Пленум Верховного суда (ВС) РФ в четверг рекомендовал утвердить Таратута также подчеркнул, что право обвиняемого на защиту «не суда в случае нарушения им порядка осуществления разбирательства.

Новые подходы к старым проблемам: некоторые аспекты постановления № 10 пленума Верховного суда РФ

Один из адвокатов с сожалением отметил, что Пленум не разъяснил, что понимать под иным способствованием в реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки. Второй посчитал, что в целом новую редакцию постановления трудно назвать революционной и информационно насыщенной, поскольку принципиально новых изменений она не содержит и в значительной степени сводится к обобщению сформировавшейся правоприменительной практики.

24 декабря Пленум Верховного Суда принял Постановление о внесении изменений в постановления Пленума ВС от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» и от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий».

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров отметил, что вопросы борьбы с коррупционными проявлениями и ее эффективности продолжают оставаться наиболее актуальной проблемой общества и государства. Он указал, что число осужденных за преступления, объединенные в гл. 30 УК РФ, характеризуется стабильно высоким уровнем. «Активизация деятельности государства в этом направлении, в свою очередь, требует более тщательного и взвешенного подхода судебных органов к рассмотрению и разрешению уголовных дел данной категории», – посчитал адвокат.

Поправки в разъяснения по делам о взяточничестве

Так, в п. 9 Постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» указывается, что переданное в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе, при необходимости, с учетом заключения специалиста или эксперта.

Ерлан Назаров указал, что п. 10 постановления дополняется понятием «электронный кошелек» как одним из инструментов для аккумулирования средств и осуществления платежных операций, который может использоваться для расчетов с коррумпированными должностными лицами. Кроме того, данный пункт дополнился разъяснениями в части определения момента окончания преступления, когда ценности по предварительной договоренности участников коррупционной схемы помещаются в условленное место, к которому взяткополучатель имеет доступ.

«Осталось без изменений дискуссионное положение о том, когда считать получение или дачу взятки оконченными. Указанный момент остался прежним – принятие хотя бы части передаваемых ценностей, независимо от того, получили ли соответствующие лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению», – отметил адвокат.

Кроме того, Ерлан Назаров заметил, что в новой редакции п. 12, где даются разъяснения о том, как должны квалифицироваться действия лица, непосредственно направленные на передачу вознаграждения, при отказе должностного или ответственного лица принять взятку, исключена ссылка на ст. 291.1 УК РФ, предусматривающую ответственность за посредничество во взяточничестве.

Он указал также, что из п. 13 документа, где говорится о правовой оценке действий лиц, причастных к получению или даче взятки, когда указанные действия осуществлялись в условиях ОРМ, исключен субъектный состав посредников. В то же время, по словам эксперта, в п. 13 постановления остается в прежней редакции весьма спорное положение о том, что действия участников коррупционной сделки, совершенные в условиях проводимого ОРМ, подлежат квалификации как оконченное преступление, даже если ценности сразу изъяты сотрудниками правоохранительных органов.

«Несмотря на то что получение и дача взятки (коммерческого подкупа) относятся к формальным составам преступления, судебная практика показывает, что в основной своей массе рассматриваемые коррупционные деяния выявляются и пресекаются исключительно в ходе осуществления оперативно-разыскной деятельности, когда вознаграждение (ценности) передаются под контролем сотрудников спецслужб. Следовательно, в этих условиях получение потенциальным взяткополучателем вознаграждения носит чисто символический, условный характер, у него заведомо отсутствует какая-либо возможность реально завладеть полученным предметом мзды, поскольку в рамках ОРМ такая перспектива не предусматривается», – отметил Ерлан Назаров.

По логике уголовного закона, считает он, такие умышленные действия должностного лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, должны расцениваться с точки зрения ч. 3 ст. 30 УК РФ, как покушение на преступление. «Однако правоприменители, руководствуясь анализируемым разъяснением Пленума ВС, квалифицируют действия должностных лиц, задержанных в момент получения взятки или непосредственно после него, как оконченный состав, с чем крайне трудно согласиться, так как подобная практика, по моему мнению, противоречит таким важным принципам Уголовного кодекса, как принцип законности, равенства граждан перед законом и вины», – подчеркнул адвокат.

Партнер АБ «Феоктистов и партнеры», адвокат Руслан Долотов посчитал, что одними из ключевых дополнений в разъяснениях Пленума ВС по вопросам взяточничества являются п. 13.1–13.5, посвященные посредничеству. В частности, ВС РФ приводит в п. 13.2 важное, по его мнению, разъяснение о том, что «посредничество путем иного способствования в достижении или реализации соглашения следует считать оконченным с момента выполнения посредником одного из указанных действий независимо от достижения или реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем, а равно лицом, передающим или получающим предмет коммерческого подкупа».

«Изучение правоприменительной практики по ст. 204.1 и ст. 291.1 УК показало, что суды периодически необоснованно увеличивают объем обвинения из-за неверного толкования криминообразующих признаков этих составов преступлений. Так, они вменяют лицу оба деяния: и способствование в достижении соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки, и способствование в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки», – поделился опытом Руслан Долотов.

Он отметил, что законодатель специально подчеркивает альтернативность данных действий с помощью союза «либо» в ст. 204.1 и ст. 291.1 УК. По его мнению, для обвинения лица в обоих действиях в приговоре должно быть указано, какое из них подпадает под понятие «способствование в достижении соглашения», а какое – под «способствование в реализации соглашения».

Руслан Долотов указал, что диспозиции ст. 204.1 и ст. 291.1 УК сконструированы таким же образом, как и, например, ч. 1 ст. 228 УК, в которой перечислено несколько альтернативных действий: хранение, перевозка, приобретение наркотических средств. «Если человек только хранит такие средства, ему нельзя вменять все указанные в диспозиции действия, так как это ведет к необоснованному увеличению объема обвинения», – посчитал он. Адвокат надеется, что разъяснения, содержащиеся в п. 13.2 постановления, решат эту проблему.

Пункт 14 постановления излагается в новой редакции, в которой указывается, что с учетом того, что нормы об ответственности за мелкое взяточничество и мелкий коммерческий подкуп являются специальными по отношению к положениям ст. 290, 291, 204 УК, получение или дачу взятки, а равно предмета коммерческого подкупа в размере, не превышающем 10 тыс. руб., следует квалифицировать по ч. 1 ст. 291.2 УК либо ч. 1 ст. 204.2 УК независимо от того, какие действия (законные или незаконные), в каком составе участников (единолично или группой лиц), а также при наличии других квалифицирующих признаков взяточничества и коммерческого подкупа совершены. При этом субъект мелкого взяточничества полностью совпадает с субъектом преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291 УК, а субъект мелкого коммерческого подкупа – с субъектом преступления, предусмотренного ст. 204 УК.

Ерлан Назаров обратил внимание на редакцию п. 29 постановления в части оценки добровольного сообщения о даче взятки как необходимого условия освобождения от уголовной ответственности по ст. 291, 291.2, 204, ч.1–4, 204.2 УК РФ. «Ранее было предписано, что не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти. Новая редакция предлагает не признавать таковым заявление о преступлении, если оно поступило в связи с задержанием лица по подозрению в совершении этого преступления», – отметил адвокат. По его мнению, такая трактовка дает сотрудникам правоохранительных органов, получившим оперативную информацию и осведомленным о планируемой коррупционной сделке, больше возможностей для привлечения потенциальных взяткодателей или посредников к изобличению коррупционеров посредством их участия в проведении ОРМ.

Ерлан Назаров посчитал обоснованным изъятие из п. 32 постановления, где разъясняются вопросы, касающиеся провокации взятки или коммерческого подкупа, положения о том, что в случаях, когда должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в результате провокации согласилось принять незаконное вознаграждение, исключается квалификация содеянного по ст. 304 УК.

В то же время адвокат указал, что остается правовая неопределенность в оценке и разграничении действий лиц, подлежащих ответственности по ст. 304 УК за провокацию взятки, а равно совершаемых в нарушение требований ст. 5 Закона об ОРМ действий сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа.

«В обоих случаях речь идет о провокации преступления, связанной с искусственным формированием доказательств криминального деяния. Между тем в п. 34 названные действия сотрудников оперативных служб предлагается отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 304 УК, но при этом не даются рекомендации, какой юридической оценке они подлежат», – подчеркнул Ерлан Назаров. По его мнению, такая позиция Верховного Суда не согласуется с элементарной логикой и, вероятно, рассматривается в виде определенной индульгенции, позволяющей сотрудникам правоохранительных органов безнаказанно инспирировать и затем выявлять коррупционные преступления.

Адвокат предположил, что попыткой уравновесить баланс интересов правоохранительных органов и лиц, в отношении которых реализуются ОРМ, направленные на изобличение в коррупции, является п. 36.3 постановления. Согласно содержащимся в нем разъяснениям, результаты ОРМ могут использоваться в доказывании по уголовному делу о коррупционном преступлении, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона. При этом они должны свидетельствовать о наличии умысла на получение или дачу взятки либо предмета коммерческого подкупа, а равно на совершение посреднических действий, который сформировался независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. «В связи с этим для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления оперативно-разыскной деятельности, суду независимо от признания подсудимым своей вины необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-разыскного мероприятия», – указано в документе. Ерлан Назаров считает, что это можно охарактеризовать как частное разъяснение по определенной категории дел общих требований уголовного судопроизводства.

Поправки в разъяснения по делам о злоупотреблении должностными полномочиями

В Постановлении Пленума ВС о судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий предлагается расширить регламентированную нормативными правовыми актами деятельность, на которую может посягать лицо, и добавить деятельность государственных компаний, государственных и муниципальных унитарных предприятий, акционерных обществ, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям.

Читайте также

Адвокат Игорь Третьяков подал в ВС жалобу на решение о взыскании «гонорара успеха»

Он указал, что вывод кассационного суда о том, что спор вытекает из нарушения прав акционеров НПО им. Лавочкина, но при этом не является корпоративным, подтверждает, что суды не смогли установить характер спорного правоотношения

13 Ноября 2019

В п. 20 постановления, в котором указывается, что при квалификации действий лица по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК судам под применением оружия или специальных средств надлежит понимать умышленные действия, связанные с использованием лицом поражающих свойств указанных предметов, или использование их по назначению, отмечается, что к специальным средствам относятся специальные палки, средства ограничения подвижности и сковывания движения, специальные газовые средства, водометы, бронемашины, средства разрушения преград, служебные животные и другие средства, состоящие на вооружении органов внутренних дел, войск национальной гвардии, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы и др.

Выводы адвокатов

Руслан Долотов с сожалением отметил, что Пленум ВС РФ при доработке постановления по делам о взяточничестве не разъяснил, что понимать под иным способствованием в реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки. Он добавил, что анализ правоприменительной практики по ст. 204.1 и ст. 291.1 УК показывает, что суды периодически необоснованно вменяют признак «иное способствование в реализации соглашения между лицом, передающим и получающим предмет коммерческого подкупа, а также взяткодателем и взяткополучателем соответственно».

Адвокат указал, что под содействием в реализации соглашения о получении и даче взятки (предмета коммерческого подкупа) понимается помощь только в получении или помощь только в даче взятки. Действия посредника ограничены исключительно функцией передачи предмета взятки от взяткодателя взяткополучателю. Под понятие посредничества во взяточничестве (коммерческом подкупе) не подпадают действия лиц, которые помогают взяткополучателям (получателям предмета коммерческого подкупа) выполнить принятые ими на себя обещания по использованию своих должностных полномочий. Данные действия лежат за рамками посредничества во взяточничестве и при наличии к тому оснований могут образовывать иной состав должностного или служебного преступления.

Таким образом, посчитал Руслан Долотов, было бы правильнее дополнить документ формулировкой следующего содержания: «Под содействием в реализации соглашения о получении и даче взятки (предмета коммерческого подкупа) понимается помощь только в получении или помощь только в даче взятки. Действия посредника в таком случае ограничены исключительно функцией передачи предмета взятки (коммерческого подкупа) от взяткодателя взяткополучателю (от лица, передающего предмет коммерческого подкупа, лицу, его получающему, соответственно). Под понятие посредничества во взяточничестве не подпадают действия лиц, которые помогают взяткополучателю (получателю предмета коммерческого подкупа) выполнить принятые ими на себя обещания по использованию своих должностных либо служебных полномочий. Данные действия лежат за рамками посредничества во взяточничестве (в передаче и получении коммерческого подкупа) и при наличии к тому оснований могут образовывать иной состав должностного или служебного преступления».

Ерлан Назаров отметил, что в целом новую редакцию постановления трудно назвать революционной и информационно насыщенной, поскольку принципиально новых изменений она не содержит и в значительной степени сводится к обобщению сформировавшейся правоприменительной практики.

дела о применении особого порядка судебного разбирательства влечет нарушение права обвиняемого на защиту и в соответствии с пунктом 5 части​.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ДЕЛО ТРЕХЛЕБОВА, ЗАЩИТА СВОИХ ПРАВ, ТАКТИКА И СТРАТЕГИЯ, КАК ПОБЕДИТЬ. (ст 282 Трехлебов 2020,2021)

«Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В помощь осужденному».

Центр содействия реформе уголовного правосудия

Серия «Знай свои права!»

ПОСТАНОВЛЕНИЯ

Пленумов Верховного Суда РФ

в помощь осужденному

МОСКВА, 2012

Составитель: Фридман В.М.

Технический редактор: Гордеева Е.А.

ВВЕДЕНИЕ

Достаточно часто в письмах, приходящих в нашу общественную организацию от заключённых, есть слова о том, что человек обращался во все инстанции, получил отрицательный ответ уже и от Председателя Верховного Суда РФ, а доказать свою невиновность или что в его деле были допущены процессуальные ошибки не смог. Конечно, человеку обидно, что нигде не вняли его, как он уверен, неоспоримым аргументам. Брошюра выпущена с целью помочь вам лучше понять свои права и, в случае необходимости, определить, на что опираться при их защите.

Наряду с материалами, собранными в брошюре, для полноценного отстаивания своих прав, вам необходимо иметь Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы РФ.

Обращаем ваше внимание на то, что постановления Пленума Верховного суда РФ для нижестоящих судов являются рекомендательными.

При написании заявления, ходатайства, жалобы и т.п. вам пригодится совет нашего многолетнего сотрудника Савченко А.А., более десяти лет отвечавшего на письма заключенных:

«Писать что бы то ни было (заявление, ходатайство, жалобу, письмо и т.п.) нужно аккуратно, коротко, ясно по смыслу и грамотно. Это надо и понять, и запомнить. Плохо написано – плохо прочитано и плохо понято. Вам надо наилучшим образом сделать то, что прямо зависит от вас. Как говорят в таких случаях: делай, как должно, и пусть будет, что будет. Хорошо написанная на русском языке жалоба важнее, чем можно себе представить, и важнее знания юриспруденции в вашем положении; всякий судья или прокурор, любой чиновник, к которому вы обратитесь, будет грамотнее вас по определению: ВЫ жалуетесь ему – а не он вам. Если вы будете судью, например, учить и тыкать куда-то носом (в закон, комментарии, постановления и т.п.), написав свой текст неграмотно и неясно, то, вполне вероятно, что вы получите результат не тот, какой ждете, хотя у вас всё было написано правильно с точки зрения закона».

Наш товарищ Андрей Андреевич Савченко скоропостижно скончался 12 июля 2011 г.

Этой брошюрой  мы продолжаем его многолетний труд и посвящаем её памятиАндрея Андреевича Савченко.

УСПЕХА ВАМ!

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 21 декабря 2010 г. N 28

О СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Источники публикации: «Российская газета», N 296, 30.12.2010,

«Бюллетень Верховного Суда РФ», N 2, февраль, 2011.

В связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство судебной экспертизы по уголовным делам, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,

постановляет:

1. Обратить внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос специалиста.

2. Согласно положениям части 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспер­т­ную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

3. В целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении — вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспер­т­ного учреждения поручено производство экспертизы.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения.

В случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, разъяснение прав и обязанностей, предусмотренных статьей 57 УПК РФ, возлагается на суд, принявший решение о назначении экспертизы.

4. Вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний.

Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осу­ще­ствляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место убий­ство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается.

5. В тех случаях, когда в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем определенную территорию, невозможно производство судебной экспертизы в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности или надлежащей материально-технической базы либо специальных условий для выполнения исследований, а также при наличии обстоятельств, указанных в статье 70 УПК РФ, т.е. когда все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории не могут выступить в этом качестве, ее производство может быть поручено государственным судебно-экспертным учреждениям, обслуживающим другие территории, негосударс­т­венному судебно-экспертному учреждению или лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, в том числе сотруднику научно-иссле­до­ва­тель­ского учреждения, вуза, иной организации, обладающему специальными зна­ниями и имеющему в распоряжении необходимое экспертное оборудование.

В определении (постановлении) о назначении экспертизы суду следует мотивировать поручение исследований экспертным учреждениям либо конкретному лицу.

6. Справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы.

Указанные положения не препятствуют приобщению к материалам уголовного дела и использованию в процессе доказывания заключения специалиста, полученного в соответствии с частью 3 статьи 80 УПК РФ.

7. По смыслу уголовно-процессуального закона, согласие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, на проведение в отношении его судебной экспертизы не требуется.

Вместе с тем, суду следует обеспечить лицу, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, возможность участвовать в судебном заседании при решении вопроса о проведении в отношении него судебной экспертизы и самостоятельно реализовать права, предусмотренные частью 1 статьи 198 УПК РФ, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом.

Недопустимо назначение и производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5 статьи 196 УПК РФ, а также в соответствии с частью 5 статьи 56, частью 4 статьи 195 УПК РФ в отношении свидетеля без их согласия либо согласия их закон­ных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

8. Исходя из положений, указанных в пунктах 5, 9, 11 части 2 статьи 42, статьи 198 УПК РФ, суду надлежит обеспечить потерпевшему возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; право заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Свидетель пользуется такими же правами, как и потерпевший, лишь при условии назначения и производства судебной экспертизы в отношении его самого.

Участники судебного разбирательства по их ходатайствам с согласия суда вправе присутствовать при производстве экспертного исследования, производимого вне зала судебного заседания, за исключением случаев, когда суд по ходатайству эксперта сочтет, что данное присутствие будет препятствовать производству экспертизы. Факт присутствия участника судебного разбирательства при производстве судебной экспертизы вне зала судебного заседания следует отразить в заключении эксперта.

9. Разъяснить судам, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол.

10. В описательной части судебного решения о помещении подозреваемого или обвиняемого в соответствующее медицинское учреждение для стационарного обследования при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании статьи 203 УПК РФ, следует обосновать такое решение, а в резолютивной части указать, в какое именно учреждение лицо направляется для обследования.

11. Согласно части 1 статьи 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней. В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд по месту нахождения указанного стационара не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока. Такое ходатайство подлежит рассмотрению по правилам статьи 165 УПК РФ.

Лицу, в отношении которого решается вопрос о помещении в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-пси­хи­ат­ри­ческой экспертизы либо о продлении срока его пребывания в медицинском стационаре, следует обеспечить возможность участия в судебном заседании и реализации предусмотренных уголовно-процессуальным законом прав, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом.

В течение трех дней со дня получения ходатайства о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре судье следует вынести постановление и уведомить эксперта или комиссию экспертов о принятом решении. В случае отказа в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре, оно подлежит выписке из него.

В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском стационаре. Общий срок пребывания лица в указанном стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

Руководитель медицинского стационара должен известить лицо, находящееся в указанном стационаре, а также орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, о заявленном ходатайстве и вынесенном судьей решении.

12. В необходимых случаях, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, в соответствии со статьей 201 УПК РФ может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний. Эксперты при этом составляют совместное заключение. В заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты лично он установил и к каким пришел выводам.

Каждый эксперт вправе подписать общее заключение либо ту его часть, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований.

Если эксперт обладает достаточными знаниями, необходимыми для комплексного исследования, он вправе дать единое заключение по исследуемым им вопросам.

Эксперт дает заключение от своего имени на основании исследований, проведенных им в соответствии с его специальными знаниями, и несет за данное им заключение ответственность в установленном законом порядке.

13. В соответствии с частью 1 статьи 207 УПК РФ основаниями для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.

Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.

Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

14. В зависимости от характера вопросов и объема исследуемых материалов дополнительная экспертиза может быть произведена в судебном заседании.

В тех случаях, когда возникает необходимость в разрешении новых вопросов в отношении исследованных ранее объектов, экспертиза назначается в порядке статьи 195 УПК РФ и ее производство поручается, как правило, тому же эксперту, если предстоящее исследование не выходит за рамки его специальных знаний.

15. Согласно части 2 статьи 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

16. По уголовным делам частного обвинения, возбуждаемым по заявлению по­терпевшего или его законного представителя (часть 1 статьи 318 УПК РФ), судья может решить вопрос о назначении экспертизы при подаче ими заявления в суд либо на стадии судебного разбирательства путем вынесения соответствующего постановления. При этом должны быть соблюдены права обвиняемого, подсуди­мого, а также потерпевшего, установленные уголовно-процессуальным законом.

17. Рекомендовать судам в случае производства экспертизы в суде (статья 283 УПК РФ) экспертом, ранее не участвовавшим в деле в этом качестве, в необходимых случаях выносить два процессуальных документа (определения, постановления): первый — о назначении экспертизы, в котором привести данные об эксперте, имея в виду, что эксперт вправе участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, только после вынесения определения о назначении экспертизы, и второй — после выполнения соответствующей процедуры — о постановке вопросов перед экспертом.

Председательствующему в судебном заседании следует принимать предусмотренные законом меры к исследованию в суде обстоятельств, необходимых для дачи экспертом заключения, в том числе, о количестве, объеме и других характеристиках объектов и материалов, необходимых для производства исследований, и лишь после этого предлагать участникам судебного разбирательства представлять в письменном виде вопросы эксперту.

Если подсудимый в силу физических или психических недостатков не может изложить вопросы в письменном виде, участвующий в рассмотрении уголовного дела защитник в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 51 УПК РФ оказывает ему необходимую помощь в выполнении требований части 2 статьи 283 УПК РФ; при наличии таких недостатков у потерпевшего эти требования выполняет его законный представитель или представитель в соответствии со статьей 45 УПК РФ.

Замена производства экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается.

Согласно положениям статьи 283 УПК РФ в определении (постановлении) помимо вопросов, предлагаемых судом на разрешение эксперта, должно быть указано, какие вопросы, представленные участниками судебного разбирательства, судом отклонены с приведением мотивов их отклонения. При этом суд не связан формулировкой и перечнем вопросов, предложенных участниками судебного разбирательства, а также поставленных перед экспертом в процессе предварительного расследования.

18. Обратить внимание судов на то, что в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются заключение и показания эксперта, которые, как и все доказательства (статья 240 УПК РФ), подлежат непосредственному исследованию в судебном заседании (за исключением случаев, предусмотренных разделом Х Уголовно-процессу­ально­го кодекса Российской Федерации).

19. При оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Одновременно следует учитывать квалификацию эксперта, выяснять, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования.

Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения.

Суду надлежит указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться лишь ссылкой в приговоре на его заключение.

Оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке.

20. Обратить внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, также как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.

Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство.

21. Специалист, участвовавший в производстве какого-либо следственного действия, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах его производства в качестве свидетеля. Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля.

22. В силу положений части 4 статьи 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны. При рассмотрении такого ходатайства суду следует проверять, обладает ли данное лицо специальными знаниями в вопросах, являющихся предметом судебного разбирательства.

Суд вправе в соответствии с частью 1 статьи 69, пунктом 3 части 2 статьи 70, частью 2 статьи 71 УПК РФ принять решение об отводе специалиста в случае непредставления документов, свидетельствующих о наличии специальных знаний у лица, о допросе которого в качестве специалиста было заявлено ходатайство, признания этих документов недостаточными либо ввиду некомпетентности, обнаружившейся в ходе его допроса.

23. Возмещение расходов и выплату вознаграждения экспертам, за исключением случаев, когда обязанности исполнялись ими в порядке служебного задания, в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, необходимо производить немедленно по выполнении этими лицами обязанностей независимо от фактического взыскания процессуальных издержек с осужденных (пункт 14 «Инструкции о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд», утвержденной Постановлением Совета Министров РСФСР от 14 июля 1990 г., в редакции Постановлений Правительства Российской Федерации от 2 марта 1993 г. и от 4 марта 2003 г.).

24. Суд апелляционной инстанции вправе назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную (часть 5 статьи 365 УПК РФ). В суде кассационной инстанции непосредственно исследуется заключение эксперта в соответствии с требованиями главы 37 Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации, а в надзорной инстанции проверяется законность и обоснован­ность судебного решения на основании тех доказательств, которые были пре­д­метом исследования в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций.

При наличии сомнений в заключении эксперта, выводы которого повлияли или могли повлиять на правильное разрешение судом вопросов, указанных в части 1 статьи 299 УПК РФ, суд в кассационном, а также с учетом требований статьи 405 УПК РФ в надзорном порядке вправе отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

25. С принятием настоящего Постановления признать не действующим на территории Российской Федерации Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации          В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда РФ                  В.В.ДОРОШКОВ

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 октября 2009 г. N 20

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

НАЗНАЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31)

Первоначальный текст документа опубликован в изданиях: «Российская газета», N 211, 11.11.2009, «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 1, январь, 2010.

Установленный законом порядок назначения уголовных наказаний является важной гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма. Предусмотренными Уголовным кодексом Российской Федерации общими началами назначения наказания, Минимальными стандартными правилами Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, принятые 14 декабря 1990 года), Минимальными стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, принятые 29 ноября 1985 года), закрепляется необходимость обсуждения судом при постановлении приговора вопроса о применении наказания, не связанного с лишением свободы в случаях, когда санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой лицо признается виновным, наряду с лишением свободы предусматриваются более мягкие виды наказания или имеется основанная на законе возможность применения принудительных мер воспитательного характера.

Проведенное в Верховном Суде Российской Федерации изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют правила назначения наказания, лишение свободы за преступления небольшой и средней тяжести назначается в тех случаях, когда суды приходят к выводу о невозможности определения иного вида наказания, и эти решения мотивируются в приговоре.

Вместе с тем некоторыми судами не в полной мере выполняются требования уголовного закона об индивидуализации наказания, допускаются ошибки, связанные с нарушением правил назначения его отдельных видов и обращением приговоров к исполнению.

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике, в целях дальнейшего совершенствования деятельности судов, связанной с назначением и исполнением уголовного наказания, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При индивидуализации уголовного наказания суды в соответствии с частью 3 статьи 60 УК РФ должны учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления.

Характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления — в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

2. В соответствии с положениями статей 6 и 60 УК РФ при назначении наказания необходимо также учитывать сведения о личности виновного, к которым относятся как данные, имеющие юридическое значение в зависимости от состава совершенного преступления или установленных законом особенностей уголовной ответственности и наказания отдельных категорий лиц, так и иные характеризующие личность подсудимого сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении подсудимого, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (жены, родителей, близких родственников).

В силу части 3 статьи 60 УК РФ судам также надлежит учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (например, возможную утрату членами семьи осужденного средств к существованию в силу возраста, состояния здоровья), при этом могут быть приняты во внимание и фактические семейные отношения, не регламентированные Семейным кодексом РФ.

3. Судам следует иметь в виду, что при установлении обстоятельств, предусмотренных как частью 1, так и частью 2 статьи 62 УК РФ, наказание назначается по правилам части второй этой статьи.

4. Обратить внимание судов на то, что исходя из положений части 2 статьи 63 УК РФ обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного. Однако эти же обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания (например, в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего с использованием взрывчатых веществ, квалифицированного по пункту «в» части 2 статьи 111 УК РФ по признаку совершения преступления общеопасным способом, суд не вправе учитывать указанный способ также в качестве отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного пунктом «к» части 1 статей 63 УК РФ).

5. Исходя из положений, предусмотренных статьей 69 УК РФ, смягчающее наказание обстоятельство, признанное судом в отношении каждого из преступлений, образующих совокупность, должно учитываться как при назначении наказания отдельно за каждое преступление, так и при назначении наказания по совокупности преступлений.

При установлении судом наличия по всем вмененным подсудимому преступлениям обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части 1 статьи 61 УК РФ, и отсутствия отягчающих обстоятельств наказание на основании части 2 или части 3 статьи 69 УК РФ должно быть определено путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения наказаний.

6. В соответствии с частью 6 статьи 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все связанные с ней правовые последствия. Исходя из этого суды не должны учитывать в качестве отрицательно характеризующих личность подсудимого данные, свидетельствующие о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей, которые также не могут учитываться при решении вопроса о наличии в содеянном рецидива преступлений (статьи 18, 68 УК РФ).

7. При назначении наказания по совокупности приговоров по правилам, пре­дусмотренным статьей 70 УК РФ, в силу пункта «в» части 4 статьи 18 УК РФ суды, решая вопрос о рецидиве преступлений, не могут учитывать судимости за пре­ступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым пре­до­с­тавлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или от­сро­ч­ка исполнения приговора не отменялись до совершения лицом нового прес­ту­п­ле­ния и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свобо­ды.

Вместе с тем при решении вопроса о рецидиве преступлений не имеет значения, по каким основаниям прежде отменялось условное осуждение — в соответствии с частью 4 или частью 5 статьи 74 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров или в случаях, предусмотренных частью третьей этой статьи, на основании постановления суда.

В случае отмены условного осуждения приговором, которым назначено наказание с применением правил статьи 70 УК РФ, суд при постановлении нового приговора за вновь совершенное преступление, руководствуясь статьей 18 УК РФ, признает в действиях осужденного рецидив преступлений.

Например, если по первому приговору лицо было осуждено за преступление средней тяжести к лишению свободы условно, при вынесении второго приговора за новое преступление суд на основании части 5 статьи 74 УК РФ отменил условное осуждение и назначил наказание в соответствии со статьей 70 УК РФ, то при постановлении третьего приговора за вновь совершенное преступление первая судимость учитывается при определении наличия в действиях лица рецидива преступлений.

В случае совершения лицом умышленного преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания в силу части 7 статьи 79 УК РФ специального решения об отмене условно-досрочного освобождения, в отличие от решения об отмене условного осуждения, не требуется, а наказание подсудимому назначается по правилам, предусмотренным статьей 70 УК РФ.

8. При установлении рецидива преступлений не может считаться судимым лицо, признанное виновным в совершении умышленного преступления по первому приговору, если на момент судебного разбирательства уголовное дело в отношении его подлежало прекращению, например в силу акта об амнистии.

В соответствии с частью 1 статьи 10 УК РФ также не может считаться судимым лицо, отбывшее наказание по первому приговору, если преступность и наказуемость деяния устранены новым уголовным законом.

9. Рецидивом преступлений согласно части 1 статьи 18 УК РФ признается совершение умышленного преступления независимо от его тяжести лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Исходя из этого при назначении наказания судам следует иметь в виду, что совершение умышленного преступления небольшой тяжести лицом, имеющим непогашенную или неснятую судимость за ранее совершенное умышленное преступление средней тяжести либо тяжкое или особо тяжкое преступление, образует рецидив преступлений.

По смыслу статьи 18 УК РФ, совершение особо тяжкого преступления лицом, имеющим судимость за тяжкое преступление, за которое он отбывал лишение свободы, образует опасный рецидив преступлений (часть 2 статьи 18 УК РФ).

Установив в ходе судебного разбирательства, что в содеянном лицом имеется рецидив преступлений, суд должен определить ему срок наказания с учетом правил, предусмотренных статьей 68 УК РФ, а вид исправительного учреждения осужденному к лишению свободы — в соответствии с положениями статьи 58 УК РФ, в том числе и в случае, если в обвинительном заключении (обвинительном акте) отсутствует указание на рецидив преступлений.

10. При назначении в соответствии со статьей 64 УК РФ более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление, суд, обосновывая в описательно-моти­ви­ро­воч­ной части приговора свое решение, должен указать, какие именно смягчающие наказание обстоятельства либо их совокупность признаны исключительными и существенно уменьшающими степень общественной опасности преступления.

Наказание, назначенное в порядке, предусмотренном статьей 64 УК РФ, не может быть меньше нижнего предела, определенного для соответствующих видов наказаний в статьях Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации. Например, определенный осужденному срок лишения свободы в соответствии со статьей 56 УК РФ не должен быть менее двух месяцев, размер штрафа, исчисляемого в денежном выражении, в силу статьи 46 УК РФ не может составлять менее 2500 рублей, а в отношении несовершеннолетних в соответствии со статьей 88 УК РФ — менее 1 тысячи рублей.

При назначении наказания судам следует иметь в виду, что статьей 64 УК РФ не предусмотрена возможность определения более мягкого вида режима исправительного учреждения, чем тот, который установлен статьей 58 УК РФ для отбывания наказания в виде лишения свободы.

11. В соответствии с частью 2 статьи 69 и частью 2 статьи 71 УК РФ при назначении штрафа в качестве основного вида наказания за одно из преступлений, образующих совокупность, суд при сложении наказаний должен указать, что штраф исполняется самостоятельно. Судам также следует иметь в виду, что за одно и то же преступление штраф не может быть назначен в качестве как основного, так и дополнительного вида наказания.

Частями 2 и 3 статьи 32 УИК РФ предусмотрен различный порядок исполнения основного наказания и дополнительного наказания в виде штрафа. Исходя из этого при назначении наказания по совокупности преступлений не допускается сложение сумм штрафа, назначенного в качестве основного вида наказания за одно из совершенных лицом преступлений, и штрафа в качестве дополнительного вида наказания за другое преступление.

12. Учитывая, что взыскание штрафа производится в порядке, установленном Федеральным законом «Об исполнительном производстве», судам необходимо соблюдать положения части 3 статьи 103 указанного Закона, согласно которому суд, назначивший осужденному штраф в качестве основного или дополнительного вида уголовного наказания, должен направить в подразделение судебных приставов вместе с исполнительным листом о взыскании штрафа копию приговора, на основании которого оформлен исполнительный лист, и распоряжение об исполнении приговора.

13. Исходя из положений статей 45 и 47 УК РФ за совершение одного и того же преступления осужденному не могут быть назначены одновременно лишение права занимать определенные должности и лишение права заниматься определенной деятельностью.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может быть назначено на основании части 3 статьи 47 УК РФ в качестве дополнительного вида наказания и в тех случаях, когда оно не предусмотрено санкцией соответствующих статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации либо указано в санкциях в качестве одного из основных видов наказаний (например, наряду с лишением свободы в части 1 статьи 286 УК РФ).

Предусмотренные статьей 47 УК РФ виды наказаний могут быть назначены и тем лицам, которые выполняли соответствующие служебные обязанности временно, по приказу или распоряжению вышестоящего уполномоченного лица либо к моменту постановления приговора уже не занимали должности и не занимались деятельностью, с которыми были связаны совершенные преступления.

Если при назначении в качестве дополнительного вида наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью судом первой или апелляционной инстанции неточно указаны должности или виды деятельности, то суд вышестоящей инстанции вправе внести в приговор соответствующие уточнения, если это не ухудшает положения осужденного.

14. При назначении наказания в виде лишения права занимать определенные должности в качестве основного или дополнительного вида наказания суду следует исходить из того, что данное наказание не предполагает запрет занимать какую-либо конкретную должность (например, главы органа местного самоуправления, начальника штаба воинской части). Поэтому в приговоре должен быть указан не перечень, а определенная конкретными признаками категория должностей, на которую распространяется запрет (например, должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо организационно-распоря­ди­тель­ных или административно-хозяйственных полномочий).

Лишение права заниматься определенной деятельностью состоит в запрете на занятие профессиональной или иной деятельностью лицом, совершившим преступление, характер которого связан с этой деятельностью (например, педагогической, врачебной деятельностью, управлением транспортом, охотой).

15. Дополнительное наказание в виде лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград может быть назначено при осуждении только за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления.

Суд вправе принять мотивированное решение о применении как одного, так и нескольких указанных в статье 48 УК РФ правоограничений (например, при наличии у осужденного воинского звания и государственных наград).

При изменении судом кассационной инстанции квалификации содеянного лицом с тяжкого или особо тяжкого преступления на преступление средней или небольшой тяжести назначенное на основании статьи 48 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград не назначается.

По смыслу статьи 308 УПК РФ, принимая решение о назначении дополнительного наказания, суд в резолютивной части приговора должен указать статью Общей части УК РФ, предусматривающую условия и порядок применения данного вида наказания.

(абзац введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31)

16. Наказание в виде обязательных или исправительных работ применяется судом в случаях, когда оно предусмотрено санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, в том числе при злостном уклонении от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного вида наказания, а также по основаниям, предусмотренным статьями 64 и 80 УК РФ.

При назначении наказания в виде исправительных работ по совокупности преступлений сложение процентов удержаний из заработной платы не допускается.

При назначении наказания в виде исправительных работ по нескольким приговорам могут присоединяться лишь сроки исправительных работ. В этих случаях, назначив за последнее преступление наказание в виде исправительных работ с удержанием из заработной платы определенного процента в доход государства, суд полностью или частично присоединяет к назначенному по последнему приговору наказанию неотбытый срок исправительных работ по предыдущему приговору, оставляя для присоединяемого срока прежний размер удержаний.

Положения части 3 статьи 49, части 4 статьи 50, части 5 статьи 53 УК РФ о замене наказаний в виде обязательных работ, исправительных работ и ограничения свободы в случае злостного уклонения от их отбывания наказанием в виде лишения свободы применяются судом независимо от того, предусмотрено ли наказание в виде лишения свободы санкцией статьи Особенной части УК РФ, по которой было назначено наказание.

(абзац введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31)

17. Обратить внимание судов на то, что для достижения целей исправления условно осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений в течение испытательного срока суд вправе возложить на осужденного исполнение как обязанностей, предусмотренных частью 5 статьи 73 УК РФ, так и других обязанностей, например обязанности в установленный судом срок загладить вред, причиненный преступлением.

При этом судам следует иметь в виду, что в силу части 4 статьи 188 УИК РФ все условно осужденные обязаны отчитываться перед уголовно-испол­ни­тель­ными инспекциями и командованием воинских частей о своем поведении, исполнять возложенные на них обязанности, являться по вызову в уголовно-исполнительную инспекцию, поэтому в приговоре дополнительно возлагать на осужденных указанные обязанности не требуется.

В соответствии с частью 7 статьи 73 УК РФ в течение испытательного срока суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может отменить полностью или частично либо дополнить ранее установленные для условно осужденного обязанности.

При отмене условного осуждения и назначении наказания по совокупности приговоров вид исправительного учреждения назначается с учетом тяжести как преступления, совершенного в период испытательного срока, так и преступления, за совершение которого было постановлено о назначении наказания условно.

(абзац введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31)

18. Признав несовершеннолетнего виновным в совершении преступления небольшой или средней тяжести, суд исходя из положений части 6 статьи 88 и статьи 92 УК РФ, статей 299 и 430 УПК РФ обязан обсудить вопрос о возможности его освобождения от наказания и применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ, условного осуж­дения или назначения наказания, не связанного с лишением свободы, в том числе в случае совершения указанных категорий преступлений лицом в возрасте старше 16 лет либо несовершеннолетним, который ранее был осужден за совершение одного или нескольких таких преступлений и предыдущие приговоры в отношении которого вступили в законную силу.

В соответствии с частью 2 статьи 92 УК РФ несовершеннолетний может быть помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им возраста восемнадцати лет. Исходя из этого не подлежат освобождению от наказания в связи с применением указанной меры воспитательного воздействия лица, совершившие преступление в несовершеннолетнем возрасте, но достигшие совершеннолетия до постановления приговора.

Если несовершеннолетнему в силу положений части 6 статьи 88 УК РФ не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, а санкция статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой он осужден, не предусматривает иного вида наказания, то суду следует назначить ему другой, более мягкий, вид наказания, который может быть назначен несовершеннолетнему с учетом положений части 1 статьи 88 УК РФ. При этом в резолютивной части приговора необходимо указать на применение судом части 6 статьи 88 УК РФ.

19. При назначении осужденному отбывания лишения свободы в колонии-поселении суд в соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должен указать свое решение о том, в каком порядке ему надлежит следовать к месту отбывания наказания: за счет государства самостоятельно в порядке, предусмотренном частями 1 и 2 статьи 75.1 УИК РФ, либо под конвоем.

В силу частей 4 и 7 статьи 75.1 УИК РФ по представлению органа внутренних дел по месту задержания осужденного (пункт 3 части 1 статьи 399 УПК РФ) суд принимает решение о заключении осужденного под стражу и направлении его в колонию-поселение под конвоем в порядке, предусмотренном статьями 75 и 76 УИК РФ, в случаях уклонения осужденного к лишению свободы от следствия или суда, нарушения им меры пресечения или отсутствия у него постоянного места жительства на территории Российской Федерации. В том же порядке направляются в колонию-поселение осужденные, которые до вынесения приговора содержались под стражей, а также осужденные, которые переведены для дальнейшего отбывания наказания в колонию-поселение из исправительных колоний общего или строгого режима в соответствии с пунктами «в» и «г» части 2 статьи 78 УИК РФ (часть 5 статьи 75.1 УИК РФ).

20. В случае задержания осужденного, уклонившегося от получения предписания, предусмотренного частью 1 статьи 75.1 УИК РФ, или не прибывшего к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, суд по месту задержания осужденного в соответствии с частью 4.1 статьи 396, пунктом 18.1 статьи 397 и пунктом 3 части 1 статьи 399 УПК РФ принимает решение о заключении осужденного под стражу не более чем на 30 суток, а также о направлении его в колонию-поселение под конвоем в порядке, установленном статьями 75 и 76 УИК РФ, либо об изменении осужденному вида исправительного учреждения на исправительную колонию общего режима. При этом срок отбывания наказания исчисляется со дня задержания осужденного.

21. Исходя из положений части 4.1 статьи 396, пункта 18.1 статьи 397 и пункта 3 части 1 статьи 399 УПК РФ, части 7 статьи 75.1 УИК РФ решение о заключении под стражу осужденного к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, а также о его направлении к месту отбывания наказания под конвоем в порядке, предусмотренном статьями 75 и 76 УИК РФ, принимается судом после задержания осужденного. Вопрос о розыске осужденного, уклонившегося от получения предписания или не прибывшего к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, не включен в предусмотренный статьей 397 УПК РФ перечень вопросов, подлежащих рассмотрению судом в связи с исполнением приговора.

22. Обратить внимание верховных судов республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судов на необходимость ежегодного обобщения судебной практики назначения уголовных наказаний, анализа вопросов, возникающих при реализации положений закона, и последующего их обсуждения на совещаниях судей, при обучении кандидатов на должности судей и повышении квалификации судей.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации          В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда РФ                  В.В.ДОРОШКОВ

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 февраля 2009 г. N 1

О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЖАЛОБ В ПОРЯДКЕ
СТАТЬИ 125 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.10 N 31, от 09.02.12 N 3)

Первоначальный текст документа опубликован в изданиях: «Российская газета», N 27, 18.02.2009, «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 4, апрель, 2009.

Право обжалования решений и действий (бездействия) должностных лиц в досудебном производстве как гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве установлено статьей 46 Конституции Российской Федерации.

Обобщение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют положения статьи 125 УПК РФ. Однако при разрешении судами жалоб возникают неясные и спорные вопросы, требующие разъяснения. В целях единообразного применения закона Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,

постановляет:

1. Судам следует иметь в виду, что исходя из общих положений уголовно-процессуального законодательства рассмотрение жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ происходит в форме осуществления правосудия по правилам состязательного судопроизводства в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных статьей 241 УПК РФ.

Судьям надлежит на основе имеющихся данных и дополнительно представленных материалов проверять законность решений и действий (бездействия) должностных лиц, указанных в части 1 статьи 125 УПК РФ, касающихся заявленных требований граждан об устранении допущенных нарушений, ущемляющих их права и свободы.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных заявителем.

При проверке законности и обоснованности решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния.

2. Разъяснить судам, что помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

К иным решениям и действиям (бездействию), способным причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, следует относить, например, постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, о производстве выплат или возврате имущества реабилитированному, об отказе в назначении защитника, в допуске законного представителя, об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения, за исключением залога, домашнего ареста и заключения под стражу, которые применяются по решению суда.

К затрудняющим доступ граждан к правосудию следует относить такие действия (бездействие) либо решения должностных лиц, ограничивающие права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, которые создают гражданину препятствие для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права. К ним относятся, например, отказ в признании лица потерпевшим, отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке этих сообщений, постановление о приостановлении предварительного следствия и другие.

3. Закон гарантирует участникам уголовного судопроизводства и иным лицам, в отношении которых допущены нарушения их прав и свобод, возможность обжалования в суд решений и действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и определяет, чьи решения и действия (бездействие) могут быть обжалованы в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ. Исходя из того, что рассматривают сообщения о преступлении, принимают решения об отказе в приеме сообщения о преступлении, о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела также другие должностные лица и органы, например начальник подразделения дознания (часть 2 статьи 40.1 УПК РФ) и органы дознания (часть 1 статьи 144, часть 1 статьи 145, часть 1 статьи 146, часть 1 статьи 148 УПК РФ), заявитель вправе обжаловать и их действия.

Вместе с тем не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу (например, прокурора, поддерживающего государственное обвинение в суде, начальника следственного изолятора). Не подлежат рассмотрению судом жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов прокуратуры, связанные с рассмотрением надзорных жалоб на вступившие в законную силу судебные решения.

4. Исходя из положений части 1 статьи 125 УПК РФ могут быть обжалованы решения и действия (бездействие) должностных лиц в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования.

В связи с этим судам следует иметь в виду, что по смыслу части 3 статьи 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в порядке статьи 125 УПК РФ могут быть также обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

5. По смыслу статей 123 и 125 УПК РФ жалобу на процессуальные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора вправе подать любой участник уголовного судопроизводства или иное лицо в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы, а также действующий в интересах заявителя защитник, законный представитель или представитель. Представителем заявителя может быть лицо, не принимавшее участия в досудебном производстве, в связи с которым подана жалоба, но уполномоченный заявителем на подачу жалобы и (или) участие в ее рассмотрении судом.

Правом на обжалование решений и действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, обладают иные лица в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их права и законные интересы. Ими могут быть, например, поручитель (статья 103 УПК РФ), лицо, которому несовершеннолетний отдан под присмотр (часть 1 статьи 105 УПК РФ), залогодатель (статья 106 УПК РФ), заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела (часть 5 статьи 148 УПК РФ), лицо, чье имущество изъято или повреждено в ходе обыска или выемки. Заявителем может быть как физическое лицо, так и представитель юридического лица.

Недопустимы ограничения права на судебное обжалование решений и действий (бездействия), затрагивающих права и законные интересы граждан, лишь на том основании, что они не были признаны в установленном законом порядке участниками уголовного судопроизводства, поскольку обеспечение гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина должно вытекать из фактического положения этого лица, как нуждающегося в обеспечении соответствующего права.

6. В тех случаях, когда место производства предварительного расследования не совпадает с местом совершения деяния, жалоба на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, а также прокурора в порядке статьи 125 УПК РФ рассматривается тем районным судом, который территориально находится в месте производства предварительного расследования, определяемого в соответствии со статьей 152 УПК РФ.

Жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов дознания в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, в которых предусмотрена военная служба, военно-следственных органов и военных прокуратур, поданные в порядке статьи 125 УПК РФ по делам, подсудным военным судам, в соответствии с частью 4 статьи 22 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» рассматриваются гарнизонными военными судами.

7. Рекомендовать судьям в ходе предварительной подготовки к судебному заседанию выяснять, подсудна ли жалоба данному суду, подана ли она надлежащим лицом, имеется ли предмет обжалования в соответствии со статьей 125 УПК РФ, содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения. Решение о назначении судебного заседания оформляется постановлением применительно к требованиям части 2 статьи 227 УПК РФ.

В тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (например, отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не подтверждаются соответствующими документами), жалоба подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков с указанием в постановлении причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд. В таких случаях по смыслу статьи 125 УПК РФ, срок рассмотрения жалобы — 5 суток исчисляется с момента поступления жалобы в суд после устранения препятствий ее рассмотрения.

8. С учетом того, что жалоба на основании статьи 125 УПК РФ может быть подана в суд, а также одновременно на основании статьи 124 УПК РФ — прокурору или руководителю следственного органа, рекомендовать судьям выяснять, не воспользовался ли заявитель правом, предусмотренным статьей 124 УПК РФ, и не имеется ли решения об удовлетворении такой жалобы.

В случае, если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, копия которого направляется заявителю. Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

При несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований, жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 125 УПК РФ.

Если после назначения судебного заседания жалоба отозвана заявителем, судья выносит постановление о прекращении производства по жалобе ввиду отсутствия повода для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решения должностного лица, осуществляющего уголовное преследование.

9. Рекомендовать судьям по поступившей жалобе на действия (бездействие) и решения должностных лиц на досудебных стадиях судопроизводства выяснять, не завершено ли предварительное расследование по уголовному делу.

Если будет установлено, что уголовное дело, по которому поступила жалоба, направлено в суд для рассмотрения по существу либо по делу постановлен приговор или иное окончательное решение, судья принимает к производству и рассматривает лишь жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц, затрагивающие права и законные интересы заявителей, не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному делу. Подлежат рассмотрению жалобы, где ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке (статья 354 УПК РФ).

В остальных случаях судья, в зависимости от того, на какой стадии находится производство по жалобе, выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению или о прекращении производства по жалобе в связи с тем, что предварительное расследование по уголовному делу окончено и уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу. Одновременно с этим заявителю разъясняется, что вопросы о признании незаконными или необоснованными решений и действий (бездействия) должностных лиц на стадии досудебного производства он вправе поставить перед судом в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, а также при рассмотрении дела судом апелляционной или кассационной инстанций. Если судебное решение вступило в законную силу, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению и разъясняет заявителю его право обратиться в суд в порядке статьи 402 УПК РФ.

10. В силу положений части 3 статьи 125 УПК РФ судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя (законного представителя), прокурора, участие которого является обязательным (пункт 8 статьи 37 УПК РФ), руководителя следственного органа, следователя, осуществляющего расследование по делу, по которому принесена жалоба.

Подлежат извещению иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением. К иным лицам относятся, например, потерпевший в случае обжалования обвиняемым постановления о возбуждении уголовного дела; подозреваемый (обвиняемый) в случае обжалования потерпевшим постановления о прекращении уголовного дела; подозреваемый, обвиняемый в случае подачи жалобы в их интересах защитником либо законным представителем.

Извещение указанных лиц допускается, в том числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки и доставки СМС-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер мобильного телефона, на который оно направляется.

(абзац введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 3)

Неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенных лиц не препятствует рассмотрению жалобы на действия и решения должностных лиц, указанных в части 1 статьи 125 УПК РФ. При неявке в судебное заседание по уважительным причинам заявителя и иных лиц, настаивающих на ее рассмотрении с их участием, судья выносит постановление об отложении разбирательства по жалобе и сообщает им о дате и времени ее рассмотрения.

По смыслу статьи 125 УПК РФ должностные лица, чьи действия (бездействие) или решения обжалуются, могут быть при наличии к тому оснований вызваны в суд для выяснения обстоятельств, связанных с доводами жалобы.

11. В случае, если заявитель содержится под стражей в порядке статьи 108 УПК РФ и ходатайствует об участии в рассмотрении его жалобы, поданной на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора по делу, по которому заявитель подозревается или обвиняется в совершении преступления, судье надлежит принять меры, обеспечивающие его участие в судебном заседании, поскольку на основании части 4 статьи 125 УПК РФ заявитель обладает правом обосновать свою жалобу, а в заключение — выступить с репликой.

Если действия (бездействие) и решения должностных лиц (отказ в приеме сообщения о преступлении или о возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, бездействие при проверке этих сообщений, отказ в возбуждении уголовного дела или в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств и др.) обжалуются осужденным, отбывающим уголовное наказание в виде лишения свободы и заявившим ходатайство об участии в судебном разбирательстве по жалобе, суд может обеспечить реализацию права заявителя довести до сведения суда свою позицию по рассматриваемой жалобе путем допуска к участию в судебном заседании его адвоката или представителя, принятия письменных обращений, предоставления права обжалования принятого судебного решения, а также другими, предусмотренными законом способами.

(абзац введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31)

12. Лица, участвующие в судебном заседании, вправе знакомиться с материалами производства по жалобе, а также представлять в суд дополнительные материалы, имеющие отношение к жалобе. При этом судам следует иметь в виду, что разглашение данных, содержащихся в материалах уголовного дела, допускается только в том случае, когда это не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

При подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. Результаты исследования отражаются в протоколе судебного заседания, копии таких материалов хранятся в производстве по жалобе.

13. В силу части 4 статьи 125 УПК РФ судье надлежит разъяснять явившимся по вызову лицам их права и обязанности, в частности их право принимать участие в судебном заседании: заявлять отводы, ходатайства, представлять документы, знакомиться с позицией других лиц, давать по этому поводу объяснения. Заявителю, кроме того, предоставляется право обосновать свою жалобу и выступить с репликой.

14. Проверяя законность и обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (часть 1 статьи 148 УПК РФ), судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении (статьи 20, 144, 145 и 151 УПК РФ), а также принято ли уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его вынесении требования статьи 148 УПК РФ. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, которое направляет для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, и уведомляет об этом заявителя (часть 7 статьи 148 УПК РФ).

15. Если заявитель обжалует постановление о прекращении уголовного дела, то при рассмотрении такой жалобы судья, не давая оценки имеющимся в деле доказательствам, должен выяснять, проверены ли и учтены ли дознавателем, следователем или руководителем следственного органа все обстоятельства, на которые указывает в жалобе заявитель, и могли ли эти обстоятельства повлиять на вывод о наличии оснований для прекращения уголовного дела. При этом по результатам разрешения такой жалобы судья не вправе делать выводы о доказанности или недоказанности вины, о допустимости или недопустимости доказательств.

16. При рассмотрении доводов жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу.

При этом судья не вправе давать правовую оценку действиям подозреваемого, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, поскольку эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства уголовного дела.

17. При рассмотрении жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ на отказ следователя и дознавателя в удовлетворении ходатайств подозреваемого или обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика или их представителей об установлении посредством допроса свидетелей, производства судебной экспертизы и других следственных действий обстоятельств, имеющих, по мнению заявителей, значение для уголовного дела, судья проверяет, не были ли нарушены права участников уголовного судопроизводства при принятии такого решения (часть 4 статьи 159 УПК РФ). При этом судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу.

18. Жалоба на постановление прокурора об отказе в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств подлежит рассмотрению в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК РФ.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31)

В тех случаях, когда лицо, отбывающее наказание по вступившему в законную силу приговору, не согласно с решением прокурора, который после проведен­ной проверки прекратил возбужденное им производство на основании статьи 415 УПК РФ, заинтересованное лицо в соответствии с частью 3 статьи 416 УПК РФ вправе обжаловать решение прокурора в суд, правомочный решать вопрос о во­зобновлении производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств согласно статье 417 УПК РФ, а не в порядке статьи 125 УПК РФ.

19. Исходя из положений статьи 123 УПК РФ, устанавливающей право на обжалование решений и действий (бездействия) прокурора, в порядке статьи 125 УПК РФ может быть обжаловано решение прокурора о применении меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу лица для обеспечения его возможной выдачи по запросу иностранного государства, принятое на основании судебного решения этого государства о заключении его под стражу (часть 2 статьи 466 УПК РФ). При этом судья не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения прокурора законодательству и международным договорам Российской Федерации.

20. Если состоявшееся судебное решение в порядке статьи 125 УПК РФ не исполняется следственными органами, заявитель вправе обратиться с жалобой на их бездействие. В этих случаях, а также когда при судебном рассмотрении жалобы будут выявлены иные нарушения прав и свобод граждан и юридических лиц, рекомендовать судам в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ выносить частное определение (постановление), в котором обращать внимание должностных лиц на допущенные нарушения закона, требующие принятия соответствующих мер.

21. При вынесении постановления о признании процессуального действия (бездействия) или решения должностного лица незаконным или необоснованным (пункт 1 части 5 статьи 125 УПК РФ) судье следует указать, что он обязывает это должностное лицо устранить допущенное нарушение (часть 7 статьи 148 УПК РФ и часть 2 статьи 214 УПК РФ). Вместе с тем судья не вправе предопределять действия должностного лица, осуществляющего расследование, отменять либо обязывать его отменить решение, признанное им незаконным или необоснованным.

22. Разъяснить судам, что на основании пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозгласивших право каждого на компетентный, независимый и беспристрастный суд, а также по смыслу части 1 статьи 63 УПК РФ судья не может участвовать в повторном рассмотрении жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ в случае отмены первоначально состоявшегося решения по жалобе, вынесенного с его участием.

23. Согласно статье 127 УПК РФ не вступившее в законную силу постановление судьи, принятое по жалобе, может быть обжаловано в порядке, установленном главами 43 и 45 УПК РФ, а вступившее в законную силу постановление судьи — в надзорном порядке, установленном главой 48 УПК РФ.

Разъяснить судам, что лицо, содержащееся под стражей или отбывающее наказание в виде лишения свободы, вправе непосредственно участвовать в судебном заседании при рассмотрении кассационной жалобы или представления прокурора на решение в порядке статьи 125 УПК РФ либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме его участия в судебном заседании решается судом. При этом суду кассационной инстанции надлежит принимать меры для предоставления заявителю возможности довести до суда свою позицию, например путем подачи дополнительной кассационной жалобы, письменных объяснений, допуска к участию в деле адвоката или иных представителей.

24. Если после направления в суд уголовного дела для его рассмотрения по первой инстанции, в суд кассационной или надзорной инстанции поступит жалоба на постановление судьи, которое было принято по жалобе заявителя на действия (бездействие) или решения дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора по этому делу, такая жалоба подлежит рассмотрению в кассационном или надзорном порядке с принятием решения, указанного соответственно в статье 378 или в статье 408 УПК РФ.

25. В тех случаях, когда после вступления в законную силу решения судьи, принятого в порядке статьи 125 УПК РФ, в суд поступит жалоба на решение прокурора, руководителя следственного органа, принятое по жалобе заявителя, поданной в порядке статьи 124 УПК РФ, об отказе в возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела и по другим вопросам, по которым уже состоялось судебное решение, судье надлежит отказать в приеме такой жалобы, если в ней не содержатся новые обстоятельства, которые не были исследованы в судебном заседании.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации          В.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда РФ                  В.ДОРОШКОВ

Постановление Европейского суда по правам человека от 17.06.2010 «Дело Логвиненко (Logvinenko) против РФ»[1]

Постановление на русском языке опубликовано в издании: Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2011. N 1. С. 3, 93-99.

 (Жалоба N 44511/04)  (Страсбург, 17 июня 2010 года)

По делу «Логвиненко против Российской Федерации» Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич, Анатолия Ковлера, Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса, Джорджио Малинверни, Георга Николау, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 27 мая 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой N 44511/04, поданной против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека (далее — Европейский суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Виктором Анатольевичем Логвиненко (далее — заявитель) 22 ноября 2004 г.

2. Интересы заявителя представлял В. Костюшев, адвокат, практикующий в г. Иваново. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявитель утверждал, в частности, что его содержание под стражей в период с 23 сентября по 1 декабря 2005 г. было незаконным и что продолжительность его предварительного заключения противоречила требованию о «разумном сроке».

4. 9 октября 2008 г. председатель Первой секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражение властей Российской Федерации, Европейский суд отклонил его.

ФАКТЫ

I. Обстоятельства дела

6. Заявитель родился в 1984 году и отбывает наказание в виде лишения свободы в Ивановской области.

A. Задержание заявителя и первый этап рассмотрения дела в суде

7. 2 января 2002 г. заявитель был задержан по подозрению в совершении убийства[2].

8. 5 января 2002 г. прокуратура санкционировала заключение заявителя под стражу на период проведения расследования. Срок содержания заявителя под стражей несколько раз продлевался. Стороны не представили копии соответствующих постановлений суда. Как заявляют власти Российской Федерации, при решении вопроса о предварительном заключении заявителя национальные власти учитывали, что он обвинялся в совершении особо тяжких преступлений, включая два эпизода убийства, и что он мог скрыться или воспрепятствовать производству по уголовному делу в случае освобождения.

9. 26 июня 2003 г. областной суд санкционировал содержание заявителя под стражей на период ознакомления с материалами дела. В частности, суд отметил:

«…[заявитель] обвиняется в совершении нескольких преступлений, включая особо тяжкие. Содержание его под стражей по-прежнему необходимо. Суд не считает возможным избрать иную меру пресечения…

Представленные материалы свидетельствуют о том, что… в школе личность [заявителя] характеризовалась положительно. Заявитель был судим. В мае 2001 г. Ленинский районный суд г. Иваново признал его виновным в совершении грабежа, вымогательства и кражи и назначил ему условное наказание. Его судимость была снята на основании акта амнистии. Он также привлекался к административной ответственности за совершение административных правонарушений. С места жительства заявителя были получены отрицательные характеристики. Его родители не способны контролировать его поведение. Его поведение является общественно опасным. Он [неоднократно] не соблюдал внутренние правила следственного изолятора.

При таких обстоятельствах суд полагает, что заявитель должен содержаться под стражей в период ознакомления с материалами дела…».

10. 22 апреля 2004 г. Ленинский районный суд г. Иваново рассмотрел дело в отношении шести подсудимых. Районный суд признал заявителя виновным в незаконном проникновении в помещение и убийстве и приговорил его к девяти годам и четырем месяцам лишения свободы.

11. 25 мая 2004 г. Ивановский областной суд оставил приговор в отношении заявителя без изменения. Заявитель и Ф., один из его соподсудимых, подали надзорную жалобу на решения по делу.

12. 23 мая 2005 г. Верховный суд Российской Федерации принял Решение о передаче их надзорной жалобы на рассмотрение суда надзорной инстанции.

13. 22 июня 2005 г. Верховный суд Российской Федерации отменил Решения суда от 22 апреля и 25 мая 2004 г. в отношении заявителя и Ф. и возвратил дело в суд первой инстанции для нового судебного рассмотрения. Кроме того, он продлил, не приводя основания, срок содержания заявителя под стражей в ходе судебного разбирательства до 22 сентября 2005 г.

B. Второй этап рассмотрения дела в суде и содержание заявителя под стражей в ходе судебного разбирательства.

14. 12 июля 2005 г. уголовное дело поступило в Ленинский районный суд г. Иваново.

15. 28 июля 2005 г. районный суд назначил слушание дела на 11 августа 2005 г. и отказал в удовлетворении ходатайства подсудимых об освобождении. В частности, суд отметил:

«Ф. и [заявитель] обвиняются в совершении… особо тяжких преступлений против жизни и здоровья.

В связи с вышеизложенным мера пресечения, избранная в отношении Ф. и [заявителя], оставлена без изменения».

16. 11 августа 2005 г. районный суд приостановил производство по делу из-за неявки адвоката Ф. 8 сентября 2005 г. областной суд признал Постановление от 11 августа 2005 г. незаконным и отменил его.

17. Постановление от 28 июля 2005 г. было оставлено в силе Ивановским областным судом 25 августа 2005 г.

18. 1 декабря 2005 г. районный суд принял Постановление о продлении срока содержания подсудимых под стражей до 12 апреля 2006 г. В частности, суд отметил:

«[Суд] не находит законных оснований для изменения или отмены меры пресечения, ранее избранной в отношении [подсудимых], вследствие того, что не отпали обстоятельства, принятые судом во внимание при избрании меры пресечения. [Подсудимые] обвиняются в совершении особо тяжких преступлений…».

19. 12 января 2006 г. областной суд оставил без изменения Постановление суда от 1 декабря 2005 г. Суд отклонил, в частности, довод заявителя о том, что его содержание под стражей после 23 сентября 2005 г. было незаконным. В частности, суд отметил следующее:

«Суд надзорной инстанции отменил приговор и все последующие судебные решения в отношении [заявителя] и Ф. и постановил возвратить дело на новое судебное рассмотрение в Ленинский районный суд г. Иваново. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. N 4-П он также решил на три месяца продлить срок содержания [заявителя] и Ф. под стражей. Данное Постановление имело силу до проведения предварительного слушания по делу [судом первой инстанции].

После получения материалов дела районный суд рассмотрел вопрос [о содержании подсудимых под стражей] в соответствии [с применимым законодательством]. В соответствии с частью 2 статьи 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации срок содержания под стражей [заявителя] и Ф. должен исчисляться со дня поступления уголовного дела в суд, то есть с 12 июля 2005 г. Как общее правило, срок содержания под стражей не должен превышать шесть месяцев, которые истекают 12 января 2006 г. Часть 3 статьи 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что суд по истечении шести месяцев вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Продление срока содержания под стражей возможно каждый раз не более чем на три месяца. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. части 2 и 3 статьи 255 Уголовно-про­цес­су­аль­ного кодекса Российской Федерации признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации. Жалобы [подсудимых] [на предполагаемое незаконное содержание под стражей] основаны на ошибочном толковании применимых положений уголовно-процессуального законодательства».

20. 2 марта 2006 г. районный суд далее продлил срок содержания подсудимых под стражей до 12 июля 2006 г., указав:

«[Суд] не находит законных оснований для изменения или отмены меры пресечения, ранее избранной в отношении [подсудимых], вследствие того, что не отпали обстоятельства, принятые судом во внимание при избрании меры пресечения. [Подсудимые] обвиняются в совершении особо тяжких преступлений…».

21. 25 апреля 2006 г. областной суд оставил без изменения Постановление суда от 2 марта 2006 г.

22. 7 июня 2006 г. районный суд продлил срок содержания подсудимых под стражей до 12 октября 2006 г. Суд дословно воспроизвел основания для содержания под стражей, приведенные в предыдущих постановлениях. 4 июля 2006 г. областной суд оставил без изменения Постановление от 7 июня 2006 г.

23. 21 августа 2006 г. районный суд признал заявителя виновным в совершении убийства и приговорил его к семи годам лишения свободы.

24. 12 октября 2006 г. областной суд оставил без изменения приговор, вынесенный в отношении заявителя.

II. Применимое национальное законодательство и практика

A. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

25. До 1 июля 2002 г. вопросы уголовного права[3] регулировались Уголовно-процессуальным кодексом Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (Закон от 27 октября 1960 г., далее — старый УПК). С 1 июля 2002 г. старый УПК был заменен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Закон N 174-ФЗ от 18 декабря 2001 г., далее — новый УПК).

26. Конституция России от 12 декабря 1993 г. устанавливает, что для заключения обвиняемого под стражу или продления срока содержания под стражей необходимо судебное решение (статья 22)[4]. Согласно старому УПК решение о заключении под стражу могло быть принято прокурором или судом (статьи 11, 89 и 96). Новый УПК требует вынесения решения районным или городским судом по мотивированному ходатайству прокурора при наличии соответствующих доказательств (части 1, 3 — 6 статьи 108).

27. До 14 марта 2001 г. заключение под стражу применялось по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года[5] (статья 96). Поправками от 14 марта 2001 г. было также отменено положение, допускавшее содержание обвиняемых под стражей исключительно на основании общественной опасности совершенного преступления. Новый УПК воспроизвел измененные положения (часть 1 статьи 97 и часть 1 статьи 108), и в него были внесены положения о том, что обвиняемый не должен заключаться под стражу, если возможно применение более мягкой меры пресечения.

28. В соответствии с новым УПК к «мерам пресечения» относятся подписка о невыезде, личное поручительство, залог и заключение под стражу[6] (статья 98). При необходимости у подозреваемого или обвиняемого может быть взято обязательство о явке (статья 112). Избирая меру пресечения, компетентный орган должен установить, имеются ли «достаточные основания полагать», что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, продолжит заниматься преступной деятельностью или воспрепятствует установлению истины[7] (статья 97). Также должны учитываться тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (статья 99).

29. До 15 июня 2001 г. старый УПК не предусматривал каких-либо сроков содержания под стражей в ходе судебного разбирательства. 15 июня 2001 г. была введена новая статья 239-1, устанавливавшая, что содержание под стражей в ходе судебного разбирательства[8] не может, как правило, превышать шести месяцев с даты поступления дела в суд. Однако при наличии данных о том, что освобождение подсудимого из-под стражи существенно затруднит всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, суд по собственной инициативе либо ходатайству прокурора мог продлить срок содержания подсудимого под стражей не более чем на три месяца. Эти положения не применялись к лицам, обвиняемым в совершении особо тяжких преступлений. Новый УПК устанавливает, что срок содержания под стражей в ходе судебного разбирательства исчисляется с даты поступления дела в суд до даты вынесения приговора. Период содержания под стражей в ходе судебного разбирательства обычно не может превышать шести месяцев, но по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях он может продлеваться неоднократно, каждый раз не более чем на три месяца (части 2 и 3 статьи 255).

B. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

30. Что касается правила, установленного в части 3 статьи 255 нового УПК, Верховный суд обратил внимание судов на то, что в случае принятия решения о продлении срока содержания подсудимого под стражей суд должен указать обоснование необходимости дальнейшего содержания подсудимого под стражей и срок, на который он продлен (пункт 16).

ПРАВО

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции

31. Заявитель жаловался, что в период с 23 сентября по 1 декабря 2005 г. он содержался под стражей в отсутствие решения суда и, следовательно, незаконно. Европейский суд полагает, что жалоба заявителя должна быть рассмотрена с точки зрения подпункта «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает следующее:

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:…

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения».

32. Власти Российской Федерации оспаривали этот довод. По их мнению, заявитель не содержался под стражей в ходе судебного разбирательства без решения суда. Все постановления суда, санкционирующие содержание заявителя под стражей, принимались компетентным судом и были предметом рассмотрения суда кассационной инстанции. Заявитель присутствовал на всех судебных заседаниях. Что касается законности содержания заявителя под стражей в период с 23 сентября по 1 декабря 2005 г., власти Российской Федерации утверждали, что оно осуществлялось на основании судебного Постановления от 28 июля 2005 г., когда районный суд оставил без изменения меру пресечения, избранную ранее в отношении заявителя. Они полагали, что, хотя в Постановлении суда от 28 июля 2005 г. не был установлен срок содержания заявителя под стражей, оно должно было толковаться, в силу применимых уголовно-процессуальных норм, как санкционирующее содержание заявителя под стражей в ходе судебного разбирательства еще в течение шести месяцев. Они ссылались, в частности, на статью 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая устанавливала, что срок содержания подсудимого под стражей в ходе судебного разбирательства не может превышать шесть месяцев и может в дальнейшем продлеваться каждый раз не более чем на три месяца, если подсудимый обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В итоге власти Российской Федерации полагали, что по делу заявителя 28 июля 2005 г. срок содержания под стражей в ходе судебного разбирательства был продлен до 6 января 2006 г. В соответствии с уголовно-процессуальными нормами районный суд 1 декабря 2005 г., то есть до истечения шестимесячного срока, вновь рассмотрел вопрос о содержании заявителя под стражей и на законных основаниях продлил его срок до 12 апреля 2006 г.

33. Заявитель поддержал свою жалобу.

A. Приемлемость жалобы

34. Европейский суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Взыскание за нарушение исключительных прав.

18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности.

Пленум ВС РФ разъяснил судам применение норм о праве на защиту

Второй абзац пункта 4 принятого вчера, 29 ноября 2016 г., и опубликованного сегодня нового Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 55 «О судебном приговоре» содержит следующее положение: «В соответствии с подпунктом «е» пункта 3 статьи 14 Пакта о гражданских и политических правах и подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. С учетом этих положений и в силу части 21 статьи 281 УПК РФ суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, воспроизводить в судебном заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведенных с их участием, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания указанных лиц предусмотренными законом способами (например, в ходе очных ставок с его участием задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним свои возражения)» (подчеркивание добавлено мной).

Напомню, что в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 года № 1 (в редакции от 16 апреля 2013 г.) гарантии права на перекрестный допрос были сформулированы иначе: «В соответствии с пунктами 1 и 3 (d) Статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В этой связи выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления не могут быть основаны исключительно или главным образом (в решающей степени) на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего или свидетеля, если обвиняемый (подсудимый) в стадии предварительного расследования либо предыдущих судебных заседаниях не имел возможности оспорить эти показания (например, допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задавать ему вопросы, высказать свои возражения в случае несогласия с показаниями)» (подчеркивание также добавлено мной).

Как видим, фактически исключена оговорка, ограничивавшая столько высокую гарантию права на перекрестный допрос как предоставление собственно возможности допросить свидетеля (например, в ходе очной ставки) показаниями, исключительно или в решающей степени важными для вывода о виновности в совершении преступления. Хотя кому-то это может показаться странным, право на перекрестный допрос в принципе в ряде случаев может быть обеспечено и без предоставления права собственно допросить свидетеля. Другими словами, ограничения прав защиты, вызванные отсутствием возможности допросить как в судебном заседании, так и на предварительном следствии свидетеля, показания которого положены в основу вывода о виновности лица в совершении преступления, могут быть компенсированы без ущерба для справедливости всего судебного разбирательства в целом по смыслу статьи 6 Конвенции. В частности, суд может придать таким показаниям меньшее доказательственное значение, процесс дачи таких показаний может быть зафиксирован с помощью видеоаудиозаписи, что позволило бы защите и суду увидеть процесс дачи показаний при просмотре этой записи и сформировать свое собственное мнение об их достоверности, может быть значительное число других доказательств, подтверждающих достоверность таких показаний, в отношении которых — этих других доказательств — защита имела возможность эффективно реализовать право их опровержения. Всё это следует из практики Европейского Суда правам человека. В качестве наиболее свежего и наиболее важного по этому вопросу см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Шатшашвили против Германии» (Schatschaschwili v. Germany, жалоба N 9154/10) от 15 декабря 2015 г. Таким образом, фактически Верховный Суд РФ повысил уровень гарантий права на допрос свидетеля, показывающего против лица, которому предъявлено уголовное обвинение, выше минимального уровня, установленного статьей 6 Конвенции в её толковании Страсбургским Судом. И намного выше этого уровня. Во всяком случае, если новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ действительно будет пониматься на практике как запрещающее оглашение и использование показаний не явившегося в суд свидетеля (потерпевшего), с которым на предварительном следствии не проводилась очная ставка или другое следственное действие, в ходе которого можно поставить свои вопросы перед свидетелем (потерпевшим), зная при этом, какие именно показания были им даны.

Кстати, такое повышение гарантий этого права уже предлагалось ранее. Оно было включено в проект Постановления Пленума Верховного Суда РФ 2013 г. о применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней. Однако в принятом варианте Постановления его не оказалось. И всё ограничилось названным выше изменением в апреле 2013 г. Постановления «О судебном приговоре».

Важные положения, также касающиеся права на справедливое судебное разбирательство, содержатся и в п.п. 10, 12—14 нового Постановления Пленума:

«[К]огда <…> подсудимый обращался с <…> заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления <…> права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката <…>; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав»;

«Если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний тем, что они были даны под принуждением в связи с применением к нему недозволенных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого. При этом <…> бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что показания подсудимого были получены с нарушением требований закона, лежит на прокуроре (государственном обвинителе), по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия. <…> Если в ходе судебного разбирательства доводы подсудимого о даче им показаний под воздействием недозволенных методов ведения расследования не опровергнуты, то такие показания не могут быть использованы в доказывании».

Метки Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Пленум стал важным шагом на пути защиты прав человека в в суд с требованиями, связанными с нарушением условий содержания.