Пензы пересмотренная в сторону неприменения сроков исковой давности) свидетельствует об ошибочном первоначальном рассмотрении судами.

Верховный Суд РФ об исковой давности

Институт исковой давности в гражданском праве имеет не только важное теоретическое значение, но и широко используется в хозяйственной деятельности субъектов предпринимательской деятельности (СПД). Бухгалтерия применяет исковую давность при определении кредиторской и дебиторской задолженности; юридическая служба, оценивая перспективность взыскания долга, ориентируется на сроки исковой давности.

Несмотря на вступление в силу нового Гражданского кодекса Украины, понятие исковой давности не изменилось. Ниже мы рассмотрим реальную жизненную ситуацию, в которой правильное применение исковой давности привело к позитивному для истца решению хозяйственного суда о взыскании дебиторской задолженности.

В сентябре 2003 года в Хозяйственный суд Черниговской области обратилось ЧП «Кредитор» с иском к ООО «Должник» о взыскании дебиторской задолженности. Свои требования ЧП «Кредитор» аргументировало следующим. В июне 2000 года между сторонами был заключен договор купли-продажи продукции в устной форме. Подтверждением факта заключения договора являлись расходные накладные, доверенность на получение товарно-материальных ценностей, выданная ООО «Должник» своему работнику. Также истец заявил, что необходимо применить статью 165 ГК УССР, поскольку сторонами не был установлен срок исполнения обязательства по оплате продукции. В указанной норме закреплен следующий принцип: если сторонами не определен срок исполнения обязательств, должник вправе исполнить свое обязательство, а кредитор — требовать его исполнения должником в любой срок. При этом должник обязан исполнить обязательство в семидневный срок со дня предъявления требования кредитора.

Следует отметить, что ЧП «Кредитор» направил ООО «Должник» требование в порядке статьи 165 ГК УССР 10 августа 2003 года, и оно было получено ООО «Должник» 12 августа 2003 года.

В октябре 2003 года хозяйственный суд принял исковое заявление и открыл производство по делу. В назначенное судом время в заседание явились представители истца и ответчика. Представитель истца поддержал требование ЧП «Кредитор», а представитель ответчика сообщил следующее: бухгалтерией ООО «Должник» сумма долга отнесена к валовым доходам на основании статьи 71 ГК УССР, в которой указано, что срок исковой давности составляет три года. Ответчик сумму долга признает, но считает, что оснований для удовлетворения иска нет, поскольку с момента осуществления хозяйственной операции (отгрузки товара) прошло три года, то есть иск уже не может быть предъявлен.

Представитель истца с таким мнением не согласился, ссылаясь на следующее. Исковая давность — срок, на протяжении которого лицо, считающее, что его права нарушены, может обратиться в суд с иском. Общий срок исковой давности — три года. При этом важно установить момент, с которого начинается отсчет срока исковой давности. Согласно статье 76 ГК УССР, срок исковой давности начинается со дня возникновения права на иск. В свою очередь, право на иск возникает с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Когда же истец узнал, что его право нарушено? Он узнал это 19 августа 2003 года, в день, следующий за семидневным сроком, определенным Законом для исполнения обязательства ООО «Должник». До указанной даты ООО «Должник» в полном соответствии со статьей 165 ГК УССР осуществлял оплату поставленной продукции, не нарушая прав ЧП «Кредитор». До 19 августа 2003 года сумма денежного обязательства ООО «Должник» по своей правовой природе даже не была долгом.

Хозяйственный суд, заслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, пришел к выводу, что иск подлежит полному удовлетворению на основаниях, указанных выше.

БОРОДИЙ Александр — юрист, юридическое бюро «Акта», г. Киев

Поделиться

Основные признаки сроков исковой давности заключаются в следующем: срок исковой давности служит препятствием к осуществлению и правомерность неприменения к сложившейся ситуации правил статьи.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ✓ Как банк обманывает со сроком исковой давности по кредиту — Обман неплательщиков кредитов

К вопросу о применении части 4 статьи 198 АПК РФ

Обзор документа

Обзор Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа "Обобщение судебно-арбитражной практики применения положений главы 12 "Исковая давность" Гражданского кодекса Российской Федерации"

Обзор Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа
"Обобщение судебно-арбитражной практики применения положений
главы 12 "Исковая давность" Гражданского кодекса Российской Федерации"

Н.А. Каширская

Председатель первого судебного состава

Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа

Д.В. Сарманова

Помощник судьи

Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа

Институт исковой давности — это система норм законодательства, регулирующих отношения, связанные с защитой гражданских прав, то есть прав, связанных с имущественной самостоятельностью участников, свободой выбора поведения и самостоятельной ответственностью.

Институт исковой давности в гражданском праве имеет цель стабилизировать гражданский оборот, укрепить финансовую и хозяйственную дисциплину в нем, устранить неопределенность в отношениях участников оборота, стимулировать их к осуществлению принадлежащих им прав и к исполнению обязанностей. Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты гражданских прав приведет к затруднению разрешения гражданских дел в связи с большой вероятностью утраты доказательств, возросшей возможностью неадекватного отражения обстоятельств дела участвующими в нем лицами, тем самым усложнит процесс принятия судами объективного решения по спору.

Нормы закона, регулирующие применение исковой давности, носят императивный характер. Это означает, что стороны гражданско-правового отношения по своей воле (путем заключения соглашения) не вправе ограничивать сферу действия исковой давности, то есть определять, подлежит ли давность применению к тому правоотношению, участниками которого они являются; а также не могут изменять легальные условия ее применения: продолжительность (величину), порядок исчисления давностных сроков, и основания перерыва, приостановления и восстановления сроков исковой защиты права.

Основные признаки сроков исковой давности заключаются в следующем:

— срок исковой давности служит препятствием к осуществлению материального права в принудительном порядке;

— изменение сроков исковой давности, а также изменение порядка их исчисления соглашением сторон, не допускается;

— законодательством предусмотрены основания приостановления, перерыва, восстановления исковой давности;

— истечение срока исковой давности погашает правомочие лица осуществить свое гражданское право принудительным образом через суд, но не прекращает существования самого материального права, составляющего предмет судебной защиты.

Судебно-арбитражная практика исходит из того, что срок исковой давности применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. При этом ходатайство о применении срока давности может быть заявлено как в предварительном судебном заседании (часть 2 статьи 136 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), так и в процессе судебного разбирательства (часть 1 статьи 41, пункт 10 части 2 статьи 153 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Форма заявления стороны в споре о пропуске срока исковой давности законодательством не предусмотрена, поэтому суды принимают и рассматривают заявление стороны по спору, сделанному как в письменной, так и в устной форме с обязательным занесением информации в протокол судебного заседания.

По смыслу статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, заявление о применении срока исковой давности может исходить исключительно от стороны в споре. Аналогичное ходатайство, поступившее от третьего лица по делу, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, судом к рассмотрению не принимается. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении по делу N А79-2958/2006 сделал вывод о том, что исковая давность не применяется судом по заявлению третьего лица, сославшись на часть 2 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и указав, что в данной норме права определен объем процессуальных прав и обязанностей третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. По объему их права идентичны правам сторон, предусмотренным в статье 41 Кодекса, за исключением прав, связанных с распорядительными действиями относительно основания иска либо самих материально-правовых требований. Помимо установленных этой статьей изъятий прав и обязанностей третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, как Гражданский кодекс Российской Федерации, так и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривают подобные изъятия путем прямого указания в статьях на субъектный состав лиц, которые наделены тем или иным процессуальным правом или обязанностью. В пункте 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что заявление о применении срока исковой давности может быть подано только стороной спора, поэтому заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения срока исковой давности.

Заявление о применении исковой давности, сделанное одним из ответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности). Судебная практика свидетельствует о целесообразности, логичности и правовой обеспеченности названного вывода.

Конкурсный управляющий ОАО "Птицефабрика "Кстовская" обратился в арбитражный суд с иском к ООО "Фаблер" и ООО "Перспектива" о признании недействительными договоров купли-продажи недвижимости от 08-го и 26.08.2003, 20.10.2003, 05-го и 06.04.2005 на основании пункта 2 статьи 103 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Суд первой инстанции решением, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, отказал в удовлетворении иска в полном объеме за пропуском срока исковой давности, о применении которого заявило ООО "Перспектива".

Конкурсный управляющий оспорил законность состоявшихся судебных актов в кассационном порядке. Помимо прочего, заявитель указал, что суды неправомерно применили срок исковой давности по иску о признании недействительными договоров от 08-го, 26.08.2003 и 20.10.2003, заключенных должником с ООО "Кстовская птицефабрика" (ныне ООО "Фаблер"), по заявлению иного ответчика ООО "Перспектива", не являющегося стороной в спорных сделках.

Как следует из материалов дела, ОАО "Птицефабрика "Кстовская" и ООО "Кстовская птицефабрика" (в настоящее время ООО "Фаблер") заключили договоры от 08-го, 26.08.2003 и 20.10.2003 купли-продажи недвижимости. Впоследствии ООО "Кстовская птицефабрика" продало данное имущество обществу с ограниченной ответственностью "Нижюрцентр" (в настоящее время — ООО "Перспектива"), о чем заключены договоры купли-продажи от 05-го и 06.04.2005.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в совместном постановлении от 12, 15 ноября 2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" рекомендовали судам отказывать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо, исходя из характера спорного правоотношения, требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других соответчиков.

ООО "Перспектива" является правопредшественником лишь по договорам купли-продажи от 05-го и 06.04.2005, поэтому заявление о применении исковой давности, сделанное данным лицом, не распространяется на требования к ООО "Фаблер" о признании недействительными первоначальных сделок купли-продажи объектов недвижимости от 08-го, 26.08.2003 и от 20.10.2003. Следовательно, отказ в удовлетворении иска в полном объеме неправомерен.

Истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Тем не менее, на практике суды, видимо, перестраховываются, совмещая отказ в удовлетворении заявленного требования за пропуском срока исковой давности с рассмотрением спора по существу (словно бы в подтверждение правильности результата рассмотрения спора).

По иску Комитета к Предпринимателю и Предприятию о признании заключенного ответчиками договора займа ничтожной сделкой и применении последствий его недействительности, суд отказал Комитету в иске в связи с пропуском срока исковой давности. В мотивировочной части решения суд отнес договор займа, содержащий также элементы договора залога и соглашения об отступном, к числу смешанных; признал соглашения о залоге и об отступном не заключенными по причине несогласования сторонами предмета названных договоров. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа резюмировал, что сам факт истечения срока исковой давности служит самостоятельным основанием для отказа в иске, поэтому какие-либо другие доводы в обоснование заявленного искового требования рассмотрению не подлежали. Данное обстоятельство повлекло исключение судом кассационной инстанции из мотивировочной части принятого судебного акта выводы, относящиеся к квалификации спорного договора и оценке договоров на предмет их заключенности (дело N А17-359/9-2006; сходная ситуация по делу N А43-5424/2006-2-139)

Исковая давность, как разновидность сроков, исчисляется на основе общих требований к срокам. Как правило, она определяется в соответствии с датой того места, где возбуждается производство по рассмотрению спора. Срок исковой давности истекает в конце дня, который соответствует календарной дате исчисления. Если окончание срока исковой давности приходится на такой месяц, в котором нет соответствующей календарной даты, то он истекает в конце последнего дня этого месяца.

Если последний день срока исковой давности приходится на официальный праздник или иной нерабочий день, ввиду чего надлежащие процессуальные действия не могут быть предприняты в том месте, где кредитор возбуждает производство по рассмотрению спора или предъявляет свое требование при прерывании срока в связи со смертью лица, при банкротстве и т.п., срок исковой давности продлевается до конца первого дня, который следует за этим официальным праздником или нерабочим днем и в который такое разбирательство может быть возбуждено или такое требование может быть предъявлено.

Суд первой инстанции применил к отношениям Общества и Организации, опосредованным товарной накладной, трехгодичный срок исковой давности. При этом суд отклонил доводы истца относительно прерывания срока исковой давности в связи с заключением сторонами соглашения о зачете взаимной задолженности от 19.11.2003, поскольку срок исковой давности истек 19.11.2006, а исковое заявление Общества поступило в арбитражный суд 20.11.2006. При обжаловании судебного акта в кассационном порядке Общество указало, что 19.11.2006 являлось нерабочим днем (воскресенье). В статье 193 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. При таких обстоятельствах суд округа признал вывод суда об истечении срока исковой давности необоснованным и передал дело на рассмотрение по существу (дело N А38-3539-3/285-2006(3/54-2007).

Общий и специальные сроки исковой давности

Общий срок исковой давности установлен в статье 196 Гражданского кодекса Российской Федерации продолжительностью в три года применительно ко всем субъектам гражданских правоотношений (как физических, так и юридических лиц).

По одному из дел законность судебного акта зависела от правильного решения вопроса о применении срока исковой давности.

Арбитражный суд удовлетворил требование муниципального унитарного предприятия о возмещении затрат, связанных с предоставлением в 1999 — 2002 годах льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг на основании Федерального закона от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Суд отклонил ходатайство ответчика по делу — Министерства финансов Российской Федерации (ответчика) о применении исковой давности со ссылкой на отсутствие у истца возможности принятия мер по защите своего права ввиду существовавшей до 2001 года судебной практики, относившей спорные правоотношения к межбюджетным.

Суд округа отменил решение и отказал в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с правилами статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности установлен в три года. Из пункта 1 статьи 200 Кодекса следует, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

О невозмещении убытков от предоставления льгот в 1999 — 2001 годах истцу стало известно соответственно 01.01.2000, 01.01.2001 и 01.01.2002. Иск предъявлен в суд 12.01.2005, то есть за пределами установленного срока.

По правилам статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Предприятие не представило доказательств того, что своевременно обращалось в суд с иском о взыскании убытков, но не получило защиты нарушенного права в силу сложившейся на тот момент судебной практики. Министерство финансов Российской Федерации, как обязанное лицо, не совершало никаких действий, свидетельствующих о признании долга. При таких обстоятельствах суд необоснованно отклонил заявленное ходатайство, чем нарушил требование пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (дело N А31-198/2005-20).

Специальные сроки исковой давности устанавливаются для защиты отдельных, указанных в федеральном законе прав (сокращенные или более продолжительные, чем три года).

В частности, статья 725 Гражданского кодекса Российской Федерации регулирует давность по искам о ненадлежащем качестве работ по договору подряда. В пункте 1 названной статьи установлен годичный срок исковой давности для требований заказчика по качеству выполненных подрядных работ. При предъявлении соответствующих исков следует учитывать, что поименованный срок исчисляется с даты приемки результата работ. Например, по делу N А17-379/13-2006 суд округа отклонил за необоснованностью утверждение заявителя кассационной жалобы о неверном выводе суда о пропуске срока давности, поскольку сам податель жалобы ошибочно исчислил срок с даты заключения экспертизы, установившей некачественное выполнение подрядчиком работ на строительном объекте.

В отношении зданий, сооружений, когда необходим более длительный период проверки выявления недостатков в подрядных работах, статья 725 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает применение общего трехгодичного срока исковой давности. Давность в три года касательно зданий (сооружений) надлежит применять, если объектом подряда были работы по возведению или ремонту зданий и сооружений. Если же выполнялись ремонтные работы в здании (сооружении), удлиненный срок давности применяться не может.

Если законом или договором установлен гарантийный срок, тогда срок исковой давности начинает течь с момента заявления подрядчику возражений по поводу недостатков выполненных работ.

Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки грузов устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами (пункт 3 статьи 797 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Например, в силу статьи 125 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации иски к перевозчикам, возникшие в связи с осуществлением перевозок грузов, багажа, грузобагажа предъявляются в соответствии с установленной подведомственностью, подсудностью в течение года со дня наступления событий, послуживших основаниями для предъявления претензий. Из материалов дела N А43-24188/2006-15-431 усматривалось, что ОАО "РЖД" осуществляло расчет за переводку грузов ЗАО, помещенных под таможенный режим экспорта, без начисления НДС. Впоследствии перевозчик в одностороннем порядке (телеграммой от 09.08.2004) изменил порядок расчетов и на стоимость перевозок стал начислять НДС. Оставление заявления ЗАО от 08.12.2005 о возврате суммы излишне оплаченной стоимости перевозок без удовлетворения послужило причиной для обращения заинтересованного лица в арбитражный суд. Рассмотрев дело в порядке кассационного производства, суд округа отметил правомерное применение судом сокращенного срока исковой давности.

Оспаривание торгов возможно в течение года, что следует из статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". Рассматривая дело N А29-491/2006-2э по иску Предпринимателя о признании торгов по продаже недвижимого имущества и договора купли-продажи недействительными, кассационная инстанция пришла к выводу о неправильном применении судом пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд первой инстанции не учел такие обстоятельства, как дату подписания протокола об окончательном определении победителя торгов и дату заключения договора купли-продажи с этим победителем.

Годичный срок исковой давности, исчисляемый с даты начала размещения ценных бумаг, установлен в статье 13 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" для требований о применении последствий недействительности эмиссии ценных бумаг (дело N А43-2268/2006-28-425).

Срок исковой давности по требованию о признании недействительным решения общего собрания ООО составляет два месяца со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении (пункт 1 статьи 43 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). В случае фактического неучастия участника ООО во внеочередном общем собрании, но при условии наличия достаточных доказательств надлежащего извещения о времени и месте проведения собрания и немедленной (в тот же день) осведомленности о результатах собрания указанное заявление может быть подано в арбитражный суд в течение двух месяцев со дня принятия такого решения (дело N А28-24102/2004-733/9).

Сокращенные сроки исковой давности установлены для исков о недостатках проданной вещи (статья 477 Гражданского кодекса Российской Федерации), недостатках работ в договоре подряда (статья 721 Гражданского кодекса Российской Федерации), для исков из договора перевозки (статья 796 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, срок исковой давности — два года (статья 966 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Начало течения срока исковой давности

Определение начального момента течения срока исковой давности имеет важное теоретическое и практическое значение, поскольку от этого зависит правильное исчисление срока и, следовательно, адекватная защита нарушенного права.

Признавая судебные акты об отказе в иске о признании недействительным кредитного договора в связи с пропуском истцом (ОАО) срока исковой давности правомерными, кассационная инстанция указала следующее. Квалификация кредитного договора как мнимой сделки либо противной основам правопорядка или нравственности возможна в момент заключения договора. Доводы истца о том, что о нарушении своих интересов он узнал с момента назначения нового генерального директора, несостоятельны. В пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" разъяснено, что назначение (избрание) руководителя не может служить основанием для определения начального момента течения срока исковой давности, поскольку заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. С учетом этого ссылки заявителя жалобы на то, что директор ОАО, заключивший спорный договор, ненадлежащим образом исполнял свои обязанности и не мог или не хотел защищать интересы юридического лица, во внимание не приняты (дело N А11-10955/2004-К-5/321).

Иные выводы судебных инстанций, положенные в основу исчисления срока исковой давности с даты назначения нового директора Общества, послужили основанием к отмене состоявшихся судебных актов (дело N А39-948/2003-55/7).

По другому делу интересными явились утверждения лица, обратившегося в арбитражный суд за защитой нарушенного права, о необходимости исчисления срока исковой давности с момента, когда истец (арендодатель) узнал о неисполнении ответчиком (арендатором) обязанности по возмещению ущерба в связи с порчей имущества, полученного в аренду. В договоре аренды стороны установили обязанность арендатора в случае порчи, повреждения арендованного имущества безоговорочно возместить ущерб арендодателю в течение 30 дней после порчи или повреждения.

Суд округа отклонил данные доводы заявителя жалобы на основании прямого указания статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому применительно к рассматриваемой ситуации арендодатель (истец) должен был узнать о ненадлежащем состоянии арендованного имущества с момента получения его от арендатора (дело N А43-21727/2004-13-508).

По иску о признании недействительной сделки с заинтересованностью, совершенной без получения одобрения общего собрания акционеров ОАО, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда истец узнал не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении.

ОАО (акционер первого ответчика) обратилось в арбитражный суд с иском к двум другим ОАО о признании недействительными договоров купли-продажи, заключенных между ответчиками.

Суд первой инстанции отклонил заявление ответчиков о пропуске срока исковой давности, как противоречащее материалам дела, и удовлетворил иск.

Апелляционный суд отменил решение суда и отказал в иске за пропуском годичного срока давности для признания оспоримой сделки недействительной. Вторая инстанция пришла к выводу, что срок должен исчисляться с момента, когда истец узнал или должен был узнать о совершении сделок купли-продажи, и назвала две даты — 16.12.2003 — заседание совета директоров первого ответчика, на котором одобрена сделка по получению спорного имущества в аренду от второго ответчика; 17.06.2004 — утверждение общим собранием акционеров годового отчета о деятельности первого ответчика.

Отменив постановление апелляционного суда и оставив в силе ранее принятое решение, кассационная инстанция указала следующее. Исчисление срока исковой давности по заявленному требованию с даты, когда истец узнал или должен был узнать о совершении оспариваемых сделок, а не о наличии заинтересованности генерального директора первого ответчика (владельцем 20 процентов акций которого является истец) в их совершении, осуществлено судом при неправильном истолковании положений статьи 181 (пункта 2) Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 84 (пункта 1) Федерального закона "Об акционерных обществах". Названные обстоятельства стали известны истцу из отчета юридического лица, осуществлявшего проверку деятельности первого ответчика. Исходя из даты указанного документа иск предъявлен в пределах срока исковой давности, установленного в пункте 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Позиция апелляционного суда относительно осведомленности ОАО о наличии заинтересованности генерального директора первого ответчика в совершении оспариваемых сделок со ссылкой на присутствие на заседании совета директоров первого ответчика генерального директора ОАО либо при утверждении годового отчета ОАО ошибочна. Из имеющихся в материалах дела документов усматривается, что на момент проведения заседания совета директоров первого ответчика полномочия генерального директора ОАО прекращены, в силу чего последний не являлся тем лицом, осведомленность которого об определенных обстоятельствах могла расцениваться как осведомленность акционера ОАО. Годовой отчет ОАО о результатах хозяйственной деятельности за год, в течение которого заключены спорные договоры, также не может приниматься во внимание в силу отсутствия в нем информации о заинтересованности (дело N А82-18014/2005-38).

Установленное в пункте 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации общее правило о том, "что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать", имеет исключения прежде всего по изложенным в пунктах 2, 3 поименованной статьи (по окончании срока исполнения, окончании указанного срока, исполнения основного обязательства).

Отказывая в удовлетворении искового требования о возврате суммы предварительной оплаты, заявленной на основании пункта 3 статьи 487 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), апелляционный суд исходил из того, что ответчик не произвел поставку предварительно оплаченной продукции в установленные договором сроки (сентябрь-октябрь 2002 года), однако истец пропустил трехгодичный срок исковой давности, течение которого началось с 01.11.2002 (иск предъявлен в суд 27.12.2005). О применении срока исковой давности ответчик заявил до принятия решения.

Как следовало из материалов дела, поставщик обязался поставить товар в 2002 году с периодами поставки (сентябрь-октябрь 2002 года). В соответствии с частью 1 статьи 511 Кодекса восполнение недопоставленных товаров производится в пределах срока действия договора, если иное не предусмотрено договором. Следовательно, до окончания 2002 года у поставщика имелась обязанность по поставке товара, а потому иск о возврате предварительно оплаченной суммы, предъявленный истцом в суд 27.12.2005, заявлен в пределах трехгодичного срока исковой давности. Судебный акт отменен с оставлением в силе ранее принятого решения суда первой инстанции (дело N А31-11641/2005-21).

По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.

По иску Общества к авиационно-спортивному клубу суд первой инстанции отказал во взыскании стоимости утраченного имущества (парашютов) по причине пропуска истцом трехгодичного срока исковой давности. Приняв во внимание положения пункта 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд округа подтвердил правильность вынесенного решения. В рассматриваемом случае право на предъявление Обществом требования о возврате неосновательного обогащения в виде стоимости утраченных парашютов возникло с момента передачи спорного имущества без заключения соответствующего договора. Доводы подателя жалобы о том, что он узнал о невозможности возврата парашютных систем в связи с их утратой по истечении десятилетнего срока их эксплуатации, не могут быть признаны обоснованными (дело N А79-515/2005).

Кроме этих положений, правила определения начала срока исковой давности не "со дня, когда лицо узнало или должно было узнать", а с момента наступления других факторов предусматриваются и иными статьями Гражданского кодекса Российской Федерации, иными законодательными актами. В частности:

а) иск к перевозчику может быть предъявлен грузоотправителем или грузополучателем в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо неполучения от перевозчика ответа в 30-дневный срок (пункт 2 статьи 797 Гражданского кодекса Российской Федерации);

б) иски к железной дороге, возникающие в связи с осуществлением перевозки грузов, багажа, грузобагажа, могут быть предъявлены в случае полного или частичного отказа железной дороги удовлетворить претензию либо в случае неполучения от железной дороги ответа в течение 30 дней со дня получения претензии (статьи 124, 125 Федерального закона от 10.01.2003 N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации");

в) по морским перевозкам срок исковой давности исчисляется по истечении 30 дней со дня, в который груз должен быть выдан; при перевозке в смешанном сообщении — по истечении четырех месяцев со дня приема груза для перевозки (статья 408 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации от 30.04.1999 N 81-ФЗ);

г) течение срока исковой давности начинается со дня наступления события, послужившего основанием предъявления претензии (статья 164 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 N 24-ФЗ).

Спорная и неординарная ситуация возникла в практике окружного суда по поводу определения момента исчисления срока исковой давности в деле о взыскании с индоссанта вексельного долга по простым векселям.

В арбитражный суд обратилось Общество (векселедержатель) с иском о взыскании с Завода, как с индоссанта, вексельного долга по простым векселям со сроком платежа 22.12.2005.

Ответчик возразил против иска, указав на истечение годичного срока давности, исчисленного им с момента принятия арбитражным судом решения о признании векселедателя несостоятельным (банкротом) и открытия в отношении него конкурсного производства (решение Арбитражного суда города Москвы от 07.10.2003 по делу N А40-15760/2003-38-11Б).

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор и пришли к выводу о том, что срок предъявления иска к индоссанту Обществом не пропущен, поскольку данный срок исчисляется с момента наступления срока платежа, указанного в векселе. Кроме того, суды признали не подлежащими применению положения статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", полагая, что срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств считается наступившим только для должника в банкротстве (векселедателя), а не для ответчика (индоссанта).

Принятые по данному делу судебные акты отменены в порядке надзора Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации с принятием нового судебного акта об отказе в удовлетворении заявленных требований по причине пропуска истцом срока исковой давности по следующим основаниям.

Из анализа содержания пунктов 43, 44, 47, 77 Положения о переводном и простом векселе следует, что несостоятельность векселедателя простого векселя, признанная судом, дает векселедержателю право предъявить иск ко всем обязанным по векселю лицам, не только к основному должнику (векселедателю). Срок исполнения вексельного обязательства векселедателем определяется в этом случае не сроком, указанным в векселе, а в соответствии со специальными правилами, установленными в законе о банкротстве.

Согласно правилам пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве срок исполнения вексельного обязательства считается наступившим с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства для всех обязанных по векселю лиц, в том числе для индоссантов.

При банкротстве векселедателя по простому векселю протест для предъявления регрессного требования не требуется и заменяется судебным актом о признании векселедателя банкротом, а потому годичный срок исковой давности, предусмотренный в пункте 70 Положения о простом и переводном векселе, должен исчисляться с момента, определенного статьей 126 Закона о банкротстве (дело N А11-693/2006-К1-5/56)

Срок исковой давности при перемене лиц в обязательстве

В статье 201 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Однозначное применение судами, входящими в Волго-Вятский округ, положений поименованной статьи в случаях, когда истцом выступает лицо, приобретшее право требования на основании договоров уступки права требования (цессии), подтверждается судебной практикой (дела N А39-6439/2005-195/16; А38-895-8/131-2006).

Например, Федеральное агентство по энергетике обратилось в суд округа с жалобой на решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда, отказавшими в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском срока исковой давности. По мнению заявителя, суд неправильно определил начальный момент течения срока исковой давности. В соответствии с правилами статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации истец узнал о нарушении права в момент заключения договора цессии, по которому ему уступлено право требования с Правительства Республики Марий Эл задолженности по оплате поставленной продукции. Кассационная инстанция отклонила данные доводы заявителя жалобы, сославшись на положения статьи 201 Гражданского кодекса Российской Федерации, однозначно показав превалирующее значение названной нормы в рассматриваемой ситуации.

Приостановление течения срока исковой давности

Приостановление срока исковой давности применяется судом для защиты интересов истца-кредитора при наличии только законных оснований, то есть предусмотренных законом обстоятельств, препятствующих в течение ориентировочных сроков предъявлению исковых требований.

Обстоятельства, влекущие приостановление срока исковой давности, — это определенные периоды времени (после начала течения срока исковой давности), в течение которых становится невозможным или объективно затруднительным для заинтересованной стороны — истца предъявление исковых требований ответчику. Указанный период времени на основе закона не засчитывается в срок исковой давности. После прекращения этих обстоятельств, послуживших основанием приостановления срока давности, течение его продолжается вновь. Ко времени, прошедшему после начала течения срока исковой давности до начала обстоятельств, послуживших основанием приостановления, прибавляется время, прошедшее после прекращения этих обстоятельств до предъявления требований в суде.

Практика Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по данному вопросу отсутствует в силу исключительности характера оснований приостановления течения срока исковой давности.

Перерыв течения срока исковой давности

Перерыв срока исковой давности связан с волей контрагентов гражданско-правового отношения при наличии предусмотренных в законе оснований.

Согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Перерыв срока исковой давности означает, что время, истекшее до наступления обстоятельства, послужившего основанием перерыва, в давностный срок не засчитывается и он начинает течь заново.

Показательным с точки зрения толкования понятия "перерыв" явился следующий случай из практики Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Учреждения задолженности за выполненные работы по договору подряда. Суд отказал в иске в связи с пропуском срока исковой давности, о применении которой заявил ответчик, поскольку факты выполнения работ и их сдачи заказчику имели место в 1998 — 1999 годах, в то время как в суд подрядчик обратился в апреле 2006 года. Суд применил статью 203 Гражданского кодекса Российской Федерации и исчислил течение срока исковой давности заново с момента подписания сторонами акта сверки расчетов за выполненные подрядные работы, то есть с 31.01.2000.

В кассационной жалобе Общество ссылается на то, что закон не содержит предельного срока перерыва исковой давности, окончание перерыва зависит только от отпадения обстоятельств, послуживших причиной перерыва, поэтому настаивает на продолжении действия акта сверки как обстоятельства, прерывающего давностный срок, вплоть до подачи настоящего иска. В образовавшийся промежуток времени Учреждение в письменном виде не выразило отказа от признания долга.

Кассационная инстанция оставила судебный акт без изменения и не согласилась с доводами Общества о неверном определении судом периода, на протяжении которого обстоятельство, вызвавшее перерыв течения срока исковой давности, влияет на установление момента отсчета нового трехгодичного срока. По мнению окружного суда, данное утверждение истца основано на заблуждении и смешении понятий "перерыв" и "приостановление", а также причин и последствий обстоятельств, вызывающих их. Приостановление давности представляет собой невозможность или затрудненность совершения процессуальных действий в виде предъявления иска либо защиты права другой стороной на какой-то период времени. Срок продолжительности приостановления действующим законодательством не предусмотрен, то есть он может длиться сколь угодно долго, пока не отпадут соответствующие обстоятельства, с этого момента давность продолжает действовать. Основанием для перерыва исковой давности является предъявление иска в установленном порядке и совершение другой стороной действий, свидетельствующих о признании ею долга. Такие действия прерывают срок исковой давности, который именно с момента предъявления иска, совершения действий, свидетельствующих о признании долга, начинает течь сначала и снова составляет три года (дело N А43-7315/2006-20-149).

Срок исковой давности прерывается применительно как к общему, так и специальным срокам исковой давности, но в пределах срока действия давности, а не после его истечения.

При рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности суд применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.

Перечень оснований перерыва течения срока исковой давности, установленный в статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации и иных федеральных законах (в части второй статьи 198 Гражданского кодекса Российской Федерации), не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию.

В качестве основания для перерыва срока исковой давности расценивается не любое обращение в суд (суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды), а только такое, которое сделано в установленном законом порядке. Предъявление иска в суд в установленном порядке подразумевает соблюдение определенных гражданско-процессуальным и арбитражно-процессуальным законодательством правил о подсудности или подведомственности дела (статьи 27 — 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), о предварительном досудебном разрешении спора в претензионном порядке, о форме и содержании искового заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации или Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу.

Суд отказал гражданину Ч. в удовлетворении иска к юридическому лицу о признании недействительными решений внеочередного общего собрания участников Общества по причине пропуска срока исковой давности, поскольку о состоявшемся собрании истец узнал в день его проведения — 04.09.2004, а в суд обратился лишь 28.12.2004. Кассационная инстанция оставила решение суда и постановление апелляционной инстанции без изменения и не согласилась с доводами гражданина о том, что срок прерывался предъявлением иска 29.10.2004. При этом суд округа указал на следующее. Первоначальное предъявление истцом иска в суд не может служить основанием для применения статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку требования были заявлены с нарушением положений пункта 2 части 1 статьи 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 15 совместного постановления Пленумов N 15/18 в соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается, в частности, предъявлением иска в установленном порядке, то есть с соблюдением правил о подведомственности и подсудности дела, о форме и содержании искового заявления, об оплате его государственной пошлиной, а также других предусмотренных законодательством требований, нарушение которых влечет отказ в принятии искового заявления или его возврат истцу. В тех случаях, когда исковое заявление подается непосредственно в суд, датой предъявления иска следует считать день, в который исковое заявление поступило в суд. Если исковое заявление было возвращено истцу, срок давности прерывается лишь с того дня, когда заявление будет подано в суд вновь с соблюдением порядка предъявления иска, установленного нормами процессуального кодекса (дело N А28-24102/2004-733/9).

Уточнение иска не изменяет момента перерыва течения срока исковой давности, наступившего в связи с предъявлением иска в установленном порядке — к такому выводу пришла кассационная инстанция в постановлении по делу N А29-491/2006-2э.

Помимо того, основанием для перерыва срока исковой давности является предъявление не любого иска, а иска по данному предмету спора.

В постановлении по делу N А43-39908/2005-15-1226 Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа указал на обоснованное отклонение нижестоящими инстанциями ссылок истца на прерывание течения давностного срока предъявлением иска в 2002 году в связи с несовпадением предметов и оснований прошлого и настоящего судебных споров.

В судебной практике встречаются ситуации, когда необходимо внимательно идентифицировать обстоятельства, на первый взгляд являющиеся выражением признания долга, на самом деле таковыми не служащие.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Учреждения долга по оплате электрической энергии, отпущенной по договору. Суд первой и апелляционной инстанций удовлетворил иск в полном объеме. Кассационная инстанция внесла изменения в состоявшиеся судебные акты и приняла новое решение о частичном удовлетворении требований с учетом применения срока исковой давности. В рассматриваемом деле обязанным лицом по договору энергоснабжения выступало Учреждение. Приняв во внимание акт сверки, подписанный в отношении отдельного периода взаимоотношений контрагентов сделки учредителем должника — районной администрацией, суды не учли положения части 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно названной норме учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом либо учредительными документами юридического лица. Учреждение не давало согласия на подтверждение задолженности учредителем, поэтому подписание администрацией акта сверки не могло расцениваться судом в качестве совершения обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (дело N А31-4288/2005-14).

По другому делу суд округа в постановлении указал, что отражение в бухгалтерской отчетности сведений о наличии задолженности по спорным договорам подряда является обязанностью ответственного лица в силу Федерального закона "О бухгалтерском учете" и не может расцениваться как действие, свидетельствующее о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности (дело N А79-4273/2006; сходные ситуации по делам N А11-4813/2004-К1-6/212 и А17-131/10-2004).

В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

В мае 2001 года должник (покупатель) отгрузил в адрес Общества товар в счет оплаты своей задолженности по поставкам молочной продукции в 2000 году. В силу сложившихся между контрагентами хозяйственных отношений исковая давность определяется по каждой произведенной отгрузке молочной продукции. Следовательно, должник исполнил свое обязательство по оплате товара перед Обществом только в части разовой поставки. При этом оплата путем встречной поставки товара в мае 2001 года не прерывает течениесрока исковой давности по всем отгрузкам молочной продукции, осуществленным Обществом для покупателя. Иными словами, если должник совершил какие-либо действия по погашению части долга, исполнение которого производится по частям или в виде периодических платежей, то такие действия не являются основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям обязательства (платежа) (дело N А82-7244/2005-15).

Действия по признанию долга могут быть совершены работником должника, если эти действия входили в круг его служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работника явствовало из обстановки, в которой он действовал (абзац 2 пункта 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Подобный факт имел место при подписании между Обществом и Кировской дистанцией гражданских сооружений акта сверки взаимных расчетов, из которого усматривалось признание последним спорной задолженности. Данный документ подписан от имени должника начальником и главным бухгалтером. Согласно доверенности начальник Кировской дистанции гражданских сооружений ФГУП "ГЖД" Андрейченко С.В. обладал полномочиями на заключение договоров, касающихся производственно-хозяйственной деятельности возглавляемой им структурной единицы, сроком не более одного года, общая стоимость которых не превышает 50 000 рублей, а также правом совершения первой подписи в расчетных и кассовых документах. В силу статьи 7 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" главный бухгалтер обеспечивает соответствие осуществляемых хозяйственных операций действующему законодательству, контроль за движением имущества и выполнением обязательств. Следовательно, признание долга со стороны должника совершено уполномоченными лицами. Акт сверки подписан сторонами 01.09.2003 в пределах срока исковой давности (дело N А43-3758/2006-23-63-2/4).

Срок исковой давности не может прерываться посредством бездействия должника. Суд кассационной инстанции указал на законность принятых по спору судебных актов и правомерность неприменения к сложившейся ситуации правил статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку отражение ответчиком в бухгалтерских балансах в 1997 — 2004 годах задолженности по договору займа, выступающей предметом настоящего иска, не может служить обстоятельством, прерывающим течение срока исковой давности (дело N А28-9627/2004-286/19).

Восстановление срока исковой давности

Пропущенный срок исковой давности может быть восстановлен судом. Восстановление срока означает предоставление судом возможности рассмотрения спора в суде и защиты субъективных прав лица по истечении срока исковой давности и заявления об этом (истечении) ответчика.

Природа срока исковой давности и порядок восстановления такового нашли отражение и закрепление в судебной практике. Посчитав ходатайство о восстановлении пропущенного срока на подачу искового заявления фактически заявленным о восстановлении срока исковой давности, являющегося гражданско-правовым сроком, а не процессуальным, суд первой инстанции отказал в его удовлетворении. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа поддержал позицию нижестоящего суда, указав, что вопрос восстановления срока исковой давности разрешается в соответствии со статьей 205 Гражданского кодекса Российской Федерации при вынесении судебного акта, которым заканчивается рассмотрение спора по существу, а не в порядке статьи 117 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Правила статьи 117 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации применяются при разрешении вопроса о восстановлении процессуальных сроков, то есть сроков, связанных с процедурой прохождения и рассмотрения дела в суде. Заявленное ходатайство не содержало какого-либо основания, предусмотренного статьей 117 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для восстановления процессуального срока (дело N А17-379/13-2006.)

Основанием восстановления срока исковой давности следует считать просьбу (ходатайство) истца-гражданина о восстановлении срока. Обстоятельства же, связанные с личностью истца, должны быть признаны судом основанием и условиями восстановления.

Суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности в исключительных случаях. Приведенный в статье 205 Гражданского кодекса Российской Федерации перечень обстоятельств, как указано в законе, не является исчерпывающим и подлежит расширительному толкованию, то есть в процессе рассмотрения конкретного дела могут быть выявлены и иные обстоятельства, являющиеся условиями для восстановления, в частности смерть, потеря близких, утрата, повреждение имущества в связи с авариями, террористическими актами, преступлениями, нахождение истца или ответчика в длительной командировке, неизвестность места пребывания должника, сознательное уклонение и затяжка должником возврата долга или имущества. Сами по себе названные и другие подобные обстоятельства не являются условиями восстановления срока исковой давности. Обстоятельства должны быть рассмотрены во взаимосвязи с личностью истца (но не ответчика), его образовательным и интеллектуальным уровнем, жизненным опытом, конкретными действиями и поступками в связи с нарушением обязательств.

При решении вопроса о восстановлении срока исковой давности суд должен учитывать, что названной нормой юридическому лицу пропущенный срок исковой давности не восстанавливается независимо от обстоятельств, послуживших причиной его пропуска (дело N А82-1589/2005-7).

Применение исковой давности к дополнительным требованиям

С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (статья 207 Гражданского кодекса Российской Федерации). Как указано в постановлении Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", "…при истечении срока исковой давности по требованию о возврате или уплате денежных средств истекает срок исковой давности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации; при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения (статьи 1104, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (пункт 1 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации)".

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с продавца процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с неправомерным удержанием последним перечисленных в качестве предварительной оплаты по договору денежных средств. Истечение срока исковой давности по основному требованию о возврате задолженности установлено вступившими в законную силу судебными актами по другому делу. Приняв во внимание то, что расчет процентов произведен Предпринимателем на сумму долга, срок исковой давности по которому истек, суд правомерно в соответствии со статьями 199 и 207 Гражданского кодекса Российской Федерации отказал во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (дело N А82-4265/2006-2).

В пункте 25 названного постановления отмечается, что "исковая давность на взыскание процентов, уплачиваемых заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, истекает в момент истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита). При этом, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что указанные проценты подлежат уплате позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредит), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

Необходимо также отметить, что признание долга по основному обязательству в принципе не распространяется на дополнительные требования. По ним прерывание производится, если суд установит фактические обстоятельства, связанные с признанием долга по таким требованиям (в частности, по неустойке, процентам).

Срок исковой давности мог быть применен арбитражным судом не по исковых требований отказать, указывая на неприменение судом норм.

Перевод «не имеют сроков исковой давности» на английский

 

СПЕЦИФИКА ИНСТИТУТА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ПЕРЕВОЗКАХ СКВОЗЬ ПРИЗМУ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Частью первой ст.60 Конституции РБ каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки. Под сроком защиты прав и свобод понимается срок, в течение которого лицо, право которого нарушено, может требовать принудительного осуществления или защиты своего права.

Процессуальное законодательство предусматривает различные формы (исковое заявление, заявление и т.п.) обращения заинтересованного лица в суд с требованием о защите нарушенного или оспариваемого права. Доминирующим средством защиты нарушенного или оспариваемого права является иск, в связи с чем указанный срок получил наименование срока исковой давности.

Право на обращение в хозяйственный суд исходя из содержания ст.6 Хозяйственного процессуального кодекса РБ (далее — ХПК) не ограничено какими-либо сроками. В соответствии со ст.200 Гражданского кодекса РБ (далее — ГК) требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Одной из задач судопроизводства в хозяйственных судах является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов субъектов хозяйствования. При принятии судебного постановления суд оценивает доказательства; определяет, какие имеющие значение для дела обстоятельства установлены; решает, на основании каких законов или иных нормативных правовых актов подлежит разрешению данный спор (действие законодательства во времени). Если бы возможность принудительной защиты нарушенного права не ограничивалась определенным сроком, это затруднило бы сбор лицами, участвующими в деле, необходимых доказательств и могло привести к искажению ими обстоятельств дела. Наличие института исковой давности служит укреплению договорной дисциплины, содействует стабилизации гражданского оборота, стимулирует активность контрагентов в осуществлении принадлежащих им прав и обязанностей, а также усиливает взаимный контроль за исполнением обязательств, поскольку истечение срока исковой давности, о применении которой вправе заявить сторона в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. При этом суд не связан с решением всех вопросов, указанных в ст.191 ХПК, необходимых для принятия решения при наличии такого заявления.

Все источники правового регулирования института исковой давности в международных автомобильных перевозках можно разделить на 2 большие группы — международные и национальные. Основным международным нормативным актом, регулирующим автомобильные перевозки и, в частности, институт исковой давности является Конвенция о договоре международной перевозки грузов (КДПГ) от 19.05.1956 (далее — КДПГ), ратифицированная Республикой Беларусь в 1993 г. В качестве основных национальных источников правового регулирования данного института можно привести соответствующие нормы ГК, ряд из которых носит отсылочный характер. Одним из отсылочных нормативно-правовых актов, определяющих момент начала течения годичного срока исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза (п.3 ст.751 ГК), являются Правила автомобильных перевозок грузов, утвержденные постановлением Совета Министров РБ от 30.06.2008 № 970.

Анализ указанных нормативно-правовых актов свидетельствует о том, что, несмотря на определенное сходство правового регулирования данного института, в нормах международного и национального права имеются различия как по продолжительности срока исковой давности, так и по началу его течения, что вызывает определенные трудности по его правильному применению и у субъектов хозяйствования, и у судейского корпуса.

Остановимся на конкретном судебном споре, дошедшем до рассмотрения Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда РБ.

Фабула дела

Из обстоятельств дела следует, что между заказчиком — обществом с ограниченной ответственностью (ООО) «М», являвшимся вторым экспедитором, и перевозчиком — обществом с дополнительной ответственностью (ОДО) «Т» 1 февраля 2008 г. был заключен договор об организации перевозок. В соответствии с условиями заключенного договора перевозчик по заявке заказчика брал на себя обязательства доставить вверенный ему заказчиком груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу, указанному в товарно-транспортной накладной. Заказчик, в свою очередь, брал на себя обязательства по оплате перевозки грузов и связанных с перевозкой операций и услуг. Оплата заказчиком перевозки должна была производиться на основании подлинной CMR-накладной с отметкой грузополучателя, представляемой перевозчиком, а также акта выполненных работ, подписанного сторонами договора. Во исполнение заявки заказчика перевозчик доставил груз 30 июля 2008 г. из Нидерландов в адрес ООО «Б» (Республика Беларусь) по CMR-накладной. В процессе транспортировки груза произошло его повреждение на сумму 2 500 евро по вине перевозчика, что установлено решением хозяйственного суда от 22.06.2009 по делу № 3.

Решением по вышеуказанному делу с ООО «Д», являвшегося первым экспедитором, в пользу грузополучателя ООО «Б» было взыскано 2 500 евро. После вступления решения в силу и добровольного возмещения указанной суммы первым экспедитором ООО «Д» предъявило претензию второму экспедитору ООО «М», который добровольно уплатил данную сумму в полном объеме, после чего обратился с регрессным требованием к перевозчику ОДО «Т» о возмещении понесенных убытков.

Предъявленные ООО «М» претензии были оставлены перевозчиком без удовлетворения.

Позиция истца общества с ограниченной ответственностью «М» при рассмотрении дела судом первой инстанции

Истец ООО «М» 15 декабря 2009 г. обратился с иском в суд и просил взыскать с ответчика ОДО «Т» уплаченные в порядке добровольного возмещения суммы, а также расходы по госпошлине.

В обоснование своих требований истец ссылался на фактические обстоятельства дела, установленные ранее решением суда от 22.06.2009 по делу № 3, исходя из которых была доказана вина перевозчика в повреждении груза, выступавшего по данному делу в качестве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика ООО «М», а также на положения части второй ст.756 ГК, согласно которой если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

Позиция ответчика общества с дополнительной ответственностью «Т» при рассмотрении дела судом первой инстанции

Ответчик требования истца не признал.

В обоснование своих возражений указал, что истцом пропущен срок предъявления иска. Общий срок исковой давности устанавливается в 3 года, а для отдельных требований законодательством могут устанавливаться специальные сроки. По условиям заключенного договора стороны определили, что они в своей деятельности руководствуются КДПГ. Учитывая, что перевозка носила международный характер, ответчик полагает, что истцом пропущен годичный срок исковой давности, предусмотренный как п.3 ст.751 ГК, так и п.1 ст.32 КДПГ.

Перевозчик также указал, что ст.755 ГК предусмотрено, что правила, установленные ГК для транспортной экспедиции, распространяются и на случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются перевозчиком.

При исполнении обязанностей экспедитора перевозчиком последний выполняет функции экспедитора в рамках заключенного им договора перевозки. К таким отношениям в зависимости от их характера надлежит применять нормы или о договоре экспедиции, или о договоре перевозки, поскольку сами экспедиторские функции выполняются при осуществлении перевозочного процесса.

Выводы суда первой инстанции

Суд первой инстанции исходя из анализа содержания условий договора об организации перевозок от 01.02.2008 пришел к выводу о том, что рассматриваемые правоотношения сторон содержат в себе как элементы перевозки, так и элементы экспедиции, в связи с чем должен применяться годичный специальный срок исковой давности, установленный п.3 ст.751 ГК по требованиям, вытекающим из перевозки груза.

Стороны в договоре определили, что они в своей деятельности руководствуются КДПГ. В связи с этим суд применяет специальные сроки давности, установленные ст.32 КДПГ. Анализ норм договора и их толкование, проведенные в соответствии со ст.401 ГК, позволили суду первой инстанции сделать вывод, что применение сроков исковой давности, установленных КДПГ, вытекает из условий договора о ее применении.

Статья 201 ГК предусматривает, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Суд первой инстанции также пришел к выводу, что истец (поскольку он являлся одним из экспедиторов в данной перевозке) узнал (должен был узнать) о том, что имеется спор по качеству доставленного груза 30 июля 2008 г., когда был составлен акт приемки товара по качеству, о чем была сделана соответствующая отметка в CMR-накладной. Решением суда по делу № 3 было установлено, что в провозном документе имелась отметка о составлении акта приемки груза от 30.07.2008. Это обстоятельство в силу положений ст.106 ХПК не подлежит повторному доказыванию.

Поскольку годичный срок исковой давности начал течь с 30 июля 2008 г., а иск был предъявлен 15 декабря 2009 г., суд первой инстанции по заявлению перевозчика в соответствии с положениями абзаца 2 п.2 ст.200 ГК применил исковую давность, отказав истцу ООО «М» в удовлетворении заявленных требований.

Позиция истца общества с ограниченной ответственностью «М» при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции

Истец не согласен с выводом суда первой инстанции о том, что подлежит применению норма п.1 ст.201 ГК, поскольку истец узнал (должен был узнать) о том, что имеется спор по качеству доставленного груза 30 июля 2008 г., когда был составлен акт приемки товара по качеству, и, следовательно, с этого момента начинает течь срок исковой давности.

Как указывает ООО «М», на указанную дату у истца не возникло убытка (ущерба), а возник он лишь после удовлетворения регрессного требования ООО «Б», заявившего на основании решения хозяйственного суда от 22.06.2009 по делу № 3 претензию о возмещении убытков и судебных расходов в адрес ООО «М».

Истец полагает, что суду первой инстанции при рассмотрении спора необходимо было применить специальную норму материального права, в частности, п.3 ст.201 ГК, согласно которой по регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

Основное обязательство, как отмечает истец ООО «М», по возмещению убытков по регрессному требованию ООО «Б» было исполнено в сентябре-ноябре 2009 г., что подтверждается соответствующими платежными поручениями, имеющимися в деле. Общество с ограниченной ответственностью «М» удовлетворило претензию ООО «Б» в полном объеме, после чего обратилось с регрессным требованием о возмещении убытков к ООО «Т», но получило отказ в удовлетворении.

Таким образом, с момента исполнения обязательства (сентябрь-ноябрь 2009 г.) до предъявления иска (15 декабря 2009 г.) не истек годичный срок исковой давности, в связи с чем суд первой инстанции незаконно отказал в удовлетворении заявленных требований.

Позиция ответчика общества с дополнительной ответственностью «Т» при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции

Ответчик в отзыве на апелляционную жалобу решение суда первой инстанции просил оставить без изменения, поскольку оно является законным и обоснованным.

Выводы суда апелляционной инстанции

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя в полном объеме требования истца ООО «М», апелляционная инстанция пришла к следующим выводам.

Апелляционная инстанция согласилась с выводом суда первой инстанции, что к спорным правоотношениям применяются специальные сроки исковой давности, установленные ст.751 ГК и ст.32 КДПГ, продолжительностью один год.

Однако и суд первой инстанции, и ответчик неверно определили начало течения срока исковой давности для истца.

Начало течения сроков исковой давности как общих, так и специальных определяется на основании ст.201 ГК, согласно которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что в рассматриваемом случае у истца право на иск к ответчику о возмещении понесенных убытков, связанных с несохранной перевозкой груза, возникло с момента добровольного возмещения убытков ООО «Б» (ст.204 ГК — совершение истцом действий, свидетельствующих о признании долга, т.е. добровольная уплата).

В период времени с сентября по ноябрь 2009 г. истец ООО «М» в полном объеме удовлетворил претензию ООО «Б», после чего обратился с требованием о возмещении убытков к ОДО «Т». Претензия была вручена ответчику 10 ноября 2009 г. истцом с соблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

Решением суда первой инстанции от 22.06.2009 по делу № 3, которое вступило в законную силу и не обжаловано ни одной из сторон, участвовавших в деле (в т.ч. и ответчиком), установлена вина перевозчика в несохранной перевозке груза. В силу части второй ст.106 ХПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении хозяйственным судом другого дела, в котором участвуют те же лица или их правопреемники.

С учетом наличия вины перевозчика ОДО «Т» в повреждении груза, а также отсутствия факта истечения годичного срока исковой давности с момента возмещения истцом ООО «М» первому экспедитору ООО «Д» суммы поврежденного груза, суд апелляционной инстанции, отменив решение суда первой инстанции, удовлетворил требования истца ООО «М» в полном объеме.

Позиция истца общества с ограниченной ответственностью «М» при рассмотрении дела судом кассационной инстанции

В отзыве на кассационную жалобу ООО «М» ссылался на необоснованность ее доводов и законность вынесенного судом апелляционной инстанции судебного постановления.

В обоснование отсутствия факта пропуска истцом срока исковой давности ООО «М» ссылался на п.2 ст.32 КДПГ, согласно которому предъявление рекламации в письменной форме приостанавливает течение срока до того дня, когда перевозчик в письменной форме отверг рекламацию с возвращением приложенных к ней документов. В случае частичного признания предъявленной рекламации срок подачи иска возобновляется только в отношении той части рекламации, которая остается предметом спора. Доказательство факта получения рекламации или ответа на нее, а также возвращения относящихся к делу документов лежит на стороне, которая ссылается на этот факт. Предъявление дальнейших рекламаций на том же основании не прерывает течения срока.

Как указывает истец, 30 июля 2008 г. был составлен акт приемки товара по качеству (повреждение груза), наличие которого ответчик подтверждает в кассационной жалобе и на который перевозчиком не было дано в письменной форме отвержения, с приложением документов, следовательно, с момента составления акта срок исковой давности приостановился.

Позиция ответчика общества с дополнительной ответственностью «Т» пр  рассмотрении дела судом кассационной инстанции

Общество с дополнительной ответственностью «Т» обратилось с кассационной жалобой на постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда, поскольку полагает, что указанный судебный акт является незаконным в связи с неправильным применением судом апелляционной инстанции норм материального права, а также в связи с неприменением законодательства, подлежащего применению, и неправильным истолкованием законодательства, просит отменить постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда и оставить без изменения решение хозяйственного суда первой инстанции.

В обоснование доводов жалобы ответчик, в частности, указывает, что передача груза от ответчика получателю состоялась 30 июля 2008 г., а исковое заявление истцом предъявлено только 15 декабря 2009 г., в связи с чем истцом был пропущен годичный срок исковой давности, установленный ст.32 КДПГ.

Перевозчик отмечает, что общий срок исковой давности устанавливается продолжительностью 3 года (ст.197 ГК), а для отдельных видов требований законодательными актами могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (п.1 ст.198 ГК). Пунктом 1 ст.201 ГК предусмотрено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.

Ответчик также констатирует, что в силу абзаца 2 п.1 ст.3 ГК данный кодекс является законодательным актом, и, следовательно, изъятия из общего правила начала течения срока исковой давности могут устанавливаться и самим ГК. Поэтому при рассмотрении дела суд апелляционной инстанции должен был применять нормы, регулирующие не общее правило начала течения срока исковой давности, а нормы, регулирующие правила начала течения срока исковой давности применительно к сложившимся между сторонами судебного разбирательства правоотношениям, т.е. к договору перевозки грузов в международном сообщении. В свою очередь, срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается продолжительностью один год с момента, определяемого в соответствии с законодательством (п.3 ст.751 ГК).

Общество с дополнительной ответственностью «Т» указывает, что частью третьей п.7 постановления Пленума ВХС РБ от 26.04.2005 № 13 «Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, вытекающих из договоров перевозки грузов» предусмотрено, что при исчислении срока исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров перевозки, на которые распространяется действие КДПГ, хозяйственные суды должны руководствоваться п.1 ст.32 КДПГ, которым установлен годичный срок исковой давности, при этом течение срока исковой давности начинается в случае частичной утраты груза, повреждения его или просрочки в доставке — со дня сдачи груза.

Пунктами 8 и 9 постановления Пленума ВХС РБ от 02.12.2005 № 29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности», как считает ответчик, также определено, что при исчислении срока исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки, на которые распространяет действие КДПГ, хозяйственные суды должны руководствоваться п.1 ст.32 КДПГ, которым установлен годичный срок исковой давности, а в отношении ряда требований общее правило о начале течения срока исковой давности не применяется, поскольку изъятия из этого правила установлены законодательными актами (ст.182, п.2 ст.201, п.3 ст.678, п.3 ст.751 ГК и др.), в т.ч. и КДПГ.

Кроме того, перевозчик считает, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (часть вторая п.2 ст.200 ГК). Соответственно, суд первой инстанции, отказывая истцу в иске по мотивам пропуска срока исковой давности, вынес законное судебное постановление.

Выводы Кассационной коллегии Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда РБ не нашла оснований для отмены либо изменения судебного постановления апелляционной инстанции хозяйственного суда исходя из следующего.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции на основании заявления ответчика применил специальный срок исковой давности, установленный ст.751 ГК и ст.32 КДПГ, продолжительностью один год.

Удовлетворяя требования истца, апелляционная инстанция пришла к выводу, что в рассматриваемом случае у истца право на иск к ответчику о возмещении понесенных убытков, связанных с несохранной перевозкой груза, возникло с момента добровольного возмещения убытков ООО «Б» (сентябрь-ноябрь 2009 г.). Иск фактически предъявлен 24 декабря 2009 г., в связи с чем истцом не был пропущен срок исковой давности.

Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда РБ согласилась с постановлением апелляционной инстанции исходя из следующего.

В соответствии со ст.6 Закона РБ от 13.06.2006 № 124-З «О транспортно-экспедиционной деятельности» транспортно-экспедиционная деятельность осуществляется на основании договоров транспортной экспедиции, об организации перевозок грузов, перевозки груза, фрахтования, хранения и иных договоров, заключаемых участниками транспортно-экспедиционной деятельности в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Участники транспортно-экспедиционной деятельности свободны в выборе договора, определении его условий, если иное не установлено законодательством Республики Беларусь.

Согласно материалам настоящего дела между истцом (заказчиком) и ответчиком (перевозчиком) 1 февраля 2008 г. был заключен договор на организацию автомобильных перевозок грузов.

Предметом данного договора являлись взаимоотношения, возникающие между перевозчиком и заказчиком при планировании, организации и расчетах за международные перевозки грузов и перевозки грузов в пределах Республики Беларусь.

В силу положений этого договора стороны руководствовались, наряду с другими нормативно-правовыми актами, КДПГ.

По условиям заключенного сторонами договора перевозчик обязуется принять, а заказчик предъявить к перевозке грузы в объемах и сроки, предусмотренные заявкой заказчика.

Анализ обязанностей перевозчика, закрепленных в договоре, свидетельствует о возложении на перевозчика также некоторых функций экспедитора.

Статьей 739 ГК закреплено, что по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить его уполномоченному на получение груза лицу, а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

Как следует из ст.755 ГК, по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Этой же статьей предусмотрено, что правила, установленные ГК для транспортной экспедиции, распространяются и на случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются перевозчиком.

При исполнении обязанностей экспедитора перевозчиком последний выполняет функции экспедитора в рамках заключенного им договора перевозки. К таким отношениям в зависимости от их характера надлежит применять нормы или о договоре экспедиции, или о договоре перевозки, поскольку сами экспедиторские функции выполняются при осуществлении перевозочного процесса.

Таким образом, заключенный между сторонами спора договор в силу положений п.2 ст.391 ГК является смешанным договором, в котором содержатся элементы договора транспортной экспедиции и элементы договора перевозки в международном и республиканском сообщении.

В силу положений части первой ст.6 ГК, закрепляющей признание Республикой Беларусь приоритета общепризнанных принципов международного права, правовой природы заключенного договора об организации автомобильных перевозок как смешанного договора, наличие для заявленного требования специального срока исковой давности апелляционная инстанция, решая вопрос по возможности его применения (неприменения), правомерно пришла к выводу о необходимости анализа ст.32 КДПГ.

В соответствии со ст.32 КДПГ право вчинения иска, который может быть предъявлен в отношении перевозки, выполняемой с применением КДПГ, погашается давностью продолжительностью один год. Однако в случае злоумышленного поступка или вины, которая согласно закону, применяемому разбирающим дело судом, приравнивается к злоумышленному поступку, предельный срок давности устанавливается продолжительностью 3 года. Давность начинает течь в случае частичной потери груза, повреждения его или просрочки в доставке со дня сдачи груза.

Исходя из вышеизложенного КДПГ действительно устанавливает годичный срок исковой давности, однако этот срок носит общий характер, а при наличии вины или злоумышленного поступка он продлевается до 3 лет.

Апелляционная инстанция хозяйственного суда правомерно указала в своем постановлении, что решением суда первой инстанции от 22.06.2009 по делу № 3 по иску ООО «Б» к ООО «Д» о взыскании 2 500 евро с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика ОДО «Т», ООО «М» установлена вина перевозчика в несохранной перевозке груза по CMR NR № 1, который был получен грузополучателем 30 июля 2008 г.

Согласно акту приемки груза по качеству от 30.07.2008, в котором имеется подпись водителя ООО «Т», при получении товара зафиксированы повреждения 2 кнопок электрощитка пульта управления, транспортерной ленты и кабеля к электродвигателю. Актом зафиксировано, что повреждения произошли при транспортировке груза.

Как следует из решения хозяйственного суда области по делу № 3, груз был выдан получателю 30 июля 2008 г. (данный факт не оспаривается ни одной из сторон). Общество с ограниченной ответственностью «Б» (истец по делу № 3, он же заказчик перевозки и получатель груза) направило в адрес экспедитора ООО «Д» претензию 11 августа 2008 г., которая была им отклонена 4 сентября 2008 г. Получатель груза обратился с иском в суд 21 мая 2009 г. в пределах срока исковой давности продолжительностью один год с момента выдачи груза, как это предусмотрено КДПГ. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика судом были привлечены ООО «М» (второй экспедитор) и ОДО «Т» (перевозчик).

Из решения суда по делу № 3 следует, что истец в обоснование заявленного требования представил суду оригинальный экземпляр накладной CMR, в которой в графе 24 имелась отметка о составлении акта приемки груза от 30.07.2008.

Исходя из п.3 Инструкции по заполнению международной товарно-транспортной накладной «CMR», утвержденной постановлением Минтранса РБ от 24.06.2004 № 23, суд первой инстанции по делу № 3 пришел к выводу, что у ответчика или третьих лиц должен быть как минимум еще один оригинальный экземпляр этой накладной. Однако такой экземпляр ответчик суду не представил.

В свою очередь ООО «М» в силу положений части второй ст.756 ГК, согласно которой, если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик, обратился в декабре 2009 г. с иском к ОДО «Т» о возмещении добровольно выплаченного ООО «Д» ущерба, направив предварительно претензию.

В силу части второй ст.106 ХПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении хозяйственным судом другого дела, в котором участвуют те же лица или их правопреемники.

Суд первой инстанции, разрешая спор по делу № 3, выяснил, что в оригинальном экземпляре CMR-накладной в графе 24 имеется отметка получателя о составлении акта приемки груза от 30.07.2008. Водитель ОДО «Т», участвуя в приемке груза получателем, зная о том, что составлен акт от 30.07.2008 о несохранной перевозке груза и о наличии в графе 24 CMR записи об этом, представил ООО «М» для расчетов светокопию третьего экземпляра CMR, в которой отметка о составлении акта приемки товара отсутствовала.

Не зная о наличии акта о несохранной перевозке, истец по настоящему делу без замечаний подписал перевозчику акт сдачи-приемки выполненных работ к заказу на транспортировку. С учетом данных обстоятельств дела указанное действие работника перевозчика следует приравнять к злоумышленному поступку.

Согласно ст.373 ГК действия работника должника по исполнению его обязательств считаются действиями самого должника и он отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Такой вывод основывается на условиях договора от 01.02.2008 об организации автомобильных перевозок грузов, в котором стороны предусмотрели, что оплата перевозки грузов и связанных с перевозкой операций и услуг производится на основании оригинала товарно-транспортной накладной установленного образца (CMR) с отметками грузоотправителя, грузополучателя, таможенных органов, акта оказанных услуг (при необходимости), подписанного представителями обеих сторон, оригинала счета-фактуры. Следовательно, в рассматриваемом случае подлежит применению 3-годичный срок исковой давности, установленный п.1 ст.32 КДПГ.

Неправомерный вывод суда апелляционной инстанции о том, что в рассматриваемом случае у истца право на иск к ответчику о возмещении понесенных убытков, связанных с несохранной перевозкой груза, возникло с момента добровольного возмещения убытков ООО «Д», не влияет на законность принятого постановления в связи с отсутствием оснований для применения исковой давности судом по заявлению перевозчика.

Поскольку апелляционной инстанцией хозяйственного суда области не допущено существенных нарушений, предусмотренных ст.297 ХПК, оснований для отмены вынесенного по делу судебного постановления апелляционной инстанции не имеется.

   

30.09.2010 г.

   

Сергей Кулаковский, судья Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 7.4. Исковая давность

В статье рассмотрены вопросы регулирования сроков исковой давности по положениям о неприменении сроков исковой давности КС РФ отметил.