гражданской ответственности владельцев транспортных средств по тексту — постановление Пленума Верховного Суда Российской.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2018 по делу N 78-КГ18-20

Доплата страхового возмещения не освобождает страховщика от ответственности за нарушение сроков, установленных для производства страховой выплаты

Заявитель обратился в суд с иском о взыскании со страховой компании неустойки за просрочку выплаты страхового возмещения, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи по досудебному урегулированию спора и на оплату услуг представителя.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 21 статьи 12, пунктом 1 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО), исходил из того, что ответчик выплатил страховое возмещение на двадцатый день после обращения истца с заявлением о страховой выплате и произвел доплату страхового возмещения на четвертый день после получения от истца претензии, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика неустойки, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи по досудебному урегулированию спора.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции, указав, что обязанность по выплате страхового возмещения исполнена страховой компанией в полном объеме в установленные законом сроки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит обжалуемые судебные постановления принятыми с существенным нарушением норм материального права.

Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу пункта 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО (здесь и далее — в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) предусмотрено, что в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате.

При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с данным федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

В абзаце втором пункта 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что неустойка исчисляется со дня, следующего за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору.

Аналогичные разъяснения содержатся в абзаце втором пункта 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В соответствии с пунктом 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страховой выплаты, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Страховщик освобождается от обязанности уплаты неустойки (пени), суммы финансовой санкции и (или) штрафа, если обязательства страховщика были исполнены в порядке и в сроки, которые установлены Законом об ОСАГО, а также если страховщик докажет, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего (пункт 5 статьи 16.1 Закона об ОСАГО).

Из содержания приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ следует, что обязанность по правильному определению суммы страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему, лежит на страховщике, при этом невыплата страховщиком всей суммы страхового возмещения по истечении срока, установленного пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, уже свидетельствует о несоблюдении срока осуществления страховой выплаты, а доплата страхового возмещения в порядке урегулирования претензии, поданной в соответствии с требованиями статьи 16.1 Закона об ОСАГО, не освобождает страховщика от ответственности за нарушение сроков, установленных пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО для производства страховой выплаты.

Таким образом, указав на доплату страховой компанией страхового возмещения и не установив обстоятельств, свидетельствующих о том, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего, суд первой инстанции неправомерно освободил страховщика от гражданско-правовой ответственности за нарушение принятого на себя обязательства. Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ апелляционное определение отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 июня 2018 года N 20 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации поправок к проекту федерального закона N 383208-7 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Верховный Суд РФ продолжает работу по модернизации процессуального законодательства в рамках создания самостоятельных кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции

Поправки подготовлены Верховным Судом РФ в связи с принятием Госдумой в первом чтении проекта Федерального конституционного закона N 374020-7 «О внесении изменений в федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции», которым предусмотрено создание самостоятельных кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, не связанных рамками административно-территориального деления субъектов РФ, а также апелляционного и кассационного военных судов.

Предлагаемыми поправками вносятся изменения в положения раздела I «Общие положения» и глав 39, 41 Гражданского процессуального кодекса РФ, положения разделов I, III, IV, VI, VII Кодекса административного судопроизводства РФ, устанавливающие полномочия создаваемых кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, апелляционного и кассационного военных судов, а также порядок рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб, представлений на судебные акты, вынесенные по гражданским и административным делам.

Поправками определяются сроки и порядок подачи апелляционных, кассационных жалоб, представлений, сроки и порядок рассмотрения кассационных жалобы, представления с делом в судебном заседании суда кассационной инстанции, основания для отмены или изменения судебных постановлений (судебных актов) в кассационном порядке.

Также предлагаются изменения в положения Арбитражного процессуального кодекса РФ, направленные на унификацию изменений процессуального законодательства, разработанных в связи с принятием проекта Федерального конституционного закона N 374020-7.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Гражданское право. Лекция 33. Возмещение вреда. Неосновательное обогащение

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев.

Пленум Верховного Суда РФ [Пленум Верховного Суда Российской Федерации]

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

29.11.2017 г.

N 45

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ

ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

ПРИ РАЗРЕШЕНИИ СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ

ИЗ ДОГОВОРА СТРАХОВАНИЯ

В целях обеспечения единообразного и правильного применения судами законодательства, регулирующего отношения в сфере страхования, руководствуясь статьей 17 Закона Республики Узбекистан «О судах» Пленум Верховного суда Республики Узбекистан ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. При разрешении споров, вытекающих из договоров страхования, судам следует руководствоваться Гражданским кодексом Республики Узбекистан (далее — ГК), законами Республики Узбекистан «О договорно-правовой базе деятельности хозяйствующих субъектов», «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», «Об обязательном страховании гражданской ответственности работодателя», «Об обязательном государственном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика», Экономическим процессуальным кодексом Республики Узбекистан, Гражданским процессуальным кодексом Республики Узбекистан, а также иными нормативно-правовыми актами, регулирующими отношения в сфере страхования.

2. В соответствии со статьей 914 ГК страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

При имущественном страховании страховщик обязуется при наступлении страхового случая выплатить страховое возмещение, то есть возместить страхователю (выгодоприобретателю) причиненные вследствие такого случая убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя в пределах страховой суммы.

Личное страхование же предполагает обязательство страховщика выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную страховую сумму в случае причинения вреда жизни или здоровью страхователя (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного, предусмотренного договором страхового случая.

Статья 927 ГК содержит требование к форме договора страхования, согласно которому такой договор должен быть заключен в письменной форме.

Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления подписанного страховщиком страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции) и содержащего условия договора страхования.

Несоблюдение требования к форме договора страхования влечет его недействительность.

2.1. При разрешении споров, вытекающих из договора страхования, судам необходимо учитывать, что к договору страхования в той его части, в которой он заключен на условиях стандартных правил страхования, разработанных страховщиком, подлежат применению правила статьи 360 ГК о договоре присоединения.

2.2. Обратить внимание судов, что при заключении договора страхования путем вручения страховщиком подписанного им страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), содержащего условия договора страхования, согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика указанных документов и уплатой страховой премии либо — при внесении страховой премии в рассрочку — уплатой первого взноса.

3. Размер страховой суммы является одним из существенных условий договора страхования, предусмотренных в части первой статьи 929 ГК.

Страховая сумма определяется по соглашению сторон договора страхования и в силу части второй статьи 934 ГК при страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, не должна превышать их действительной стоимости (страховой стоимости).

Обратить внимание судов, что в силу части первой статьи 938 ГК, если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. В этом случае излишне уплаченная часть страховой премии возврату не подлежит.

4. В соответствии с частью первой статьи 931 ГК при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные ему на момент заключения такого договора обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска).

Обратить внимание судов, что под обстоятельствами, имеющими существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления, следует понимать обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (полиса), переданных страхователю правилах страхования или в его письменном запросе, которые имеют значение для оценки страховщиком принимаемого на себя риска.

5. Согласно статье 932 ГК при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости — организовать проведение оценки в целях установления его действительной стоимости, а при заключении договора личного страхования — произвести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния здоровья.

В силу части второй статьи 935 ГК страховая стоимость имущества не может быть оспорена, если при заключении договора страхования между сторонами достигнуто соглашение о ее размере.

Вместе с тем, если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был страхователем умышленно введен в заблуждение относительно его стоимости, то страховая стоимость имущества может быть оспорена.

6. Судам следует иметь в виду, что условия договора добровольного страхования имущества могут предусматривать положения, исключающие выплату страхового возмещения, если размер убытков, возникших в результате наступления страхового случая у страхователя (выгодоприобретателя), не превышает или менее определенного договором страхования размера убытков (франшиза). Франшиза может устанавливаться в виде определенного процента или в фиксированном размере.

7. В силу статьи 947 ГК срок действия договора страхования, если в нем не предусмотреноиное, начинает течь с момента вступления его в силу, то есть в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса, и его условия распространяются на страховые случаи, произошедшие после его вступления в силу, если в договоре не предусмотрен иной срок начала действия страхования.

8. В соответствии с частью четвертой статьи 942 ГК, если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов.

В качестве таких последствий договор страхования, в частности, может содержать условие о праве страховщика требовать расторжения договора страхования или об одностороннем отказе от исполнения обязательств в случае неуплаты очередного страхового взноса. В этом случае, если законом или договором не предусмотрено иное, уплаченная страховая премия не подлежит возврату.

8.1. Обратить внимание судов, что наличие в договоре страхования условия о его расторжении в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от обязанностей по исполнению договора страхования, если страховой случай произошел до даты внесения очередного взноса, уплата которого просрочена. В этом случае страховщик вправе ограничить размер подлежащих выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования или страховой суммы по договору личного страхования суммой, пропорциональной уплаченной ему части страховой премии, и зачесть сумму просроченного страхового взноса.

8.2. Если договор страхования содержит условие о праве страховщика требовать расторжения договора в случае неуплаты очередного страхового взноса и при наступлении такого обстоятельства страховщик не воспользовался этим правом, он не может отказать в выплате страхового возмещения, однако, вправе ограничить размер подлежащих выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования или страховой суммы по договору личного страхования суммой, пропорциональной уплаченной ему части страховой премии, и зачесть сумму просроченного страхового взноса.

8.3. Страховщик, не выразивший волю на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору страхования в связи с неуплатой очередного страхового взноса, вправе в пределах срока действия договора обратиться в суд с требованием о взыскании просроченного страхователем очередного страхового взноса.

Обратить внимание судов, что правило, предусмотренное вабзаце первом настоящего пункта, не применяется, если условиями договора страхования предусмотрено единовременная выплата страховой премии или страхователем не произведена выплата первого взноса при условии оплаты страховой премии в рассрочку.

9. В силу статьи 917 ГК имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законодательстве или договоре интерес в сохранении этого имущества.

Под имуществом, подлежащим страхованию по договору страхования имущества, понимаются такие объекты гражданских прав из указанных в статье 81 ГК, в отношении которых может существовать законный интерес в сохранении, то есть они могут быть утрачены (полностью или частично) либо повреждены в результате события, обладающего признаками вероятности и случайности его наступления, и вред, причиненный которым, имеет прямую денежную оценку.

При страховании имущества объектом страхования выступает имущественный интерес, связанный с риском утраты (гибели), недостачи или повреждения имущества, принадлежащего страхователю (выгодоприобретателю) на основании закона или сделки.

В случае, если страховщиком в соответствии с частью второй статьи 917 ГК заявлено требование о недействительности заключенного им договора страхования имущества в связи с отсутствием у страхователя (выгодоприобретателя) интереса в сохранении застрахованного имущества, обязанность доказывания отсутствия интереса у лица, в пользу которого заключен договор страхования, возлагается на страховщика.

10. При заключении договора страхования заложенного имущества в соответствии со статьей 917 ГК залогодержатель должен иметь интерес в сохранении имущества для себя и обеспечении его сохранности с тем, чтобы при неисполнении обязательства, обеспеченного залогом, удовлетворить свои интересы за счет стоимости заложенного имущества. В этом случае залогодержатель выступает выгодоприобретателем по договору страхования.

11. По договору имущественного страхования страховым случаем понимается предусмотренное договором совершившееся событие, с наступлением которого возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение.

Страховой случай включает в себя событие, на случай наступления которого производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между наступлением события и вредом, и считается наступившим с момента причинения вреда (недостача или повреждение застрахованного имущества, его утрата либо гибель, и пр.) в результате события, на случай наступления которого производилось страхование.

11.1. Если событие, на случай наступления которого производилось страхование, наступило в период действия договора, а причиненный вред выявлен после истечения срока действия договора, лицо, в пользу которого заключен договор страхования (страхователь, выгодоприобретатель), имеет право на страховую выплату, если вред причинен либо начал причиняться в период действия договора. В этом случае обязанность доказывания причинения вреда или начала его причинения в период действия договора страхования возлагается на страхователя (выгодоприобретателя).

Если по обстоятельствам дела момент причинения вреда не может быть достоверно определен, вред считается причиненным в момент его выявления.

11.2. В случае, если событие, на случай наступления которого производилось страхование, наступило в период действия договора, а вред начал причиняться по истечении срока его действия, страховой случай считается наступившим и страховщик несет обязанность по выплате страхового возмещения при условии соблюдения страхователем правил статьи 951 ГК.

11.3. Предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование, должно обладать признаками вероятности и случайности. При этом событие признается случайным, если при заключении договора страхования участники договора не знали и не должны были знать о его наступлении либо о том, что оно не может наступить.

12. Статьей 951 ГК предусмотрена обязанность страхователя (выгодоприобретателя) уведомить страховщика о наступлении страхового случая в сроки и способом, которые установлены договором имущественного страхования.

Судам следует иметь в виду, что на страхователя возлагается обязанность лишь по уведомлению о наступлении страхового случая определенным способом и в определенное время. Законом не возлагается на страхователя (выгодоприобретателя) обязанность по представлению одновременно с этим уведомлением всех необходимых для получения страховой суммы документов.

Неисполнение страхователем (выгодоприобретателем) обязанности по уведомлению страховщика о наступлении страхового случая в установленные договором сроки и способом, дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения. При этом, страхователь (выгодоприобретатель) имеет возможность оспорить отказ страховщика в выплате страхового возмещения, предъявив доказательства того, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо, что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение, то есть отсутствие таких сведений не повлияло на его (страховщика) возможность определить, действительно ли имел место страховой случай и какова сумма причиненного ущерба.

Судам следует иметь в виду, что по договору личного страхования страхователь обязан уведомить страховщика о наступлении страхового случая в установленные законом сроки и способом, с приложением соответствующих документов.

13. Обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре и в правилах страхования.

13.1. Если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения либо период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или в любой момент в пределах этого периода. На этом основании проценты за пользование чужими денежными средствами следует начислять с момента отказа страховщика в выплате страхового возмещения, его выплаты не в полном объеме или с момента истечения срока выплаты страхового возмещения, предусмотренного законом или договором страхования.

13.2. Если при заключении договора добровольного страхования имущества страхователю было предоставлено право выбора способа расчета убытков (без учета износа или с учетом износа застрахованного имущества), понесенных в результате наступления страхового случая, судам при разрешении спора о размере страхового возмещения следует исходить из согласованных сторонами условий договора.

13.3. При возникновении спора между страхователем и страховщиком о размере страхового возмещения, обеспечивающего исполнение обязательства по кредитному договору и подлежащего выплате в пользу выгодоприобретателя, размер страхового возмещения, подлежащего возмещению страховщиком, определяется в соответствии с условиями договора страхования.

13.4. В случае гибели имущества, то есть при полном его уничтожении либо таком повреждении, когда оно не подлежит восстановлению, страхователю выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы, если договором не предусмотрен иной размер страхового возмещения.

13.5. При повреждении застрахованного имущества, когда в результате страхового случая он не прекратил своего существования, но не может быть использован в первоначальном качестве, сумма страхового возмещения определяется как разница между страховой суммой и остаточной стоимостью застрахованного имущества. В силу статьи 958 ГК страхователь в этом случае может с согласия страховщика передать ему свои права на застрахованное имущество в целях получения страхового возмещения в размере полной страховой суммы.

13.6. Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости данного транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей транспортного средства. В связи с этим, если сторонами при определении размера страховой суммы была предусмотрена и уплата товарной стоимости, не может быть отказано страхователю в ее выплате.

13.7. Если договором добровольного страхования предусмотрен восстановительный ремонт застрахованного имущества, осуществляемый за счет страховщика, то в случае неисполнения им обязательства по производству восстановительного ремонта в установленные договором страхования сроки, страхователь вправе поручить производство восстановительного ремонта третьим лицам либо произвести его своими силами и потребовать от страховщика возмещения понесенных расходов в пределах страховой выплаты.

14. В случаях, когда денежные средства на приобретение застрахованного имущества получены по договору займа и выгодоприобретателем по договору страхования является кредитор, отказавшийся от права на получение страхового возмещения, это право переходит к страхователю, добросовестно исполняющему свои обязанности как перед страховщиком, так и перед кредитором, в связи с сохранением у него страхового интереса.

15. Обратить внимание судов, что страховщик может отказать страхователю (выгодоприобретателю) в выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования или страховой суммы по договору личного страхования по основаниям, предусмотренным статьей 955 ГК.

15.1. Частью третьей статьи 955 ГК предусмотрено право страхователя (выгодоприобретателя) оспаривания отказа страховщика в выплате страхового возмещения или страховой суммы путем предъявления к нему (страховщику) иска в суде.

При использовании страхователем (выгодоприобретателем) данного права в исковом заявлении указывается требование не о признании отказа в выплате незаконным, а о взыскании страхового возмещения или страховой суммы. При рассмотрении дела по такому иску судам следует выяснять — имеются ли перечисленные в статье 955 ГК основания для отказа в выплате страхового возмещения.

15.2. В случае, если отказ в выплате страхового возмещения или страховой суммы либо уменьшение размера возмещения страховщик мотивировал тем, что страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя, судам следует иметь в виду, что такой случай освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения или страховой суммы возможно только в том случае, если это прямо предусмотрено законом.

Условие договора страхования, предусматривающее право страховщика на отказ в выплате страхового возмещения или страховой суммы при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности, не предусмотренного законом, ничтожно.

15.3. При решении вопроса о правомерности отказа страховщика от выплаты страхового возмещения или страховой суммы судам следует учитывать не только документы, указанные в договоре добровольного страхования имущества, но и документы, не указанные в договоре, которыми подтверждается наступление страхового случая и размер убытков, понесенных страхователем (выгодоприобретателем) в результате наступления страхового случая.

16. Судам следует иметь в виду, что в части первой статьи 943 ГК перечислены случаи, когда договор страхования является ничтожным, и этот перечень не является исчерпывающим, так как договор страхования (или его часть) может быть ничтожным также в других случаях, предусмотренных ГК и иными законами.

В частности, договор страхования является ничтожным в случаях, предусмотренных статьями 916, 917, 920 и 957 ГК, а также иными законами.

17. Обратить внимание судов, что договор страхования может являться недействительным по основаниям, предусмотренным законом, в силу признания договора таковым судом.

В частности, в соответствии с частью четвертой статьи 921 ГК договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица — по иску его наследников.

В силу части четвертой статьи 931 ГК, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в части первой данной статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных частью второй статьи 123 ГК, за исключением случая, когда обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже отпали.

Согласно части четвертой статьи 938 ГК, если завышение страховой суммы в договоре страхования явилось следствием обмана со стороны страхователя, страховщик вправе требовать признания договора недействительным и возмещения причиненных ему убытков в размере, превышающем сумму полученной им от страхователя страховой премии.

Заключение договора страхования от имени страховщика страховым агентом или иным лицом, превысившим полномочия, указанные в доверенности, выданной страховщиком, не является основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, если данный договор в установленном порядке не признан недействительным.

Если будет доказано, что страхователь при заключении договора страхования знал или заведомо должен был знать о том, что страховой агент или иное лицо выходит за пределы ограничений, установленных страховщиком, сделка по требованию страховщика может быть признана недействительной в силу статьи 126 ГК.

18. В соответствии со статьей 957 ГК если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, уплатившему страховое возмещение, переходит в пределах уплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

Разъяснить судам, что для перехода права требования к страховщику законодательством не предусмотрено заключение отдельного соглашения об уступке права требования. Переход данного права осуществляется на основании статьи 957 ГК и самого договора страхования.

19. Обратить внимание судов, что на лицо, допущенное согласно договору страхования к управлению транспортным средством, которое использует это транспортное средство на основании гражданско-правового или трудового договора и имеет интерес в сохранении этого имущества, распространяются правила добровольного страхования автотранспортных средств как на страхователя. В связи с этим, страховщик не обладает правом требовать взыскания с данного лица выплаченной суммы в порядке суброгации, предусмотренной статьей 957 ГК.

20. При рассмотрении дел по спорам между страховщиками и страхователями о взыскании суммы убытка в связи с неисполнением контрагентами экспортных контрактов судам следует также применять нормы Порядка предоставления страховых покрытий экспортерам капиталов, товаров и услуг, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 21 апреля 1998 года N 167.

В соответствии с пунктом 3 указанного Порядка коммерческими рисками (в рамках страхования экспортных контрактов) являются непосредственно связанные с финансово-экономическим состоянием иностранного партнера и выраженные в его доказанной неплатежеспособности или банкротстве и невозможности выполнения им принятых по контракту финансовых обязательств.

Из данной нормы следует, что страхователи при заявлении ими требований о взыскании суммы убытка со страховых организаций (страховщиков) должны представить доказательства неплатежеспособности или банкротства иностранного контрагента, не выполнившего обязательства по оплате в рамках экспортного контракта.

Такими доказательствами в частности могут являться:

решение компетентного суда иностранного государства о взыскании с иностранного контрагента суммы задолженности и документ, подтверждающий невозможность исполнения данного решения ввиду отсутствия у иностранного контрагента имущества и других средств;

признание иностранного контрагента банкротом (несостоятельным).

21. Согласно статье 959 ГК риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован полностью или частично у другого страховщика (страховщиков) по заключенному с последним договору перестрахования.

При рассмотрении дел по спорам, вытекающим из договоров перестрахования, судам следует также руководствоваться Положением о единых требованиях и стандартах предоставления перестраховочных услуг, утвержденным приказом Министра финансов Республики Узбекистан от 27 декабря 2010 года N 111, зарегистрированным Министерством юстиции Республики Узбекистан 29 января 2011 года N 2190, устанавливающим единые требования и стандарты предоставления перестраховочных услуг.

22. В случае, если договор страхования заключен в качестве обеспечения исполнения обязательства, при не исполнении основного обязательства кредитор вправе требовать от страховщика выплаты страхового возмещения или страховой суммы.

Обратить внимание судов, если договор страхования заключен в качестве обеспечения исполнения обязательства по хозяйственному договору, то до предъявления требования к страховщику кредитор должен принять меры к взысканию задолженности с должника и лишь при недостаточности имущества у должника для исполнения обязательства кредитор вправе предъявить требование к страховщику, если иное не предусмотрено договором страхования.

Недостаточность имущества должника для исполнения обязательства подтверждается постановлением государственного исполнителя о возврате исполнительного листа взыскателю на основании пункта 3 части первой статьи 40 Закона Республики Узбекистан «Об исполнении судебных актов и актов иных органов».

Несоблюдение правил, предусмотренных в абзаце втором настоящего пункта, является основанием для отказа в удовлетворении иска, предъявленного к страховщику.

22.1. Законодательством не предусмотрена солидарная ответственность страховщика по оплате страховой суммы по договору страхования, заключенному в обеспечение исполнения обязательства, и должника — по основному обязательству. В связи с этим судам следует иметь в виду, что в случае предъявления такого требования к страховщику и основному должнику, в удовлетворении требования в части к страховщику подлежит отказу, а в части требования к должнику спор должен быть рассмотрен по существу.

При установлении невозможности исполнения судебного акта в процессе принятия принудительных мер по взысканию задолженности с должника, кредитор не лишается право предъявления искового требования в отношении страховщика.

22.2. В случае, если в обеспечение исполнения обязательств заключены договора поручительства, залога и страхования, и при неисполнении обеспеченного обязательства кредитором предъявлен иск одновременно к должнику, поручителю, залогодателю и страховщику, при разрешении спора судам следует исходить из условий договора страхования. Если условиями договора страховым случаем определена неспособность должника и поручителя удовлетворить требование кредитора и недостаточность заложенного имущества, то исковые требования в части страховщика подлежат отказу в удовлетворении. При этом, у кредитора сохраняется право на взыскание в судебном порядке страхового возмещения, если будет установлена неспособность должника и поручителя удовлетворить требование кредитора и недостаточность заложенного имущества. В этом случае, до обращения в суд с повторным иском страхователь (выгодоприобреталь) должен уведомить страховщика о неспособности должника и поручителя удовлетворить требование кредитора и недостаточности заложенного имущества, с приложением подтверждающих это обстоятельство документов.

Председатель

Верховного суда

Республики Узбекистан                                                    К. Камилов

Секретарь Пленума,

судья Верховного суда

Республики Узбекистан                                                    И. Алимов

»Бюллетень Верховного суда Республики Узбекистан»,

2018 г., N 1

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Юрист Live. Постановление Пленума Верховного Суда РФ о перемене лиц в обязательствах

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от об обязательном страховании гражданской ответственности.

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2018 по делу N 78-КГ18-20

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2019 г. N 36-КГ18-11

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Гетман Е.С.,

судей Романовского С.В., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Комарова Дениса Константиновича к публичному акционерному обществу Страховая компания «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Комарова Дениса Константиновича на решение Промышленного районного суда г. Смоленска от 19 декабря 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., выслушав представителей Комарова Д.К. — Маевского И.Н. и Волика В.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя ПАО СК «Росгосстрах» — Чумака Р.Н., возражавшего против удовлетворения доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Комаров Д.К. обратился в Десногорский городской суд Смоленской области к ООО СК «Московия» с иском о взыскании страхового возмещения в размере 38 800 руб., неустойки за период с 1 февраля 2017 г. по 2 мая 2017 г. в размере 34 920 руб., неустойки в размере 388 руб. за каждый день просрочки, начиная со 2 мая 2017 г. по день фактического исполнения решения суда, компенсации морального вреда в размере 15 000 руб., а также расходов, связанных с оплатой досудебной экспертизы, в размере 5 150 руб., расходов по оплате услуг представителя в размере 8 000 руб., штрафа в размере 19 400 руб.

Определением Десногорского городского суда Смоленской области от 3 октября 2017 г. по ходатайству Комарова Д.К. произведена замена ответчика ООО СК «Московия» на ПАО СК «Росгосстрах» и гражданское дело передано по подсудности на рассмотрение Промышленного районного суда г. Смоленска.

В ходе рассмотрения дела Комаров Д.К. уточнил исковые требования и просил взыскать с ПАО СК «Росгосстрах» страховое возмещение в размере 38 645 руб. 73 коп., неустойку за период с 1 февраля 2017 г. по 21 сентября 2017 г. в размере 89 658 руб. 72 коп., неустойку в размере 386 руб. 46 коп. за каждый день просрочки, начиная с 21 сентября 2017 г. и по день фактического исполнения решения суда, компенсацию морального вреда в размере 15 000 руб., судебные расходы по оплате досудебной экспертизы в размере 5 150 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 8 000 руб., штрафа в размере 19 322 руб. 87 коп.

В обоснование заявленных требований Комаров Д.К. ссылался на то, что 31 декабря 2016 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого транспортному средству «Honda Civic», государственный регистрационный знак <…>, принадлежащему истцу, причинены механические повреждения. Гражданская ответственность истца была застрахована в ООО СК «Московия», а причинителя вреда в ПАО СК «Росгосстрах».

В порядке прямого возмещения истец обратился в страховую компанию ООО СК «Московия» с заявлением о страховой выплате, представив все необходимые документы. ООО СК «Московия» признала произошедшее дорожно-транспортное событие страховым случаем и выплатила истцу страховое возмещение в размере 82 200 руб.

Не согласившись с размером страхового возмещения, истец обратился к ООО СК «Московия» с претензией, приложив экспертное заключение, согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа составляет 121 000 руб. ООО СК «Московия» оставило претензию о доплате страхового возмещения без удовлетворения.

28 июля 2017 г. решением Российского Союза Автостраховщиков ООО СК «Московия» исключена из соглашения о прямом возмещении убытков, приказом Банка России от 29 августа 2017 г. N ОД-2470 у данной страховой компании отозвана лицензия на осуществление страхования, в связи с чем 21 сентября 2017 г. истец обратился к ПАО СК «Росгосстрах» с претензией, которая оставлена без удовлетворения.

Решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 19 декабря 2017 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 14 января 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом, в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 31 декабря 2016 г. по вине водителя Ермакова В.В., транспортному средству истца «Honda Civic», государственный регистрационный знак <…>, причинены механические повреждения.

На момент дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность Комарова Д.К. была застрахована в ООО СК «Московия», а водителя Ермакова В.В. — в ПАО СК «Росгосстрах».

12 января 2017 г. Комаров Д.К. обратился в ООО СК «Московия» с заявлением о прямом возмещении убытков. Страховая компания признала данный случай страховым и произвела страховую выплату в размере 82 200 руб.

Комаров Д.К., не согласившись с размером произведенной страховой выплаты, обратился к ООО СК «Московия» с претензией от 25 марта 2017 г., приложив экспертное заключение, согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля, определенная с учетом износа, составила 121 000 руб.

В удовлетворении претензии ООО СК «Московия» отказало.

28 июля 2017 г. решением Российского Союза Автостраховщиков страховая компания ООО СК «Московия» исключена из Соглашения о прямом возмещении убытков.

Приказом Банка России от 29 августа 2017 г. N ОД-2470 у данной страховой компании отозвана лицензия на осуществление страхования.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 9 октября 2017 г. ООО СК «Московия» признано несостоятельным (банкротом).

21 сентября 2017 г. истец обратился к ПАО СК «Росгосстрах» с претензией, которая оставлена без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что у ООО СК «Московия» (страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность потерпевшего), осуществившего страховую выплату, с размером которой не согласен потерпевший, отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности, в связи с чем потерпевший вправе обратиться за компенсационной выплатой только в профессиональное объединение страховщиков.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемыми судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно положениям статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной настоящим Федеральным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования.

Заявление о страховой выплате в связи с причинением вреда жизни или здоровью потерпевшего направляется страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред. Заявление о страховой выплате в связи с причинением вреда имуществу потерпевшего направляется страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, а в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 14.1 настоящего Федерального закона, страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, направляется заявление о прямом возмещении убытков.

Отказывая в удовлетворении иска суд первой инстанции, руководствовался статьями 18, 19 Закона об ОСАГО и пришел к выводу о том, что при отзыве у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности компенсационные выплаты осуществляются профессиональным объединением страховщиков. Таким объединением является Российский союз автостраховщиков.

Проверяя законность и обоснованность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции с данным выводом согласился, сославшись на то, что к спорным правоотношениям подлежат применению положения Закона об ОСАГО в редакции N 32-ФЗ от 28 ноября 2015 г., учитывая, что договор обязательного страхования ответственности истцом как потерпевшим заключен 8 апреля 2016 г.

Данные выводы суда нельзя признать правильным.

По общему правилу к отношениям, возникшим на основании договора, в том числе и к отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, применяется закон, действующий в момент заключения соответствующего договора.

Согласно пункту 4 статьи 14.1 Закона об ОСАГО Страховщик, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, осуществляет возмещение вреда, причиненного имуществу потерпевшего, от имени страховщика, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред (осуществляет прямое возмещение убытков), в соответствии с предусмотренным статьей 26.1 настоящего Федерального закона соглашением о прямом возмещении убытков в размере, определенном в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона.

В соответствии с абзацем 3 пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 58), поскольку прямое возмещение убытков осуществляется страховщиком гражданской ответственности потерпевшего от имени страховщика гражданской ответственности причинителя вреда (пункт 4 статьи 14.1 Закона об ОСАГО), к такому возмещению положения Закона об ОСАГО применяются в редакции, действовавшей на момент заключения договора обязательного страхования гражданской ответственности между причинителем вреда и страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность.

Как следует из материалов дела, договор обязательного страхования ответственности причинителя вреда заключен 1 августа 2016 г. (л.д. 16).

Таким образом, к спорным правоотношениям подлежал применению Закон об ОСАГО в редакции N 36-ФЗ от 3 июля 2016 г.

В силу пункта 9 статьи 14.1 Закона об ОСАГО в редакции N 36-ФЗ от 3 июля 2016 г., потерпевший, имеющий в соответствии с данным Федеральным законом право предъявить требование о возмещении причиненного его имуществу вреда непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае введения в отношении такого страховщика в соответствии с законодательством Российской Федерации процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности предъявляет требование о страховой выплате страховщику, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред.

Соответствующее разъяснение содержится и в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 58, согласно которому потерпевший, имеющий право на прямое возмещение убытков, в случае введения в отношении страховщика его ответственности процедур, применяемых при банкротстве, или в случае отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности вправе обратиться за страховым возмещением к страховщику ответственности причинителя вреда (пункт 9 статьи 14.1 Закона об ОСАГО).

При осуществлении страховщиком ответственности потерпевшего страхового возмещения, с размером которого потерпевший не согласен, в случае введения в дальнейшем в отношении указанного страховщика процедур, применяемых при банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности потерпевший вправе обратиться за доплатой к страховщику причинителя вреда.

Таким образом, вывод суда о том, что в случае, когда страховщиком потерпевшего до отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности произведена частичная выплата страхового возмещения, потерпевший вправе обратиться только в профессиональное объединение страховщиков, является ошибочным и не основан на нормах действующего законодательства и акте его разъяснения.

В связи с этим решение суда нельзя признать отвечающими требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а допущенные судом нарушения норм права, являясь существенными и непреодолимыми, могут быть устранены только путем отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 20 марта 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

——————————————————————

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев.