Кассационные основания к отмене или изменению судебных решений в В суде апелляционной инстанции доказательственная деятельность суда во особенности участия суда в уголовно-процессуальном доказывании.

Особенности доказывания в суде апелляционной инстанции

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Общая характеристика доказывания при пересмотре гражданских дел 14

1. Понятие и цель доказывания при пересмотре гражданских дел 14

2. Пределы судебного доказывания при пересмотре гражданских дел 30

Глава 2. Особенности доказывания при пересмотре решений суда, не вступивших в законную силу 41

1. Роль суда в доказывании при пересмотре решений, не вступивших в законную силу 41

2. Стадии доказывания при пересмотре решений суда, не вступивших в законную силу 59

Глава 3. Особенности доказывания при пересмотре решений суда, вступивших в законную силу 79

1. Особенности доказывания в суде кассационной инстанции 79

2. Особенности доказывания в суде надзорной инстанции 101

3. Особенности доказывания при пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу 123

Заключение 148

Библиографический список

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В настоящее время во многих странах идет процесс модернизации правового регулирования государственной деятельности по осуществлению правосудия. В связи с этим интеграция России в современное мировое сообщество на правах демократического правового государства требует совершенствования национального законодательства, приведения его в соответствие с международно-правовыми стандартами, создания действенного механизма защиты прав, свобод и законных интересов.

Неотъемлемым атрибутом демократического правового государства выступает эффективное правосудие, главным предназначением которого является защита прав, свобод и охраняемых законом интересов. На эффективность правосудия существенное влияние оказывает качество судебного доказывания. В зависимости от того, насколько полно и всесторонне будут установлены обстоятельства дела, зависит вынесение законного и обоснованного судебного акта.

Ни одна судебная система не свободна от ошибок. Особое значение в этой связи приобретает система проверки правосудности судебных актов, которая в России находится в состоянии постоянного реформирования.

Очередной шаг к совершенствованию системы пересмотра судебных актов в гражданском судопроизводстве был сделан с принятием Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», который преобразовал модель пересмотра судебных актов судов общей юрисдикции, закрепив единый апелляционный порядок проверки судебных актов, не вступивших в законную силу, и кассационный порядок вступивших в законную силу судебных актов, устранил множественность надзорных инстанций.

Внесение соответствующих изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации сыграло положительную роль в развитии российского судопроизводства. Вместе с тем осталось много нерешенных и дискуссионных вопросов, требующих дальнейшей разработки.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования обусловлена изменениями в системе пересмотра судебных актов в гражданском судопроизводстве, необходимостью изучения традиционных и новых

теоретических и практических проблем доказывания при пересмотре гражданских дел.

Степень научной разработанности темы. Доказывание — одна из наиболее разработанных тем в науке процессуального права. Исследованию различных аспектов доказывания посвящены работы ученых-процессуалистов: О. В. Бабарыкиной, О. В. Баулина, А. Т. Боннера, Е. А. Борисовой, Л. А. Ванеевой, И. М. Зайцева, О. В. Исаенковой, И. В. Решетниковой, М. К. Треушникова, Л. А. Тереховой, М. А. Фокиной, К. С. Юдельсона и др.

И хотя в 2011 году М. А. Фокиной была успешно защищена диссертация «Механизм доказывания по гражданским делам», в 2.1., 2.2. которой были указаны пути решения многих проблем, возникающих в процессе доказывания на стадиях пересмотра, в свете преобразований системы пересмотра судебных постановлений в гражданском судопроизводстве, разъяснений Верховного Суда РФ по вопросам, возникающим у судов при применении обновленного Гражданского процессуального кодекса РФ, множество актуальных в научном и практическом плане вопросов остаются малоразработанными и неизученными.

Необходимость исследования выбранной темы, ориентированной на выработку наиболее оптимальных путей преодоления возникших проблем, определяется отсутствием на сегодняшний день комплексной монографической работы, посвященной вопросам доказьшания при пересмотре гражданских дел, а также тем, что большинство исследований проводилось до преобразования системы пересмотра судебных актов.

Целями диссертационного исследования являются решение теоретических и практических проблем доказывания при пересмотре гражданских дел; выработка научно обоснованных рекомендаций по вопросам доказывания в свете нововведений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации; разработка предложений по приведению гражданского процессуального законодательства и практики его применения в исследуемой сфере в соответствие с международно-правовыми стандартами.

Для достижения обозначенных целей необходимо решить следующие задачи:

определить понятие и цель доказывания при пересмотре гражданских дел;

проанализировать пределы доказывания в суде первой инстанции и при пересмотре гражданских дел;

исследовать стадии доказывания и их особенности при пересмотре судебных актов;

выявить особенности доказывания при пересмотре судебных актов;

произвести анализ пределов рассмотрения дела и полномочий суда при пересмотре судебных актов;

разработать рекомендации по совершенствованию действующего гражданского процессуального законодательства и практики его применения в области доказывания при пересмотре гражданских дел.

Объектом диссертационного исследования выступает совокупность гражданских процессуальных правоотношений, возникающих в ходе доказывания при пересмотре гражданских дел.

Предмет исследования составляют теоретические разработки, посвященные доказыванию при пересмотре гражданских дел, положения отечественного и зарубежного процессуального законодательства, регулирующие процесс доказывания и пересмотра судебных актов по гражданским делам, а также судебная практика по гражданским делам в судах общей юрисдикции.

Методологическая основа исследования. Для достижения поставленных целей и задач использовались общенаучный диалектико-материалистический метод познания и частно-научные методы познания: сравнительно-правовой (анализ законодательства и доктрины зарубежных стран), формально-логический (обзор действующего законодательства различных отраслей права, обобщение судебной практики), исторический (исследование положений дореволюционного, советского и современного российского законодательства, практики его применения), статистический (анализ показателей, отражающих состояние и динамику изучаемого явления), технико-юридический (выявление пробелов и противоречий в законодательстве, разработка рекомендаций по их устранению) и другие методы.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили научные труды Т. Т. Алиева, С. М. Амосова, С. Ф. Афанасьева, И. Н. Балашовой, В. Н. Барсуковой, О. В. Баулина, А. Т. Боннера, Е. А. Борисовой, Л. А. Ванеевой, Е. В. Васьковского, М. А. Викут, Е. Г. Гойденко, М. А. Гурвича, С. Л. Дегтярева, Г. А. Жилина, В. М. Жуйкова, С. К. Загайновой, М. Н. Зарубиной, И. М. Зайцева, Н. Б. Зейдера, О. В. Исаенковой, А. Ф. Клейнмана, А. Г. Коваленко, К. И. Комиссарова,

С. В. Курыпева, Л. Ф. Лесницкой, Б. Т. Матюшина, И. Г. Медведева, А А. Мельниковой, А А Мохова, Г. Л. Осокиной, Ю. К. Осипова, И. М Резниченко, И. В. Решетниковой, Т. В. Сахновой, Т. В. Соловьевой, М К Треушникова, Л. А Тереховой, Ф. Н Фаткуллина, М. А. Фокиной, М. С. Шакарян, К. С. Юдельсона, А. В. Юдина, В. В. Яркова и других ученых.

Нормативную основу исследования составили действовавшее и действующее отечественное законодательство различного уровня и юридической силы.

При проведении диссертационного исследования автор опирался на положения международных нормативно-правовых актов, Конституции Российской Федерации, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, относящихся к изучаемой проблеме.

Эмпирической основой исследования послужили материалы отечественной и зарубежной судебной практики, статистические данные Европейского суда по правам человека, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, практика федеральных судов общей юрисдикции: г. Саратова и Саратовской области; Верховного суда Республики Бурятия; Санкт-Петербургского городского суда; Краснодарского краевого суда; Аксайского районного суда Ростовской области; Центрального районного суда г. Челябинска.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые после изменения модели пересмотра судебных актов судов общей юрисдикции определены особенности доказывания при пересмотре гражданских дел, решены наиболее спорные вопросы в области доказывания и предложены научно обоснованные рекомендации по совершенствованию правового механизма доказывания при пересмотре судебных актов путем внесения изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации.

Новизну диссертационного исследования подтверждают следующие выводы и положения, которые выносятся автором на защиту:

1. Предлагается следующее определение доказывания при пересмотре гражданских дел: это тесно взаимосвязанная практическая и мыслительная деятельность субъектов доказывания, развивающаяся по стадиям в строго определенной процессуальной форме, направленная на выявление наличия

(отсутствия) судебной ошибки, которая привела к вынесению неправосудного судебного акта.

Аргументируется, что роль суда в доказывании при пересмотре судебного акта, не вступившего в законную силу, заключается в своевременном выявлении и устранении судебной ошибки, если таковая имела место.

2. Пределы доказывания при пересмотре судебного постановления, не
вступившего в законную силу, представляют собой границы доказательственной
деятельности, при которых имеющиеся в материалах дела и дополнительно
представленные доказательства необходимы и достаточны для доказывания
наличия либо отсутствия судебной ошибки.

Пределы доказывания при пересмотре судебного постановления, вступившего в законную силу, представляют собой границы доказательственной деятельности, корректирующиеся в зависимости от оснований для отмены или изменения судебного акта и особенностей инстанции, осуществляющей пересмотр.

  1. Выделяются следующие стадии доказывания при пересмотре постановления суда, не вступившего в законную силу: 1) определение предмета доказывания; 2) собирание дополнительных доказательств; 3) обоснование невозможности предоставления дополнительных доказательств в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от воли лиц, участвующих в деле; 4) признание судом причин непредставления дополнительных доказательств уважительными (неуважительными) и принятие (непринятие) представленных доказательств; 5) исследование имеющихся и дополнительных доказательств в совокупности; 6) оценка имеющихся в деле и дополнительно представленных доказательств.

  2. В суде кассационной инстанции необходимо доказать наличие (отсутствие) в обжалуемом судебном постановлении существенных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Существенность оценивается исходя из конкретных обстоятельств дела, нарушение не только должно иметь место, но и повлиять на исход дела, быть достаточным для отхода от принципа правовой определенности, который,

будучи важнейшим началом организации и деятельности судебной власти, предполагает стабильность судебных актов, вступивших в законную силу.

  1. Обосновывается необходимость унификации общих оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора и оснований для пересмотра по представлению Председателя Верховного Суда РФ или его заместителя. В связи с этим аргументируется, что в суде надзорной инстанции необходимо доказать наличие фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и нарушили или существенно ограничили права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов, единообразия в толковании и применении судами норм права.

  2. При пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам необходимо доказать наличие (отсутствие) имеющих существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельств, существовавших на момент принятия судебного постановления либо возникших после, не известных заявителю и суду, выявленных после вступления судебного постановления в законную силу.

Проведенное исследование позволило диссертанту внести ряд предложений по совершенствованию законодательства, направленных на оптимизацию процесса доказывания при пересмотре, в частности:

  1. аргументируется необходимость рассмотрения дела в апелляционной инстанции в составе трех профессиональных судей. При этом в целях процессуальной экономии в случае, если никто из лиц, участвующих в деле, не возражает, пересмотр следует осуществлять единолично судьей;

  2. обосновывается, что доказательствами, полученными путем использования систем видеоконференц-связи, могут быть, помимо объяснений сторон, третьих лиц и показаний свидетелей, также письменные доказательства и иные материалы;

  1. аргументируется потребность в закреплении за судом апелляционной инстанции права отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение, если нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом апелляционной инстанции;

  2. предлагается гл. 41 и 41.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дополнить статьей, регламентирующей порядок и форму подачи возражений относительно кассационных (надзорных) жалобы, представления;

  3. обосновывается необходимость сокращения срока на кассационное обжалование до двух месяцев;

  4. в судах кассационной и надзорной инстанций определение о приостановлении исполнения решения суда до окончания производства в суде кассационной (надзорной) инстанции должно выноситься при наличии просьбы об этом в кассационных (надзорных) жалобе, представлении или ином ходатайстве и обосновании невозможности или затруднительности поворота исполнения судебного постановления либо представлении встречного обеспечения другой стороне по делу возможных убытков;

  5. предлагается закрепить положение, согласно которому определение судьи об отказе в передаче кассационных (надзорных) жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной (надзорной) инстанции может быть обжаловано Председателю Верховного Суда РФ или его заместителю;

  6. в целях снижения нагрузки на суды первой инстанции, повышения своевременности восстановления нарушенных или оспоренных прав, свобод и законных интересов предлагается закрепить положение о подаче заявления о восстановлении срока на подачу кассационной (надзорной) жалобы (представления) непосредственно в суд кассационной (надзорной) инстанции;

  7. во избежание нарушения прав лиц, находящихся в положении, аналогичном положению заявителя, обращавшегося в Европейский суд по правам человека, который установил нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом дела, предлагается закрепить за такими лицами право на пересмотр судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Теоретическая значимость результатов исследования выражается в том, что сформулированные в диссертационной работе выводы и предложения позволят решить ряд дискуссионных вопросов теории гражданского процессуального права, в частности проблемы, возникающие в процессе доказывания при пересмотре гражданских дел; будут способствовать совершенствованию механизма пересмотра судебных актов в гражданском судопроизводстве. Разработанные вопросы направлены на углубление и расширение научных знаний о доказывании и могут быть использованы в дальнейших научных изысканиях.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в возможности использования содержащихся в нем предложений и рекомендаций при совершенствовании гражданского процессуального законодательства и правоприменительной практики по вопросам доказывания при пересмотре гражданских дел. Сформулированные в работе положения и выводы могут применяться при чтении лекций, проведении семинарских занятий, дистанционной форме обучения и иной форме учебной деятельности, осуществляемой при изучении учебной дисциплины «Гражданское процессуальное право России», подготовке методических материалов по проблемам доказывания при пересмотре гражданских дел по дисциплинам гражданско-правовой специализации в юридических вузах.

Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре гражданского процесса ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия».

Материалы исследования были апробированы при исполнении Гранта в рамках реализации федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы по проекту «Соответствие гражданского процессуального законодательства и судебной практики Российской Федерации по гражданским делам международным стандартам судебной защиты» (исследование выполнялось при поддержке Министерства образования и науки РФ, соглашение 14.В37.21.1015).

Основные теоретические выводы и практические предложения диссертационного исследования нашли отражение в авторской части (1,2 главы 3 — в соавторстве с Е.В. Сергеевой, п. 3.4 3 главы 4, 1,2 главы 5)

монографии «Соответствие гражданского процессуального законодательства и судебной практики по гражданским делам международно-правовым стандартам судебной защиты» / под ред. доктора юридических наук, профессора О.В. Исаенковой (М.: Юрлитинформ, 2014), авторской части (вопросы 1, 2 лекции 3 — в соавторстве с Е.В. Сергеевой, вопросы 1, 2 лекции 5) курса лекций «Соответствие гражданского процессуального законодательства и судебной практики Российской Федерации по гражданским делам международным стандартам судебной защиты» / под ред. доктора юридических наук, профессора О.В. Исаенковой (Саратов: ООО «Издательский центр «Наука», 2013), а также в четырнадцати научных статьях, четыре из которых опубликованы в журналах, включенных в Перечень ВАК Министерства образования и науки РФ; докладывались на международных и всероссийских научно-практических конференциях: «МГЮА имени О.Е. Кутафина: история и современность» (г. Москва, 21-22 октября 2011 г.), «Цивилистический процесс: основные проблемы и тенденции развития» (г. Саратов, 1 октября 2012 г.), «Проблемы и перспективы развития права и правосудия в современном мире» (г. Тверь, 20 апреля — 20 мая 2011 г.), I, II, III и IV конференциях «Конституционные основы гражданского судопроизводства: история, современное состояние и пути совершенствования» (г. Саратов, 14-15 мая 2010 г.; 13-14 мая 2011 г.; 11-12 мая 2012 г.; 17-18 мая 2013 г.).

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложения.

Пределы судебного доказывания при пересмотре гражданских дел

Рассмотрение вопроса о понятии и цели доказывания при пересмотре гражданских дел невозможно начать без определения понятия «доказывание».

Гражданский процессуальный кодекс РФ не содержит определение понятия «судебное доказывание». Некоторые ученые предлагали включить в ГПК РФ нормы, в которых давалось бы определение понятия «судебное доказывание», но высказанные предложения не нашли отражения в законе1.

Как справедливо отмечает М. К. Треушников, проблема понятия «процессуальное доказывание» являлась дискуссионной на протяжении длительного времени и не может быть разрешена путем закрепления данного понятия в виде дефиниции2.

В науке процессуального права доказывание рассматривают как сложное явление, включающее философский, информационный, логический, психологический и другие моменты В толковом словаре В. И. Даля дается следующее определение глагола «доказывать»: доказать что, убеждать в истине чего доводами, свидетельством; подтверждать, что неоспоримо . Другой толковый словарь содержит иные значения глагола «доказать» а именно: подтвердить какое-нибудь положение фактами или доводами; вывести какое-нибудь положение на основе системы умозаключений1.

Следовательно, исходя из лексического толкования, доказывание представляет собой, во-первых, процесс обоснования какого-то положения; во-вторых, выведение нового знания на основе исследованного2.

Неоднозначно решается среди ученых вопрос о соотношении доказывания и логики.

Еще в XIX в. исследователи разграничивали доказывание в логическом и процессуальном смысле . На наличие логической и процессуальной стороны в судебном доказывании обращают внимание многие современные ученые . Имеет место и мнение о доказывании как практической либо логической деятельности5.

На наш взгляд, представляется верной точка зрения, согласно которой доказывание толкуется как деятельность одновременно логическая и процессуальная. Эти виды деятельности находятся в постоянном взаимодействии, представляют собой единый процесс. Доказывание можно охарактеризовать как процесс построения цепочки логических выводов, где из одних суждений выводятся другие суждения . Несоблюдение логических правил может привести к ошибочности судебного акта со всеми вытекающими последствиями. Таким образом, доказывание представляет собой логико-практическую (процессуальную) деятельность.

В процессуальной науке доказывание — одна из популярных и наиболее разработанных тем. Однако единого мнения по важнейшим вопросам доказывания в науке нет. Неоднозначно решается вопрос о соотношении судебного познания и доказывания; по-разному определяется роль суда в процессе доказывания. Исходя из существующих в науке процессуального права точек зрения, можно выделить несколько противоположных концепций судебного доказывания.

Сторонники первой концепции разграничивают понятия «судебное доказывание» и «познание».

На наш взгляд, заслуживает внимание высказывание СВ. Курылева, который наиболее точно отметил основное направление деятельности сторонников данной концепции: «Доказывание — не познание, доказывание для познания»1. По мнению автора, совершая процессуальные действия по доказыванию, суд и участвующие в деле лица подготавливают данные для познания2.

А. Ф. Клейнман полагал, что стороны являются субъектами, убеждающими суд, поэтому не включал в понятие «доказывание» исследование, проверку и оценку доказательств . Только такое понимание дает ключ к объяснению обязанности по доказыванию, зафиксированной в статье 56 ГПК РФ4.

Анализируя высказываемые в юридической литературе суждения о соотношении понятий «доказывание» и «познание», Л. А. Ванеева рассматривает доказывание применительно к деятельности сторон и других лиц, участвующих в деле, а судебное познание — применительно к деятельности суда . Аналогичной позиции придерживается и С. Ф. Афанасьев . Говоря о сущности доказывания, М. А. Гурвич подразумевал деятельность, имеющую цель убедить суд в истинности рассматриваемых им фактов3.

Таким образом, сторонники первой концепции придерживаются позиции, в соответствии с которой недопустимо отождествление судебного познания и доказывания. Под доказыванием подразумевается деятельность по убеждению суда в истинности рассматриваемых фактов. Представители указанного направления не относят суд к субъектам доказывания.

Сторонники второй концепции, напротив, отождествляют понятия «судебное доказывание» и «познание».

К. С. Юдельсон полагал, что доказывание — это деятельность субъектов процесса, направленная на установление объективной истины наличия (отсутствия) фактов, которые необходимы для разрешения спора между сторонами4. По его мнению, к субъектам доказывания относятся все участники процесса, в том числе и суд5.

По мнению М. К. Треушникова, под доказыванием следует понимать логико-практическую деятельность лиц, участвующих в деле, и суда, направленную на получение верного знания об обстоятельствах дела, которая осуществляется в процессуальной форме посредством утверждения о фактах,

Стадии доказывания при пересмотре решений суда, не вступивших в законную силу

Доказывание представляет собой целостный взаимосвязанный процесс, который протекает в строгой последовательности. В толковом словаре гражданского процесса под доказыванием понимается деятельность суда и участвующих в деле лиц по представлению (истребованию), исследованию и оценке доказательств1. Эту деятельность ученые подразделяют на стадии, элементы, этапы.

Одни ученые считают, что процессуальные действия по представлению (истребованию), исследованию и оценке доказательств, следует рассматривать в качестве элементов доказательственной деятельности2. Другие полагают, что указанные процессуальные действия необходимо рассматривать как стадии (этапы) судебного доказывания . Встречаются мнения, согласно которым отождествляются понятия «элемент» и «стадии доказывания»4.

Исходя из лексического значения стадия — это период, ступень в развитии чего-нибудь; этап — отдельный момент, стадия какого-нибудь процесса; элемент — составная часть чего-нибудь, компонент

С. И. Толковый словарь русского языка. М., 2004. С. 761, 910, 913. Доказывание, будучи деятельностью процессуальной1, осуществляется в устойчивой процессуальной последовательности, характеризуется развитием, движением «от незнания к знанию, от вероятных суждений на начальном этапе доказывания к достоверным суждениям, обосновывающим конечные выводы суда в судебном акте» . Следовательно, правильно будет говорить о стадиях доказывания.

К числу спорных относится вопрос и о перечне стадий доказывания.

Процесс доказывания, по мнению Д. М. Чечота, формируется из следующих направлений: выявление необходимых доказательств, их собирание, представление, исследование и оценка .

С. Ф. Афанасьев считает, что процесс доказывания состоит из указания заинтересованных лиц на доказательства; представление доказательств; собирание доказательств; фиксации и исследования имеющихся доказательств; оценки доказательств4.

Ю. К. Осипов отмечает следующую последовательность действий по доказыванию: определение предмета доказывания; выявление и собирание доказательств; исследование и оценка собранных по делу документов .

Как справедливо утверждает И. В. Решетникова, при всем многообразии существующих в науке процессуального права мнений практически все ученые считают, что доказательства необходимо собрать, представить, исследовать и оценить6.

Слово «процесс» означает ход, развитие какого-нибудь явления, последовательная смена состояний в развитии чего-нибудь (см.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1989. С. 626).

Анализ юридической литературы позволил прийти к выводу о том, что количество, содержание, последовательность стадий доказывания определяются учеными по-разному, в некоторых случаях одни стадии включаются в другие либо сочетаются и рассматриваются как единая стадия доказывания. Так, к примеру, выявление доказательств в одних случаях включается в стадию собирания доказательств, в других они рассматриваются в качестве единой стадий доказывания.

Спорным в науке процессуального права является вопрос об отнесении раскрытия доказательств к самостоятельной стадии судебного доказывания. Ни в юридической литературе, ни в правоприменительной практике нет единого понимания относительно данного вопроса. Одни ученые не рассматривают раскрытие доказательств в качестве самостоятельной стадии , другие, напротив, считают, что раскрытие доказательств является самостоятельной стадией судебного доказывания и обладает определенными отличительными признаками2. Раскрытие доказательств рассматривают и в качестве принципа3.

Не вдаваясь в полемику относительно указанного вопроса, согласимся с О. В. Исаенковой в том, что более удобно процесс доказывания подразделять на следующие стадии, которые всегда следуют одна за другой и без которых достигнуть цели доказывания невозможно:

Для того чтобы понять, что подлежит доказыванию, необходимо определить предмет доказывания. Как справедливо отметил П. Я. Трубников, все чаще встречаются случаи, когда субъекты доказывания, даже не сформулировав предмет, начинают собирать доказательства, что, в свою очередь, приводит к возникновению ошибок1.

К примеру, чтобы сдать экзамен по предмету, студент берет список вопросов, которые выносятся на экзамен, чтобы определить круг изучаемого материала, и лишь затем начинает подбирать необходимую литературу. В гражданском судопроизводстве прежде чем собирать доказательства, также необходимо установить круг подлежащих изучению обстоятельств, то есть предмет доказывания .

Гражданское процессуальное законодательство не содержит определения понятия «предмет доказывания», а лишь указывает, что «…суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела».

Традиционно под предметом доказывания понимается совокупность обстоятельств, имеющих значение для дела .

Формируется предмет доказывания исходя из заявленных требований, возражений относительно них, а также норм материального права, регулирующих спорное правоотношение. Основную роль при формировании предмета доказывания играют стороны, однако ответственности за неправильное его определение они не несут, в связи с чем особая роль

Особенности доказывания в суде надзорной инстанции

Отдельные аспекты надзорного производства, с момента ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод1, неоднократно критиковались Европейским судом по правам человека.

Принятый в 2002 г. ГПК РФ снял остроту проблемы, однако о полном соответствии системы пересмотра судебных актов в российском судопроизводстве требованиям Европейского суда по права человека говорить не приходилось, надзорное производство нуждалось в дальнейшем реформировании.

Очередной шаг к преобразованию гражданского судопроизводства и надзорного производства, в частности, был сделан с принятием Федерального закона от 09.12.2010 г. № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», который изменил модель пересмотра судебных постановлений судов общей юрисдикции. Надзорное производство регламентируется новой главой 41.1 «Производство в суде надзорной инстанции». Вместе с тем уже в ходе обсуждения законопроекта о внесении изменений в ГПК РФ предложенная регламентация надзорного производства подвергалась критике со стороны ученых2.

Надзорная инстанция выступает в качестве экстраординарного способа проверки судебных постановлений. «Экстраординарный» — значит «чрезвычайный, необыкновенный», слово «необыкновенный» в свою очередь означает «редко встречающийся», «исключительный»1. Следовательно, надзорное производство является чрезвычайным, исключительным видом проверки вступивших в законную силу судебных постановлений и пересмотру подлежит не любой судебный акт, а только «редко встречающийся».

В современных условиях суду надзорной инстанции законодателем отведена особая роль. Являясь экстраординарным способом проверки судебных актов, суд должен проверять не все вступившие в законную силу судебные постановления, а лишь те, которые развивают право и способствуют единообразному толкованию закона2.

На экстраординарность (исключительность) надзорного производства обращают внимание и ряд отечественных ученых3.

Как справедливо отметил И. М. Зайцев, необходимость пересмотра судебных актов в порядке надзорного производства обусловлена случаями, когда суд второй инстанции допустил ошибку при пересмотре определенных актов. В силу этого пересмотр в порядке надзора учрежден как исключительный, чрезвычайный способ проверки законности и обоснованности судебных актов, вступивших в законную силу .

Т. В. Сахнова отмечает, что надзорная инстанция осуществляет исключительную, экстраординарную проверку судебных постановлений. Автор подчеркивает, что сам факт возможности отмены судебного акта, вступившего в законную силу, свидетельствует о необычности (extra ordinem) проверки1. На наш взгляд, законодатель, реформируя надзорное производство в ГПК РФ, ориентировался на аналогичный вид пересмотра в АПК РФ, так как в рамках последнего надзорное производство признано Европейским судом по правам человека эффективным средством правовой защиты2.

Между тем сказать, что законодатель полностью «скопировал» надзорное производство с АПК РФ, нельзя, так как отдельные прежние недостатки остались неустраненными.

Полномочия по пересмотру судебных актов в порядке надзора сохранены исключительно за Президиумом Верховного Суда РФ, тем самым законодателем устранена множественность надзорных инстанций, что, по нашему мнению, носит позитивный характер и полностью соответствует положению статьи 126 Конституции РФ.

Обжалованию в порядке надзора подлежат вступившие в законную силу судебные акты республиканских, краевых, областных и других, приравненных к ним судов, а также судебные акты Верховного Суда РФ.

В суде надзорной инстанции проверяется законность судебных постановлений. Актуальным в процессуальной науке остается вопрос о соотношении законности и обоснованности судебного акта и возможности осуществить проверку законности в отрыве от обоснованности .

Невозможно судить о законности судебного акта, не затронув его обоснованность ввиду тесной, органичной взаимосвязи двух основных качеств судебного постановления: законности и обоснованности1. Кроме того, по мнению Европейского суда по правам человека, «факты» и «право» нельзя рассматривать как радикально самостоятельные явления и довольствоваться рассуждением, приводящим к отрицанию их взаимодополняемости и взаимосвязи . Между тем позицию законодателя по проверке в порядке надзора именно законности судебного постановления можно обосновать тем, что в надзорной инстанции дело рассматривается уже после того, как было рассмотрено в судах нижестоящих инстанций, где судебный акт проверялся на предмет обоснованности.

Следует согласиться с Л. А. Тереховой в том, что для определения предмета доказывания в контролирующем суде имеют значение круг субъектов, имеющих право подать жалобу; наличие возможности проверить судебный акт за пределами доводов жалобы, а также в отношении лиц, не подавших жалобу; наличие возможности представить дополнительные доказательства3.

Особенности доказывания при пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу

Как справедливо отметила Н. А. Батурина, слишком велика цена ошибки высших судебных инстанций, чтобы ее можно было проигнорировать, так как речь идет не просто о выявлении и устранении судебной ошибки по конкретному делу, но и о поддержании законности и единства судебной практики в системе судов общей юрисдикции Российской Федерации по определенной проблеме1.

Главная цель правосудия состоит в защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, поэтому, если судом независимо какой инстанции допущена ошибка, то можно утверждать, что правосудие цели не достигло.

Важно отметить, что отдельные авторы рассматривают данный вид пересмотра как самоконтроль суда . Слово «самоконтроль» означает «контроль над своими действиями, поступками»3. Как справедливо подчеркивает О. В. Исаенкова, самоконтроль предполагает возможность по собственной инициативе исправлять допущенные в своей деятельности ошибки . Схожей позиции придерживается и Т. Т. Алиев5.

Заявление (представление) о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам могут подать стороны, прокурор, другие лица, участвующие в деле. Следовательно, даже если суд узнал о вновь открывшемся или новом обстоятельстве, сам он не может инициировать повторное рассмотрение дела.

Особенность данной стадии процесса заключается в том, что судебный акт пересматривается не вышестоящей судебной инстанцией, а тем же судом, который вынес его. Полагаем, в данном случае уместно говорить об ограниченном самоконтроле, когда суд, вынесший подлежащий пересмотру судебный акт, проверяет его не по собственной инициативе, а по заявлению заинтересованных лиц.

Прежняя редакция главы 42 ГПК РФ не содержала легального определения понятия «вновь открывшиеся обстоятельства». Единого мнения относительно определения понятия «вновь открывшиеся обстоятельства» и их родовых признаков не было и среди ученых. По мнению И.М. Зайцева, вновь открывшиеся обстоятельства — это юридические факты, имеющие существенное значение для дела и существовавшие в момент его рассмотрения, но которые не были и не могли быть известны заявителю и суду1.

А. Н. Резуненко под вновь открывшимися обстоятельствами понимает факты объективной действительности, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела, оставшиеся неизвестными заявителю и суду, достоверно установленные особым способом и указывающие на неправосудность вступившего в законную силу судебного акта2.

Т. Т. Алиев считает, что вновь открывшиеся обстоятельства — это юридические факты объективной действительности, которые не были известны заявителю и суду при рассмотрении дела, являющиеся органической частью предмета доказывания и имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, представленные сторонами или установленные судьей до пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам путем производства процессуальных действий после подачи ему заявления (представления) о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам1.

Л. А. Терехова полагает, что понятие «вновь открывшиеся обстоятельства» закреплено в п. 1 части 2 статьи 392 ГПК РФ2, это существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. По ее мнению, судебные органы в своей деятельности руководствуются именно таким понятием3.

Представляется, что в приведенных точках зрения нет существенных противоречий, поскольку все авторы обращают внимание на существенность выявленных обстоятельств, имевших место в момент рассмотрения дела и принятия судебного акта, но не известных как заявителю, так и суду.

Учеными выделяются следующие основные признаки вновь открывшихся обстоятельств: существенность; наличие данных обстоятельств в момент рассмотрения и разрешения дела; не известность заявителю и суду; выявление данных обстоятельств после вступления судебного постановления в законную силу; быть юридическим фактом.

Примечательно, что в качестве одного из признаков выделяется неосведомленность суда о тех обстоятельствах, на которые указывает заявитель. Между тем законодатель данный признак не закрепил, указав критерием для пересмотра существенность обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю.

К примеру, в УПК РФ данный признак закреплен в п. 1 части 2 статьи 413, где сказано, что обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, должны быть не известны суду.

Верховный Суд РФ указал, что вновь открывшимися обстоятельствами, указанными в п. 1 части 3 статьи 392 ГПК РФ, являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления1.

Мы соглашаемся с мнением Т. Т. Алиева, что формулировку «существенные для дела обстоятельства» необходимо уточнить, поскольку в ней выражена презумпция добросовестности судей, принявших судебный акт, оказавшийся необоснованным в силу вновь открывшихся обстоятельств .

Таким образом, считаем, что п. 1 части 3 статьи 392 ГПК РФ следует изложить в следующей редакции: «существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду».

Особенности доказывания в суде апелляционной инстанции суда первой инстанции подлежит отмена независимо от доводов кассационной жалобы​.

Особенности процесса доказывания в суде кассационной инстанции

Решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке. После первого пробного шага, когда апелляция была применима лишь к пересмотру не вступивших в законную силу судебных актов мировых судей, апелляция заняла полноправное место в системе пересмотра судебных актов [1, с. 346].

Как результат деятельности суда по оценке доказательств судебный акт должен быть мотивирован таким образом, чтобы суд вышестоящей инстанции понял, почему судом первой инстанции был сделан данный вывод об обстоятельствах дела на основе имеющейся совокупности доказательств. Однако суды нижестоящей инстанции не всегда мотивируют свои решения должным образом, чем создают трудности в определении достаточности доказательств. Вывод суда апелляционной инстанции об их недостаточности свидетельствует о недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела. В этом случае потребуется представление дополнительных доказательств либо дело будет разрешено на основании имеющихся в деле. Следует отличать достаточность доказательств, которая определяется на окончательном этапе оценки, от их полноты, определяемой на подготовительном этапе. Категория полноты доказательств шире понятия достаточности, поскольку включает в себя все доказательства без исключения, которые должны быть исследованы и оценены [2, с. 18]. Для суда апелляционной инстанции важна именно достаточность доказательств, а не их полнота, как иногда указывается в процессуальной литературе. Их достаточность связана с достоверностью в том смысле, что недостаточность проявляется как в полном отсутствии доказательств фактов основания иска или возражений против него либо наличия недостоверных доказательств [3, с. 5]. Это означает, что для признания доказательств необходимо установить их достоверность. При наличии у доказательств одинаковых содержаний, но имеющих разные источники, суд апелляционной инстанции признает их достоверными. Когда же содержание доказательств противоречиво, то суду сложно оценить их на предмет достоверности, поскольку он не может сделать вывод лишь на основании преимущества количественного состава доказательств. Чтобы устранить сомнения в части достоверности доказательств, апелляционному суду следует установить его достаточность, так как, «чем больше противоречий в доказательственном материале, тем больший доказательственный материал должен быть привлечен, исследован и оценен для установления истины» [4, С. 107].

Из вышесказанного следует, что суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей предусмотренных нормами ГПК РК. В этой связи лицам, участвующим в деле, дается еще одна возможность доказать свою правоту, в соответствии ограничений, предусмотренных ГПК РК. К данным ограничениям относятся, во-первых, запрет заявлений новых требований, которые не были заявлены при рассмотрении дела в суде первой инстанции, во-вторых, допустимость новых доказательств лицами, участвующими в деле, только в случае обоснования в апелляционной жалобе (представлении) невозможности представления доказательств в суд первой инстанции (ч. 2 ст. 355 ГПК РК). В-третьих, в суде апелляционной инстанции не применяются правила о соединении и разъединения нескольких исковых требований, об изменении предмета или основания иска, изменении размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, замене ненадлежащего ответчика, привлечении к участию в деле третъих лиц.Указанные ограничения призваны уберечь процесс от затягивания, а стороны от желания приберечь до апелляции доказательства, ходатайства о привлечении третьих лиц, возможность совершения некоторых распорядительных действий.

Законодательно предусмотрен обмен состязательными документами. В целом же апелляционная инстанция это повторное рассмотрение дела по правилам судопроизводства в первой инстанции. Следовательно, здесь применимы те же нормы о доказательствах и доказывании. Рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции начинается с доклада судьи председательствующего или одного из судей. Судья — докладчик излагает обстоятельства дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы апелляционных жалобы, представления и поступивших относительно них возражений, содержание представленных в суд новых доказательств, а также сообщает иные данные, которые суду необходимо рассмотреть для проверки решения суда первой инстанции. После доклада суд апелляционной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, доказательства, после чего суд переходит к исследованию новых принятых судом доказательств. По окончании выяснения обстоятельств дела иследования доказательств суд апелляционной инстанции предоставляет лицам, участвующим в деле, возможность выступить в судебных прениях. В ходе каждого судебного заседания суда апелляционной инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется протокол, который является одновременно письменным доказательствам по делу.

Апелляционный суд при определении пределов рассмотрения дела связан доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. Однако суд апелляционной инстанции в интересах законности в праве проверить решение суда первой инстанции в полном объеме. Такой порядок рассмотрения дела установлен для того, чтобы определить, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции (п. 4 ст. 358 ГПК).

Суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, исходя из их относимости, достоверности и достаточности. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, Участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. Особо отметим, что закон подчеркивает обязанность лица, участвующего в деле, доказать невозможность представления доказательств в суд первой инстанции.

О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение. Если суд апелляционной инстанции принимает новые доказательства вопреки законодательным ограничениям, то такие доказательства в силу указания закона являются недопустимыми. Об этом обстоятельстве нередко забывают суды, обосновывая свои выводы новыми доказательствами, невозможность представления которых в суд первой инстанции не доказано. Необходимо выделить ряд причин данным действия суда:

  • Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела. В данном случае суд первой инстанции неверно определил предмет доказывания, в результате чего вынесено незаконное и необоснованное судебное решение. Например, при возмещении вреда, причиненного во время дорожно-транспортного происшествия, следует установить ряд обстоятельств, среди которых важно прежде всего определить владельца источника повышенной опасности. Если судом этого не сделано, то решение по  делу  подлежит  отмене.   От  правильного  определения  владельца источника повышенной опасности зависит верное определение ответчика, что может даже изменить подведомственность спора (например, если владельцами двух столкнувшихся автомобилей являются юридические лица, то дело подведомственно арбитражному суду).
  • Недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела. Имеет место в случае, когдасуд верно определил предмет доказывания, но лица,участвующие в деле, не представили достаточное количество относимых, допустимых и достоверных доказательств, ввиду чего решение необоснованно.
  • Несоответствия вывода суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.
  • Нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права может быть безусловным или условным основанием для отмены решения суда первой инстанции. При наличии безусловных оснований для отмены судебного постановления решение суда первой инстанции подлежит отмена независимо от доводов кассационной жалобы и от того, привело ли или могло ли привести данные нарушение к вынесению незаконного и необоснованного судебного решения, определения, постановления. Безусловными основаниями являются следующие:
  • дело рассмотрено судом в незаконном составе;
  • дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседание;
  • при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство;
  • суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
  • решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не там судьей или не теми судьями, которые указаны в решении суда;
  • решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривающего дело;
  • В деле отсутствуют протокол судебного заседания;
  • При принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей [1, с. 354].

Наличие каждого из обстоятельств, перечисленных выше, должно быть доказано лицом, подавшим апелляционную жалобу. Апелляционный суд может выйти за пределы апелляционной жалобы для установления обстоятельств, отнесенных законом к безусловным основаниям отмены судебных постановлений.

Нарушение или неправильное применение иных процессуальных норм права может стать основанием для отмены или изменения судебного акта лишь при условии, если это нарушение или неправильное применение привело или могло привести к неправильному разрешению дела. И снова лицо, подающее апелляционную жалобу, должно доказать совокупность следующих обстоятельств:

  • нарушение или неправильное применение норм процессуального права;
  • вынесение неправильного судебного решения, определения или постановления. Под неправильным судебным актом понимается незаконное и необоснованное судебное решение, определение или постановление;
  • наличие между нарушением процессуального права и принятием неправильного судебного акта причинной связи.

При наличии такого основания для отмены решения суда первой инстанции как неправильное применение норм материального права лицо, подающее апелляционную жалобу, должно доказать факт неправильного применения норм материального права, что может выразиться в следующем:

  • суд не применил закон, подлежащий применению;
  • суд применил закон, не подлежащий применению;
  • суд неправильно истолковал закон.

Решение суда первой инстанции может быть отменено в апелляционном порядке с прекращением производства по делу или оставлениям заявления без рассмотрения. В этом случае должно быть доказано наличие оснований для прекращения производства по делу ( ст.247 ГПК РК) или для оставления заявления без рассмотрения (ст. 249 ГПКРК).

Однако теоретически нерешенным остается вопрос о том, как приобщить к делу дополнительные материалы. Ссылка на них делается либо в апелляционной жалобе (протесте), либо непосредственно в объяснениях при пересмотре дела. По мнению В.М. Жуйкова, по делам, по которым в суде второй инстанции лица, участвующие в деле, делают ссылки на новые доказательства, необходимо выносить два определения:

1) по ходатайству об исследовании новых доказательств;

2) по существу жалобы.

Отдельные авторы считают, что данный вопрос должен решаться судом второй инстанции в кассационном определении, поскольку закон вынесение специального определения не предусматривает [5, с.10]. Действительно, в силу подпункт 4 части 1 статьи 360 ГПК РК в постановлении суда апелляционной инстанции, помимо содержания решения, апелляционной жалобы и протеста, должно быть отражено содержание представленных материалов, а также объяснений лиц, участвующих при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции. Давая в постановлении анализ доводам о необходимости их приобщения к делу, суд апелляционной инстанции должен оценить их. Существенным минусом такого порядка служит то, что суд сначала устно отказывает в приобщении, а процессуально это действие оформляет только при вынесении апелляционного постановления. Судебная практика идет по этому пути. Дополнительные доказательства могут быть представлены как до рассмотрения дела в суде вместе с апелляционной жалобой (протестом) или отзывом, так и во время пересмотра дела. Лица, участвующие в деле, имеют право ссылаться на новые доказательства в возражениях на жалобу, если ссылка на них была в самой жалобе. Если ее не было, то их представление в возражениях не допускается [5, с.33]. В судебной практике встречаются случаи, когда на основе оценки дополнительных материалов суд апелляционной инстанции приходит к выводу об их недостаточности и необходимости дальнейшего их представления. В этих случаях в соответствии с частью 3 статьи 66 ГПК РК суд может предложить лицам, участвующим в деле, представить их, а если представление затруднительно, он должен оказать содействие в их собирании. Такое содействие возможно со стороны суда при наличии об этом просьбы заинтересованного лица. Даже если дополнительных материалов недостаточно, суд апелляционной инстанции не вправе собирать их по своей инициативе (часть 2 статьи 15 ГПК РК). Ранее была высказана мысль о целесообразности фиксации процессуального действия по приобщению дополнительных материалов либо отказе в этом в протоколе судебного заседания апелляционной инстанции.

 

Литература

  1. Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе: учебно-практическое пособие для магистрантов. — М.,2012.
  2. Молчанов В.В. Собирание доказательств в гражданском процессе: автореф. дисс. … к.ю.н. — М., 1986. — 26 с.
  3. Коваленко А.Г. Полнота материалов как основа правоприменительной деятельности по гражданско-правовым спорам: автореф, дисс. … к.ю.н. — Свердловск, 1978. — 16 с.
  4. Елизаров Н.П. Предупреждение и устранение нарушений законодательства областным (краевым) судом. — М.: Юр.лит., 1977. — 72 с.
  5. Жуйков В.М. Проблемы гражданского процессуального права. — М.: Городец, 2001. -88 с.

Фамилия автора: А. Даулбаева

Теги: ДоказательствоСудебная системаСудопроизводствоАпелляция

Журнал: Вестник КазНУ

Год: 2011

Город: Алматы

Категория: Юриспруденция

Каковы особенности процедуры кассационного пересмотра В суде апелляционной инстанции доказывание производится на.

Апелляция и кассация в арбитражном процессе

Налоговые споры: оценка доказательств в суде

3.3. Продолжение доказывания в суде кассационной инстанции. Сравнение полномочий судов апелляционной и кассационной инстанций

Так же как и в апелляционной инстанции, производство по делу в суде кассационной инстанции начинается с подачи жалобы лицом, участвующим в деле. При этом, как и при подаче апелляционной жалобы, в кассационной жалобе в соответствии с п. 4, 5 ч. 2 ст. 277 АПК РФ должны быть указаны требования лица, подающего жалобу, со ссылкой не только на законы или иные нормативные правовые акты, но и на обстоятельства дела и имеющиеся в деле доказательства, а также перечень прилагаемых к жалобе документов.

Таким образом, на стадии подачи кассационной жалобы, так же как и при подаче апелляционной жалобы, у лица, подающего жалобу (исковое заявление), возникает обязанность по доказыванию, неисполнение которой в силу ч. 1 ст. 280 АПК РФ влечет оставление жалобы (искового заявления) без движения, а затем и ее возвращение (п. 4 ч. 1 ст. 281 АПК РФ).

Указанные положения Кодекса должны поставить точку в длительных спорах о том, что проверяет суд кассационной инстанции — только законность судебных актов или еще и их обоснованность <311>.

———————————

<311> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 278; Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. М., 1997. С. 103; Лесницкая Л.Ф. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1974. С. 158 — 162; Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. М., 2000. С. 46; Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. Сравнительный комментарий Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2003. С. 46.

Между тем и с принятием нового АПК РФ 2002 г. некоторые авторы полагают, что функции кассационной инстанции ограничены проверкой законности судебных актов судов нижестоящих инстанций без проверки их обоснованности, как это было закреплено в ст. 174 АПК РФ 1995 г. Хотя и они, обращаясь к дореволюционным традициям, отмечают, что Сенат как кассационный суд проверял правильность применения судами закона к обстоятельствам, установленным обжалуемым судебным решением <312>.

———————————

<312> См.: Губин А.М. Институт кассационного пересмотра в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. М., 2004. С. 12, 16, 17.

Так же как и на стадии предъявления иска и подачи апелляционной жалобы, лицо, участвующее в деле, согласно ч. 1 ст. 279 АПК РФ направляет отзыв на кассационную жалобу с приложением документов, подтверждающих возражения относительно жалобы, тем самым принимая на себя бремя доказывания по делу. Однако, так же как и в судах первой и апелляционной инстанций, данное лицо не несет ответственности при неисполнении этого правомочия, что свидетельствует об отсутствии у него обязанности по доказыванию на данной стадии.

Сходным образом урегулирован в Кодексе порядок рассмотрения дела арбитражным судом кассационной инстанции, который, как и суд апелляционной инстанции, в соответствии со ст. 284 АПК РФ, рассматривает дело по правилам его рассмотрения арбитражным судом первой инстанции с особенностями, установленными в настоящей главе. При этом правила, установленные только для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции, не применяются при рассмотрении дела в арбитражном суде кассационной инстанции. Применительно к рассматриваемой теме это должно означать, что, так же как и суд апелляционной инстанции, кассационный суд ограничен в проявлении своей активности как субъект доказывания.

В кассационном суде отсутствует стадия подготовки дела к судебному разбирательству, в том числе и предварительное судебное заседание. При этом активность суда кассационной инстанции ограничена еще в большей степени, чем активность апелляционного суда. Пределы рассмотрения дела арбитражным судом апелляционной инстанции, установленные в ст. 268 АПК РФ, позволяют ему рассматривать дело по дополнительно представленным доказательствам. Подобная запись отсутствует в ст. 286 АПК РФ, регулирующей пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции. Однако, как было указано выше, еще на стадии подачи кассационной жалобы другая сторона вправе в соответствии с ч. 1 ст. 279 АПК РФ вместе с отзывом на кассационную жалобу представить в суд документы, подтверждающие возражения относительно жалобы.

Эта норма корреспондирует с нормой ч. 1 ст. 286 АПК РФ, регулирующей пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции и гласящей, что арбитражный суд кассационной инстанции при рассмотрении дела исходит не только из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, но и из доводов, содержащихся в возражениях относительно жалобы. При этом никаких запретов относительно принятия документов, приложенных к отзыву, в гл. 35 «Производство в арбитражном суде кассационной инстанции» не имеется.

Эта норма вполне соотносится с ч. 3 ст. 65 АПК РФ, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, если иное не установлено настоящим Кодексом. В то же время и не существует указания, аналогичного указанию, содержащемуся в ч. 1 ст. 268 АПК РФ, о рассмотрении дела в порядке кассационного производства не только по имеющимся в деле, но и по дополнительно представленным доказательствам. Анализ полномочий арбитражного суда кассационной инстанции (ст. 287 АПК РФ) позволяет прийти к выводу, что в случае предъявления в суд кассационной инстанции таких документов суд, лишенный права рассмотрения дела по дополнительным доказательствам, вправе использовать полномочие, закрепленное п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, — отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, если выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Здесь мы опять возвращаемся к старому спору о пределах рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции, о расширении его права на принятие нового решения, в том числе и на основании дополнительно представленных доказательств <313>.

———————————

<313> См.: Абрамов С.Н. Развитие института обжалования решений в советском гражданском процессе // Уч. зап. Московского юридического института. М., 1948. Вып. IV. С. 84; Антимонов Б.С., Герзон С.Л. Обжалование и пересмотр решения по гражданским делам. М., 1947. С. 21; Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М.: Всесоюзный юридический заочный институт, 1950. С. 171, 173, 187; Клейн Н.И. Основные направления развития арбитражного процессуального законодательства // Законодательство и экономика. 1998. N 12. С. 15; Клейн Н.И. Концепция развития арбитражного процессуального законодательства. Концепции развития российского законодательства. М., 1998. С. 131; Лесницкая Л.Ф., Клейн Н.И. Концепция развития гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства. М., 1995. С. 166, 167; Лесницкая Л.Ф. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1974. С. 137; Мельников А.А. Правовые проблемы положения личности в советском гражданском процессе. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. докт. юрид. наук. М., 1970. С. 38; Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. М., 2000. С. 61; Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. Сравнительный комментарий Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2003. С. 58 — 60; Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1906. Вып. III. С. 281; Христов Н. Апелляция или вторая инстанция? // Социологическое право. 1968. N 6. С. 20 — 29; Яновский Б.О. О возможности второй инстанции перерешать споры на основании своих новых фактических выводов // Правна мисъл. 1965. N 6. С. 110, 111.

Вместе с тем существует и другая точка зрения: предоставление кассации права на принятие нового решения означает, что она при определенных обстоятельствах вправе разрешать спор по существу. Следовательно, принимая новое решение, арбитражный суд кассационной инстанции берет на себя осуществление функций нижестоящих судов, из чего делается вывод, что следующим шагом, направленным на реализацию в процессуальной деятельности суда кассационной инстанции принципа чистой кассации, является отмена права на принятие нового решения, предусмотренного нормой п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ <314>.

———————————

<314> См.: Губин А.М. Указ. соч. С. 20.

В отличие от АПК РФ 1995 г., весьма скупо очертившего границы полномочий кассационной инстанции, что позволяло разным авторам различным образом восполнить эту скупость законодателя, АПК РФ 2002 г. более четко очертил пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции. Вышеназванная норма позволяет отрицательно ответить на вопрос: вправе ли суд кассационной инстанции принять новое решение на основе дополнительных доказательств? К такому выводу автор приходит, также анализируя ч. 2 ст. 284 АПК РФ, регулирующую порядок рассмотрения дела арбитражным судом кассационной инстанции более жестко, чем аналогичная норма, устанавливающая порядок рассмотрения дела арбитражным судом апелляционной инстанции (ст. 266 АПК РФ). Если в ч. 3 ст. 266 АПК РФ закреплено, что в суде апелляционной инстанции не применяются правила, установленные Кодексом только для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции, то из ч. 2 ст. 284 АПК РФ следует, что лишь в случае если в гл. 35 «Производство в арбитражном суде кассационной инстанции» предусмотрено применение правил рассмотрения дела в суде первой инстанции, только тогда возможно их применение. Поскольку в гл. 35 АПК РФ не установлено право кассационного суда принимать новое решение по дополнительно представленным документам, значит, такое полномочие у кассационной инстанции отсутствует.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 9 ноября 2004 г. N 9515/04 провел подробный анализ полномочий кассационной инстанции по оценке доказательств <315>. В данном деле Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа самостоятельно установил принадлежность спорного здания другому лицу, не привлеченному к участию в деле. Однако судебный акт окружного суда был отменен Высшим Арбитражным Судом РФ по причине выхода кассационного суда за пределы своих полномочий не потому, что кассационная инстанция самостоятельно установила обстоятельства по делу, а в связи с тем, что при этом Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа оценил доказательства, представленные дополнительно в кассационную инстанцию в подтверждение перехода прав на здание к новому собственнику, которые не были предметом рассмотрения суда первой инстанции. Во всяком случае, из данного Постановления Президиума ВАС РФ можно сделать вывод, что кассационный суд не вправе самостоятельно устанавливать значимые для дела обстоятельства на основании новых доказательств, которые не были представлены в суд первой инстанции.

———————————

<315> Архив ФАС МО.

Вместе с тем законодатель наделил кассационный суд полномочием принять новый судебный акт в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Таким образом, при наличии дополнительных документов, которые могут привести к принятию нового решения, либо при принятии кассационной инстанцией нового судебного акта на основании правильно установленных судом первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств по делу суд кассационной инстанции как субъект доказывания ограничен той оценкой доказательств, которую им дал суд первой и апелляционной инстанций.

Л.Ф. Лесницкая пишет: «Обязанность суда второй инстанции проверять фактические обстоятельства дела не означает, что стирается грань между судом первой и второй инстанций. Суд, рассматривающий дело в качестве первой инстанции, сам устанавливает на основе оценки доказательств существование тех или иных фактов, имеющих значение для дела; исследование фактической стороны дела ему необходимо для того, чтобы разрешить по существу спор между сторонами, т.е. разрешить вопрос о том, кому принадлежит спорное право. Для суда второй инстанции проверка выводов суда первой инстанции о фактической стороне дела преследует другую цель и необходима для решения вопроса об обоснованности или необоснованности судебного решения, а не для разрешения дела по существу» <316>.

———————————

<316> Лесницкая Л.Ф. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1974. С. 8.

М.К. Юков вообще полагал, что недопустимо исследовать в кассационной инстанции новые доказательства, переоценивать доказательства, правда, признавая за кассацией право отправить дело на новое рассмотрение, в случае если выводы суда не соответствуют материалам дела <317>. Как показано выше, частично эти идеи вошли в АПК РФ 2002 г.

———————————

<317> См.: Юков М.К. Современные проблемы развития арбитражно-процессуального законодательства // Арбитражный и гражданский процесс. 1999. N 2. С. 4.

И.В. Харламова отмечает, что «проверка законности обжалованных судебных актов арбитражного суда первой и апелляционной инстанций по действующему закону, в отличие от предыдущего, не производится в полном объеме. Правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого акта устанавливается исходя из тех доводов, которые содержатся в кассационной жалобе и возражениях на кассационную жалобу» <318>.

———————————

<318> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М., 2003. С. 731 (автор главы — И.В. Харламова).

В связи с этим Е.В. Ткаченко приходит к выводу, что доказательственные ограничения теперь существуют и в кассационной инстанции. Аналогичные коррективы в состязательность арбитражного процесса вносит и ст. 287 АПК РФ. Согласно данной статье федеральный арбитражный суд округа вправе отменить или изменить судебные акты первой и апелляционной инстанций, если сочтет выводы не соответствующими установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся доказательствам, и передать дело на новое рассмотрение <319>. Как подчеркивают Т.К. Андреева и А.Г. Зайцева, это нововведение следует отличать от полномочия, которое было ранее зафиксировано в ч. 3 ст. 175 АПК РФ 1995 г., позволявшей отменять решение полностью или в части с передачей дела на новое рассмотрение, если правоприменительный акт был недостаточно обоснованным <320>. Последнее действие означало, что суд округа мог переоценить использованные другими инстанциями доказательства, не согласиться с принятыми в состязательном плане решениями и вернуть дело на новое рассмотрение, предписав определенные действия, в том числе связанные со сбором доказательств <321>.

———————————

<319> См.: Ткаченко Е.В. Письменные доказательства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений в арбитражном процессе. Дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. Саратовская государственная академия права. Саратов, 2004. Российская государственная библиотека (электронный текст). С. 31.

<320> См.: Андреева Т.К., Зайцева А.Г. О новеллах нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2002. N 10. С. 13.

<321> См.: Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 1996. С. 90; Амосов С.М. Бремя доказывания в арбитражном процессе // Российская юстиция. 1998. N 5. С. 21; Завидов Б. О некоторых противоречиях арбитражного процессуального законодательства // Хозяйство и право. 1997. N 9. С. 128.

Вместе с тем трудно согласиться с выводом об отсутствии у кассации полномочий переоценки доказательств в связи с принятием АПК РФ 2002 г.

Об этом свидетельствует системный анализ ч. 3 ст. 286, п. 2 ч. 1 ст. 287, ч. 1 ст. 288, п. 13 ч. 2 ст. 289 АПК РФ, которые позволяют суду кассационной инстанции проверять, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, и предписывают в случае такого несоответствия отменять судебные акты нижестоящих судебных инстанций, в том числе принимая новый судебный акт. В этом случае суд кассационной инстанции действует как полноценный субъект доказывания.

Вместе с тем согласно п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права. Следовательно, если судами первой и апелляционной инстанций установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, правильно применены нормы налогового законодательства, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены судебных актов нижестоящих инстанций в связи с переоценкой имеющихся в деле доказательств либо сомнения в правильности такой оценки.

Так, при рассмотрении спора о возмещении НДС в связи с экспортом товара суды первой и апелляционной инстанций в силу указаний подп. 1, 2 п. 1 ст. 165 НК РФ обязаны оценить выписку банка, подтверждающую фактическое поступление выручки от иностранного лица — покупателя указанного товара по определенному контракту. Между тем, как правило, в выписках банка отсутствуют ссылки на заключенный между сторонами внешнеторговый контракт, в связи с чем налоговые органы отвергают указанные выписки в качестве надлежащих доказательств по такого рода спорам. Налогоплательщики в целях подтверждения того обстоятельства, что выручка поступила в счет именно того контракта, который заключен у налогоплательщика с иностранным лицом — покупателем товара, представляют СВИФТ-сообщения, платежные поручения, иные банковские документы, содержащие ссылки на внешнеторговый контракт, а суды в совокупности оценивают эти документы, признавая их в качестве доказательств, подтверждающих поступление валютной выручки по экспортному контракту, заключенному с иностранным покупателем товара. Поскольку в такой ситуации суды первой и апелляционной инстанций устанавливают фактические обстоятельства, связанные с поступлением валютной выручки от иностранного лица — покупателя товара, на основании полного и всестороннего исследования банковских выписок, СВИФТ-сообщений, платежных поручений, при этом судами правильно применяются подп. 1, 2 п. 1 ст. 165 НК РФ, у суда кассационной инстанции в силу пределов полномочий, установленных п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, не имеется законных оснований к переоценке установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств.

Однако федеральный арбитражный окружной суд, будучи судом, не может быть вовсе лишен свойственного именно суду права свободной оценки доказательств. Более того, в некоторых ситуациях он обязан осуществить такую оценку, о чем свидетельствует дело, рассмотренное Президиумом ВАС РФ <322>.

———————————

<322> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23 ноября 2005 г. N 7088/05 // Архив ФАС МО.

Общество с ограниченной ответственностью «Сиал» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 8 по Центральному административному округу г. Москвы (в настоящее время — Инспекция Федеральной налоговой службы N 8 по г. Москве; далее — инспекция) от 4 февраля 2004 г. N 38/10, которым ООО отказано в возмещении 97 533 333 руб. налога на добавленную стоимость, заявленных в декларации за октябрь 2003 г., и требованием обязать инспекцию возместить указанную сумму из федерального бюджета.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 3 ноября 2004 г. в удовлетворении заявленных требований отказано со ссылкой на то, что представленные истцом документы не подтверждают наличия обстоятельств, с которыми законодательство о налогах и сборах связывает право налогоплательщика на возмещение налога на добавленную стоимость.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2005 г. решение суда отменено, решение инспекции признано недействительным и на нее возложена обязанность возвратить из федерального бюджета требуемую сумму налога на добавленную стоимость, поскольку представленные налогоплательщиком документы соответствуют ст. 165 НК РФ и не вызывают сомнений в их достоверности.

Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 5 мая 2005 г. оставил Постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд РФ, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций инспекция просила их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум посчитал, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

При реализации товаров на экспорт сумма налога на добавленную стоимость, исчисленная согласно ст. 166 НК РФ, уменьшается на сумму налоговых вычетов, установленных ст. 171 Кодекса. В частности, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 173 НК РФ, в случае если в налоговом периоде сумма налоговых вычетов превышает сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, положительная разница между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом обложения налогом на добавленную стоимость, подлежит возмещению в порядке и на условиях, которые предусмотрены ст. 176 Кодекса.

Возмещение сумм налога возможно только при условии представления налоговому органу отдельной налоговой декларации (по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке 0%) и документов по перечню, содержащемуся в ст. 165 НК РФ. Причем представленные документы в совокупности должны с достоверностью подтверждать реальность экспортной операции и наличие иных обстоятельств, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость.

Налоговый орган в ходе налоговой проверки при необходимости вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, получить соответствующие объяснения.

Общество «Сиал» вместе с отдельной налоговой декларацией за октябрь 2003 г. представило: контракты от 14 марта 2003 г. N 1403/03-01 и N 1403/03-02, заключенные обществом «Сиал» с иностранной компанией «EC Trading S.A.» (Британские Виргинские острова), на продажу 100 000 т дизельного топлива; документы в подтверждение зачисления на счет заявителя в банке средств по экспортному контракту; копии грузовых таможенных деклараций; копии маршрутных телеграмм, актов приема (сдачи) нефтепродуктов.

По результатам проверки представленных документов инспекцией принято решение от 4 февраля 2004 г. N 38/10 об отказе в возмещении 97 533 333 руб. налога на добавленную стоимость в связи с тем, что отсутствует документальное подтверждение реальной уплаты налога поставщику, а также иных обстоятельств, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на применение налоговой ставки 0%.

Дизельное топливо, реализованное обществом «Сиал» иностранной компании «EC Trading S.A.» (Британские Виргинские острова), приобретено у ООО «Эпсилон».

Общество «Сиал» 23 октября 2003 г. уплатило ООО «Эпсилон» за топливо 585 000 000 руб., включая налог на добавленную стоимость, за счет беспроцентного займа, полученного от ООО «Паритетъ» по договору от 23 октября 2003 г. N 558/15-ПР, которое, в свою очередь, получило эту сумму от ЗАО «Акционерный коммерческий банк «Транскапиталбанк» по кредитному договору от 23 октября 2003 г. N 1170-2003/к. В тот же день указанная сумма со счета ООО «Эпсилон» вернулась на счет ООО «Паритетъ», а затем на счет Транскапиталбанка.

Движение денежных средств по счетам названных организаций, являющихся клиентами Транскапиталбанка, в том числе по выдаче кредита и его возврату в течение одного операционного дня, свидетельствует об отсутствии реальных собственных затрат общества «Сиал» на уплату поставщику налога на добавленную стоимость.

Поскольку ООО «Эпсилон» не являлось производителем товара, инспекцией были проведены встречные проверки, в результате которых установлено, что дизельное топливо приобреталось по цепочке поставщиков: от открытого акционерного общества «Юго-Запад транснефтепродукт» обществу с ограниченной ответственностью «Елстрой», от общества «Елстрой» обществу «Эпсилон», от общества «Эпсилон» обществу «Сиал».

Как установлено судами, ООО «Эпсилон» передало дизельное топливо обществу «Сиал» за несколько дней до его получения от общества «Елстрой». Общество «Елстрой» получило топливо от общества «Юго-Запад транснефтепродукт» через несколько дней после того, как передало его обществу «Эпсилон». Эти обстоятельства свидетельствуют о создании заявителем видимости приобретения дизельного топлива у общества «Эпсилон».

При этом ООО «Елстрой» продало обществу «Эпсилон» дизельное топливо за 5851 руб. за тонну, а общество «Эпсилон» обществу «Сиал» — за 5852 руб. за тонну. Таким образом, для общества «Эпсилон» доход от реализации топлива составил 1 руб. за тонну, что противоречит экономической цели гражданско-правовой сделки по получению прибыли (с учетом необходимости оплаты труда работников, уплаты страховых взносов и налогов, а также иных расходов, связанных с деятельностью организации).

Дизельное топливо приобреталось на основании договора товарного кредита (с учетом Соглашения от 1 октября 2003 г. о новации). После совершения расчетов общество «Эпсилон» и общество «Елстрой» ликвидированы, долг общества «Эпсилон» по возврату топлива обществу «Елстрой» и долг общества «Елстрой» по возврату топлива обществу «Юго-Запад нефтепродукт» переведен на общество «Экстра», однако последним возврат топлива не произведен.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что система расчетов между участниками данных отношений, в том числе между обществом «Сиал» и обществом «Эпсилон», а также передача товара по цепочке поставщиков не имеют экономического смысла и предприняты с единственной целью создания видимости хозяйственных операций для обоснования возмещения обществом «Сиал» суммы налога на добавленную стоимость. Следовательно, у судов апелляционной и кассационной инстанций не имелось оснований для отмены решения суда первой инстанции, которое соответствует законодательству и не противоречит сложившейся судебной практике.

При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты на основании п. 1 ст. 304 АПК РФ подлежали отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. В данной правовой ситуации суд кассационной инстанции оказался перед выбором: какую оценку имеющихся в деле доказательств предпочесть — ту, что дана судом первой или судом апелляционной инстанции. Такой выбор кассация делает всегда, используя полномочия, предоставленные ей п. 5 ч. 1 ст. 287 АПК РФ об оставлении в силе одного из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Подобный выбор невозможен без повторной самостоятельной оценки судом кассационной инстанции имеющихся в деле доказательств и установления фактических обстоятельств по делу. Если предположить, что дело рассмотрено только в суде первой инстанции, решение которого незаконно, суд кассационной инстанции при принятии нового решения должен руководствоваться п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, исходя из оценки доказательств и установления фактических обстоятельств судом первой инстанции. Но если дело рассмотрено в обеих инстанциях, которые по-разному установили фактические обстоятельства по делу и различно оценили содержащиеся в деле доказательства, суд кассационной инстанции не вправе произвольно отдавать предпочтение тому или другому судебному акту. Только самостоятельно оценив доказательства по делу и установив значимые для дела обстоятельства, кассационная инстанция сможет установить, какая из приведенных судами обеих инстанций оценок является обоснованной и законной.

Отсутствие активной позиции суда кассационной инстанции по оценке доказательств в вышеописанном случае, невыполнение им обязанности субъекта доказывания привели к отмене судебного акта, принятого Федеральным арбитражным судом Московского округа.

И.Г. Арсенов придает особое значение институту доказывания, полагая, что пределы кассационного контроля обоснованности судебных актов заключаются в обязательной проверке правильности определения судом нижестоящей инстанции предмета доказывания — круга обстоятельств, подлежащих установлению для разрешения спора в соответствии с нормами материального права. Без определения предмета доказывания на стадии разрешения спора нельзя правильно применить нормы материального права для урегулирования спорного правоотношения, по существу, становится невозможной защита нарушенного права. Соответственно суд кассационной инстанции не сможет проверить правильность применения норм материального права, осуществить проверку законности обжалованного судебного акта. Из этого следует, что полномочия арбитражного суда по проверке правильности определения предмета доказывания не ограничены доводами кассационной жалобы. В любом случае обжалования в кассационном порядке судебных актов, принятых по существу спора, такая проверка должна осуществляться полностью <323>.

———————————

<323> См.: Арсенов И.Г. Арбитражный процесс. Проблемы кассационного пересмотра. М., 2004. С. 130.

Как следует из смысла ст. 284 АПК РФ, для суда кассационной инстанции в арбитражном процессе не предусмотрено какого-либо особенного способа взаимодействия с судебными доказательствами. Суд вышестоящей инстанции также должен оценивать доказательства по делу, поскольку иного способа проверки правильности их оценки не существует. Суд кассационной инстанции, оценивая доказательства, должен убедиться в правильности их оценки судом нижестоящей инстанции.

В состязательном арбитражном процессе в силу ст. 9, 65 АПК РФ обязанность по доказыванию обстоятельств дела возложена на лиц, участвующих в деле, поэтому и в кассационной инстанции согласно ст. 284 АПК РФ действует правило, обязывающее лицо, участвующее в деле, доказать, что какое-то существенное обстоятельство дела установлено неправильно или не доказано. В противном случае отсутствуют основания для реализации полномочий по проверке правильности установления существенных обстоятельств дела, и тогда суд кассационной инстанции принимает обстоятельства дела такими, какими они указаны в обжалованном акте. Соответственно реализация полномочий кассации по оценке судебных доказательств допускается тогда, когда это необходимо для проверки правильности установления существенных обстоятельств дела. Из всего этого следует, что суд кассационной инстанции в арбитражном процессе без соответствующих доводов лиц, участвующих в деле, не может и не должен по своей инициативе проверять правильность установления существенных обстоятельств дела и оценивать имеющиеся в деле судебные доказательства. Только в этом смысле справедливо суждение о том, что суд кассационной инстанции в арбитражном процессе не может переоценивать обстоятельства дела, должен принимать их такими, какими они установлены судом первой или апелляционной инстанции. Если же в кассационной жалобе заявитель оспаривает правильность установления каких-либо обстоятельств дела, суд кассационной инстанции должен проверить эти доводы и оценить правильность установления обстоятельств дела судом первой или апелляционной инстанции <324>.

———————————

<324> См.: Арсенов И.Г. Указ. соч. С. 127, 128, 131, 132.

← prevcontentnext →

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Гражданский процессуальный кодекс РФ Глава 41 Производство в суде кассационной инстанции

Отказ в принятии доказательств судом кассационной инстанции, в суде второй инстанции» исследуются особенности доказывания и оценки.