Суды, как показало обобщение судебной практики, в основном правильно, Споры об освобождении имущества от ареста суды.

Обобщение судебной практики по делам об освобождении имущества от ареста

Освобождение имущества от ареста: надлежащий способ защиты и субъект требования

 50. В случае наложения арбитражным судом ареста в порядке обеспечения иска на имущество, не являющееся собственностью должника и не принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с ходатайством об отмене обеспечительных мер в арбитражный суд, их принявший. Такое ходатайство рассматривается арбитражным судом по существу даже в том случае, если заявитель не является лицом, участвующим в деле, поскольку определение арбитражного суда о принятии обеспечительных мер — это судебный акт о его правах и обязанностях (ст. 42 АПК РФ).

По смыслу ст. 119 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Абзац 2 п. 50 Постановления Пленума N 10/22 разъясняет возможность защиты нарушенного права путем предъявления иска об освобождении имущества от ареста. В учебной, научной литературе, да и в судебной практике прочно закрепилось наименование рассматриваемого иска как иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 119 Закона об исполнительном производстве в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи. Такая формулировка, использующая союз "или", стала основанием для вывода о необходимости разделения иска об освобождении имущества от ареста и иска об исключении имущества из описи. Предлагался и критерий деления: если ставится вопрос об освобождении всего имущества, то необходимо обращаться с иском об освобождении имущества от ареста; если части — с иском об исключении имущества из описи. Подобные теоретические изыскания не должны вводить суд в заблуждение. На самом деле наименование "иск об исключении имущества из акта описи" является альтернативным названию "иск об освобождении имущества от наложения ареста". Это видно из совокупного анализа норм Закона об исполнительном производстве.

Правовая природа иска об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) не определена. Есть мнение, что это разновидность негаторного, виндикационного исков, иска о признании права собственности. Некоторые считают рассматриваемый иск самостоятельным способом защиты гражданских прав. Другие полагают, что иск об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) может быть, в зависимости от обстоятельств, как виндикационным, так и негаторным иском или иском о признании права собственности. Единодушие проявляется только в том, что иск об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) считается вещным, так как направлен на защиту вещных прав лиц, не являющихся участниками исполнительного производства.

Сравнение иска об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) с виндикационным, негаторным исками, а также иском о признании права собственности приводит к выводу о самостоятельной природе рассматриваемого иска <1>. Он имеет самостоятельное правовое регулирование (нормативную основу) — ст. 119 Закона об исполнительном производстве, ст. 442 ГПК РФ; направлен на присущую только ему цель — освобождение имущества от наложенного ареста (исключение из описи); включает в свой состав лиц, характерных только для него, и т.д.

———————————

<1> См.: Зарубин А.В. и др. Гражданско-правовые способы защиты права собственности на недвижимость. С. 226 — 231. Авторы главы — А.В. Зарубин, Н.С. Потапенко.

 

Абзац 2 п. 50 Постановления Пленума N 10/22 не только предусматривает возможность предъявления иска об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи), но и содержит примерное указание на надлежащих истцов. В соответствии со ст. 119 Закона об исполнительном производстве и ч. 2 ст. 442 ГПК РФ надлежащими истцами являются заинтересованные лица, не принимавшие участие в деле, по которому наложен арест. Поскольку иск об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) является вещным, то надлежащими истцами будут собственники и другие титульные владельцы. При этом суд должен обращать внимание, что титульные владельцы хоть и являются надлежащими истцами, но их право не может преодолевать арест имущества и обращение на него взыскания, если должником является сам собственник. Правовым основанием для такого вывода служит содержание ст. ст. 69, 77 Закона об исполнительном производстве. Так, согласно ч. 4 ст. 69 указанного Закона при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится. А по правилу, установленному ст. 77 названного Закона, допускается обращение взыскания на имущество должника, даже если оно находится у третьих лиц.

Кроме того, абз. 2 п. 50 Постановления Пленума N 10/22 считает надлежащим истцом невладеющего залогодержателя, что вполне согласуется с п. 1 ст. 334 ГК РФ. Согласно указанной норме в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя. Однако судам не следует видеть в каждом залогодержателе заинтересованное лицо по делу по иску об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из акта описи), так как заинтересованным залогодержатель станет тогда, когда должник (залогодатель) ненадлежащим образом исполнит свое обязательство перед кредитором (залогодержателем). Также следует обратить внимание, что возможность предъявления иска об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из акта описи) залогодержателем, даже в случае нарушения должником (залогодателем) своего обязательства, не означает его однозначного удовлетворения, поскольку закон устанавливает очередность, в которую попадают требования, предшествующие требованию залогодержателя (ст. 111 Закона об исполнительном производстве).

К надлежащим истцам можно отнести и давностного владельца арестованного имущества. Так, в соответствии с п. 2 ст. 234 ГК РФ до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания. Кроме того, согласно п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо — гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Таким образом, давностный владелец, во-первых, имеет интерес в освобождении имущества от ареста (исключении из акта описи), который заключается в перспективе приобретения права собственности на имущество. Во-вторых, закон (п. 2 ст. 234 ГК РФ) дает давностному владельцу защиту своего владения против третьих лиц. Нет никаких правовых препятствий, чтобы считать этими лицами должника и взыскателя.

Сам должник не может быть признан надлежащим субъектом требования по иску об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из акта описи), даже если его действия мотивированы защитой прав третьих лиц. Действительно, право на предъявление иска в порядке ч. 1 ст. 119 Закона об исполнительном производстве принадлежит заинтересованному лицу. Однако ч. 2 ст. 442 ГПК РФ иначе определяет круг надлежащих истцов, закрепляя положение, согласно которому право на предъявление иска принадлежит лицам, не принимавшим участия в деле. Из системного толкования указанных норм видно, что одной только заинтересованности недостаточно для предъявления иска. Необходимо также, чтобы истец не принимал участия в деле, по которому наложен арест. Таким образом, должник, даже при обосновании своей заинтересованности, не может быть признан надлежащим истцом.

Довод должника о том, что он действует в чужом интересе без поручения (ст. 980 ГК РФ), не должен приниматься во внимание по следующим причинам. Действия без поручения, иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица (ст. 980 ГК РФ) предусмотрены в качестве основания возникновения гражданского правоотношения, тогда как обращение в суд с иском влечет возникновение гражданско-процессуального отношения. Таким образом, действиями в чужом интересе без поручения не может быть заменена воля на предъявление иска. Также необходимо обращать внимание, что лицо, действующее в чужих интересах без поручения, не может считаться ни представителем в гражданско-правовом, ни представителем в гражданско-процессуальном смысле, что следует уже только из названия института (действие в чужих интересах без поручения).

Если должник считает необходимым поступить добросовестно и разумно в отношении собственника, например если он являлся хранителем арестованной вещи, то он должен немедленно сообщить собственнику об имевшем место аресте и ждать указаний собственника. Не будучи представителем собственника, с иском он обращаться не вправе.

Указанные выше случаи необходимо отличать от тех, в которых должник выступает в качестве представителя собственника. Например, должник обращается в суд с иском об освобождении от наложения ареста (исключении из акта описи) имущества, принадлежащего на праве собственности своему несовершеннолетнему ребенку. Такие действия должника допустимы.

Абзац 3 п. 50 Постановления Пленума N 10/22 отрицает возможность удовлетворения заявления заинтересованных лиц об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, указывая, что при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств. Вместе с тем остается непонятным вопрос о том, как надлежит поступать, если заинтересованное лицо все же обратилось с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава: заявление должно быть рассмотрено по существу и в его удовлетворении должно быть отказано, или должно быть отказано в принятии заявления, или заявление должно быть оставлено без движения? Полагаем, что правильным является последний вариант, поскольку, обращаясь с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, лицо, по сути, заявляет о своих правах на арестованное имущество. При этом согласно ч. 3 ст. 247 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса. В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

 

Освобождение имущества от ареста в исполнительном производстве. Судебная практика. Судебная практика. ВКонтакте.

Споры об освобождении имущества от ареста

Дело№03н-1702/2018

 О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

8 ноября 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего          ………….. судей …………и ………… рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на решение суда Городокского района от 19 марта 2018 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 28 мая 2018 года, постановление президиума Витебского областного суда от 29 августа 2018 года по иску К.О.И. к К.А.В., инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Железнодорожному району г. Витебска, финансовому отделу Городокского райисполкома, Министерству финансов Республики Беларусь, Следственному комитету Республики Беларусь, Комитету государственной безопасности Республики Беларусь об освобождении имущества от ареста.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь    …………, мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь …………., поддержавшей доводы протеста, судебная  коллегия

                                     У С Т А Н О В И Л А:

К.О.И. в исковом заявлении (с учетом последующих дополнений) указала, что с 13 июня 2007 года состоит в браке с К.А.В., от совместной жизни с которым имеют дочь Марию, 2004 года рождения. Приговором суда Первомайского района г. Витебска от 29 декабря 2016 года К.А.В. осужден по ч. 3 ст. 233 УК Республики Беларусь к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества. В ходе предварительного расследования по уголовному делу был наложен арест на имущество, являющееся их совместной собственностью, и имущество, не принадлежащее К.А.В. Просила освободить от ареста земельный участок площадью 0,2498 га и жилой дом … по пер. П-му в д. М-ль Г-го района, передав ей и К.А.В. по 1/2 доле в праве собственности на указанное недвижимое имущество; освободить от ареста и передать ей в собственность нежилое помещение … в доме … по ул. С-кой в г. Гомеле, холодильник-морозильник, набор мебели для кухни "Марта", тахту "Браво", стол обеденный и денежные средства в сумме 600 долларов США, находящиеся на ее расчетном счете в банке, а также 150 долларов США, изъятые при задержании у К.А.В.

Решением суда Городокского района от 19 марта 2018 года постановлено:

исключить из акта описи (освободить от ареста), выделив на праве собственности К.О.И. 1/2 долю в праве собственности на земельный участок и здание одноквартирного жилого дома по пер. Полевому, … в  д. М-ль Г-го района стоимостью 65 270,50 рублей; помещение, не относящееся к жилищному фонду, в г. Гомеле по ул. С-кой, …- … стоимостью 31 500 рублей; холодильник-морозильник «Whirlpool» стоимостью 590 рублей; набор мебели для кухни «Марта» —  699 рублей, стол обеденный  —  164  рубля;

исключить из акта описи (освободить от ареста) из числа имущества, на которое не может быть обращено взыскание, выделив на праве собственности К. А.В. 1/2 долю в праве собственности на земельный участок и здание одноквартирного жилого дома по пер. П-му, … в д. М-ль Г-го района стоимостью 65 270,50 рублей; тахту «Браво»,  стоимостью 199 рублей;

оставить в описи, как принадлежащее К.А.В., легковой автомобиль BMW-320 стоимостью 18 550 рублей; мобильные телефоны «НТС», «SAMSUNG» GT-S5360, «SAMSUNG» SGH-i200, «HUAWEI» Y600-U20, «HUAWEI 3G Live» стоимостью соответственно 37,07 рублей, 20,70 рублей, 34,35 рублей, 54,06 рублей и 19,05 рублей; флеш-карты стоимостью 4,80 рублей, 10,50 рублей, 7,50 рублей, 6,90 рублей, 4,80 рублей; денежные средства в сумме 14,84 рублей, размещенные на счете в ОАО «БелВЭБ»; 10 667,30 рублей на счете ЧУП «БЕЛБИЗНЕС КРЕДИТ» в  ЗАО «БТА банк»; денежные средства на счетах в ОАО «АСБ Беларусбанк» в сумме 606,85 долларов США, 3,09 доллара США, 1 доллар США, 0,22 доллара США, 0,05 рубля, 0,06 рубля, 1,28 рубля, 0,72 рубля; денежные средства, размещенные на счете ОАО «Белинвестбанк" — 0,17 рубля, денежные средства на счетах в ЗАО «БТА Банк» в сумме 13,30 рублей, 14,84 долларов США и 20 евро; денежные средства, размещенные на  счетах ЗАО «БИС Банк», в размере 0,46 рубля и 321,85 российских рублей; денежные средства, изъятые при обыске у К.А.В. в сумме 114,20  рублей, 150 долларов США и 10,50 российских  рублей;

В остальной части иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 28 мая 2018 года и определением президиума областного суда от 29  августа  2018  года  решение  оставлено  без  изменения.

В протесте прокурор указывает, что при разрешении спора суд                       в нарушение требований законодательства не установил весь объем имущества, нажитого супругами К., вследствие чего неверно определил долю К.А.В. в этом имуществе, на которую может быть обращено взыскание по приговору. Просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить,  направив  дело  на  новое рассмотрение.

Исследовав материалы дела, проверив доводы протеста, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 470 ГПК Республики Беларусь в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на                которое обращается взыскание, лицо, чье право затрагивается исполнением исполнительного документа, вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении имущества из акта описи имущества.

Согласно пунктам 8 и 11 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 декабря 1993 года № 12 "О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)" судам необходимо тщательно проверять, соблюдены ли требования закона при наложении ареста  на  имущество.

Если будет установлено, что в акт описи включено не все имущество, в том числе и находящееся в собственности должника с другими лицами, в целях правильного решения вопроса о том, подлежит ли удовлетворению иск, а если подлежит, то в каком размере, следует поручить судебному исполнителю составить дополнительный акт с оценкой оставшегося вне описи  имущества.

Размер доли супруга в общем имуществе и какое конкретно имущество должно быть ему выделено суд определяет с учетом всего совместно нажитого имущества, включая и то, на которое в силу закона не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, или которое не подлежит конфискации.

Разрешая иск К.О.И. об освобождении имущества от ареста, суд исходил из того, что общая стоимость нажитого истицей совместно с К..А.В. имущества составляет 194 821 рубль 43 копейки. При этом судом была учтена стоимость имущества, подвергнутого аресту в ходе предварительного расследования по уголовному делу в отношении К.А.В., а также имущества, включенного судебным исполнителем в дополнительный акт описи, составленный по поручению суда.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, в период брака супругами К. было создано ООО "Процентная компания"; каждому из супругов принадлежало по 1/2 доле в уставном фонде общества. На праве собственности за обществом было зарегистрировано нежилое помещение № … площадью 33,8 кв.м. в доме … по ул. Ш-го  в  г.  Минске.

Однако, при разрешении спора доли К.А.В. и К.О.И. в уставном фонде ООО "Процентная компания" не были включены судом в общий объем совместно нажитого супругами имущества, их стоимость не учитывалась при определении размера доли К.А.В. в  общей  собственности  супругов.

Согласно сведениям регистрирующего органа 26 апреля 2018 года  ООО "Процентная компания" исключено из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с его ликвидацией (т. 6 л.д. 253). Между тем, в силу п. 7 статьи 59 ГК Республики Беларусь, определяющей порядок ликвидации юридического лица, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается собственнику его имущества (учредителям, участникам), имеющему (имеющим) вещные права на это имущество или  обязательственные  права  в  отношении  этого  юридического  лица.

Наряду с этим, согласно представленным документам К.А.В. является учредителем ЧУП «БЕЛБИЗНЕС КРЕДИТ», созданного ответчиком в период брака с истицей. Однако стоимость имущества предприятия, которое является совместной собственностью супругов К.,  судом  учтена  не  была.

Поскольку в нарушение положений указанного постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь суды, разрешая исковые требования  одного из супругов об освобождении от ареста принадлежащей ему доли в общей совместной собственности, не установили весь объем совместно нажитого супругами имущества, а соответственно — точно не определили и размер долей супругов в этом имуществе (в том числе подвергнутом аресту), состоявшиеся по делу судебные постановления не могут быть признаны  законными  и  обоснованными, они  подлежат  отмене.

Так как недостатки судебного разбирательства нельзя устранить в процессе апелляционного производства, дело следует направить на новое рассмотрение  в  суд  первой  инстанции.

При новом рассмотрении дела необходимо устранить допущенные пробелы, тщательно исследовать вопрос о количестве всего совместно нажитого супругами К. имущества, с учетом установленного определить доли супругов в общем имуществе, а также какое конкретно  имущество может быть освобождено от ареста по иску К.О.И., после  чего  разрешить  спор  в  соответствии  с  законом.

На основании изложенного и руководствуясь п. 3 ст. 447 ГПК Республики  Беларусь,  судебная  коллегия  

                                                                            О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение суда Городокского района от 19 марта 2018 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда от 28 мая 2018 года, постановление  президиума Витебского  областного  суда  от  29 августа  2018  года  отменить,  дело направить  на  новое  рассмотрение  в  суд  первой  инстанции.

Председательствующий:                                                

Судьи:                                                                                       

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: КаК освобадить имущество из под ареста приставов

Судебный пристав-исполнитель отдела судебных приставов по возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с было обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста.

Иск об освобождении имущества от ареста

Освобождение имущества от ареста

В последнее время правоохранительные органы все чаще возбуждают уголовные дела по статьям «мошенничество ст. 159 УК РФ», «присвоение или растрата ст. 160 УК РФ», «получение взятки ст. 290 УК РФ» и подобным делам.

В рамках уголовного дела по ходатайству следователя суд накладывает арест на все имущество обвиняемого, при этом часто аресту подвергается не только такое имущество, но и имущество, находящееся в собственности у родственников или близких лиц обвиняемого.

Вынося постановление о наложении ареста на все движимое и недвижимое имущество, суды не вдаются в подробности принадлежности этого имущества. Для судьи достаточно лишь наличие ходатайства следователя о принятии обеспечительных мер для защиты прав потерпевших от преступления и удовлетворения будущих гражданских исков.

В постановлении о наложении ареста на имущество может быть указано, что имущество приобреталось в браке, и является совместно нажитым имуществом супругов. Данное положение дает право супругу обратиться с иском в суд об освобождении от ареста или исключении из описи доли этого супруга в общем имуществе.

Но бывали случаи, когда арест или взыскание по приговору суда накладывали на имущество, которое по правоустанавливающим документам принадлежало не осужденному, а другим лицам (супругам, родителям, детям и т.д.). При этом в рамках исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не смущался, что имущество принадлежит не должнику, поскольку в приговоре суда четко указано, что это имущество является собственностью осужденного.

Поскольку собственники арестованного имущества не являлись фигурантами уголовных дел или должниками по исполнительному производству, обращение взыскания или арест их имущества с точки зрения права незаконен.

Необходимо помнить, что арест и взыскание накладываются на имущество в целях обеспечения гражданских исков и предполагается, что за счет арестованного имущества должны быть удовлетворены требования потерпевших к гражданину, осужденному по приговору суда.

Вместе с тем гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание. Таким образом, никто не должен отвечать по обязательствам другого лица, даже если это лицо является Вашим супругом или близким родственником.

Закон установил, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. По обязательствам родителей дети не отвечают, как и родители не отвечают по обязательствам своих детей.

Совершенно очевидно, что при аресте имущества, которое не принадлежит на праве собственности фигуранту уголовного дела, имеет место грубое нарушение права собственности граждан, хотя и не связанное с владением, однако несущее риск незаконного выбытия имущества из их собственности.

Что же делать, когда к тяжелым испытаниям, связанным с арестом и заключением под стражу близкого родственника, прибавляется проблема с арестованным имуществом?

Ответ достаточно прост: необходимо как можно раньше начать гражданский процесс в суде общей юрисдикции по иску об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

В силу ст. 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

Одновременно п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – «Постановление №10/22») устанавливает, что в силу статей 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение.

Согласно п. 50 Постановления № 10/22 по смыслу ст. 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в части невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

В соответствии с п. 51 Постановления №10/22, споры об освобождении имущества от ареста рассматриваются в соответствии с подведомственностью дел по правилам искового производства независимо от того, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов.

Согласно ч. 2 ст. 442 ГПК РФ лицами, не принимавшими участие в деле, в случае возникновения спора о принадлежности имущества, на которое обращено взыскание, может быть предъявлен иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) к должнику и взыскателю.

Как указал Верховный Суд РФ в п. 44 постановления Пленума № 50 от 17 ноября 2015 года «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» в целях обеспечения прав кредитора на основании ч. 1 и 4 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» наложение ареста возможно в отношении имущества, находящегося в совместной собственности должника и другого лица до определения доли должника или до ее выдела.

Согласно п. 63 вышеуказанного пленума при невозможности выдела доли должника из совместной собственности в натуре суду следует решить вопрос об определении размера этой доли. Если выдел доли в натуре невозможен либо против этого возражают остальные участники общей собственности заинтересованный сособственник вправе приобрести долю должника по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли (абз. 2 ст. 255 ГК РФ).

Как указала Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ в определении от 23 июля 2013 года № 34-КГ13-5: «Само по себе наложение ареста на имущество не прекращает права собственности на него, лишь запрещая стороне спора самостоятельно определять юридическую судьбу принадлежащей ей вещи. Одновременно с этим обеспечительная мера не может препятствовать суду применять надлежащие нормы действующего законодательства и постановлять законное решение, разрешая тем самым спор».

Таким образом, российское законодательство предусмотрело возможность защиты прав граждан, чье имущество было незаконно арестовано по постановлению суда.

Однако обращаясь с исками, граждане часто сталкиваются с нежеланием судов освобождать их имущество от ареста, особенно в громких уголовных делах, поскольку величина ущерба от преступления делает судей заложниками защиты прав кредиторов (потерпевших), которые всегда возражают против освобождения даже части имущества от ареста.

Судебная практика содержит немало примеров, когда суды отказывались рассматривать иск об освобождении имущества от ареста по существу, ссылаясь на незаконченность уголовного дела. При этом истца отправляли снимать арест в рамках уголовного дела, а не гражданского.

Часто суды необоснованно делали вывод о том, что арестованное имущество приобреталось за счет средств, полученных преступным путем, и отказывали в иске.
Во многих случаях суды отказывали принимать дело к производству по подсудности, особенно, когда от ареста освобождались предметы искусства или акции и ценные бумаги.

В тех случаях, когда имущество освобождалось от ареста в разных судах по иску одного лица, суды отказывали в иске, мотивируя, что все имущество должно освобождаться от ареста в одном суде.

Таким образом, мы делаем обоснованный вывод, что даже при наличии защиты со стороны закона истец по делам об освобождении имущества от ареста будет сталкиваться со значительными проблемами при рассмотрении подобных дел в судах первой и апелляционной инстанции. Во многих случаях добиться правды и справедливости было возможно только в Верховном Суде Российской Федерации.

Следовательно, столкнувшись с подобной проблемой действовать необходимо решительно и безотлагательно. Подавайте как можно раньше иск в суд общей юрисдикции и освобождайте свое имущество от незаконного ареста.

Адвокат Мария Ярмуш

Обобщение показало, что в судебной практике немалую часть составляют иски об освобождении имущества от ареста, наложенного.