И суды этим правом пользуются (см., в частности, определение о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Реституция или виндикация?

 

ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, ФОРМЫ, УСЛОВИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК

Понятие сделки

Сделки являются одним из важнейших и наиболее распространенных юридических фактов и оснований возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Именно поэтому понятие сделки относится к числу основных институтов и понятий гражданского права.

Гражданские права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются главным образом в результате сделок. Так, физические лица ежедневно заключают сделки, на основании которых им продаются товары, оказываются услуги, выполняются работы.

Предпринимательскую деятельность, к какой бы области она ни относилась, вообще невозможно представить без совершения сделок. Реализация результата предпринимательской деятельности (продукции, работы, услуги) возможна исключительно в форме одной из сделок.

Неслучайно в перечне оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, содержащемся в ст.7 Гражданского кодекса РБ (далее — ГК), на первое место поставлены договоры и иные сделки, предусмотренные законодательством, а также договоры и иные сделки, хотя и не предусмотренные законодательством, но не противоречащие ему.

Наиболее полно понятие сделки раскрывается в ст.154 ГК, в соответствии с которой сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Приведенное определение сделки позволяет выявить отличительные признаки, так называемые свойства сделок, позволяющие отграничить их от явлений, сходных со сделками.

Во-первых, сделки представляют собой действия граждан и юридических лиц. Являясь действиями, сделки противостоят тем самым событиям, т.е. обстоятельствам, которые не зависят от воли лица (например, стихийные силы природы: землетрясение, ураган и т.п.).

Во-вторых, сделки — это правомерные действия, которые должны соответствовать требованиям законодательства, и этим они отличаются от неправомерных действий (например, неисполнение договорного обязательства, причинение вреда, неосновательное обогащение и др.). Несоответствие сделок предписанным законодательством требованиям влечет их недействительность, последствия которой применительно к отдельным видам таких сделок различны.

В-третьих, сделками являются волевые действия граждан или юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Это отличает сделки от юридических поступков, действий, с совершением которых закон связывает правовые последствия независимо от целей, которые преследовало лицо, совершающее поступок (например, находка потерянной вещи (ст.228 ГК), обнаружение клада (ст.234 ГК)).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 3 февраля 2017 г. следует руководствоваться ст.234 ГК с изменениями, внесенными Кодексом Республики Беларусь о культуре.

 

Являясь волевым действием, сделка совершается по воле участников сделки.

До тех пор пока воля является только внутренней волей лица, она не способна повлиять на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей. Для этого она должна стать достоянием других лиц, она должна быть проявлена вовне. Ибо воля, не проявленная вовне, не имеет юридического значения. Решение лица совершить сделку доводится до сведения других лиц посредством волеизъявления.

Таким образом, сделка является волевым актом, в котором следует различать два элемента: волю (субъективный) и волеизъявление (объективный). Оба элемента сделки совершенно необходимы и равнозначны, и только в их единстве заложена сущность сделки.

Поскольку сделка — действие волевое, она может совершаться лишь теми лицами, которые понимают значение своих действий и могут управлять ими, т.е. только дееспособными лицами.

Воля лица, совершающего сделку, может выражаться письменно, устно, в случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон, — молчанием, а для сделок, для которых законодательством не установлена определенная форма, — конклюдентными (от лат. сoncludare — заключать, делать вывод) действиями лица, свидетельствующими о его воле совершить сделку.

От воли лица в сделке следует отличать мотивы, по которым была совершена сделка. Они не имеют значения как для совершения сделки, так и для действительности сделки, если только стороны намеренно не придадут тому или иному мотиву значение одного из условий сделки. Так, аренда помещений под офис не может зависеть от того будет или не будет зарегистрировано юридическое лицо, учредители которого заключают такой договор. Но они вправе поставить в зависимость от такой регистрации возникновение прав и обязанностей по заключенному договору.

Цель в сделке всегда носит правовой характер — приобретение права собственности, права на долю, исключительное право и т.д. В качестве существенного условия большинства сделок цель должна соответствовать требованиям правовых норм. Сделка, совершенная с противозаконной целью, ничтожна.

Результат в сделке означает наступление определенных правовых последствий прежде всего для сторон сделки. Правовой результат может наступить, только если у лиц, совершающих сделку, имелись для этого соответствующие юридические предпосылки (правоспособность, дееспособность, свобода воли, соответствие воли волеизъявлению). Однако при наличии всех этих общих условий результат, тем не менее, может не наступить просто в силу того, что у сторон отсутствовало право на совершение конкретной сделки. Например, отчуждение недвижимого имущества до того, как в установленном порядке будет произведена государственная регистрация права собственности на это имущество, будет признано недействительным.

Таким образом, можно дать следующее определение сделки, которое включает все имеющие существенное значение признаки сделки и отграничивает ее от других юридических фактов.

Итак, сделка — правомерное юридическое действие одного или нескольких дееспособных субъектов гражданских (имущественных) прав, совершенное в установленной законом или их соглашением форме, соответствующее подлинной воле субъектов и приводящее к правовым последствиям (установлению, изменению, прекращению гражданских прав или обязанностей), на достижение которых оно направлено.

Виды сделок

Сделки делятся на виды по различным классификационным основаниям, поэтому одна и та же сделка включается одновременно в разные виды.

По числу сторон, заключивших сделку, различают односторонние, дву- и многосторонние сделки.

Односторонней называют такую сделку, для совершения которой достаточно волеизъявления одного лица. Односторонняя сделка порождает обязанность только для стороны, совершившей сделку. Обязанности для других лиц могут возникнуть только в случаях, прямо предусмотренных законодательными актами либо соглашением с этими лицами (ст.156 ГК). Примерами таких законодательных актов могут служить ст.1054 и 1086 ГК.

В силу ст.1054 ГК наследник, на которого завещателем возложен завещательный отказ, должен исполнить его, правда, лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследства за вычетом падающей на него части долгов наследодателя (часть первая п.3 ст.1054 ГК). Каждый из наследников, принявших наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (п.1 ст.1086 ГК).

К числу односторонних сделок можно отнести: составление гражданином завещания (ст.1040 ГК), выдачу доверенности (ст.186 ГК), отказ от права преимущественной покупки продаваемой доли в праве общей собственности (ст.253 ГК) и др.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 1 февраля 2019 г. в ст.186 и 253 ГК внесены изменения Законом РБ от 17.07.2018 № 135-З (далее — Закон № 135-З). Доверенность от имени юридического лица достаточно будет подписать руководителю или другому уполномоченному учредительным документом лицу. Необходимость скрепления доверенности печатью организации исключена.

 

Двусторонняя сделка имеет место при выражении согласованного волеизъявления двух сторон. При заключении договора стороны не только сообщают друг другу свое согласие заключить договор, но и согласовывают свои волеизъявления при определении условий договора. Договоры составляют основную массу сделок.

Многосторонняя сделка относится к разряду договоров. К многосторонним относятся такие сделки, в которых соглашение достигается тремя и более сторонами. Для такой сделки характерно то, что действия сторон направлены на достижение общих, одних и тех же целей. Примером многосторонней сделки является договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) (ст.911 ГК).

В зависимости от наличия встречного предоставления сделки подразделяются на возмездные и безвозмездные.

По возмездным сделкам предоставлению с одной стороны должно соответствовать предоставление с другой стороны. Решающее значение по данным сделкам имеет встречность, а не эквивалентность. Каждая из сторон обязана совершить в пользу другой стороны определенные действия. Если одна сторона передает имущество, то другая сторона должна передать либо другое имущество, либо деньги, либо совершить какие-либо другие действия. Возмездными сделками выступают договоры купли-продажи, имущественного найма, подряда, страхования и др.

При безвозмездных сделках предоставлению одной стороны нет встречного удовлетворения, предоставления с другой стороны. В таких сделках обязанность совершить имущественное предоставление лежит на одной стороне без встречного предоставления. Это имеет место по договору дарения, когда вещь передается в собственность другой стороне, по договору о безвозмездном пользовании имуществом и т.д.

Некоторые сделки могут быть как безвозмездными, так и возмездными, в зависимости от решения сторон при заключении такой сделки. Таковы, например, договоры хранения, поручения, займа. Предполагается, что договор возмездный, если из законодательства, содержания или существа договора не вытекает иное (п.3 ст.393 ГК).

Односторонние сделки не могут быть возмездными. Они всегда безвозмездны.

С учетом момента, к которому приурочивается возникновение сделок, они делятся на консенсуальные (от лат. consensus — согласие) и реальные (от лат. res — вещь).

В тех случаях, когда для совершения сделки достаточно соглашения сторон, облеченного в надлежащую форму, они называются консенсуальными. По достижении сторонами согласия по всем существенным условиям сделка считается заключенной, и у ее сторон возникают соответствующие права и обязанности (договоры купли-продажи, аренды, подряда и др.).

В случае если для совершения сделки кроме волеизъявления требуется еще и передача вещи, то такая сделка называется реальной (договоры займа, хранения и др.).

В зависимости от оснований сделки различают каузальные (от лат. causa — причина) и абстрактные (от лат. abstrahere — определять, отрывать) сделки.

Каузальной является сделка, правовое основание которой известно. Это может быть покупка, выполнение определенной работы или оказание услуги. Основание сделки может относиться к прошлому (был получен заем), к настоящему (совершается купля-продажа) или к будущему (страховое возмещение будет получено, если наступит страховой случай). Требование по каузальной сделке можно оспорить, ссылаясь на то, что основание сделки недействительно. Например, оспаривается договор дарения, при этом указывается на то, что в действительности его заключили с целью избежать обращения взыскания на автомобиль, а не с целью подарить его.

В отличие от каузальных сделок другие сделки не имеют ярко выраженного основания и его наличие для них несущественно. Такие сделки отвлекаются, абстрагируются от основания, поэтому и называются абстрактными. Типичным примером абстрактной сделки является надлежаще оформленный вексель. Он сохраняет силу независимо от того, что явилось основанием его выдачи.

Выделяют также фидуциарные сделки — это сделки основаны на доверии, например, поручение. Отличительной особенностью таких сделок является то, что утрата доверия является основанием для прекращения сделки в одностороннем порядке.

По зависимости одной сделки от другой различают основные и дополнительные (акцессорные) сделки, которые часто называют сопутствующими. Цель дополнительных (акцессорных) сделок — дополнять или изменять условия основной сделки. Типичными акцессорными сделками являются широко распространенные на практике сделки об обеспечении исполнения обязательств (неустойка, залог, поручительство, задаток), а также передача права (цессия) и перевод долга (делегация). Главная отличительная особенность акцессорной сделки состоит в том, что она всецело зависит от действительности основной сделки. Недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законодательством (п.3 ст.310 ГК).

Различают срочные и бессрочные сделки. Если сделка не предусматривает ни момент ее вступления в силу, ни момент ее прекращения, она именуется бессрочной и вступает в силу немедленно.

Если сделка определяет момент вступления ее в силу, либо момент ее прекращения, либо и тот и другой моменты, она является срочной.

Принято различать отменительные и отлагательные сроки. Так, если сделка вступает в силу немедленно и стороны определили момент ее прекращения, срок именуется отменительным. Например, собственник изолированного нежилого помещения передал его в срочное возмездное владение и пользование (аренду) сроком до 31 декабря 2008 г. Арендатор должен будет освободить помещение не позднее 30 декабря 2008 г.

Если срок определен для момента возникновения прав и обязанностей сторон, срок именуется отлагательным (например, в договоре аренды указано, что он вступает в силу с 10 марта 2009 г.). Возможны сделки, в которых указаны как отменительный, так и отлагательный сроки.

В ряде случаев наступление или прекращение предусмотренных сделкой правовых последствий приурочивается к какому-то обстоятельству в будущем, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. В таких случаях сделка считается совершенной под условием. Такие сделки называются условными, так как данные обстоятельства называются условиями и они включаются в содержание сделок. Под условиями следует понимать различные события, обстоятельства, такие, как погода, длительное отсутствие на постоянном месте жительства, получение того или иного имущественного блага, выезд в заграничную командировку и т.д.

Различают сделки, совершенные под отлагательным или отменительным условием.

Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Например, поставка продавцом дополнительной партии товара (зерна) покупателю будет возможна только в случае получения высокого урожая зерна.

Сделка считается совершенной под отменительным условием, если стороны поставили прекращение прав и обязанностей по сделке в зависимость от обстоятельства, относительно которого достоверно известно, наступит оно или нет. Например, в случае получения низкого урожая зерна товар (зерно) не будет поставляться вообще.

Особую группу гражданско-правовых сделок составляют биржевые сделки.

Биржевая сделка — это соглашение о взаимной передаче прав и обязанностей в отношении имущества (товаров, ценных бумаг и др.), допущенного к обращению на бирже. Биржевые сделки заключаются участниками биржи в биржевом собрании в порядке, установленном законодательством о товарных и фондовых биржах и биржевыми уставами.

Следует отметить, что в юридической литературе встречаются и другие классификации сделок по различным видам.

Форма сделок

Воля лиц в сделках должна быть закреплена определенными способами. Эти способы называются формами сделок.

Согласно п.1 ст.159 ГК сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Пункт 2 ст.159 ГК предусматривает возможность заключения сделки устно и конклюдентными действиями, т.е. поведением лица, из которого явствует его воля совершить сделку. В качестве примера заключения договора конклюдентными действиями можно привести сделки, заключаемые с использованием автоматов, например купля-продажа товара с использованием автоматов (ст.468 ГК), хранение вещей в автоматических камерах хранения (ст.813 ГК).

В случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон, молчание признается выражением воли совершить сделку (п.3 ст.159 ГК). Так, например, при необходимости произвести чрезвычайные расходы на хранение вещи, которые превышают обычные расходы и которые стороны не могли предвидеть при заключении договора хранения, хранитель обязан запросить поклажедателя о согласии на эти расходы. Если поклажедатель не сообщит о своем несогласии в срок, указанный хранителем, или в течение нормально необходимого для ответа времени, считается, что он согласен на чрезвычайные расходы (п.2 ст.788 ГК). Или если арендатор после истечения срока договора продолжает пользоваться имуществом, а арендодатель не возражает (молчание), то договор аренды считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (п.2 ст.592 ГК). Молчание считается совершением сделки, если из него вытекает желание совершить сделку, но молчание может означать и отказ от совершения сделки.

Устная форма сделки является наиболее простой. В устной форме совершаются сделки, для которых законодательными актами не установлена письменная (простая или нотариальная) форма (п.1 ст.160 ГК).

В соответствии со ст.160 ГК в устной форме совершаются:

1. все сделки, исполняемые при самом их совершении, если иное не установлено соглашением сторон, за исключением сделок, для которых установлена нотариальная форма, и сделок, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность;

2. сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме, могут по соглашению сторон совершаться устно, если это не противоречит законодательству и договору;

3. сделки граждан между собой на сумму, не превышающую в 10 раз установленный законодательством размер базовой величины, если иное не предусмотрено законодательством (ст.162 ГК);

Устной формой сделки является покупка билета на концерт, на проезд в общественном транспорте и т.п.

Письменные сделки

В простой письменной форме сделка совершается путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами (п.1 ст.161 ГК).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 1 февраля 2019 г. следует руководствоваться п.1 ст.161 ГК в редакции Закона № 135-З.

 

Двусторонние (многосторонние) сделки могут быть совершены путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п.2 ст.404 ГК).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 1 февраля 2019 г. ст.404 ГК изложена в новой редакции Законом № 135-З. Комментарий см. здесь.

 

Таким образом, закон позволяет заключать сделку посредством любых современных средств связи, только если использованный способ дает возможность установить, что сообщение о заключении сделки было послано и получено сторонами, совершающими сделку.

Законодательством и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и др.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (п.1 ст.163 ГК).

Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и порядке, предусмотренных законодательством или соглашением сторон (п.2 ст.161 ГК).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 1 августа 2018 г. п.2 ст.161 ГК исключен Законом № 135-З. Комментарий см. здесь.

 

Документ, в котором изложена сделка, подписывает лицо, совершающее сделку. Но если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе документ, выражающий содержание сделки, может подписать другой гражданин. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать документ, выражающий содержание сделки, собственноручно.

Однако при совершении сделок, указанных в п.4 ст.186 ГК (доверенность на получение заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми соглашениями, на получение вознаграждения авторов и изобретателей, пенсий, пособий и стипендий, выплат гражданам в банках и (или) небанковских кредитно-финансовых организациях и на получение корреспонденции, в т.ч. денежной и посылочной, на совершение иных действий, не требующих нотариальной формы удостоверения), и оформлении доверенности на их совершение подпись того, кто подписывает документ, выражающий содержание сделки, может быть удостоверена также организацией, где работает или учится гражданин, который не может собственноручно подписаться, организацией, осуществляющей эксплуатацию жилищного фонда, по месту его жительства и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении.

Статья 162 ГК предусматривает совершение сделок в простой письменной форме (за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения):

1. юридических лиц между собой и с гражданами, за исключением сделок, которые могут быть совершены устно;

2. граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законодательством размер базовой величины, если иное не предусмотрено законодательством;

3. письменная форма которых предусмотрена законодательством. Такие сделки должны совершаться в письменной форме независимо от их суммы. Их значимость определяется иными факторами, например предметом сделки, возможностью различных злоупотреблений при их исполнении и т.д. Таковыми сделками являются, например: договор продажи недвижимости (ст.521 ГК); договор продажи предприятия (ст.531 ГК); договор аренды на срок более одного года, а если хотя бы одной из сторон является юридическое лицо — независимо от срока (п.1 ст.580 ГК), и др.;

4. любых, хотя закон и не требует для сделки письменной формы.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 2 августа 2014 г. в п.1 ст.580 ГК внесены изменения Законом РБ от 11.07.2014 № 191-З (далее — Закон № 191-З). Изменения не повлияли на суть материала.

 

Последствия несоблюдение простой письменной формы сделки определены ст.163 ГК.

По общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства, не являющиеся свидетельскими показаниями. Иначе говоря, несоблюдение простой письменной формы сделки затрудняет доказательство факта ее заключения и содержания, но не является основанием для признания сделки недействительной.

В случаях, прямо указанных законодательными актами или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. Так, например, несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность (п.3 ст.163 ГК).

В ряде случаев недостаточно только подписей участников сделок. В целях обеспечения интересов участников требуется нотариально удостоверенная форма.

Нотариальное удостоверение сделки осуществляется путем совершения на документе, который соответствует требованиям, предъявляемым к простой письменной форме сделки, удостоверительной надписи нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие (п.1 ст.164 ГК).

Согласно п.2 ст.164 ГК нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях:

— указанных в законодательных актах;

— предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по законодательству для сделок данного вида эта форма не требовалась.

В частности, нотариальному удостоверению подлежат: доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, за исключением случаев, предусмотренных п.4 ст.186 и п.2 ст.188 ГК; договор ренты (ст.555 ГК); завещание (п.1 ст.1044 ГК); брачный договор (ст.13 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье) и др.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 24 июля 2012 г. ст.13 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье изложена в новой редакции Законом РБ от 07.01.2012 № 342-З.

 

Существуют сделки, которые подлежат государственной регистрации.

Государственная регистрация сделки — юридический акт публичного признания и подтверждения государством факта совершения сделки.

Сделки, подлежащие государственной регистрации, считаются заключенными не с момента их подписания сторонами или нотариального удостоверения, а с момента их регистрации.

Согласно ГК государственной регистрации подлежат:

— сделки с недвижимым имуществом в порядке, предусмотренном ГК и законодательством о государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним (п.1 ст.165 ГК).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 2 августа 2014 г. в п.1 ст.165 ГК внесены изменения Законом № 191-З. Изменения не повлияли на суть материала;

 

— сделки с движимым имуществом определенных видов, регистрация которых установлена законодательством (п.2 ст.165 ГК);

— договор об ипотеке (п.3 ст.320 ГК);

— уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации (п.2 ст.360 ГК);

— переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю (п.1 ст.522 ГК);

— договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры (ст.529 ГК);

— договор продажи предприятия (п.3 ст.531 ГК);

— договор дарения недвижимого имущества (п.3 ст.545 ГК);

— договор отчуждения недвижимого имущества под выплату ренты (ст.555 ГК);

— договор аренды недвижимого имущества, если иное не установлено законодательными актами (п.2 ст.580 ГК);

— договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее одного года (п.2 ст.622 ГК).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 18 января 2013 г. в ст.622 ГК слова «здания или сооружения» заменены словами «капитального строения (здания, сооружения), изолированного помещения или машино-места» Законом РБ от 09.07.2012 № 388-З;

 

— договор аренды предприятия (п.2 ст.629 ГК).

Гражданский кодекс РБ устанавливает и последствия несоблюдения нотариальной формы сделки или требования о ее регистрации.

Несоблюдение нотариальной формы или требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной (п.1 ст.166 ГК).

Если одна из сторон полностью или частично выполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется (п.2 ст.166 ГК).

Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда (п.3 ст.166 ГК). В обоих случаях сторона, необоснованно уклоняющаяся от нотариального удостоверения или государственной регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в совершении или регистрации сделки (п.4 ст.166 ГК).

Условия действительности сделок

Действительность сделки означает признание за ней качеств юридического факта, порождающего тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки.

Действительность сделки определяется законодательством посредством следующих условий:

1. способность физических и юридических лиц, совершающих сделку, к участию в сделке;

2. соответствие воли и волеизъявления;

3. соблюдение формы сделки;

4. соответствие содержания сделки законодательству.

Нарушение хотя бы одного из приведенных условий действительности сделки приводит к признанию ее недействительной как совершенной соответственно с пороками субъектного состава, пороками воли, пороками формы или пороками содержания.

Недействительная сделка не порождает предусмотренных ею последствий, которых стороны желали, совершая сделку, но это не значит, что она не порождает никаких последствий. Последствия недействительности сделок предусмотрены законодательными актами для каждого вида недействительных сделок. Они могут быть весьма неблагоприятными для сторон, ее совершивших, или для одной из них.

Дееспособность участников сделки

Для признания сделки недействительной имеет значение не дееспособность лица вообще, а дееспособность лица для совершения данной конкретной сделки.

По общему правилу сделки могут совершать только полностью дееспособные граждане. Однако из этого правила имеются исключения для отдельных категорий граждан с учетом объема их дееспособности.

Дееспособность гражданина — это его способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п.1 ст.20 ГК). Она возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста.

Однако в п.2 ст.20 ГК содержится исключение из этого общего правила.

В случае, когда законодательством допускается эмансипация (ст.26 ГК) или вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме соответственно с момента принятия решения об эмансипации или со времени вступления в брак.

Частичной дееспособностью обладают граждане, не достигшие совершеннолетия, в разном объеме в зависимости от их возраста (в возрасте до 14 лет и в возрасте от 14 до 18 лет).

В силу п.2 ст.27 ГК несовершеннолетние в возрасте до 14 лет (малолетние) вправе самостоятельно совершать:

1. мелкие бытовые сделки;

2. сделки, направленные на безвозмездное получение выгод, не требующие нотариального удостоверения или оформления либо государственной регистрации;

3. сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Вместе с тем имущественную ответственность по сделкам несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет, в т.ч. по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекун, если не докажут, что обязательство несовершеннолетним было нарушено не по их вине. Эти лица также отвечают за вред, причиненный малолетним (глава 58 ГК).

На имя малолетнего кем-либо может быть открыт вклад в банке. Таким вкладом распоряжаются родители, усыновители или опекун малолетнего. Однако распоряжение вкладами малолетних должно осуществляться с соблюдением правил ст.35 ГК о распоряжении имуществом подопечного (ст.28 ГК).

Все остальные сделки, за исключением перечисленных в п.2 ст.27 ГК, от имени малолетних могут совершать только их законные представители — родители, усыновители или опекун.

Пункт 1 ст.25 ГК разграничил дееспособность малолетних и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, установив, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают сделки, за исключением сделок, перечисленных в п.2 ст.25 ГК, с письменного согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя.

Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем. При этом для совершения сделки несовершеннолетним не требуется согласия обоих родителей, усыновителей, достаточно согласия одного из них. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия своих законных представителей:

1. распоряжаться своим заработком, стипендией и иными собственными доходами;

2. осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законодательством результата своей интеллектуальной деятельности;

3. вносить денежные средства в банки или небанковские кредитно-финансовые организации и распоряжаться ими в соответствии с законодательством;

4. совершать мелкие бытовые сделки и другие сделки, которые в соответствии с п.2 ст.27 ГК вправе самостоятельно совершать малолетние.

По достижении 16 лет несовершеннолетние также вправе быть членами кооперативов в соответствии с актами законодательства о кооперативах.

Имущественную ответственность по сделкам, совершенным несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет с согласия родителей, усыновителей или попечителя, несут сами несовершеннолетние, а лицо, давшее согласие на совершение соответствующей сделки, несет субсидиарную ответственность (часть первая п.3 ст.25 ГК).

По сделкам, совершаемым несовершеннолетними самостоятельно, несовершеннолетние несут имущественную ответственность сами (часть вторая п.3 ст.25 ГК).

За причиненный ими вред такие несовершеннолетние несут ответственность в соответствии с главой 58 ГК.

При наличии достаточных оснований несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства решением суда может быть ограничен или лишен права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Исключение составляют случаи, когда несовершеннолетний приобрел полную дееспособность в связи со вступлением в брак до достижения 18 лет или был эмансипирован.

Основанием для ограничения или лишения недееспособного в возрасте от 14 до 18 лет частично дееспособности может быть неразумное расходование денежных средств или распоряжение имуществом, например приобретение спиртных напитков, наркотических средств, азартные игры, иные неразумные расходы.

Суд может лишить несовершеннолетнего частичной дееспособности полностью или ограничить ее, в частности в сфере заключения сделок, в зависимости от того, в чем состоит неразумное расходование средств и как воспринимает несовершеннолетний советы родителей, усыновителей или попечителя.

Ограничение дееспособности и недееспособность связаны не только с возрастом.

Статья 30 ГК предусматривает, что гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или психотропными веществами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен в дееспособности судом в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. Такой гражданин вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Однако он самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

Гражданин, который вследствие психического расстройства (душевной болезни или слабоумия) не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун.

Дееспособность юридических лиц, как и их правоспособность, устанавливается учредительными документами, определяющими цель и предмет деятельности данного юридического лица. Орган юридического лица, совершающий от его имени сделку, должен иметь полномочия на ее совершение. В противном случае может идти речь о совершении сделки неуполномоченным лицом либо о превышении полномочий.

Так, в соответствии со ст.175 ГК, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законодательстве либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения.

Сделка — действие волевое. Совершая сделку, лицо проявляет свою волю вовне, т.е. совершает волеизъявление. Волеизъявление порождает правовые последствия, поэтому оно должно совпадать с действительной волей участника сделки. Если волеизъявление участника сделки не соответствует его волеизъявлению, он вправе оспорить действительность сделки.

Содержанием сделки как юридического факта является совокупность ее условий. Чтобы сделка была действительной, ее условия должны соответствовать законодательству, не нарушать императивных норм права. Содержание сделки может не соответствовать диспозитивным нормам законодательства. Стороны могут заключить сделку, вообще не предусмотренную законодательством. В таких случаях содержание сделки должно соответствовать основным началам гражданского законодательства.

Для признания сделки действительной во многих случаях непременным условием является облечение ее в предписанную законом форму. Некоторые сделки подлежат обязательной государственной регистрации.

Таким образом, можно сделать вывод, что сделка признается действительной и приводит к установлению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, на которые были направлены действия юридических и физических лиц, если по своему содержанию она соответствует требованиям законодательства; дееспособность участников является достаточной для совершения данной сделки; воля участников сделки совпадает с ее внешним выражением — волеизъявлением и это волеизъявление облечено в надлежащую форму.

Недействительные сделки

Недействительной сделкой называют действие (юридический факт), направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения, которое не порождает правовых последствий, желаемых сторонами, а влечет иные негативные для сторон последствия.

Общее правило о недействительности сделок установлено в ст.167 ГК, согласно которой сделка является недействительной по основаниям, установленным ГК либо иными законодательными актами, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Таким образом, закон различает два вида недействительных сделок: оспоримые и ничтожные.

Формальным юридическим основанием деления сделок на ничтожные и оспоримые считается порядок признания соответствующей сделки недействительной: оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; ничтожная сделка недействительна независимо от такого признания.

Из анализа норм ГК о недействительности сделок прямо вытекают следующие различия ничтожных и оспоримых сделок:

1. признание недействительности оспоримой сделки осуществляется только в судебном порядке по иску заинтересованного лица. Ничтожная же сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом;

2. требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено ограниченным кругом лиц, указанных в ГК либо в ином законодательном акте, устанавливающем оспоримость сделки (п.3 ст.167 ГК). О недействительности ничтожной сделки может заявить любое заинтересованное лицо. Суд вправе установить факт ничтожности сделки и по своей инициативе (п.2 ст.167 ГК);

3. по общему правилу и ничтожная и оспоримая сделки недействительны с момента их совершения. Однако только оспоримая сделка в некоторых случаях может быть прекращена лишь на будущее время после признания ее недействительной судом (п.1 ст.168 ГК);

4. срок исковой давности для признания недействительной оспоримой сделки и применения последствий ее недействительности составляет 3 года (п.2 ст.182 ГК). Срок исковой давности для установления факта ничтожности сделки и применения последствий ее недействительности составляет 10 лет со дня, когда началось ее исполнение (п.1 ст.182 ГК).

В силу ст.169 ГК сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

Таким образом, общее соотношение между ничтожными и оспоримыми сделками выглядит следующим образом: любая недействительная сделка презюмируется ничтожной и является таковой, даже если в законодательном акте или ином акте законодательства это не предусмотрено, тогда как для признания сделки оспоримой необходимо соответствующее указание в законодательном акте.

От недействительных сделок необходимо отличать сделки несовершенные, в частности незаключенные договоры. Последние считаются несостоявшимися ввиду отсутствия предусмотренных правом общих условий, необходимых для совершения сделки, например неполучение на оферту акцепта, неправильный акцепт, отсутствие соглашения о существенных условиях сделки. Случаем несостоявшейся сделки является, например, незаключение договора займа ввиду его безденежности (п.3 ст.765 ГК).

Если сделка не состоялась, нет оснований для применения последствий, установленных ГК для недействительных сделок, и должны применяться общие нормы о неосновательном обогащении (глава 59 ГК) и гражданско-правовой ответственности (ст.14 и 364 ГК).

В ряде случаев ГК содержит прямое указание на то, что недействительная сделка является ничтожной (п.1 ст.166, ст.170, 171, п.1 ст.172, п.1 ст.173, п.2 ст.399, п.2 ст.545, п.2 ст.589, п.2 ст.822, п.1 ст.841 и др.).

Но во многих статьях употребляется термин «недействительная сделка (недействительный договор)» без указания, что она ничтожна (п.2 ст.179, п.1 ст.180, п.4 ст.320, ст.342, п.2 ст.419, ст.521, п.2 ст.531, п.1 ст.622, п.3 ст.629, п.1 ст.830, п.3 ст.900).

В таких случаях соответствующая сделка (договор) признается ничтожной, если в статье не предусмотрено, что сторона договора вправе требовать признания договора недействительным или в законодательном акте установлены иные последствия нарушения его правил.

При этом следует иметь в виду, что, если законодательством за нарушение установленных требований либо за совершение сделки в нарушение запрета установлена ответственность в виде штрафа, изъятия в бюджет дохода и т.п. (в отношении одной или всех сторон такой сделки), наличие таких обстоятельств следует расценивать в качестве иных последствий нарушения.

Основанием признания сделки недействительной является несоблюдение сторонами хотя бы одного из условий, установленных законодательством для действительности сделок.

В зависимости от того, какое из условий было нарушено, недействительные сделки можно разделить на сделки:

1. с пороками субъектного состава;

2. с пороками воли;

3. с пороками содержания;

4. с пороками формы.

Следует иметь в виду, что в практике могут встречаться недействительные сделки не в целом, а лишь частично, когда недействительно лишь какое-либо из условий.

Гражданский кодекс (ст.181) предусматривает, что недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. В то же время следует иметь в виду, что в отдельных случаях закон прямо определяет последствия недействительности части сделки (например, в соответствии с п.2 ст.310 ГК недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности этого обязательства).

Сделки с пороками дееспособности субъектного состава

В эту группу недействительных сделок входят сделки:

— совершенные гражданами с выходом за пределы их дееспособности (малолетними и несовершеннолетними), ограниченными судом в дееспособности и признанными судом недееспособными;

— юридических лиц, совершенные с нарушением их специальной дееспособности.

Сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), ничтожна, за исключением мелких бытовых и иных сделок, которые они вправе совершать самостоятельно в соответствии со ст.27 ГК.

Однако в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего (п.2 ст.173 ГК).

Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (кроме полностью дееспособного) без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст.25 ГК, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя (ст.176 ГК).

Сделка по распоряжению имуществом, совершенная гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или психотропными веществами, может быть признана судом недействительной по иску попечителя (п.1 ст.178 ГК). Это правило не распространяется на мелкие бытовые сделки, которые гражданин, ограниченный в дееспособности, вправе совершать самостоятельно в соответствии со ст.30 ГК.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 2 августа 2014 г. в п.1 ст.178 ГК внесены изменения Законом № 191-З. Изменения не повлияли на суть материала.

 

Недействительна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна. Однако в интересах гражданина, признанного недееспособным по этому основанию, по требованию его опекуна сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (ст.172 ГК).

Недействительной может быть признана сделка, совершенная юридическим лицом в противоречие с целями его деятельности либо юридическим лицом, не имеющим специального разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью. Такие сделки являются оспоримыми. Иск о признании такой сделки недействительной может предъявить учредитель (участник) этого юридического лица или государственный орган, осуществляющий контроль или надзор за деятельностью юридического лица. Иск подлежит удовлетворению, если другая сторона в сделке знала или в силу акта законодательства обязана была знать о ее неправомерности, но заключила такую сделку умышленно или по неосторожности (ст.174 ГК). Правила ст.174 ГК в силу п.2 ст.22 ГК применяются к сделкам, совершенным индивидуальным предпринимателем, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности.

В случае если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица — его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законодательстве либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения (ст.175 ГК). Предусмотренные ст.175 ГК основания признания сделок недействительными не применяются, когда лицо, в интересах которого установлены ограничения, впоследствии одобрит сделку, поскольку по аналогии к таким отношениям должны применяться правила, установленные п.2 ст.184 ГК.

Пример

Между открытым акционерным обществом (далее — ОАО) «Г» и обществом с ограниченной ответственностью (далее — ООО) «Т» был заключен договор подряда.

Истец, ОАО «Г», указал, что данный договор является недействительным, поскольку подписан главным инженером общества, не имеющим права на подписание договоров.

Судом установлено, что после заключения договора ОАО «Г» направляло письма за подписью директора в адрес ответчика, в которых подтверждается факт заключения договора. Данное обстоятельство свидетельствует о последующем одобрении сделки. Суд правомерно отказал в иске.

Пример

Банк обратился в хозяйственный суд с иском к другому банку и к закрытому акционерному обществу (далее — ЗАО) «В» о признании договора поручительства недействительным. Иск был оставлен без удовлетворения. Данное решение суда первой инстанции было отменено в кассации, и иск удовлетворен.

Договор поручительства от имени истца был подписан председателем правления и главным бухгалтером. Согласно ст.49 ГК юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами. Устав банка (истца) не предоставлял права заключения договоров председателю правления как единоличному исполнительному органу. В то же время в тексте устава содержалось положение, согласно которому председатель правления банка наделялся полномочием совершать действия, в т.ч. заключать договоры от имени банка, в пределах, предоставленных решением общего собрания акционеров банка. Следовательно, председатель правления был вправе заключить договор поручительства при наличии такого решения. Однако общее собрание акционеров никакого решения относительно предоставления специальных полномочий председателю правления банка на заключение конкретного договора поручительства не принимало, и впоследствии этот договор не был одобрен в порядке, предусмотренном ст.184 ГК. При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали законные основания считать оспариваемый договор действительным.

Пример

Открытое акционерное общество «П» предъявило иск к предприятию «Р» о признании недействительным дополнения к заключенному договору купли-продажи. Этим дополнением стороны предусмотрели в качестве оплаты за поставленный товар передачу ответчику простых (обыкновенных) акций истца.

Хозяйственный суд признал данное дополнение к договору недействительным. В соответствии с п.7.3 устава ОАО «П» договоры на сумму свыше 5 % уставного фонда утверждаются правлением общества. Поскольку стоимость передаваемых акций превысила установленное ограничение и процедура утверждения сделки по передаче акций не соблюдена, суд правомерно пришел к выводу, что директор общества, подписавший договор, вышел за пределы установленных учредительными документами ограничений.

Сделки, совершенные с пороками воли их участников

Сделками с пороками воли признаются сделки, в которых волеизъявление участника сделки не соответствует его воле. Участник такой сделки вправе оспорить действительность сделки, ссылаясь на несоответствие его воли, волеизъявлению.

К сделкам с пороками воли относятся сделки, совершенные под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст.179 ГК), обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделки, которые граждане вынуждены совершать на крайне невыгодных для себя условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств (кабальная сделка) (ст.180 ГК).

В соответствии с частью первой п.1 ст.179 ГК сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Пример

Между ООО «К» и акционером ЗАО «О» был заключен договор купли-продажи акций. Акционер обратился с иском в суд о признании данного договора недействительным как заключенного под влиянием заблуждения.

Суду не было представлено доказательств, свидетельствующих о наличии неверного представления у истца об обстоятельствах, имеющих существенное значение для совершения сделки (предмет, участник, юридическая природа сделки и т.п.).

Указание на заблуждение относительного финансового положения ЗАО «О», побудившего его продать акции, не относится к числу обстоятельств, имеющих существенное значение, а является мотивом сделки.

Мотив представляет собой внутреннее побуждение лица на совершение сделки, согласно ст.179 ГК не имеет существенного значения и не влечет недействительность сделки.

 

Для применения ст.179 ГК в целях признания совершенной сделки недействительной во внимание принимается не всякое заблуждение, а заблуждение, имеющее существенное значение, т.е. заблуждение относительно природы сделки, тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению (часть вторая п.1 ст.179 ГК). Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Например, собственник жилого дома продал его, намереваясь через 10 дней купить благоустроенную квартиру в том же населенном пункте. Об этой покупке была достигнута договоренность с продавцом квартиры. Однако купить квартиру не удалось, так как ее собственник отказался от продажи. Такое заблуждение в мотивах сделки не имеет значения для ее действительности.

Статья 180 ГК предусматривает возможность признания недействительными сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения одной стороны с другой стороной или вследствие стечения тяжелых обстоятельств. Необходимо обратить внимание на то, что данная норма содержит только гражданско-правовую квалификацию этих противоправных действий. Она не затрагивает ни уголовной, ни административной, ни иной ответственности, которая может наступать в подобных случаях для лиц, совершивших такие действия. И обман, и насилие, и угроза, да и остальные действия при определенных условиях дают право на применение мер, предусмотренных уголовным либо административным законодательством.

Каждая из следующих сделок может быть признана недействительной, если она совершена:

1. под влиянием обмана;

2. под влиянием насилия;

3. под влиянием угрозы;

4. под влиянием злонамеренного соглашения одной стороны с другой стороной;

5. вследствие стечения тяжелых обстоятельств (кабальная сделка).

Действие ст.180 ГК распространяется на сделки любых участников — как физических, так и юридических лиц.

Для правильного применения ст.180 ГК на практике требуют уяснения отдельные используемые в законе термины.

Обман — это умышленное целенаправленное введение одной стороной сделки другую сторону этой сделки в заблуждение относительно фактов, которые могут повлиять на заключение сделки. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на ее решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки. Например, лицо представляет в банк поддельные либо иные не соответствующие действительности документы, свидетельствующие о праве на получение вклада по наследству, или представляет поддельный документ, подтверждающий полномочия на совершение сделки, и др.

Обман может совершаться не только в результате действия (бездействия) стороны сделки, но и действиями третьих лиц. Например, если друг продавца картины, известный в среде художников в качестве хорошего эксперта, сообщил покупателю, что картина является подлинной, хотя был уверен в ее подделке и продавец картины знал об этом.

Пример

Общество с ограниченной ответственностью «Ф» по договору купли-продажи приобрело в собственность у совместного предприятия (далее — СП) «П» транспортные средства.

Обязательства по договору в части оплаты и передачи транспортных средств были выполнены сторонами в полном объеме.

Однако, впоследствии ООО «Ф» стало известно, что на момент совершения вышеуказанной сделки СП «П» не имело права распоряжаться данными транспортными средствами без разрешения таможенных органов, поскольку транспортные средства были ввезены на территорию РБ в режиме свободного размещения, установленного с предоставлением таможенных льгот в части обложения таможенными пошлинами, в качестве имущественного вклада иностранного участника в уставный фонд СП «П».

В связи с этим ООО «Ф» был подан иск к СП «П» о признании договора купли-продажи недействительным на основании ст.180 ГК, как совершенного под влиянием обмана.

Проанализировав все материалы дела и оценив действия ответчика при заключении сделки, суд пришел к выводу, что указанный договор купли-продажи был заключен под влиянием обмана, выраженного в бездействии директора СП «П», а именно: умолчании о том, что приобретаемое ООО «Ф» имущество обременено установленными законодательством ограничениями. На этом основании исковые требования были удовлетворены.

Пример

Хозяйственным судом рассмотрен иск акционерного страхового общества (далее — АСО) «Богач» к ООО «Р» о признании недействительным договора страхования.

Между истцом и ответчиком был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства. После вступления договора страхования в силу по вине водителя данного автомобиля произошло дорожно-транспортное происшествие.

Судом установлено, что при заключении договора страхования ответчик уже не являлся владельцем автомобиля, поскольку месяцем раньше этот автомобиль в соответствии с заключенным договором был продан субъекту хозяйствования Российской Федерации.

Суд пришел к выводу, что ответчик сообщил страховщику заведомо ложные сведения о владельце транспортного средства, в отношении которого заключался договор страхования. На этом основании договор между истцом и ответчиком признан недействительным как совершенный под влиянием обмана (страховщику были сообщены заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в п.1 ст.834 ГК).

 

Насилие — противоправное умышленное причинение участнику сделки физических или душевных страданий с целью понудить его заключить сделку. Насилие должно выражаться в незаконных, однако необязательно уголовно наказуемых действиях (например, насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования его зависимого положения). Но привлечение виновного к уголовной ответственности и его осуждение имеет значение: истцу не надо будет доказывать факт насилия, достаточно сослаться на приговор суда. Не требуется, чтобы насилие применялось к самому будущему участнику сделки. Оно может быть направлено против близких ему лиц (детей, родителей, супруга), контрагентов либо аффилированных лиц.

Угроза — это умышленное противоправное психическое воздействие на волю предполагаемого участника сделки с целью принудить его заключить сделку, выражающееся в предупреждении лица о том, что в случае несогласия ему или его близким в будущем будут причинены физические или нравственные страдания либо имущественный вред.

Угроза отличается от насилия, во-первых, тем, что представляет собой только «психическое воздействие», воздействие на сознание, но не на личность и не на имущество; во-вторых, угроза может относиться к любым последствиям — как неправомерным, так и правомерным (например, угроза обратиться в суд с заявлением по делам частного обвинения, лишить наследства или наложить арест на имущество). В-третьих, угроза должна быть реальной. Лицо, совершающее сделку под угрозой, должно сознавать возможность ее исполнения. Наконец, в-четвертых, угроза должна быть значительной, исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

Пример

Общество с ограниченной ответственностью «Т» предъявило иск о признании недействительным дополнительного соглашения к контракту с предприятием «С» в связи с тем, что оно было заключено под давлением работников милиции. Давление милиции, по мнению истца, заключалось в неоднократных вызовах в следственные органы.

Хозяйственный суд установил, что по факту внесения должностными лицами ООО «Т» в контракт заведомо ложных сведений было возбуждено уголовное дело. В ходе следствия директор общества неоднократно приглашался в следственные органы для дачи показаний. Впоследствии уголовное дело было прекращено за отсутствием в действиях должностных лиц состава преступления.

При разрешении спора хозяйственный суд исходил из того, что для признания сделки недействительной угроза должна быть реальной и противоправной. Истец не смог представить доказательств о реальности угрозы и противоправности действий работников милиции: действия следственных органов по вызову директора общества совершались в пределах предоставленных им полномочий. Суд отказал в удовлетворении иска.

 

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной имеет место при наличии их умышленного сговора и возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. В результате этого сговора сторона либо лишается того, что она должны была бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия (продажа по заведомо заниженной цене либо покупка по заведомо завышенной цене), либо приобретает дополнительные обременения. При этом не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому.

Пример

Между жилищно-строительным кооперативом (ЖСК) в лице его председателя и банком был заключен договор купли-продажи помещения в пользу последнего. В хозяйственный суд членами ЖСК было подано исковое заявление о признании данного договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст.180 ГК: злонамеренное соглашение, обман членов ЖСК.

Истцом не было представлено доказательств наличия злонамеренного соглашения сторон либо обмана.

Злонамеренное соглашение предполагает сговор (умысел) представителя с лицом, заключающим сделку от имени представляемого с целью получения какой-либо выгоды или причинения ущерба представляемому. При этом не имеет значения, получил ли какую-либо выгоду представитель или другой участник сделки.

Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Признание сделки недействительной по данному основанию возможно в том случае, если обман — действие или бездействие — совершается в отношении потерпевшей стороны представителем другой стороны, а не наоборот.

В ходе судебного разбирательства доводы истца о том, что председателем ЖСК был заключен договор на основании подложных документов (протоколы собрания членов ЖСК и правления ЖСК), не подтвердились. Соответственно требование о признании сделки недействительной, совершенной под влиянием обмана, правомерно отклонено судом.

Истцом также не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что банком были совершены действия в отношении ЖСК с целью ввести его в заблуждение и вступить в сделку. Суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований.

 

Стечение тяжелых обстоятельств, повлекших заключение лицом сделки на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка), — это такое стечение обстоятельств, когда потерпевший сознает ее кабальный характер (крайне невыгодные для него условия), но в силу тяжелых обстоятельств совершает ее (например, вследствие тяжелой болезни, банкротства, увольнения с работы и др.). Вместе с тем само по себе стечение тяжелых обстоятельств не является основанием для признания сделки недействительной.

Обязательным признаком такой сделки должны быть крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки, например, совершали вынужденные переселенцы и беженцы, продававшие принадлежавшие им квартиры (дома) за цену, едва покрывавшую расходы на переезд к новому месту жительства.

Вторым обязательным условием такой сделки является недобросовестное поведение другой стороны: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях.

Вместе с тем, поскольку предпринимательская деятельность носит самостоятельный характер и осуществляется предпринимателем на свой риск, его просчеты в коммерческой деятельности (в т.ч. и явные), допущение им производственно-хозяйственного риска, конъюнктура рынка сами по себе не могут являться условиями кабальности совершенных им сделок.

Сделки с пороками содержания

Называя недействительные сделки с пороками содержания, укажем на мнимые и притворные сделки (ст.171 ГК).

Мнимой является завуалированная сделка, совершаемая без желания (намерения) достичь каких-либо соответствующих ей правовых последствий, но с целью создать лишь видимость наступления таких последствий, скрывая истинное (действительное, фактическое) состояние дел. Она направлена на установление правовых последствий для каждой из сторон или одной из них в отношении третьих лиц (п.1 ст.171 ГК).

Например, гражданин совершает сделку дарения, хотя и он, и одаряемое лицо отдают себе отчет, что на самом деле дарения нет. Цель, которую стороны ставят, заключая такую сделку, может быть безразличной для законодательства, но сделка может заключаться и с незаконной целью.

Пункт 2 ст.171 ГК дает понятие притворной сделки. Такая сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. Воля сторон, заключающих такую сделку, направлена на установление иных гражданско-правовых последствий, чем те, которые порождает заключенная ими сделка. Например, стороны оформили сделку дарения квартиры в нотариальной форме, а фактически осуществили куплю-продажу квартиры.

Мнимые и притворные сделки являются ничтожными. К мнимым сделкам применяются последствия, установленные ст.168 ГК.

К притворным сделкам такие последствия могут применяться, только если сделка, которую стороны действительно имели в виду, также является ничтожной либо хозяйственный суд признает ее недействительной как оспоримую. В противном случае прикрываемая сделка является действительной и порождает соответствующие права и обязанности.

Пример

Хозяйственный суд рассмотрел иск органа финансовых расследований к унитарному предприятию (далее — УП) «Э» и ООО «Л» (РФ) об установлении факта ничтожности сделки.

Первый истец признан лжепредпринимательской структурой, его учредитель (гражданин К.) привлечен к уголовной ответственности на основании приговора суда, которым установлен факт причинения ущерба государству путем сокрытия объектов налогообложения.

Между ответчиками был заключен договор, на основании которого второй ответчик обязался продать первому товар. После этого по договору уступки требования, заключенному ответчиками с фирмой «Н», первый ответчик в счет погашения своего долга перед вторым ответчиком перечислил денежные средства на корреспондентский счет иностранного банка.

Заявитель считает сделку продажи товара мнимой на основании ст.171 ГК. Как следует из имеющихся в материалах дела товаросопроводительных документов, на них учинена подпись учредителя первого ответчика, однако согласно его показаниям, имеющимся в материалах уголовного дела, накладные им не подписывались. На основании этого суд сделал вывод, что доказательства исполнения продавцом товара своих обязательств перед первым ответчиком (покупателем) отсутствуют. Следовательно, договор заключен лишь для вида без намерения создать юридические значимые последствия для его участников.

Пример

Прокурор предъявил в интересах совхоза «В» иск об установлении факта ничтожности сделки между совхозом и заводом «Ч» по купле-продаже сенажа. В обоснование того, что данная сделка является мнимой, прокурор указал, что поставка сенажа осуществлялась не стороной по договору, а крестьянским фермерским хозяйством «А».

Хозяйственный суд отказал в удовлетворении иска в связи с отсутствием оснований для признания сделки мнимой. В ходе рассмотрения дела установлено, что предусмотренное договором обязательство завода по поставке в адрес совхоза сенажа по договоренности сторон исполнено третьим лицом — крестьянским фермерским хозяйством «А». То есть юридические последствия данной сделки соответствуют намерениям сторон при ее совершении.

Сделки с пороками формы

Гражданское законодательство во всех случаях действительность хозяйственных (коммерческих) сделок связывает с их письменным оформлением. Случаи несоблюдения простой письменной формы договора, при которых сделка может признаваться недействительной, прямо указаны в соответствующих статьях ГК или могут быть указаны в специальном соглашении сторон (п.3 ст.163 ГК). Несоблюдение установленных законодательством предписаний о соблюдении нотариальной формы или требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность (ст.166 ГК). Такая сделка является ничтожной. Также последствия несоблюдения формы договора или требований о регистрации и нотариальном заверении по отдельным видам обязательств изложены, например, в ст.521, 531, 830 ГК.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 1 февраля 2019 г. следует руководствоваться ст.830 ГК с изменениями, внесенными Законом № 135-З. Комментарий см. здесь.

Пример

В суд был предъявлен иск об установлении факта ничтожности договора купли-продажи доли в уставном фонде общества с дополнительной ответственностью (далее — ОДО) «Э», заключенный между участниками общества.

Доля в уставном фонде общества является обязательственным правом требования, поэтому на ее передачу (уступку) распространяются правила об уступке прав (ст.353-360 ГК). Согласно ст.360 ГК уступка требования, основанная на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

Учредительный договор ОДО «Э» был нотариально удостоверен. Следовательно, договор купли-продажи доли в уставном фонде должен быть совершен в той же форме, в которой был заключен учредительный договор, т.е. в нотариальной.

Поскольку требование о нотариальном удостоверении договора купли-продажи доли в уставном фонде не соблюдены, суд правомерно установил факт ничтожности сделки в соответствии со ст.166 ГК.

Пример

Прокурор в интересах исполнительного комитета обратился с иском к СП «К» об установлении факта ничтожности сделки (договора аренды земельного участка), заключенной между истцом и ответчиком. Суд требование прокурора удовлетворил. Апелляционная жалоба ответчика оставлена без удовлетворения.

Согласно Закону РБ от 12.12.1990 № 460-XII «Об аренде», аренда представляет собой основанное на договоре срочное возмездное владение и пользование имуществом, необходимым арендатору для самостоятельного осуществления хозяйственной и иной деятельности. Основным документом, регулирующим отношения арендодателя с арендатором, является договор аренды. Как следовало из материалов дела, 13 мая 2002 г. ответчиком был заключен договор аренды земельного участка, в соответствии с которым арендодатель (истец) передал ответчику (арендатору) в пользование земельный участок площадью 2 166 га для ведения товарного сельского хозяйства, срок действия договора 55 лет.

Согласно п.2 ст.580, ст.1138

Недействительная сделка – это неправомерное действие, которое не влечет наступление каких-либо юридических последствий. Статья.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: МНИМЫЕ И ПРИТВОРНЫЕ СДЕЛКИ — Частное право

3.2. Применение последствий недействительности сделок с недвижимостью

Чего мы ждем от рекомендаций высшей судебной инстанции? Свежих решений наболевших проблем и оригинальных подходов. Недавнее постановление Пленума ВС РФ о процессуальных правилах богато и тем и другим.

Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) принято в развитие поправок в ГК РФ и устанавливает правила и примеры для их применения судами. Наиболее ожидаемыми и важными стали разъяснения о недействительности сделок (п. 69–102). Остановимся на новых, ранее не встречавшихся в практике процессуальных правилах.

1. Любые возражения о недействительности сделок могут быть признаны не имеющими правового значения.

Признание сделки недействительной часто применялось как способ судебного «стряхивания» обязательства во вред добросовестной стороне, требующей его исполнения.

Чтобы не допустить этого, определено, что заявления о недействительности как ничтожной, так и оспоримой сделки в любой форме, а также о применении последствий недействительной сделки не будут иметь для суда правового значения, если лицо действует недобросовестно. В частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность этой сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п. 70 Постановления).

Это правило одно из самых важных, оно гарантирует стабильность оборота и защиту его добросовестных участников. В процессуальном смысле это выражается в следующем:

  • подлежит оценке поведение в отношении сделки не только ее стороны, но и любого лица, заявляющего о ее недействительности;
  • оцениваются заявления и возражения как сторон, так и лиц, участвующих в деле, поданные в любой процессуальной форме;
  • оценке подлежат заявления о недействительности как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Последнее означает, что суд может констатировать отсутствие правового значения заявления о ничтожности сделки со ссылкой на поведение, свидетельствующее об отношении к ничтожной сделке как к действительной.

Если суд оценивает заявление о ничтожности как не имеющее правового значения, означает ли это признание действительности ничтожной сделки? Этот вопрос имеет все шансы стать одним из самых острых в судебной практике.

С нашей точки зрения, такая позиция суда применима к процессуальному заявлению и сама по себе не может означать констатацию действительности ничтожной сделки, т. к. случаи признания ничтожной сделки действительной специально устанавливаются законом (п. 2 ст. 171 ГК РФ).

Не вызывает сомнений, что суд вправе признать сделку ничтожной и по собственной инициативе (подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28). Однако в Постановлении не уточняется, в каких случаях подобная инициатива правомерна и необходима с учетом обстоятельств спора.

Вероятно, инициатива в признании сделки ничтожной может проявляться судами для защиты публичных интересов, особенно в случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Если сделка ничтожна как нарушающая права третьих лиц и публичный интерес не затронут (п. 2 ст. 168 ГК РФ), суд лишен права применять последствия ничтожности по собственной инициативе, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 166 ГК РФ, поскольку это не приведет к защите публичных интересов.

Возникает вопрос, возможно ли тогда по инициативе суда констатировать ничтожность сделки, нарушающей права третьих лиц, без применения последствий? Полагаем, что нет. Этот вывод следует из п. 3 ст. 166 ГК РФ и п. 70 Постановления, в силу которых лицо должно обладать законным интересом в признании сделки ничтожной и предъявить соответствующее требование в суд. В статье 166 ГК РФ и п. 71, 78, 81 Постановления явно проводится различие между требованием и возражением.

2. Исковое требование о признании сделки ничтожной как нарушающей права третьих лиц отличается от возражения тем, что оценивается судом на наличие заинтересованности.

Именно такой подход сложился в судебной практике (постановления ВАС РФ от 27.05.2008 № 4267/08, от 05.04.2011 № 15278/10, от 12.03.2013 № 14182/12).

Нет указаний на то, что суд обязан оценивать сделанные в неисковой форме заявления о ничтожности на предмет наличия заинтересованности. Заинтересованность лица проявляется в форме иска, для удовлетворения которого истец должен доказать, что имеет интерес в достижении правовой определенности по вопросу ничтожности сделки.

На первый взгляд, это противоречит п. 71 Постановления, согласно которому «возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу, независимо от истечения исковой давности для признания этой сделки недействительной».

Между тем правило о рассмотрении возражения о ничтожности «по существу» в данном случае выполняет функцию процессуальной экономии, т. к. позволяет разрешить спор только на этом основании.

Подобный подход содержится в п. 40 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (в ред. от 23.06.2015), где говорится о том, что «если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки». Пункт 71 Постановления распространяет этот подход и на иные категории исков.

3. Иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты прав этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительной сделки.

В свете общего подхода к установлению ничтожности в отдельном процессе по иску заинтересованного лица крайне важны положения п. 78 Постановления. Формально изложенная в нем позиция противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 166 ГК РФ. Однако по существу она является развитием подхода надлежащего истца как лица, доказавшего законный интерес в оспаривании.

Процессуально это выражается во введении нового требования к форме и содержанию искового заявления путем включения в него указания на такое право (законный интерес). Если оно не будет исполнено, исковое заявление оставят без движения (п. 78 Постановления).

К сожалению, каких-либо примеров соответствующих исков в документе не приводится. Можно предположить, что речь идет о случаях ничтожности замещения активов и иных сделок в процедурах банкротства, где кредиторы не являются стороной, но имеют законный интерес в имущественном удовлетворении за счет отчужденного имущества должника.

Другой вариант применения такого иска – ситуация, если суд с учетом мнения сторон отказался применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе исходя из абз. 2 п. 79 Постановления, а заинтересованное лицо не участвовало в процессе.

4. Для применения последствий ничтожной сделки установлено новое процессуальное правило: суд выносит вопрос о применении последствий недействительной сделки на обсуждение сторон.

На этом положении Постановления следует остановиться подробнее (п. 79). Разъяснение допускает, что с учетом мнения сторон суд может решить вопрос о применении последствий ничтожной сделки отрицательно. Стороны при этом останутся с исполненным по ничтожной сделке. Если данная позиция будет закреплена в судебной практике, станет возможным отход от применения реституции как в исключительных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 167 ГК РФ), так и в иных случаях, если суд с учетом ст. 65 АПК РФ и п. 79 Постановления откажется применять последствия ничтожности сделки. Это серьезное расширение сферы судейского усмотрения.

Дальнейшее развитие этой тенденции сделает востребованным и иск заинтересованного лица, которым оно может защитить свои права (п. 78 Постановления).

Однако пока и такие предположения выглядят спорными. Судебной практике придется выработать необходимые критерии для определения законного интереса для целей применения последствий ничтожной сделки и отсутствия иных способов защиты.

По всей строгости формы

Постановление вводит следующие правила в отношении требований о недействительности оспоримых сделок. Если ответчик заявляет о недействительности оспоримой сделки, исходя из условий которой заявлен иск, то отказ в иске может быть обоснован недействительностью сделки лишь в двух случаях:

  • если ответчик в том же процессе предъявил встречный иск о недействительности и он удовлетворен;
  • существует преюдициальное решение о признании сделки недействительной (п. 71 Постановления).

Представляется, что более строгая процессуальная форма для возражений о недействительности оспоримых сделок обоснована, поскольку:

  • это означает возможность отказа в иске для лица, не имеющего правового интереса в оспаривании;
  • форма встречного иска позволяет применить исковую давность;
  • действия недобросовестного лица, не заявившего встречный иск или заявляющего его только с целью затянуть процесс, могут быть рассмотрены как его процессуальный риск (ст. 9 АПК РФ).

Полагаем, что незаявление или несвоевременное заявление встречного иска в случае, если ответчик основывает свои возражения на недействительности оспоримой сделки, может быть расценено как недобросовестное действие, направленное на затягивание процесса.

При этом само предъявление встречного иска о недействительности, даже процессуально верное (добросовестное), может толковаться как недобросовестность в смысле п. 5 ст. 166 ГК РФ: «…поведение ответчика отвечает признакам недобросовестности, поскольку его заявление о недействительности сделки последовало лишь после передачи на рассмотрение суда требований истца о взыскании задолженности» (Постановление Девятого ААС от 10.12.2014 № 09АП-47670/2014-ГК по делу № А40-59351/2014).

Приведенная оценка в целом соответствует ст. 41 АПК РФ и критериям недобросовестных процессуальных действий, предложенным ВС РФ в Определении от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364. Это дополнительные процессуальные гарантии для добросовестного лица, предъявившего иск об исполнении действительной сделки.

Сдерживающим фактором для лиц, аргументирующих недействительность сделки, станет оценка их действий на предмет добросовестности. Эта категория является фундаментальной для всех участников судебных споров о недействительности сделок.

В то же время не стоит забывать о том, что суд оценивает доводы о недобросовестности не абстрактно, а на основании определенных процессуальных норм. Несмотря на то что Постановление предоставляет суду право по собственной инициативе признавать действия участников оборота недобросовестными (п. 1), реализация этого права предполагает соблюдение принципов состязательности и равенства сторон.

В этой связи в новейшей судебной практике уже есть показательные примеры (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013), а значит, стороны должны заявлять о недобросовестности в соответствии с установленными правилами доказывания.

В практике недобросовестным поведением признается (Решение АС Ставропольского края от 22.07.2015 по делу № А63-5935/2015):

  • отсутствие возражений в отношении сделки в течение значительного периода;
  • возникновение таких возражений только после получения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя;
  • одобрение эмиссии акций, впоследствии отчужденных по спорной сделке;
  • участие в собраниях акционеров, если из данных действий следует очевидное намерение принять правовые последствия сделки.

Следуйте правилам доказывания

КС РФ указал, что суд апелляционной инстанции, усмотревший в действиях истца признаки злоупотребления правом, должен был предложить сторонам высказать по данному вопросу свои соображения и представить соответствующие доказательства. Однако из протокола и аудиопротокола судебного заседания следует, что в нарушение закрепленного ст. 9 АПК РФ принципа состязательности данный вопрос суд апелляционной инстанции перед сторонами не ставил, вывод о наличии злоупотребления правом сделан без непосредственного исследования этого вопроса в судебном заседании. Перечисленные нарушения стали основаниями для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013).

Недобросовестность не пройдет

В отношении недобросовестности при оспаривании сделки практика сформировала достаточно примеров.

«Договор заключен на условиях, предложенных обществом, являющимся профессиональным участником рынка страховых услуг, осознающим последствия договора; сославшись на несоответствие договора закону, общество нарушило пределы осуществления гражданских прав» (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 16996/09).

«Совершение лицом действий, способных дать основание считать сделку действительной, в частности, подписание акта сверки, товарных накладных, актов об оказанных услугах, оценивается судом как недобросовестное поведение лица, ссылающегося на недействительность сделки» (Постановление АС Московского округа от 27.10.2014 № Ф05-10568/14 по делу № А40-15580/13-102-145).

«По договору вносились денежные средства после совершения сделки, оплата принималась другой стороной договора, следовательно, договор исполнялся и истец не вправе оспаривать эту сделку» (Решение АС Свердловской области от 10.02.2015 по делу № А60-47632/2014).

P. S. Решение найдено

Постановление существенно снизило вероятность произвольного оспаривания сделок по формальным основаниям. Суды будут оценивать не только правовые доводы о недействительности, но и поведение сторон. В ряде случаев большое значение будет иметь правильный и своевременный выбор процессуальной формы заявления возражений.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Сделки нарушающие закон (ст. 168 ГК). Часть 1

Приведенное определение сделок не содержит указаний ни на ха рактер действий (правомерны они или нет), ни на последствия. В то же вре мя.

Основания и правовые последствия признания сделки недействительной

Закон знает три последствия недействительности сделок: 1) двухсторонняя реституция; 2) односторонняя реституция; 3) конфискация всего полученного по сделке у всех ее участников.

Двухсторонняя реституция является общим последствием для недействительных сделок.

Она означает, что каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке.

Судом первой инстанции было вынесено решение о признании недействительным договора мены квартиры на автомашину, заключенного между Калининой и Корзинковым. Сделка была признана недействительной на основании п. 7 ст. 159 ГК вследствие того, что Калинина в момент ее заключения, находясь в болезненном состоянии, не могла понимать значения своих действий и руководить ими. Вынося решение о недействительности договора мены, суд постановил выселить Корзинкова из квартиры, однако не решил вопрос о возврате ему автомашины. При пересмотре дела по жалобе Корзинкова суд указал, что в соответствии с п. 3 ст. 157 ГК в данном случае последствием признания сделки является двусторонняя реституция, следовательно, помимо выселения Корзинкова из квартиры, суд первой инстанции должен был решить вопрос о возврате автомашины Корзинкову. На основании сделанных выводов суд дополнил вынесенное решение положением, обязывающим Калинину вернуть автомашину Корзинкову.

При невозможности возврата полученного по сделке в натуре сторона должна возместить стоимость имущества в деньгах.

Односторонняя реституция означает, что имущество возвращается только одной стороне, а все полученное по сделке другой стороной подлежит конфискации. Данное последствие применяется, когда на достижение преступной цели был направлен умысел одной стороны. В этом случае все полученное действующим с умыслом лицом подлежит возвращению другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей по сделке подлежит конфискации.

Реституция является последствием только для сторон недействительной сделки. Если имущество, полученное по недействительной сделке, было отчуждено третьим лицам, то возможность его возврата должна определяться по правилам виндикационного иска или иска о неосновательном обогащении.

Конфискация всего полученного по сделке у всех ее участников применяется при наличии умысла у всех участников сделки на достижение преступной цели.

Особые последствия наступают при заключении мнимых и притворных сделок. Мнимая, или фиктивная сделка совершается для вида, в ней отсутствует намерение участников создать для себя права и обязанности. Такая сделка является недействительной. Типичными иллюстрациями подобного рода сделок являются договоры дарения, продажи имущества близким лицам с целью уклонения от обращения взыскания на это имущество, когда в действительности имущество не переходит в собственность одаряемого или покупателя, а по соглашению с последними сохраняется за дарителем или продавцом как их собственность.

Решением Талдыкорганского городского суда был признан недействительным договор дарения автомашины, заключенный между Бибатыровым и его сестрой Бибатыровой. При рассмотрении дела было установлено, что спорная автомашина была подарена Бибатыровым своей сестре Бибатыровой без согласия супруги после того, как последняя подала в суд заявление о расторжении брака.

Кроме того, при нотариальном удостоверении договора Бибаты- ров ввел в заблуждение нотариуса относительно своего семейного положения, подписав заявление о том, что он не состоит в браке. Суд признал договор дарения недействительным как мнимую сделку, заключенную без намерения вызвать юридические последствия с единственной целью исключить автомашину из состава общего совместного имущества, подлежащего разделу.

В отличие от мнимой сделки притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. Таким образом, притворная сделка как бы включает в себя две сделки: прикрывающую и прикрываемую. Зачастую обе эти сделки имеют противозаконную цель. Но встречаются случаи, когда прикрываемая сделка не противоречит требованиям законодательства. И в том и в другом случае применяется одно правило: прикрываю- щая сделка является недействительной, а к прикрываемой применяются правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, такая сделка может быть как противозаконной, так и правомерной. На практике встречаются юридически не сложные случаи притворных сделок, например, оформления договором купли-продажи договора дарения или наоборот.

Но возникают и более сложные ситуации. Вот один из примеров подобного рода.

ТОО «ТПК «Алатау» обратилось в суд с иском о взыскании неустойки за неправомерное пользование чужими деньгами с АО «Алматинский Пивзавод № 1». Между сторонами был заключен контракт на продажу через ТОО «ТПК «Алатау» 2 500 000 бутылок пива для регионов РК и 2 000 000 литров емкостного пива на общую сумму 180 000 000 тенге. Из указанной суммы 7 0 % (124 000 000 тенге) должно быть выплачено продавцу в течение 10 банковских дней с даты подписания контракта, а остальные 30 % — по мере отпуска продукции. ТОО «ТПК «Алатау» в соответствии с условиями контракта перечислило сумму 180 000 000 тенге. Ответчик свои обязательства по поставке пива не исполнил. В связи с этим истец направил ответчику претензию о расторжении контракта и возврате суммы долга с учетом неустойки. Основной долг ответчиком выплачен, поэтому в заявлении истец просит взыскать неустойку за пользование чужими денежными средствами в размере 17 122 192 тенге. Ответчик, возражая против требований о взыскании неустойки за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предъявил встречные требования о признании контракта недействительным, считая, что эта сделка прикрывает другую сделку — договор кредита на сумму 180 000 000 тенге.

Как установлено в суде первой инстанции, между ТОО «ТПК «Алатау» и ОАО «Алматинский пивзавод № 1» сложились давние партнерские отношения. Данное обстоятельство подтвердили стороны в ходе судебного разбирательства.

Согласно кредитному договору АО «Сеним Банк» предоставило ТОО «ТПК «Алатау» денежные средства в размере 180 000 000 тенге сроком на 3 года.

В обеспечение своевременного выполнения ТОО «ТПК «Алатау» обязательств по данному контракту был заключен договор гарантии, согласно которому ответчик — АО «Алматинский пивзавод № 1» выступал гарантом и обязался солидарно с истцом отвечать перед банком по кредитным обязательствам истца.

Более того, впоследствии был заключен договор залога, по условиям которого в целях обеспечения возврата, полученных у залогодержателя — АО «Се- ним Банк» денежных средств, АО «Алматинский пивзавод № 1 » предоставило банку в залог свое имущество.

Во исполнение вышеуказанного кредитного договора на расчетный счет ТОО «ТПК «Алатау» было перечислено 180 000 000 тенге.

Суд обоснованно усмотрел связь между отношениями по кредитному договору и по контракту, поскольку получение кредитных средств ТОО «ТПК «Алатау» от АО «Сеним Банк» и отправление их на расчетный счет АО «Ал- матинский пивзавод № 1» происходили одновременно.

Верен вывод суда о том, что истец ТОО «ТПК «Алатау» в лице его генерального директора и ответчик АО «Алматинский пивзавод № 1» при заключении контракта не имели цели по реализации продукции и получения прибыли от таковой. Намерением при заключении данного контракта было получение денежных средств на условиях займа для АО «Алматинский пивзавод № 1» от АО «Сеним Банк».

Согласно п. 2 ст. 160 ГК РК если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку, то применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Исследовав обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что контракт на продажу пива был заключен не с целью вызвать юридические последствия, а в целях прикрытия другой сделки — кредитного договора, который был заключен для получения кредита. Поэтому суд пришел к выводу, что поскольку кредитный договор сторонами исполнен, кредит получен и возвращен, интересы третьих лиц не нарушены, намерений уклониться от ответственности АО «Алматинский пивзавод № 1» не имел, то такую сделку (прикрываемую) нельзя признать противоправной.

Недействительная сделка не порождает последствий, начиная с момента ее совершения, однако суд вправе с учетом конкретных обстоятельств ограничиться запретом ее дальнейшего исполнения.

Недействительность части сделки. Иногда недействительной является не вся сделка, а лишь какая-то ее часть. Ст.161 ГК закрепляет правило о том, что недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей. Однако закон делает оговорку, что недействительность сделки не наступает, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Поэтому если заключена, например, сделка по купле-продаже предприятия, в которой окажутся недействительными отдельные условия, относящиеся к частным обстоятельствам и малозначительным объектам в составе предприятия, то это не превратит всю сделку в недействительную, и совсем по-иному могут выглядеть последствия, когда в составе сделки по строительству жилого дома окажутся недействительными условия, относящиеся к постройке гаража, бани и сарая, без включения которых в договор заказчик не стал бы приобретать дом, и, следовательно, недействительность таких условий приведет к недействительности всего договора.

По спорам, связанным с недействительностью сделок, применяется общий трехгодичный срок исковой давности. И только по спорам, связанным с недействительностью сделки, совершенной вследствие обмана, насилия, угрозы злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также по кабальным сделкам (пп.9,10 ст. 159 ГК), исковая давность составляет год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Сокращенный срок исковой давности и особый порядок его исчисления установлен законодательством по спорам о недействительности договора купли- продажи приватизируемого объекта. Он равен шести месяцам со дня подписания договора, если иск предъявлен стороной сделки. Если иск предъявлен иными заинтересованными лицами или прокурором, то срок исковой давности равен шести месяцам со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием признания сделки недействительной, но иск должен быть заявлен не позднее трех лет со дня подписания договора.

Указанные сроки распространяются на любые договоры приватизации, в том числе и в жилищной сфере.

Так, по мнению Акима г. Тараза, изложенному в апелляционной жалобе на решение Таразского городского суда, Закон РК «О приватизации» не регулирует приватизацию объектов государственного жилищного фонда. Приватизация объектов государственного жилищного фонда регулируется специальным законодательством, в связи с чем, применяется общий срок исковой давности. Жамбылский областной суд, рассматривавший это дело, справедливо отклонил этот несостоятельный довод Акима и применил к спору шестимесячный срок исковой давности.

Это преимущественно научный термин, обозначающий возвращение сторон сделки в первоначальное положение как следствие её.