществом на основании, предусмотренном законом или договором, а ответчиком является лицо, которое не владеет имуществом, но своими противоправными действиями создает препятствия для собственника (титульного владельца) к осуществлению его правомочий.

Стоит учитывать характер противоправных действий, от которых зависит предъявление одного из трех конкретных требований. Первое – это восстановление положения, существовавшего до нарушения прав. Второе – устранение преград, создаваемых ответчиком. И третье требование заключается в запрете неправомерных действий со стороны ответчика на будущее время [9], то есть при наличии потенциальной угрозы нарушения его прав.

Основанием иска выступает тот юридический факт, на котором истец основывает свое требование к ответчику. Фактическим основанием являются только те противоправные действия независимо от вины ответчика, которые препятствуют законному владельцу осуществлять правомочия в отношении его индивидуально-определенной вещи.Такие действия носят длящийся характер, так как при устранении препятствий к нарушению прав истца отпадает необходимость в предъявлении негаторного иска. Поэтому на негаторный иск не распространяется в соответствии со статьей 208 ГК РФ исковая давность. Нарушения должны иметь фактический характер и не лишать собственника (титульного владельца) владения [9].

Т.П. Подшивалов выделяет четыре условия удовлетворения негаторного иска. Первое – это фактическое нахождение имущества во владении истца на законном основании. При этом в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/22 (далее – Постановление № 10/22) также указано, что «в силу статей 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение» [3].

В качестве второго условия выделяются те препятствия, которые мешают истцу осуществлять свои права в отношении имущества. Постановление № 10/22 содержит положение, согласно которому «отсутствие возражений предыдущего собственника имущества против нарушений права собственности, не связанных с лишением владения, само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении иска нового собственника об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения» [3].

Третье условие – противоправное поведение ответчика, вина которого не имеет юридического значения. И четвертое – препятствие имеет реальный характер. Здесь также стоит упомянуть положение Постановления № 10/22, в котором говорится, что «такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика» [3].

В каждом конкретном деле могут учитываться и другие факторы, например, последовательность действий истца и ответчика имеет значение при исследовании вопроса, чье право было нарушено раньше [12].

Согласно Постановлению № 10/22, если лицо не может виндицировать вещь или защитить право путем его признания, то оно вправе предъявить иск о признании права отсутствующим. Истец является владеющим собственником (законным владельцем), но ответчик ставит его право под сомнение, то есть требование направлено на констатацию отсутствия права у ответчика – оспаривается запись о государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество.

Согласно позиции, выраженной в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 153 (далее – ИП ВАС РФ № 153) [4], иск о признании права отсутствующим квалифицируют как разновидность иска об устранении нарушений, не связанных с лишением владения. Схожесть данных требований проявляется в том, что оба иска преследуют одну цель – устранение препятствий к осуществлению правомочий собственника (законного владельца) по отношению к недвижимой вещи. Однако негаторный иск заявляется при наличии фактических препятствий, а негативный иск о признании права отсутствующим – юридических, которые выражаются, например, в регистрации права собственности за другим лицом, или регистрации права собственности на земельном участке объекта, который не является недвижимостью [5].

Негативный иск о признании «предъявляется для приведения данных, которые содержатся в реестре, в соответствие с фактическими обстоятельствами, с которыми закон связывает прекращение права собственности или, когда регистрация права собственности произведена ошибочно, без законных на то оснований» [8].

Исковая давность на негативный иск о признании, так же, как и на негаторный, не распространяется.

Однако К.Р. Файзрахманов занимает другую точку зрения [13], по которой одним из главных различий между данными исками является та правовая цель, которую преследуют каждое из данных требований. В первом случае – это устранение фактических препятствий, а во втором – устранение правовой неопределенности в принадлежности права определенному лицу.

Следовательно, у данных исков разные основания для правового спора. Для негаторного иска это реальные преграды в осуществления правомочий собственника имущества, а для негативного – «нарушение абсолютной правовой связи, выраженное в юридическом присвоении зарегистрированного вещного права или его обременении несуществующими, а равно несуществующими заявленным качествам вещными правами» [13].

Т.П. Подшивалов еще до принятия ИП ВАС РФ № 153 отмечал, что смешение двух данных исков недопустимо, так как негаторный иск не может пресечь юридические помехи и направлен на устранение только фактических препятствий [10]. В целом, Т.П. Подшивалов критично оценивает позицию универсальности негаторного иска как способа защиты. Свои доводы он обосновывает тем, что данный иск используется во вполне конкретных случаях и при определенных условиях. Но законодательная конструкция построена таким образом, что иск может использоваться «от любых нарушений» [1], что, в свою очередь, направляет практику в иное русло.

Схожесть данных требований в отсутствии срока исковой давности (несмотря на то, что в статье 208 ГК РФ иск о негативном признании не поименован) не дает основания считать иск о признании права отсутствующим разновидностью негаторного иска. Нарушения, пресекаемые данными исками, имеют длящийся противоправный характер, поэтому недействие исковой давности укрепляет стабильность гражданского оборота посредством негативного иска, устраняющего правовую неопределенность и негаторного, устраняющего фактические преграды.

Данные точки зрения показывают, что существует две разные позиции, каждая из которых исходит из наличия фактических препятствий в негаторном иске и правовых в негативном иске о признании. Но отличие в том и состоит, что первая конструкция (подтвержденная в ИП ВАС РФ № 153) позволяет расценивать устранение фактических препятствий посредством пресечения юридических, а по второй – данное смешение недопустимо.

Практика Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) также сложилась таким образом, что он определяет негативный иск о признании в качестве разновидности негаторного иска.

В частности, данную практику можно обнаружить в деле по иску арендатора о признании права собственности отсутствующим на сооружение в виде спортивной площадки [6]. В качестве аргументов, что негативный иск является разновидностью негаторного, ВС РФ указал на то, что арендатор, как законный владелец участка, вправе предъявить негаторный иск, так как имеются препятствия со стороны собственника спорного объекта, которые мешают в пользовании арендованным имуществом. Право должно быть восстановлено посредством исключения записи в реестре о праве собственности ответчика на объект. Государственная регистрация объекта – это юридическое препятствие, мешающее законному владельцу осуществлять свои правомочия фактически – использовать земельный участок для строительства. При удовлетворении негативного иска, запись в реестре должна быть погашена в силу своей недостоверности.

Таким образом, ВС РФ квалифицировал иск о признании права отсутствующим как разновидность негаторного иска в силу того, что были устранены фактические преграды, нарушающие права и интересы арендатора (использование сооружения), посредством констатации права собственности ответчика отсутствующим, то есть устранения юридических препятствий.

В качестве иных примеров аналогичной практики ВС РФ можно также привести Определение ВС РФ от 30 сентября 2015 г. по делу № 303-ЭС15-5520 [5] и Определение ВС РФ от 08 апреля 2016 г. по делу № 308-ЭС15-15218 [7], по которым права арендатора также были нарушены регистрацией права собственности на объект, расположенный на арендуемом участке. Ограничения выражались в невозможности использования участка, поэтому устранение препятствий арендатора к пользованию арендуемого участка возможны посредством устранения недостоверной записи в реестре. Из этого следует, по мнению ВС РФ, что при устранении правовых препятствий – исключения записи из реестра, устраняются и фактические. Следовательно, негативный иск о признании права собственности отсутствующим является разновидностью негаторного иска.

Приведенные дела позволяют сделать вывод, что на практике полностью поддерживается позиция, определенная в ИП ВАС РФ № 153 [4] (отнесение негативного иска о признании к разновидности негаторного). Это можно обосновать тем, что на законодательном уровне иск о признании права отсутствующим прямо не закреплен. Его наличие можно проследить по статье 12 ГК РФ (открытый перечень защиты гражданских прав) со ссылкой на специальный закон [2], по которому предусматривается только судебный порядок на оспаривание зарегистрированного права.

Правовая цель негаторного иска, как уже было отмечено, заключается в устранении фактических правонарушений – ответчик присуждается к совершению определенных действий или воздержанию от их совершения. То есть, применяются две классификации исков – по материальному праву (негаторный) и по процессуальному праву (иск о присуждении). Иск о признании, а соответственно, и негативный иск о признании относятся к классификации процессуальных исков. Следовательно, смешение с негаторным требованием невозможно.

На примере различие можно провести в том, что, даже если на земельном участке будет зарегистрировано имущество (юридически-значимое действие), не являющееся в силу своих свойств недвижимым, то правовая цель негативного иска будет не в воспрещении действий фактического характера, а именно в устранении правовых преград. Соответственно, после исключения недостоверной записи из реестра законный владелец участка может использовать его по назначению юридически (например, для целей строительства), а устранение фактических преград (снос конструкции, право собственности на которую было погашено) все же будет следствием негативного иска о признании, так как именно его правовая цель была достигнута (суд констатировал отсутствие права собственности), что не позволяет квалифицировать негативный иск как разновидность негаторного.

К.И. Скловский отмечает, что негативный иск о признании следует относить к иску о признании права «как родственного», отнесение его к разновидности негаторного «не кажется убедительным, поскольку негаторный иск все же не является спором о принадлежности вещи» [12].

К. Р. Файзрахманов считает, что единство отрицательного и положительного исков о признании вещного права проявляется в устранении неопределенности, то есть в констатации наличия или отсутствия прав [13].

Таким образом, негаторный иск и иск о признании права отсутствующим являются самостоятельными требованиями, преследующими отличные друг от друга, цели.

Отсутствие нормы, закрепленной на законодательном уровне об иске о признании права отсутствующим, приводит к его квалификации в качестве разновидности негаторного иска. В целях совершенствования правового регулирования целесообразно, внести изменения в положения о вещном праве в части отнесения отрицательного иска о признании к разновидности положительного иска о признании вещного права. Это позволит минимизировать выбор неправильного способа защиты на практике как специалистами в области права, так и обычными гражданами, которые сталкиваются с тем, что их вещные права нарушены.

Список литературы:

1.                Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 23.05.2018) // Собрание законодательства РФ. № 32. 05.12.1994. Ст. 3301.

2.                Федеральный закон от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ (ред. от 01.07.2018) «О государственной регистрации недвижимости» // Собрание законодательства РФ. 20.07.2015. № 29. Ст. 4344.

3.                Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. (в ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Российская газета. № 109. 21.05.2010.

4.                Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 2013 г. № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» // Вестник ВАС РФ. № 4. 2013.

5.                Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2015 г. № 303-ЭС15-5520 по делу А51-12453/2014.

6.                Определение Верховного Суда Российской Федерации от 07 апреля 2016 г. № 310-ЭС15-16638 по делу А35-8277/2014.

7.                Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08 апреля 2016 г. № 308-ЭС15-15218 по делу А32-25579/2014.

8.                Бевзенко, Р.С. Иск о признании права собственности. В каких ситуациях этот способ защиты может быть эффективным / Р.С. Бевзенко // Журнал «Юрист компании». – 2012. – № 9. – С. 50-55.

9.                Новосёлова, А.А., Подшивалов, Т.П. Вещные иски. Проблемы теории и практики / А.А. Новосёлова, Т.П. Подшивалов // Москва. – 2012.

10.           Подшивалов, Т.П. Негаторный иск: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук: 12.00.03 // Саратов, 2011 г.

11.           Скловский, К.И. Применение законодательства о собственности. Трудные вопросы: Комментарий Постановления Пленума Верховного Суда РФ №10, Пленума ВАС РФ №22 от 29 апреля 2010 г., Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. №54, Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 2013 г. №153 / К.И. Скловский // Москва, 2016.

12.           Соловьев, В.Н. Гражданско-правовые способы защиты права собственности на недвижимость / В.Н. Соловьев // Москва, 2014.

13.           Файзрахманов К.Р. Признание вещного права отсутствующим: дис. кан. юрид. наук : 12.00.03 / КФУ. – Казань, 2015 г. 200 с.

Сведения об авторе:

Леонова Екатерина Сергеевна – [email protected]

PROTECTION OF OWNER`S RIGHTS VIOLATIONS NOT RELATED TO TRESPASS

LeonovaE.S.

Abstract: the present research is devoted to actionegatoria as a tool of protection of owner`s rights violations not related to trespass and to negative actio for the recognition of the right of ownership to absentees. The paper shows the correlation of these claims both from the point of view of theory and from the point of view of practice.

Key words:actionegatoria, negative actio for the recognition of the right of ownership to absentees, legal protection of property rights.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Вещное право. Дело о пчёлах.

и негаторный иск, направленный на устранение всех иных нарушений процесса суд не может вторгаться в определение предмета и основания.

Негаторный иск: понятие и особенности

Негаторный иск

Понятие негаторного иска. Наряду с истребованием имущества из чужого незаконного владения собственник (титульный владелец) может требовать устранения всяких на­рушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Такое право обеспечивается ему с помощью негаторного иска. Негаторный иск есть внедоговорное требование владеющего вещью собственника к третьему лицу об устранении препятствий в осуществле­нии правомочий пользования и распоряжения имуществом.

Негаторный иск, как и виндикационное требование, относится к числу вещно-правовых средств защиты права собственности. Он предъявляется лишь тогда, когда собственник и третье лицо не со­стоят между собой в обязательственных или иных относительных отношениях по поводу спорной вещи и когда совершенное правона­рушение не привело к прекращению субъективного права собствен­ности.

Истец и ответчик по негаторному иску. Правом на негаторный иск обладают собственник, а также титульный владелец, ко­торые владеют вещью, но лишены возможности пользоваться или распоряжаться ею. В качестве ответчика выступает лицо, которое своим противоправным поведением создает препятствия, мешающие нормальному осуществлению права собственности (права ти­тульного владения).

Предмет и основание негаторного иска.Предметом негаторного иска является требование истца об устранении нарушений, не со­единенных с лишением владения. Чаще всего третьи лица своим противоправным действием или бездействием создают собственни­ку препятствия в осуществлении правомочия пользования. Напри­мер, пользование строением может быть затруднено неправомер­ным огораживанием земельного участка, ростом дерева, посаженно­го в непосредственной близости от строения, складированием материалов, загромоздивших проезд к нему, и т. п. С помощью негаторного иска собственник может добиваться прекраще­ния подобных действий, а также устранения нарушителем своими силами и средствами созданных им помех.

Возможны случаи создания препятствий и в осуществлении правомочия распоряжения. Так, если при аресте имущества должника в опись случайно попали вещи, принадлежащие другим лицам, эти лица лишаются возможности распоряжаться своим имуществом ввиду возложенных на него ограничений. Средством защиты в дан­ном случае выступает так называемый иск об освобождении имуще­ства от ареста (исключения из описи), который с точки зрения своей материально-правовой сущности является чаще всего негаторным иском. Негаторную природу будет иметь и требование предприятия о снятии ограничений с его имущества, наложенных финансовыми, налоговыми и иными аналогичными органами.

Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятст­вий в осуществлении права собственности негаторный иск может быть направлен и на предотвращение возможного нарушения права собственности, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помощью негаторного иска собственник может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проек­тирования, если оно будет препятствовать пользоваться имущест­вом.

Основанием негаторного иска служат обстоятельства, обосновы­вающие право истца на пользование и распоряжение имуществом, а также подтверждающие, что поведение третьего лица создает пре­пятствия в осуществлении этих правомочий. В обязанность истца не входит доказательство неправомерности действия или бездействия ответчика, которые предполагаются таковыми, если сам ответчик не докажет правомерность своего поведения.

Вместе с тем иск может быть заявлен лишь до тех пор, пока длит­ся правонарушение или не ликвидированы его последствия. С устра­нением препятствий в осуществлении права собственности отпада­ют и основания для негаторной защиты. В этой связи негаторный иск не подлежит действию исковой давности. Иными словами, не имеет значение, когда началось нарушение права собственности; важно лишь доказать, что препятствия в его осуществлении сохра­няются на момент предъявления и рассмотрения иска.

Условия удовлетворения негаторного иска. Закон не определяет условия, при которых требование собственника об устранении нару­шений его права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению. Этот вопрос должен решаться на основе общих положений гражданского права, в частности с уче­том присутствия в гражданском праве принципа неприкосновенно­сти собственности и различий, существующих в харак­тере и условиях применения к нарушителю мер защиты и мер ответ­ственности.

Прежде всего, исходя из традиционного представления об ответственности как мере принуждения, которая выражается в неблагоприятных последствиях для нарушителя в виде лишения его каких- либо благ или возложения на него дополнительных обязанностей, следует признать, что устранение нарушений права собственности, не соединенных с лишением владения, как, впрочем, и требование о возврате имущества из чужого незаконного владения, не является мерой гражданско-правовой ответственности. Из этого следует, что негаторный иск подлежит удовлетворению не только тогда, когда действия нарушителя образуют полный состав гражданского право­нарушения, но и во всех иных случаях незаконного нарушения пра­ва собственности.

Исходя из принципа неприкосновенности собственности, недо­пустимо любое посягательство на право собственности, в том числе со стороны лиц, не несущих ответственность за свое поведение. Иными словами, создание третьими лицами препятствий для осу­ществления собственником правомочий пользования и распоряже­ния имуществом предполагается противоправным во всех случаях, если только эти лица не докажут свою управомоченность на совер­шение подобных действий.

Результатом неправомерного поведения нарушителя должно быть создание тех или иных препятствий собственнику в осуществ­лении им правомочий пользования и (или) распоряжении имуществом. Например, собственник может быть лишен возможности поль­зования принадлежащим ему нежилым помещением из-за того, что собственник другого помещения самовольно перекрыл проход к нему. Оценка того, создают ли действия (бездействие) нарушителя препятствия в осуществлении права собственности или только явля­ются нежелательными для собственника, осуществляется в случае спора судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

Поскольку устранение препятствий, мешающих пользоваться и распоряжаться имуществом, не является мерой гражданско-пра­вовой ответственности, удовлетворение негаторного иска не ставит­ся в зависимость от вины лица, создающего препятствия в осуществ­лении права собственности. Однако, если указанные действия при­чинили собственнику убытки, последние могут быть взысканы с нарушителя лишь на основании ст. 1064 ГК, т. е. при наличии вины нарушителя права собственности.

Направленность негаторного иска на защиту прав только в отношении недвижимого имущества не дает оснований утверждать, что этот иск является.