Основные законодательные и нормативно-правовые акты по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: научных знаний по педагогике, психологии, социальной работе, криминологии и т.д.

Программа «Профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних»

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидата психологических наук, Прокурова, Софья Витальевна, 2006 год

ВВЕДЕНИЕ

Глава!. Теоретический анализ причин девиантного поведения

1.1. Взгляды зарубежных и отечественных исследователей на проблему девиантного поведения

1.2. Особенности подросткового возраста и влияние семьи на формирование девиантного поведения

1.3. Система оказания психологической и социально-педагогической помощи несовершеннолетним правонарушителям с девиантным поведением

Глава 2. Эмпирическое исследование специфики оказания психологической помощи несовершеннолетним правонарушителям „.

2.1. Цели, задачи, методы исследования и организация эксперимента gj

2.2. Результаты изучения психологических особенностей подростков в условиях центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУВД Волгоградской области

2.3. Содержание психокоррекционной программы

2.4. Интерпретация проведения формирующего эксперимента 130 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 138 БИБЛИОГРАФИЯ 141 ПРИЛОЖЕНИЯ

Введение диссертации по психологии, на тему «Психологические особенности работы с подростками, находящимися в центрах временного содержания несовершеннолетних правонарушителей»

Современная ситуация социального развития общества испытывает f значительные изменения и преобразования: размытость идеалов, изменение ценностных ориентаций и образцов для подражания, неопределенность жизненных перспектив. Эти глобальные перемены, происходящие во всех сферах жизни нашего общества, заметно отражаются на нравственном поведении молодежи, так как именно она больше всего подвержена этому воздействию. В связи с этим в обществе возникает напряженность, отмечается рост деви-антного поведения, особенно значительный среди несовершеннолетних.

В материалах заседания коллегии МВД России, проходившего в сентябре 2005 г., отмечается, что «. несмотря на принимаемые органами внутренних дел и другими субъектами профилактики беспризорности и правонарушений несовершеннолетних меры, в 2003-2004гг. на территории Российской Федерации произошел рост преступности несовершеннолетних на 4,1% и 6,2 % соответственно». Продолжает оставаться высоким уровень групповой преступности несовершеннолетних.

Несовершеннолетние всегда были и остаются самой «уязвимой» частью общества, так как отличаются в виду возрастных особенностей неустоявшейся психикой, отсутствием зрелости, несформированностью до конца системой ценностных ориентаций. Все это делает их более подверженными влиянию факторов, которым взрослые противостоят гораздо увереннее.

Одной из немаловажных причин их преступности на современном этапе является положение досуговой бесплатной деятельности несовершеннолетних по месту жительства. Многие детские учреждения закрыты, помещения, принадлежавшие им, проданы коммерческим организациям. Также разрушены или переоборудованы в коммерческие туристические базы отдыха, детские оздоровительные лагеря.

Обострение проблем семейного неблагополучия на общем фоне нищеты и постоянной нужды, моральная и социальная деградация, происходящая в семьях, привела так же к росту преступности среди несовершеннолетних (процент несовершеннолетних из неблагополучных семей гораздо выше, так как в их семьях процветают пьянство родителей, проституция, отсутствуют какие-либо нравственные нормы.

Профилактика и борьба с правонарушениями несовершеннолетних -одна из наиболее важных сторон всего процесса искоренения преступности в нашей стране. Значительное место в этом процессе занимает уголовно-правовая деятельность. Главное ее содержание заключается в воспитательной работе, устранении причин и условий, способствующих преступности несовершеннолетних, оказании своевременной психологической и социальной помощи подросткам, вставшим на путь правонарушений. Поэтому к задержанию, аресту несовершеннолетнего, привлечению его к уголовной ответственности надо подходить осторожно, внимательно анализируя мотивы совершенного им правонарушения и сопутствующие факторы (социальное положение семьи, психологические и медико-биологические особенности несовершеннолетнего).

В основе предупреждения преступности несовершеннолетних лежат основополагающие принципы, характерные для концепции профилактики и предупреждения преступности в целом. Но наряду с этим в предупреждении правонарушений, совершаемых несовершеннолетними, есть особенности, обусловленные отличием несовершеннолетних от других возрастных категорий и спецификой совершаемых ими правонарушений.

В профилактике предупреждения преступности несовершеннолетних участвует большое количество субъектов, которые представляют собой единую систему, связанную общностью целей и задач. Особо важное место в профилактике правонарушений несовершеннолетних отводится органам внутренних дел.

Одним из важных звеньев ее функционирования являются Центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей — воспитательные учреждения закрытого типа, предназначением которых является профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних, выявление и устранение данных явлений, также педагогическая и психологическая помощь несовершеннолетним в период их содержания в Центре временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (далее будет называться ЦВСНП).

Актуальность исследования определяется тем, что девиантное и де-линквентное поведение детей и подростков довольно часто становится сложной проблемой педагогического и социального опыта специалистов. Детская преступность, рост которой за последние годы увеличивается, ставит перед психологами вопросы, требующие глубокого теоретического и практического изучения. Рост преступности несовершеннолетних привлекает к себе внимание криминологов, психологов, социологов, педагогов, медиков, работников правоохранительных органов и социальной сферы, так как возраст преступников в последнее время заметно «молодеет».

Стресс, который переживают несовершеннолетние, неопределенность их будущей судьбы, сложные обстоятельства, в которых они оказались, вызывают отклонения в психическом развитии и поведении подростков. Изучение особенностей пребывания несовершеннолетних в Центрах временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (далее ЦВСНП), психологической атмосферы данного учреждения показывают, что пути, направления и методы оказания психологической помощи несовершеннолетним правонарушителям изучены недостаточно глубоко; мало исследований, связанных с изучением специфики работы специалистов с несовершеннолетними правонарушителями в ЦВСНП.

Анализ каждого конкретного случая отклоняющегося от нормы (деви-антного) поведения несовершеннолетнего невозможен без учета характерологических свойств его личности, сопряженных с ситуацией развития. Анализ исследований психологов (С.А.Беличева, Е.В.Змановская, К.Е.Игошев, М.Ю.Кондратьев, Е.В.Кучинская, Ю.А.Клейберг, М.В.Пронин др.) позволяет констатировать, что детерминируют девиантное поведение личностные факторы, ситуативные же являются модулятором и определяют вариативность проявления личностных особенностей. Для предотвращения возникновения девиаций необходимо на ранних этапах распознавать личностные изменения, ведущие к изменениям в поведении.

Специфика исследования заключается в том, что в нем рассматривается деятельность ЦВСНП как промежуточного звена, разделяющего жизнь несовершеннолетнего правонарушителя на прошлое и будущее. Анализируются психологические особенности оказания помощи, благодаря которой подростки — правонарушители могут решать актуальные возрастно-психологические задачи в рамках социальной ситуации развития, направленной на их будущее.

Цель исследования: изучение особенностей работы психолога с несовершеннолетними правонарушителями в период их содержания в ЦВСНП.

Объект исследования: особенности девиантного поведения несовершеннолетних правонарушителей.

Предмет исследования: содержание психологической помощи подросткам 11-15 лет в условиях ЦВСНП.

Гипотезы исследования:

1. Несмотря на кратковременность пребывания несовершеннолетних в ЦВСНП, психологи центров могут оказывать существенное влияние на их дальнейшее поведение и отношение к собственному проступку.

2. Психологическая помощь подросткам, находящимся в ЦВСНП, имеет свою специфику, обусловленную как особенностями данного учреждения, так и своеобразием индивидуально-личностных качеств находящихся в них подростков.

Задачи исследования:

— на основе изучения психолого-педагогической литературы провести теоретический анализ подходов зарубежных и отечественных психологов к рассмотрению психологических особенностей несовершеннолетних с деви-антным поведением;

— изучить и описать психологические особенности несовершеннолетних правонарушителей, содержащихся в ЦВСНП;

— исследовать специфику оказания психологической помощи подросткам в ЦВСНП;

— разработать и реализовать психокоррекционную программу психологической поддержки несовершеннолетних правонарушителей в условиях ЦВСНП.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

— работы, посвященные изучению причин и условий возникновения де-виантного поведения (А.Адлер, Ч.Беккариа, М.Гернет, Д.Дриль, Э.Дюркгейм, Ч.Ломброзо, Р.Мертон, З.Фрейд);

— исследования, посвященные психологическим особенностям деви-антного поведения в подростковом возрасте, и фундаментальные исследования, направленные на изучение условий психического и личностного развития подростка, находящегося в определенной ситуации (М.А.Алемаскин, Ю.В.Антонян, С.А.Беличева, Л.И.Божович, Г.Г.Бочкарева, А.И.Долгова, Т.А.Донских, К.Е.Игошев, Е.В.Змановская, Ю.А.Клейберг, Е.В.Кучинская,

A.Е.Личко, Г.М.Миньковский, А.А.Реан, В.Ф. Пирожков, В.Г.Степанов, Л.Б.Шнейдер и др.);

— труды, посвященные изучению системы оказания психологической и социально-педагогической помощи и поддержки социально обездоленным детям и несовершеннолетним с девиантным поведением в России и за рубежом (Т.И.Шульга, Л.Я.Олиференко, А.В.Быков, А.Е. Рацимор, Х.Спаниярд,

B.Слот).

Положения, выносимые на защиту:

1. Психологическая помощь и поддержка несовершеннолетним в условиях Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей имеет специфику, учитывающую краткосрочность нахождения подростков в особой стрессовой ситуации замкнутого пространства, их изоляцию от внешнего мира. Содержанием психологической помощи является повышение социальной компетенции несовершеннолетних, развитие самоконтроля и саморегуляции поведения, установление адекватной самооценки, повышение положительного отношения к себе, подведение несовершеннолетнего к осознанию своего проступка.

2. Изучение психологических особенностей девиантных подростков в условиях их пребывания в ЦВСНП предполагает обязательное использование комплекса психодиагностических методов и методик.

3. Своеобразие индивидуально-личностных качеств несовершеннолетних правонарушителей имеет отличия, связанные с местом их проживания. Городские подростки по сравнению с сельскими отличаются более высоким уровнем умственного развития, реалистическими представлениями о своем будущем, высокой самооценкой, более позитивным отношением к семье.

4. Наиболее эффективными формами работы психолога с несовершеннолетними правонарушителями в условиях ЦВСНП являются психокоррек-ционные занятия, проводимые в индивидуальной форме по специально разработанной программе, учитывающей особенности личности, когнитивной и эмоционально-волевой сферы подростков.

5. Разработанная психокоррекционная программа для работы с несовершеннолетними правонарушителями, которая успешно прошла апробацию и показала положительный эффект, а принципы, положенные в ее основу, могут быть использованы при создании программ работы в ЦВСНП.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые проведен психологический анализ пребывания несовершеннолетних правонарушителей в ЦВСНП, описана специфика оказания психологической помощи несовершеннолетним правонарушителям в условиях ЦВСНП. Показано, что основным направлением психокорреционной деятельности в данном учреждении должна быть индивидуальная работа с девиантными подростками. Выявлены и апробированы основные виды психокоррекции поведения подростков, разработаны критерии ее эффективности. Обнаружены значимые связи между особенностями типов личности подростков и формами девиаций его поведения: к первой группе относятся подростки с положительным отношением к социальному окружению, стремлением к активной деятельности и стремлением к познанию («Оптимистичное, реалистичное отношение к окружающему», «Позитивное деятельное отношение к миру», «Ориентация на социальные нормы и ценности»). Вторая группа включает в себя подростков, находящихся в противостоянии к социальному окружению, для которых характерны высокий уровень агрессии, отрицание позитивных взаимоотношений с окружающими («Агрессивное противостояние к социуму», «Уверенность в себе в сочетании агрессивными тенденциями», «Обесценивание здоровья и свободы»). Третью группу составили подростки с противоречивостью во взглядах, с негативным отношением к собственному развитию, деятельности и в общем к своему будущему («Амбивалентность», «Честность»).

Анализ характеристик подростков, составляющих данные группы, показывает, что в ЦВСНП попадают правонарушители, имеющие не только отрицательное отношение к социуму, но и высокую социальную активность.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные в исследовании результаты вносят определенный вклад в решение проблем психологической службы, углубляют понимание феномена психологической помощи и поддержки несовершеннолетним правонарушителям, а также показывают необходимость индивидуального подхода в работе с де-виантными и делинквентными подростками. Материалы исследования дополняют знания психологов о специфике оказания помощи подросткам с де-виантным поведением. Материалы исследования дают возможность расширить представления педагогической психологии о причинах личностной регуляции поведения подростков и открывают возможности влияния на уменьшение негативных форм девиантного и делинквентного поведения.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что полученные в ходе исследования результаты, психокоррекционная программа оказания психологической помощи несовершеннолетним правонарушителям могут быть рекомендованы для практической работы психологов ЦВСНП, детских комнат милиции, детских приемников. Внедрена и рекомендуется модель психологической поддержки, которая направлена на профилактику различных форм девиантного поведения несовершеннолетних в ЦВСНП. Выявленные личностные особенности несовершеннолетних правонарушителей могут быть использованы при разработке спецкурсов и лекционных курсов по девиантному поведению.

Методы и методики исследования. В работе применялись следующие методы: теоретический анализ, проективные методы, формирующий эксперимент, методы математической обработки данных (корреляционный и факторный анализ, t-критерий Стьюдента. В исследовании использовались следующие методики: изучения самооценки Дембо-Рубинштейн в модификации А.А.Прихожан, методика ГИТ (автор Дж. Ванной в обработке М.К.Акимовой, Е.М.Борисовой, В.Т.Козловой, Г.П.Логиновой), «Ценностные ориентации» М.Рокича, «Акцентуации личности» К.Леонгарда-Х.Смишека (Шмишека), методика «Незаконченные предложения» Сакса и Леви в обработке О.Ф. и Е.В.Потемкиных , рисуночные методики: «Моя семья» В.Хьюлс, Л.Корман, А.И.Захарова, «Несуществующее животное» М.Дукаревич, методика «Силуэт» в обработке Т.И.Шульги, В.Слота, Х.Спаниярда, методика «Розовый куст» В.Оклендер.

Эмпирическая база исследования: Эксперимент проводился в течение двух лет (с 2003г. по 2005г.) в Центре временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУВД Волгоградской области. В нем приняли участие несовершеннолетние правонарушители в количестве 100 человек в возрасте 11-15 лет (94 мальчика и 6 девочек). Выделены следующие особенности несовершеннолетних в данной выборке: они различались в ЦВСНП по месту жительства (жителей города Волгограда — 60 человек, жителей Волгоградской области — 40 человек); по основаниям их направления в ЦВСНП согласно Федеральному закону от 24.06.1999 г. № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (ст. 22): п. 2.1. — направляемые по приговору суда или по постановлению судьи в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа; п. 2.4. — совершившие общественно опасное деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность за это деяние, в случаях, если необходимо обеспечить защиту жизни или здоровья несовершеннолетних и предупредить совершение ими повторного общественно опасного деяния, также в случаях, если их личность не установлена, либо они не имеют места жительства, места пребывания или не проживают на территории субъекта РФ, где ими было совершено общественно опасное деяние.

Исследование проводилось в три этапа:

1 этап — анализ теоретических исследований, выбор критериев изучения несовершеннолетних, проведение пилотажного исследования.

2 этап — проведение формирующего эксперимента.

2.1. Разработка психокоррекционной программы. Проведение констатирующего эксперимента и использование 9 методик, направленных на изучение личностных особенностей несовершеннолетних, их когнитивной и эмоциональной сферы, особенностей внутрисемейных отношений.

2.2. Проведение психокоррекционной программы индивидуально со всеми (100 человек) несовершеннолетними ЦВСНП.

2.3. Повторное проведение эксперимента по четырем методикам для повторной диагностики.

3 этап — обработка полученных данных, их интерпретация. Подготовка рукописи диссертационного исследования, подготовка публикаций.

Обоснованность и достоверность полученных результатов обеспечивается методологическими предпосылками и теоретической базой исследования, использованием достижений современной педагогической, возрастной психологии, обоснованными теоретическими положениями и доказательствами, достаточным объемом выборки и достоверностью полученных результатов, использованием различных видов статистического анализа с применением методов математической обработки (корреляционный анализ, t-критерий).

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы исследования и его результаты апробированы на Межвузовских конференциях студентов и молодых ученых Волгоградской области (в период с 2001 по 2005 г.), доклады неоднократно заслушивались на заседаниях кафедры общей и педагогической психологии, социальной психологии МГОУ в 2003 -2005 гг. Результаты исследования внедрены в практику работы ЦВСНП ГУВД Волгоградской области.

Структура диссертации: Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, насчитывающего 174 наименования, девяти приложений. Текст диссертации включает 14 таблиц и 7 графиков.

Заключение диссертации научная статья по теме «Педагогическая психология»

Результаты исследования, полученные, на констатирующем этапе исследования, будут рассмотрены нами в следующем параграфе.

2.2. Результаты изучения психологических особенностей подростков в условиях центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУВД Волгоградской области

Результаты, полученные на констатирующем этапе исследования с помощью методик (ГИТ, тест-опросник Шмишека, «Ценностные ориентации», «Незаконченные предложения», методика изучения самооценки и уровня притязаний, «Силуэт», «Моя семья», «Несуществующее животное», «Розовый куст») и посредством выделения ряда факторов (место проживания, возраст, пол, основание направления в ЦВСНП), показывают, что при определении взаимосвязей между основными факторами выборки и диагностируемыми параметрами обнаружен ряд значимых корреляций.

При определении взаимосвязей между основными факторами выборки и диагностируемыми параметрами обнаружен целый ряд положительных и отрицательных значимых корреляций. Взаимосвязи между уровнем умственного развития подростков и другими диагностируемыми параметрами представлены в таблице № 1.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам проведенного теоретического анализа и эмпирических исследований сформулированы общие выводы.

1. Девиантное и делинквентное поведение несовершеннолетних правонарушителей обусловлено взаимодействием и влиянием нескольких факторов: биологическим, социальным и психологическим и требует междисциплинарного подхода к решению данной проблемы.

2. Несовершеннолетние правонарушители, содержащиеся в ЦВСНП, имеют следующие психологические особенности: трудности личностного становления в сфере самосознания (нереалистичные представления о себе во временном континууме, неразвитость качественных компонентов самооценки, рефлективности), изменения в эмоционально-волевой сфере (повышенный уровень агрессивности, тревожности, проявление аффекта неадекватности и др.).

3. Выделены три группы подростков:

— с положительным отношением к социальному окружению, стремлением к активной деятельности и стремлением к познанию;

— находящихся в противостоянии к социальному окружению, для которых характерны высокий уровень агрессии, отрицание позитивных взаимоотношений с окружающими;

— с противоречивостью во взглядах, с негативным отношением к собственному развитию, деятельности и в общем к своему будущему.

Психологические характеристики подростков данных групп показывают, что в ЦВСНП попадают правонарушители, имеющие не только отрицательное отношение к социуму, но и высокую социальную активность. Эти данные позволяют рассматривать их как несовершеннолетних, имеющих перспективы на хорошее будущее, на положительные изменения в себе, осознание своих проступков.

4. Среди несовершеннолетних подростков, находящихся в ЦВСНП, выявлено преобладание гипертимного, эмотимного, циклотимного, аффективного типов акцентуаций, и у них же отмечаются более низкие показатели умственного развития. При этом среди подростков, проживающих в городе, больше с акцентуированными чертами, чем среди проживающих в сельской местности. Также отмечено, что чем сложнее статья, тем более выражены у несовершеннолетних правонарушителей акцентуированные черты.

5. Специфика оказания психологической помощи несовершеннолетним правонарушителям в условиях ЦВСНП обусловлена нахождением подростка в условиях замкнутого пространства, изоляцией от внешнего мира, особым состоянием стресса и временем содержания (не более 30 суток).

6. В условиях деятельности ЦВСНП наиболее эффективно зарекомендовала себя Психокоррекционная программа, проводимая в виде индивидуальных занятий, учитывающая результаты психодиагностического обследования несовершеннолетних правонарушителей. Программа направлена на формирование у несовершеннолетних правонарушителей навыков позитивного общения в социуме, установление адекватной самооценки и уровня притязаний, снижение агрессивности и тревожности. Психологи, оказывающие психологическую помощь и поддержку несовершеннолетним правонарушителям, должны учитывать психологические особенности подростков при поведении всех видов работ, в том числе и психокоррекционной.

Результаты теоретической и практической частей диссертационного исследования, апробация психокоррекционной программы оказание психологической помощи и поддержки в условиях ЦВСНП позволяет рекомендовать представленные материалы к использованию в деятельности психологов учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа и Центров временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.

141

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидата психологических наук, Прокурова, Софья Витальевна, Москва

1. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Собрание законодательства Российской Федерации. 28.06.1999. — № 26. — Ст. 3177.

2. Приказ МВД СССР от 14 октября 1981 г. № 325/ДСП «О мерах по дальнейшему совершенствованию работы приемников-распределителей для несовершеннолетних органов внутренних дел» // Сб. нормат. актов МВД России. М.: СПАРК, 1996г.

3. Аванесов Г.А. Что нужно знать работникам органов внутренних дел о прогнозировании. М.: МВД, 1972. 61 с.

4. Адлер Альфред. Воспитание детей. Профилактика полов. СПб.: Академический проект, 2000. 256 с.

5. Алексеева JI.C. Зависимость отклоняющегося поведения школьников от типа неблагополучной семьи // Предупреждение педагогической запущенности и правонарушений школьников. М., 1979. С.140-152.

6. Алемаскин М.А. Воспитательная работа с подростками. М.: Знание, 1979.-42 с.

7. Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезаптация несовершеннолетних. Свердловск: УРГУ, 1986. 150 с.

8. Ананьев В.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977.-380 с.

9. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе. М.: Изд-во Московского университета, 1978. -272 с.

10. Андрущенко Т.Ю., Шашлова Г.М. Кризис развития ребенка семи лет: психодиагностическая и коррекционно-развивающая работа психолога. М.: Издательский центр «Академия», 2003. 96 с.

11. Анн Л.Ф. Психологический тренинг с подростками. СПб.: Питер, 2003. -271 с.

12. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника: Учеб. Пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1982. 79 с.

13. Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Неблагоприятные условия формирования личности в детстве: Психологические механизмы насильственного преступного поведения. М.: ВНИИ МВД СССР, 1983. 78 с.

14. Арзуманян С.Д. Микросреда и отклонения социального поведения у подростков. Ереван: Луис, 1980.-254.

15. Блонский П.П. Трудные школьники. М.: Работник просвещения, 1930. Изд. второе, исправл. и дополн. 131 с.

16. Бабанский Ю.К. Проблема повышения эффективности педагогических исследований. М.: Педагогика, 1982. 192 с.

17. Байярд Роберт, Байярд Джин. Ваш беспокойный ребенок. М.: Просвещение, 1991.-224 с.

18. Башев В.В. Психологические условия формирования ответственного действия в подростковом возрасте: Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 2000.-158 с.

19. Башкатов И.П. Социально-психологические особенности развития криминогенных групп подростков // Психология и профилактика асоциального поведения несовершеннолетних / Под ред. С.А. Беличевой. Тюмень: ТГУ, 1985. С. 15-26.

20. Беккария Чезаре. О преступлениях и наказаниях. М.: Международные отношения, 2000.-240 с.

21. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М.: Редакционно-издательский центр консорциума «Социальное здоровье России», 1994. 221 с.

22. Беличева С.А. Сложный мир подростка. Свердловск: Средне-Уральск. книжн. изд-во, 1984. 129 с.

23. Бихевиоризм: Торндайк Э. Принципы обучения, основанные на психологии; Уотсон Дж. Б. Психология как наука о поведении. М.: Изд-во «АСТ-ЛТД», 1998. 704 с.

24. Блэкборн Рональд. Психология криминального поведения. СПб.: Питер, 2004.-496 с.

25. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968.-464 с.

26. Божович Л.И. Особенности правосознания у подростков // Вопросы психологии. 1995. № 1. С. 98-107.

27. Божович Л.И., Славина Л.С. Психическое развитие школьника и его воспитание. М.: Знание, 1979. 96 с.

28. Бочкарева Г.Г. Психологическая характеристика мотивационной среды подростков-правонарушителей // Изучение мотивации детей и подростков. М.: Педагогика, 1972. С. 239-250.

29. Быков А.В. Теоретические основы психологической службы в системе социально-педагогических учреждений. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 2001.- 188 с.

30. Вачков И.В. Групповые методы в работе школьного психолога: Учебно-методическое пособие. М.: Ось-89, 2002.-224 с.

31. Венгер A.J1. Психологические рисунчатые тесты. М.: ВЛАДОС ПРЕСС, 2003.- 160 с.

32. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков / Под ред. Д.Б. Эльконина, Т.В. Драгуновой. М.: Просвещение, 1967. 360 с.

33. Волкова А.Е. Роль эмоциональных семейных отношений в формировании насильственных установок // Насильственные преступления: природа, исследование, предупреждение. Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД России. 152 с.

34. Воспитание трудного ребенка. Дети с девиантным поведением / Под ред. М.И. Рожкова. М.: ВЛАДОС ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2001. -240 с.

35. Выготский Л.С. Проблемы возрастной периодизации детского развития // Вопросы психологии. 1972. № 2. С. 114-123.

36. Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6-ти томах. М.: Педагогика, 1984. Т. 4.-432 с.

37. Выготский Л.С. Педагогическая психология. Краткий курс. М.: Изд-во «Работник Просвещения», 1926. 348 с.

38. Гати Ференц, Гайер Дюла и др. Подросток. Пер. с венгерского А. Нау-менко. М.: Прогресс, 1997. 175 с.

39. Гернет М.Н. Общественные причины преступности. М., 1906. 210 с.

40. Гилинский Л.И., Афанасьев В.Г. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения: Учебное пособие. СПб.: Питер, 1993. 272 с.

41. Гилинский Я.И. Криминология: Курс лекций. СПб.: Питер, 2002. 384 с.

42. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию: Курс лекций. М.: Прогресс, 1988.-336 с.

43. Гликман И.З. Теория и методика воспитания. М.: ВЛАДОС ПРЕСС, 2002.-176 с.

44. Гуленко В.В., Тыщенко В.П. Юнг в школе. Соционика межвозрастной педагогике: Учебно-методическое пособие. Новосибирск: Изд-во Ново-сиб. ун-та; М.: Совершенство, 1997. — 270.

45. Гуткина Н.И. Личностная рефлексия в подростковом возрасте: Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 1983. 166 с.

46. Данилин Е.М. Проблемы воспитательной работы с педагогически запущенными подростками по месту жительства: Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 1990. 15 с.

47. Данилова Е.Е. психологический анализ трудных ситуаций и способ овладения ими у детей 9-11 лет: Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 1990.-172 с.

48. Деев В.Г. Психология направленности личности осужденных молодежного возраста: Учебное пособие. Рязань: РВШ МВД СССР, 1978. 78 с.

49. Детская и подростковая психотерапия / Под ред. Дэвида Лейна, Эдрю Миллера. СПб.: Питер, 2001. 448 с.

50. Долгова А.И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М.: Юрид. лит-ра, 1981. — с.

51. Драгунова Т.В. Проблема конфликта в подростковом возрасте // Вопросы психологии. 1972. № 2. С. 25-38.

52. Дриль Д.А. Малолетние преступники. Этюд по вопросу о человеческой преступности, ее факторах и средствах борьбы с ней. Вып. 2. М., 1884. -318с.

53. Дриль Д.А. Учение о преступности и мерах борьбы с нею. СПб.: Шиповник, 1912.-568 с.

54. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. М.: Изд-во Полит, лит-ра, 1982. 304 с.

55. Дубровина И.В. Психокоррекционная и развивающая работа с детьми. М.: Педагогика, 1999. 289 с.

56. Дюркгейм Э. Норма и патология // Социология преступности. М.: Прогресс, 1966. С. 39-40.

57. Жигарев Е.С. Криминологическая характеристика несовершеннолетних к организации их правового воспитания. М.: Московская высшая школа милиции МВД СССР, 1990. 79 с.

58. Забрянский Г.И. Наказание несовершеннолетних и его региональные особенности (статистика криминологическое исследование). М.: Рудоми-но, 2000. — 148 с.

59. Забрянский Г.И., Емельянова JI.B. Статистика преступности несовершеннолетних в России в 1988 году: Аналитический обзор. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа PRI», 2000. 211 с.

60. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М.: Просвещение, 1986.- 127 с.

61. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. 160 с.

62. Зелинский А.Ф. Криминологические и правовые аспекты неосознаваемой психической деятельности // Государство и право. 1984. № 9. С. 52-58.

63. Змановская Е.В. Девиантология. М.: Академия, 2004. 288 с.

64. Игошев К.Е. Преступность и ответственность несовершеннолетних: Социально-психологический очерк. Свердловск: Средне-Уральск. кн. изд-во, 1973.- 160 с.

65. Игошев К.Е., Миньковский Г.М. Семья, дети, школа. М.: Юрид. литра, 1989.-448 с.

66. Игошев К.Е., Шмаров И.В. Социальные аспекты предупреждения правонарушений. М.: Юрид. лит-ра, 1980. 176 с.

67. Кащенко В.П. Педагогическая коррекция. Исправление недостатков характера у детей и подростков. М.: Академия, 2000. 304 с.

68. Квятковская-Тохович Э. Агрессивность и конфликтность несовершеннолетних правонарушителей как объект педагогического изучения и воздействия: Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 1980. 26 с.

69. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учебное пособие для вузов. М.: ТЦ Сфера, при участии «Юрайт-М», 2001. 160 с.

70. Ковалев В.В. Патологические формы девиантного поведения у подростков: психиатрические и наркологические аспекты. Сб. науч. трудов Московского НИИ психиатрии. М.: МНИИП, 1989. 101 с.

71. Коломинский Я.Л., Березовин Н.А. Некоторые педагогические проблемы социальной психологии М.: Знание, 1977. 82 с.

72. Кон И.С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. 367 с.

73. Кон И.С. Психология ранней юности: Книга для учителя. М.: Просвещение, 1989.-255 с.

74. Кон И.С. Психология юношеского возраста. М.: Просвещение, 1979. -176 с.

75. Кондратенко Т.В. Девиантное поведение подростков. Минск: Беларусь, 1988.-206 с.

76. Кондратьев М.Ю. Подросток в замкнутом круге общения. Москва-Воронеж, 1997. с. 64.

77. Королев В.В. Психические отклонения у подростков правонарушителей. М.: Медицина, 1992. — 207 с.

78. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе: Деструктивное поведение в современном мире. Новосибирск, 1990.-224 с.

79. Кречмер Эрнст. Строение тела и характер. М.: Педагогика-пресс, 1995. 607 с.

80. Криминальная мотивация / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Наука, 1986. -303 с.

81. Крэсси Д. Развитие теории. Теория дифференцированной связи. Социология преступности. М.: Прогресс, 1966. 158 с.

82. Кудрявцев В.Н. Криминология. М.: Юрист, 2000. 286 с.

83. Кузьмин Е.С. Основы социальной психологии. Л.: ЛГУ, 1967. 173 с.

84. Кучинская Е.В. Деформация личности несовершеннолетнего правонарушителя с корыстной ориентацией. Кострома: КГУ им Н.А. Некрасова, 2002.-151 с.

85. Кучинская Е.В. Отношение к социальной среде у несовершеннолетних правонарушителей с корыстной ориентацией // Вопросы психологии. 1996. № 4. С. 55-62.

86. Кэдьюсон Хайди, Чарлз Шеффер. Практикум по игровой психотерапии. СПб.: Питер, 2001. -416 с.

87. Кэррел Сюзан. Групповая психотерапия подростков. СПб.: Питер, 2002.-224 с.

88. Леви B.JI. Нестандартный ребенок. М.: Знание, 1983. 208 с.

89. Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб.: Речь, 2000. 365 с.

90. Леонгард К. Акцентуированные личности. Ростов-на-Дону: Феникс, 2000.-539 с.

91. Личко А.Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: Медицина, 1983.-182 с.

92. Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. М.: СПАРК, 1996. 398 с.

93. Ломброзо Ч. Преступление. М.: СПАРК, 1994. 187 с.

94. Ломброзо Ч., Ферреро Г. Женщина преступница и проститутка. Ставрополь: Изд-во А.А.Торбы, 1991. 224 с.

95. Лыткина О.А. Психолого-педагогические условия социального и личностного развития юношей и подростков с девиантными формами поведения, обучающихся в профессиональных лицеях и школах. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Калуга, 2001.-182 с.

96. Майсак Н.В. Личностные особенности младшего подростка с девиант-ным поведением. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 2001. 213 с.

97. Макаренко А.С. Собр. соч.: В 5-ти т. М.: АПН РСФСР, 1951. Т. 4. -532 е.; Т. 5.-509 с.

98. Манапова Е.И. Саморегуляция поведения, ее развитие и формирование у социально дезаптированных подростков. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. пси-хол. наук. Омск, 2001. 195 с.

99. Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. 422 с.

100. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. М.: Мед.Пресс, 1988. 592 с.

101. Миньковский Г.М. Неблагополучная семья и противоправное поведение подростков // Социологические исследования. 1982. № 2. С. 105-113.

102. Миньковский Г.М. Профилактика среди несовершеннолетних / Под ред. Г.М. Миньковский, А.П. Тузов. Киев: Политиздат, 1987. 215 с.

103. Новоселова А.С. Специфика воспитательной работы с педагогически запущенными подростками. Пермь: ПГТУ, 1988. 78 с.

104. Олиференко Л.Я., Чепурных Е.Е., Шульга Т.И., Быков А.В. Инновации в работе специалистов социально-психологических учреждений. М.: Полиграф сервис, 2001. 320 с.

105. Остер Джеральд, Гоулд Патриция. Рисунок в психотерапии. М.: Информационный центр психологической культуры, 2000. 184 с.

106. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. Кн. 1. М.: Ось-89, 1998. -304 с.

107. Позднышев С.В. Основные начала науки уголовного права. Общая часть уголовного права. Изд.2-е испр. и доп. М.: Издание А.А. Карцева, 1912. 653 с.

108. Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии. 1996. 3 1. С. 20-33.

109. Пономарева Д.И. Профессиональная деятельность субъектов пенитенциарных учреждений по профилактике агрессивного поведения и психологической коррекции личности подростков-делинквентов. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Тверь, 2003. 170 с.

110. Прихожан A.M. Диагностика личностной тревожности и некоторые способы ее преодоления // Диагностическая и коррекционная работа школьного психолога. М.: Педагогика, 1987. 165 с.

111. Пронин М.В. Формирование самосознания делинквентных подростков в процессе духовно-нравственного воспитания. Воронеж, 2004. 246 с.

112. Прутченков А.С., Сиялов А.А. Эй ты, параноик!!! (О психотипах личности, о диагностике, акцентуации характера детей и педагогической помощи им). М.: Новая школа, 1994. 64 с.

113. Психология и профилактика асоциального поведения несовершеннолетних / Под ред. С.А. Беличевой. Тюмень: ТГУ, 1985. 96 с.

114. Психосоциальная коррекция и реабилитация несовершеннолетних с де-виантным поведением. Беличева С.А., Кардашина О.В. и др. / Под ред. С.А. Беличевой. М.: Консорциум «Социальное здоровье России», 1999. 182 с.

115. Птичкина E.J1. Внутрисемейные детерминанты девиантного поведения старших подростков. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. Наук. М., 2001. -119 с.

116. Раттер М. Помощь трудным детям. М.: Прогресс, 1987. 422 с.

117. Реан А.А. Психология подростка. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, М.: OJI-МА-ПРЕСС, 2003.-377 с.

118. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер.с англ. М.: Прогресс, 1994. 478 с.

119. Романова Е.С., Потемкина О.Ф. Графические методы в психологической диагностике. М.: Дидакт, 1992. 256 с.

120. Рощин А.И., Шишкин А.В. Деятельность органов внутренних дел по профилактике наркомании и токсикомании среди несовершеннолетних: учебное пособие. Киев: НИиРИО Киевской ВШ МВД СССР им. Ф.Э.Дзержинского, 1990. 108 с.

121. Рычкова Н.А. Поведенческие расстройства у детей: диагностика, коррекция, психопрофилактика. М.: ГНОМ-ПРЕСС, 1998. 100 с.

122. Самоделкин С.М., Сибиряков C.JI. Преступность несовершеннолетних и ее предупреждение. Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1992. 36 с.

123. Севостьянов О.В. Мониторинг социальной работы с «трудными» подростками: психологические особенности, диагностика, помощь: Учебно-методическое пособие. Волгоград, ВИМПСР, 2000. 80 с.

124. Сибиряков C.J1. Дети преступность — беда: Методическое пособие. Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993. — 44 с.

125. Социология преступности / Пер. с англ. А.С. Никифорова, A.M. Яковлева. М.: Прогресс, 1966. 366 с.

126. Сиротюк А.Д., Клейберг Ю.А. Психофизические особенности у подростков // Современные проблемные психологии. Тверь, 2000. Вып. 4. С. 105116.

127. Социальная профилактика отклоняющегося поведения несовершеннолетних как комплекс охранно-защитных мер / Под ред. С.А. Беличевой, В.М. Фокина. М.: РИЦ Консорциума «Социальное здоровье России», 1992. 77 с.

128. Степанов В.Г. Психология трудных школьников: Учебное пособие. М.: Academa, 2001.-336 с.

129. Стручков Н.А. Криминология и проблема личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М., 1979. С. 39-48.

130. Тард Г. Преступники и преступление. М.: Госиздат, 1907. 189 с.

131. Тихомирова J1.B., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. М., 1998.-526 с.

132. Торлопов В.А. О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в России: проблемы и пути их законодательного решения / Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 1998. № 16 (83). С. 2-10.

133. Успенская Ю.М. Деятельность школьного психолога по профилактике детской и подростковой преступности. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Тверь, 2000. 143 с.

134. Фельдштейн Д.И. Психология взросления. М.: МПСИ, 1999. 672 с.

135. Фетискин Н.П. Психология девиантного поведения: диагностика и методы профилактики. Кострома: Костромской гос. ун-т им Н.А.Некрасова, 2003.-320 с.

136. Фомина JI.B. Социально-психологические проблемы делинквентности подростков: Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Ярославль, 1998.-24 с.

137. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.

138. Фрейд 3. «Я» и «Оно». Труды разных лет. Пер. с нем. Тбилиси: Мера-ни, 1991.-428 с.

139. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. М.: Наука, 1989. 456 с.

140. Фрейд 3. Психоанализ и русская мысль. Сост. В.М. Лейбин. М.: Республика, 1994.-384 с.

141. Ферри Э. Уголовная социология: Соч. проф. Рим. права: Перевод с итал. Изд-я СПб.: Изд-во «Просвещение», 1896. Ч. 2 1896.-448 с.

142. Фокс В. Введение в криминологию / Пер.с англ. М.: Прогресс, 1985. -310 с.

143. Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992. 430 с.

144. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993. 415 с.

145. Холл С. Социальные инстинкты у детей. Пб., 1920. 109 с.

146. Холмогорова А.Б., Воликова С.В., Толкунова Е.В. Семейные факторы депрессии // Вопросы психологии. 2005. № 6. С. 63-71.

147. Худик В.А. Психология аномального развития личности в детском и подростково-юношеском возрасте. Киев, 1993. 144 с.

148. Чарлтон Э. Основные принципы обучения здоровому образу жизни // Вопросы психологии. 1997. № 2. С. 3-13.

149. Чередниченко В.И. Трудные дети и трудные взрослые. М.: Просвещение, 1991.-192 с.

150. Шацкий С.Т. Избр. педагог, соч.: В 2-х т. М.: Педагогика, 1980.

151. Швецова Н.И. Развитие самосознания у подростков с девиантным поведением. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Астрахань, 2000. 189 с.

152. Шнайдер Ганс Йоахим. Криминология. М.: Прогресс. Универс, 1994. -504 с.

153. Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. М.: Академический проект; Трикста, 2005. 336 с.

154. Шульга Т.Н. Проблемы волевой регуляции в онтогенезе // Вопросы психологии. 1994. № 1. С. 105-110.

155. Шульга Т.Н., Олиференко Л .Я. Психологические основы работы с детьми «группы риска» в учреждениях социальной помощи и поддержки. М., 1997.-328 с.

156. Шульга Т.Н., Олиференко Л.Я., Быков А.В. Социально-психологическая помощь обездоленным детям: Учебное пособие. М.: УРАО, 2003. 400 с.

157. Шульга Т.Н., Слот В., Спаниярд X. Методика работы с детьми «группы риска». М.: УРАО, 1999. 104 с.

158. Шульга Татьяна, Спаниярд Хан, Слот Вим. Технология оказания помощи подросткам с девиантным поведением. Москва-Амстердам, 2004. -258 с.

159. Эльконин Б.Д. О феноменах переходных форм действия // Вопросы психологии. 1994. № 1. С. 47-54.

160. Энциклопедия психологических тестов. М.: ТЕРРА Книжный клуб, 1999.-400 с.

161. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. 344

162. Эриксон Э. Детство и общество / Под ред. А.Г. Лидерса, В.Г. Колесникова. М.: Прогресс, 1993. 53 с.

163. Яссман Л.В. Психологические проблемы ранней профилактики правонарушений у несовершеннолетних: Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. М., 1998. 39 с.

164. Bandura A. and Walters D.H. Social learning and personality development. New York, 1969.-363 p.

165. Merton R.K. Social Theory and social structure/ Glencoe, 111: The Free Press, 1968. P. 185-199.

166. Reiss A. Social Corelates of Psychological Tipes of Delinquency // American Social Review. 1982. — Vol. 17. — P. 710-780.

167. Rutter M. Temperament, personality and personality disorder // Brit. J. Psychiat. 1987. — Bd 55, H 12. — P. 255-260.

168. Cohen A. Delinguent Boys: The Cultuze of the Cang. New York, 1995.

169. Quay H. Personality and Delinquency // Juvenile Delinquency. -Prinception, N. Y., 1965. -P.l39-163.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Социальная адаптация детей

В основе предупреждения преступности несовершеннолетних лежат профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних являются: социально-педагогической и медико-психологической помощи семье.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Профилактика наркомании среди подростков в школе

О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на территории ЗГМО за 2016 год

     
     
      Глава XIII. Организационно-психологические основы профилактической работы в местах социальной изоляции
     
     
      1. Задачи и основные направления профилактической работы в местах социальной изоляции
     
     
      Профилактика — это совокупность мероприятий, направленных на выявление причин и условий, способствующих возникновению и распространению преступности, а также разработка мер по ее предупреждению. В зависимости от степени развития преступной деятельности в профилактической работе используют меры по предупреждению, предотвращению или пресечению преступлений.
      Предупреждение преступлений достигается совокупностью мер, направленных на выявление причин и условий, которые могут побуждать и провоцировать к криминальному поведению несовершеннолетних, и их устранение
      В случае, когда заранее выяшгь и устранить причины и условия, способствующие совершению преступлений, не удалось, но известно о готовящемся преступлении, принимают меры по его предотвращению. Если о совершаемом преступлении стало известно сотрудникам мест социальной изоляции, то применяются меры по его пресечению.
      В системе профилактики преступности несовершеннолетних важную роль играют специальные школы, специальные П ГУ к ВК. Во-первых, они, надлежащим образом исполняя уголовное наказание (ВК) и принудительные меры перевоспитания (спецшколы и спецГП У), используя для этого механизмы общественного сознания, оказывают общепревентивиое воздействие на неустойчивую в криминальном отношении часть подростково-юношеского населения страны. Во-вторых, они способствую"1 формированию у несовершеннолетних правильных правовых представлений о последствиях совершения преступлений, а следовательно, и правосознания. В-третьих, на места социальной изоляции возложена и задача частной превеншт, т.е. создания условий, которые исключали бы совершение несовершеннолетними преступления в период их нахождения в специальных воспитательных и исправительных учреждениях. В-четвертых, исключительно велика роль мест социальной изоляции в профилактике рецидивной преступности со стороны освобожденных от наказания и выпускников спецшкол и спецПТУ. В-пятых, хорошо поставленная работа в местах социальной ИЗОЛЯции, направленная на то, чтобы побудить несовершеннолетних, имеющих за собой еще не раскрытые преступления, к явке с повинной, способствует не только нравственному самоочищению несовершеннолетнего, снимает "груз" с его души, но и повышению уровня раскрываемое(tm) преступлений, а следовательно, и повышению "меткости уголовной репрессии".
      Таким образом, профилактическая деятельность мест социальной изоляции включает несколько направлений:
      — по видам профилактируемой преступности несовершеннолетних выделяют предупреждение: а) первичной преступности со стороны неустойчивой в криминальном отношении части подростков и юношей; б) рецидивной преступности несовершеннолетних (как в период их пребывания в местах социальной изоляции, так и после выпуска, освобождения); в) разных видов отклоняющегося поведения в местах социальной изоляции (профилактику вымогательства, симуляций и агграваций болезней, членовредительства, побегов, алкоголизма и токсикоманий, половых извращений и т.п.);
      — по объектам предупредительного воздействия выделяют: а) профилактику общую, не имеющую точного "адреса" в виде конкретной личности или группы несовершеннолетних; б) частную, направленную на предупреждение правонарушений со стороны определенных групп и лиц;
      — по месту воздействия выделяют профилактику правонарушений: а) со стороны несовершеннолетних, находящихся в местах социальной изоляции; б) со стороны лиц, выпущенных из спецшкол и спецПТУ, освобожденных из ВК и находящихся в трудовых (производственных) коллективах, продолжающих учебу в обычных школах и профессиональных училищах;
      — по системе применяемых мер выделяют профилактику: а) общесоциальную, включающую применение социальных, экономических, организационно-управленческих, правовых, психолого-педагогических, социально-медицинских, социокуль-турных, социотехнических мер к неустойчивой части (группе "риска") подростково-юношеского населения; б) специальную криминологическую, включающую разработку и применение целенаправленных мер к конкретным группам несовершеннолетних, склонных к правонарушениям; в) индивидуальную, включающую систему мер, определяемых индивидуально-личностными особенностями конкретных подростков и юношей.
      Каждый из указанных аспектов профилактики включает психологические и социально-психологические вопросы, без учета которых Эффективность профилактической работы снижается.
      Поскольку правонарушения и виды отклоняющегося поведения отличаются большим разнообразием, весьма разнообразна и система профилактических мер воздействия на несовершеннолетних в местах социальной изоляции. Исходя из этого разрабатываются программы и комплексные планы профилактики правонарушений и отклоняющегося поведения несовершеннолетних в местах изоляции. При этом следует учитывать, что все социальные институты, в которых пребывают несовершеннолетние, тесно связаны между собой так называемыми "трассами", по которым подростки и юноши общаются между собой путем нелегальной переписки. Поэтому профилактическая работа в местах социальной изоляции не может быть оторвана от профилактической работы на свободе, и наоборот, профилактическая работа на свободе с несовершеннолетними должна строиться с учетом влияния на них их друзей, отбывающих наказание в колониях или находящихся на перевоспитании в спецшколах и спецПТУ.
      В организации профилактической работы в местах социальной изоляции воспитатели и другие сотрудники встречают определенные трудности. Данное обстоятельство объясняется спецификой самой профилактической работы, строгим регламентированием ее нормативными актами, чрезвычайной разнородностью контингента несовершеннолетних и необходимостью ее дифференциации, взаимной криминализацией контингента, находящегося в изоляции, влиянием на отклоняющееся криминальное поведение несовершеннолетних "законов" и правил криминальной субкультуры.
      Психология общепревентивного воздействия социальной изоляции. Одной из целей социальной изоляции правонарушителей является решение задач общей превенции (предупреждения преступлений со стороны неустойчивой части подростково-юношеского населения). Смысл ее состоит в том, чтобы не дать неустойчивым подросткам оступиться, уберечь их от совершения преступлений. Это достигается путем ознакомления несовершеннолетних с процедурами применения принудительных мер перевоспитания и исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы, с режимом специальных воспитательных и исправительных учреждений, а также с теми последствиями, которые они несут в себе. Следовательно, общепревентивная цель достигается, если несовершеннолетний знает, что его ждет в случае совершения им преступления, представляет суть не только правоограничительных мер, но и процедур их исполнения, ясно сознает себе те страдания, которые они порождают, ощущает моральные переживания, которые человек испытывает, находясь в социальной изоляции.
      Таким образом, ознакомление с порядком исполнения принудительных мер перевоспитания и уголовного наказания в виде лишения свободы влияет на несовершеннолетнего в двух направлениях: а) устрашает его возможными правоограниче-ниями и ожидаемыми страданиями; б) изменяет правосознание подростка (юноши) и приводит его к убеждению о нецелесообразности (своего рода "невыгодности") совершения преступления.
      Возникает вопрос: из каких источников получают несовершеннолетние представление о процедуре перевоспитания и исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы? Различают два вида источников: официальные и неофициальные. К официальным относят нормативные акты, издаваемые законодателем, из которых несовершеннолетние узнают правду о тяжестях режима социальной изоляции. Как бы примеривая к себе возможное применение принудительных мер перевоспитания и уголовного наказания в виде лишения свободы, описанную в законе процедуру их исполнения и возможные последствия этого, несовершеннолетний отказывается от совершения правонарушения или преступления, что позволяет достичь цели превенции. Вторым официальным источником является предупреждение комиссии по делам несовершеннолетних и других правоохранительных органов о возможных последствиях криминального поведения несовершеннолетнего. Однако восприятие этой информации зачастую бывает не вполне адекватным в силу действия социально-психологических механизмов общественного сознания, возникновения различных психологических барьеров между взрослыми и несовершеннолетними. Нередко оно искажается под влиянием различных "помех", исходящих от тех или иных социальных групп, закрепляясь в обыденном сознании в виде различных социальных стереотипов.
      Неофициальную информацию несовершеннолетние получают из рассказов лиц, выпущенных из специальных школ и специальных ПТУ, а также освобожденных из воспитательных колоний. Преимущественно эта информация становится известной ближайшему окружению этих лиц. Обычно "рассказчик" допускает существенные искажения в силу своей субъективности, преувеличивая или преуменьшая тяжесть социальной изоляции. На содержание информации, исходящей от этих несовершеннолетних, влияют многие факторы: цели, которые они преследуют, информируя окружающих; время, прошедшее после выпуска из спецучреждения или освобождения из колонии, и степень его влияния на ретроспективную оценку перенесенных ограничений. Если несовершеннолетний стремится кого-то разжалобить, запугать или остановить от преступного шага, то он прибегает к "сгущению красок", всячески преувеличивая тяжесть страданий, перенесенных им; если же он хочет кого-то подтолкнуть к правонарушению или бравирует перенесенными страданиями в целях самоутверждения в криминальной группе, то может действовать в противоположном направлении, всячески подчеркивая свое "умение жить" в колонии (спецшколе, спецПТУ) или "кайфовать в тюрьме".
      Несовершеннолетние получают информацию о процедуре принудительных мер перевоспитания, исполнения уголовного наказания, переносимых тяжестях и испытываемых страданиях и от лиц, находящихся в специальных школах, специальных ПТУ и ВК. Чаще всего эта информация поступает родным во время свиданий с несовершеннолетними или в письмах, направляемых знакомым или друзьям из мест социальной изоляции. Здесь также может нарушаться принцип адекватности восприятия и передачи информации. Одни несовершеннолетние преуменьшают тяжесть страданий, другие же бравируют своим поведением, приукрашивают жизнь в социальной изоляции.
      В результате неадекватного восприятия и передачи информации о порядке применения принудительных мер перевоспитания и уголовного наказания у несовершеннолетних с асоциальным поведением могут возникать и закрепляться ошибочные представления об этой процедуре, т.е. в обыденном сознании популяции подростков и юношей начинают формироваться и закрепляться ошибочные стереотипы.
      Дадим характеристику некоторым стереотипам, возникающим в обыденном сознании подростково-юношеского населения, о порядке применения принудительных мер перевоспитания и уголовного наказания в виде лишения свободы, которые влияют на возникновение отклоняющегося поведения при их нахождении в "зоне". Часть несовершеннолетних преуменьшают последствия и степень суровости применяемых мер, которые могут наступить в случае совершения ими правонарушений и преступлений. Способствуют этому факты условно-досрочного освобождения от наказания в ВК, досрочного выпуска из специальной школы (специального ПТУ), амнистии лиц, известных данным несовершеннолетним. На юридическом языке это называется "нестабильностью выносимых судом приговоров", которая нацелена на то, чтобы стимулировать исправление случайно оступившихся подростков и юношей, а на деле нередко играет противоположную роль. У несовершеннолетних формируется стереотип, что "до конца, от звонка до звонка малолеток не держат". Оказывают свое влияние и письма из "зоны", формируя стереотип, что там "жить можно".
      Есть и другая сторона проблемы. Преуменьшение последствий и степени суровости применяемых к несовершеннолетним преступникам мер лишения свободы, а к правонарушителям — принудительных мер перевоспитания может вести к формированию у лиц, пострадавших от преступных посягательств, чувства несправедливости по отношению к ним. Смягчение кары для несовершеннолетних правонарушителей, существование институтов досрочного, условно-досрочного освобождения, его замены принудительными мерами перевоспитания постоянно поддерживают и питают в обыденном сознании идею о необходимости ужесточения репрессий по отношению к преступникам.
      В противоположном направлении действуют стереотипы, преувеличивающие суровость применяемых уголовных принудительных мер к несовершеннолетним правонарушителям и преступникам. Эти подростки и юноши и их родственники считают примененную меру слишком суровой. Это порождает жалость к правонарушителю, стремление облегчить его "участь". Однако такое "доброе" чувство, как отмечают некоторые авторы, не всегда направляется по адресу. На основе этих чувств у учащихся спецшкол, спецПТУ, воспитанников ВК формируется идея искупления вины страданием.
      Мешают достижению целей профилактики стереотипы, в соответствии с которыми перенесенные несовершеннолетним правонарушителем страдания в специальном ПТУ (специальной школе и В К) рассматриваются как заслуга, своеобразный подвиг, что снимает (блокирует) и ослабляет действие моральных свойств применения уголовно-правовых и административных мер к подростку и юноше. Оценивая перенесенные тяготы как определенную заслугу, такой подросток (юноша), бравирует своим поведением "в зоне", а по выходе начинает требовать себе определенных преимуществ и льгот от общества.
      Наконец, у части несовершеннолетних за период нахождения в социальной изоляции формируется, а затем получает распространение стереотип об оправдательной роли трудностей, встречаемых в жизни, которые якобы дают ему право совершать новые правонарушения и преступления после выпуска из спецПТУ (спецшколы), освобождения из ВК.
      Поэтому в профилактической работе с несовершеннолетними необходимо учитывать: 1) возможность возникновения и укрепления в обыденном сознании рассмотренных стереотипов, добиваясь, чтобы объективно назначенная несовершеннолетнему мера воспринималась и субъективно как справедливая; 2) профилактическая работа в "зоне" должна быть тесно связана с такой же работой в среде подростково-юношеского населения страны, поскольку между той и другой частью несовершеннолетних существуют тесные контакты, не прерываемые никакими режимными мерами.
     
      Выводы:
      1. Профилактическая работа в местах социальной изоляции преследует цель исключить со стороны содержащихся в них несовершеннолетних правонарушений, преступлений и различных видов отклоняющегося поведения путем их исправления и перевоспитания.
      2. Профилактическая работа организуется по видам правонарушений и преступлений, по объектам воздействия, по месту воздействия, по системе применяемых мер.
      3. В комплексе профилактических мер важную роль играет применение и правильное использование психологических знаний.
      4. Для достижения успеха в профилактике правонарушений среди лиц, находящихся в условиях социальной изоляции, важно обеспечить тесную связь проводимых профилактических мер с мерами, используемыми в профилактике правонарушений и преступлений в среде всего подростково-юношеского населения страны, поскольку места социальной изоляции связаны бесчисленными связями с учебными и другими воспитательными учреждениями для несовершеннолетних.
     
     
      2. Психологические вопросы организации профилактической работы среди несовершеннолетних в местах социальной изоляции
     
     
      В системе профилактики важное место занимает правовое воспитание, направленное на формирование у несовершеннолетних правильного понимания предписаний законов, воспитания убежденности в недопустимости их нарушения и выработку устойчивой привычки их точного и неукоснительного исполнения. При этом, организуя правовое воспитание несовершеннолетних, следует учесть существующие искажения в их правовом сознании. Рассмотрим эти искажения и дефекты.
      Прежде всего следует отметить такой дефект, как правовая неосведомленность — незнание частью несовершеннолетних правовых норм. О распространенности этого дефекта свидетельствуют результаты изучения правовых знаний правонарушителей. Оказалось, что свыше 70% опрошенных не имели четких представлений об уголовной наказуемости их деяний. На вопрос, совершили бы они противоправные действия, если бы шата, что могут быть приапечены к уголовной ответственности, большинство ответило отрицательно. Конечно, в таком рет-респгктивном изучении есть значительные искажения, и полностью оно картину не отражает. Одни подростки действительно не совершили бы преступления, другие пошли бы на преступление со значительными колебаниями, третьи — без колебаний. Но задним числом им в момент опроса важно было оправдать совершенное преступление незнанием закона. Это нужно было и для собственного самоуспокоения, и чтобы лучше выглядеть в глазах других, в том числе и исследователя. Здесь налицо действие механизма психологической защиты и самооправдания.
      Правовая неосведомленность чаще всего возникает из-за отсутствия надлежащей информации, когда правовое просвещение стоит не на должном уровне. Такой дефект устраняется путем совершенствования такого просвещения, систематического изучения основ права и правовых консультаций.
      Хуже обстоит дело, когда причиной правовой неосведомленности является нежелание человека получить соответствующие знания, или же он считает их необязательными для себя. Здесь правовая неосведомленность перерастает в более серьезный дефект — социально-правовой инфантилизм, выражающийся в безразличном отношении человека к нормам права, в нетребовательном отношении к себе и другим, непонимании значимости правовых запретов в обществе и неумении их соблюдать. Такой инфантильный подросток не переживает чувства раскаяния за совершенное преступление, не воспринимает наказание как "воздаяние" за содеянное из-за неразвитых этических и правовых чувств… В силу социальной безответственности он не переживает своей вины за систематические побеги, членовредительство, акты вандализма и т.п. в "зоне", поскольку такого понятия для него не существует.
      Следующий дефект правосознания — отсутствие правовой культуры, при котором несовершеннолетний может быть согласен с требованиями правовых норм (например, режима в ВК), убежден в необходимости их соблюдения, но нарушает все предписания в силу отсутствия привычки законопослушного поведения. Вначале отсутствие правовой культуры проявляется в административных правонарушениях, а затем они неизбежно перерастают в уголовно наказуемые деяния. Отсутствие правовой культуры, например, у подростка, находящегося под следствием, под судом или отбывающего уголовное наказание, водворенного в спецшколу, спецПТУ, выражается также в незнании и неумении найти необходимую правовую помощь, обеспечить надлежащую правовую защиту своих интересов. Их, к сожалению, этому и не учат. В нескольких обследованных нами спецшколах, спецПТУ и ВК нет юридических консультаций для содержащегося там контингента. Правовую помощь им оказывают сами воспитатели и сотрудники, а ведь это заинтересованные лица. Не случайно в одном из исследований, проведенных в Москве и Нью-Йорке, при моделировании жизненных ситуаций, в которые могут попасть подростки и где требуется помощь юриста, московские школьники терялись, не зная, что предпринять, а их нью-йоркские сверстники требовали соединить их со своим семейным адвокатом. К сожалению, несовершеннолетним, находящимся "в зоне" не с кем посоветоваться, кроме как со "знатоками" закона из числа своих сверстников, также находящихся в изоляции.
      Однако среди правонарушителей и несовершеннолетних преступников часто встречается такой дефект правосознания, как социально-правовой нигилизм, выражающийся в неправильном, искаженном понимании правовых норм, несогласии с их требованиями, искаженной оценкой моральных и правовых запретов. Социально-правовой нигилизм (негативизм) проявляется в активном аморальном и противоправном поведении несовершеннолетнего. Возникает он в силу несовпадения требований общества с личными интересами, моральными убеждениями или личным опытом. Чаще всего — это результат неправильной оценки соотношения личного и общественного. При социально-правовом нигилизме правовые чувства притуплены, подросток склонен к самооправданию своего преступного поведения ссылками на окружающих, их неправильное поведение, вынудивших его, например, к симуляции болезней, совершению побега, рэкету и т.п. Жажда самоутверждения в среде себе подобных "в зоне" вызывает стремление подростка во что бы то ни стало немедленно доказать свое превосходство любыми, даже противоправными, поступками, бравадой, членовредительством и т.п.
      Распространенной формой социально-правового негативизма является юношеский максимализм, выражающийся в местах социальной изоляции не только в несамокритичном отношении несовершеннолетнего к себе, но и в нежелании прислушаться к предостережениям воспитателей, других сотрудников учреждения, внять их советам. Здесь социально-правовой негативизм формируется на базе возрастного негативизма как результат перерастания возрастной оппозиции несовершеннолетних в оппозицию криминальную.
      Самым глубоким дефектом нравственного и правового сознания лиц, содержащихся в социальной изоляции, является социально-правовой цинизм, проявляющийся в отрицании значимости любых запретов, склонности к анархии, активной безнравственной и противоправной позиции, в устойчивых криминальных установках, являющихся пусковым механизмом отклоняющегося и других видов "тюремного" поведения. Такие подростки и юноши считают, что "законы писаны не про них". Они сами себе законодатели. Им не нужно ни перед кем оправдываться за свое поведение, поскольку оно для них единственно приемлемое. Именно они сами творят свои "законы" в "зоне", требуя от остальных подростков неукоснительного их выполнения.
      Как видим, чаще всего дефекты правового сознания правонарушителей усугубляются дефектами их нравственного сознания, заключающимися либо в наличии антиобщественных взглядов и установок, принципов и привычек, либо в отсутствии твердых позитивных нравственных установок, принципов и привычек. При этом рассмотренные дефекты правового сознания существенно отражаются на поведении личности в условиях социальной изоляции, и без их устранения трудно вести речь о профилактике отклоняющегося поведения несовершеннолетних в "зоне". В целях решения задач профилактики отклоняющегося поведения важно активизировать правовое воспитание несовершеннолетних правонарушителей.
      Средствами охраны и надзора, режимными ограничениями следует создать такие условия в местах социальной изоляции, которые исключали бы возможность совершения правонарушений, способствовали бы разрушению криминальных привычек и установок и формированию привычек правопослушного поведения. И дело здесь заключается не в том, чтобы ежеминутно "стоять над душой" у подростка, а в том, чтобы так организовать его жизнь и деятельность, дабы у него не было времени ни на обдумывание, ни на совершение криминального поступка, а главное, не возникало бы и желания его совершить.
      Профилактическая работа включает также в себя создание условий для психологической и физической изоляции худших в нравственном отношении подростков и юношей от лучших. Это вызвано тем, что сосредоточение в "зоне" большого числа лиц, имеющих различной глубины и различного сочетания нравственные пороки, криминальную зараженность, порождает в процессе их межличностного и межгруппового взаимодействия специфические социально-психологические явления взаимной кри-минализации.
      Психологическая изоляция худших от лучших в ВК, спецшколе и спецПТУ обеспечивается: разобщением отрицательно направленных групп и группировок, затруднением взаимных контактов несовершеннолетних из числа "авторитетов" (уголовной элиты) друг с другом путем помещения их в разные смены в школе и на производстве; усилением контроля администрации, работников службы режима, воспитателей и коллектива несовершеннолетних за их поведением; прикреплением к отрицательно настроенным лицам активистов; обеспечением перевеса в каждом контактном коллективе (учебной группе, классе, бригаде и т.п.) позитивно настроенных подростков и юношей над отрицательно настроенными; применением к ним морального осуждения и бойкота и т.п.
      В случаях, не терпящих отлагательств, к нарушителям режима, порядка и дисциплины (отказчикам от работы и учебы, склонным к членовредительству и побегам и т.п.) применяются меры физической изоляции — временное водворение в дисциплинарный изолятор (дисциплинарную комнату).
      Весьма эффективным средством профилактики правонарушений и отклоняющегося поведения является переориентация возникающих или формирующихся криминальных групп, что достигается усилением их позитивного ядра (если в группе есть такие лица) или переориентацией лидера, приближением его к воспитателю и организацией с ним индивидуально-профилактической работы. Вместе с тем существенную роль может сыграть дискредитация "воровских авторитетов" в глазах основной массы несовершеннолетних, показ их жестокости, несправедливости, нечестности в отношениях с "низами" и с основной массой несовершеннолетних; создание условий для проявления лидерских качеств несовершеннолетних с позитивными установками, вокруг которых потом и формировались бы дружеские группы.
      Важным условием эффективности профилактики любых видов отклоняющегося поведения несовершеннолетних в "зоне" является обеспечение повседневной занятости каждого подростка и юноши, активное их включение в общеобразовательное и профессиональное обучение, в культурно-массовую и спортивную работу, в клубы по интересам, обеспечение строгого и постоянного контроля за их поведением.
      Известно, что часть правонарушений совершается несовершеннолетними, имеющими различные отклонения от психической нормы, не выявленные в ходе следствия и суда, и это также должно быть учтено в профилактической работе.
      Планирование профилактической работы в местах социальной изоляции. Исследования показывают, что планированию в местах социальной изоляции профилактической работы не уделяется еще должного внимания. Не во всех учреждениях составляются планы социальной профилактики, а если и составляются, то страдают неконкретностью, в них не учитываются основные исходные данные для планирования. Порой они длительное время не обновляются, хотя состав несовершеннолетних значительно изменился по криминологическим и социально-демографическим показателям.
      Рекомендуется, исходя из опыта, при планировании профилактической работы учитывать:
      1) наиболее криминогенные места (это участки территории и помещения учреждения, где чаще всего совершались правонарушения, нарушения режима, дисциплины и порядка). Такими местами преимущественно являются малопосещаемые воспитателями, другими сотрудниками труднодоступные и плохо просматриваемые помещения и участки территории (подсобные и хозяйственные помещения, различные закоулки, кладовки, загородки, туалеты и т.п.);
      2) наиболее благоприятное время для совершения правонарушений. Здесь следует исходить из статистических данных, которые показывают, что чаще всего правонарушения и преступления совершаются в часы свободного времени несовершеннолетних, когда контроль за их поведением ослаблен, а иногда и в ночное время (после отбоя), когда члены отрицательно настроенных групп и криминальных группировок устраивают "прописку" новичкам, проводят "разборки", занимаются вымогательством, совершают насилия и т.п.; с приближением теплого времени года возрастает кривая нарушений режима, опасность совершения преступлений и побегов (самовольных уходов) несовершеннолетними;
      3) состав несовершеннолетних в "зоне" и его динамику в зависимости от криминологических и социально-демографических показателей. Если, например, в учреждении преобладают лица, совершившие насильственные действия, то в первую очередь планируется профилактика именно насильственных преступлений. Если же преобладают лица, участвовавшие в рэкете, то следует ожидать волны вымогательства и "в зоне";
      4) ситуации, которые могут провоцировать несовершеннолетних на совершение преступлений. С помощью режимных, организационных и других мероприятий эти провоцирующие ситуации должны быть исключены из жизни несовершеннолетних. Так, своевременное выявление намечающегося конфликта между лидерами двух враждующих группировок поможет исключить драки и "разборки" между этими группировками, притеснения более сильной группировкой представителей слабой группировки. Однако не следует забывать, что эффективность профилактики заключается не столько в исключении внешних, провоцирующих подростка или юношу на преступление факторов и создании жесткой системы внешнего контроля, сколько в обеспечении перехода личности от внешнего к внутреннему контролю, заключающемуся в выработке у несовершеннолетнего необходимого умения правильно оценивать и разрешать острые жизненные ситуации.
      Планируя систему профилактики, необходимо обеспечить ее преемственность с мерами, принимаемыми по профилактике преступности в подростково-юношеской среде на свободе. Это позволит исключить негативное влияние криминальных группировок, действующих на свободе, на членов этих группировок, оказавшихся в изоляции. Так, представители криминальных группировок, действующих в Санкт-Петербурге, нередко приезжают к Колпинской ВК и начинают инструктировать бывших членов групп (перекрикиванием, переброской записок, передачей их через подставных лиц, имеющих доступ на территорию колонии и т.п.), как этим лицам вести себя в изоляции, на кого ориентироваться, а кого следует "наказать" за предательство. Не выявив эти группировки на свободе и не приняв против них мер, трудно добиться надлежащего законопослушного поведения части несовершеннолетних и внутри колонии. То же самое относится и к преемственности мер, проводимых с несовершеннолетними в спецшколе, спецПТУ и приемнике-распределителе, следственном изоляторе. Так, успех профилактической работы в специальном ПТУ во многом зависит от состояния такой работы в приемнике-распределителе, откуда прибывают несовершеннолетние. Чтобы не допустить преступлений среди несовершеннолетних в пути, их отправляют в спецшколу и спецПТУ в сопровождении сотрудников милиции или других взрослых лиц, а в воспитательную колонию из следственнбго изолятора — под конвоем.
      Профилактическая работа не заканчивается выпуском подростка из спецшколы или спецПТУ (освобождением из ВК), а продолжается по прибытии его домой органами милиции, комиссией по делам несовершеннолетних и по месту жительства. Чтобы несовершеннолетние не совершили правонарушений в пути следования домой, предусмотрено их сопровождение родителями или опекунами, а в заведения интернатного типа (в случае отсутствия родственников и опекунов) — сотрудниками учреждения. Так должен осуществляться принцип непрерывности профилактической деятельности ("из рук в руки").
      Вместе с тем, работа по профилактике должна вестись систематически, а для этого все принимаемые меры должны быть сведены в систему, где каждая отдельная мера согласуется и состыкуется с любой другой, не противоречит ей. Так, рассогласованность применяемых мер по времени приводит к тому, что в какой-то период суток несовершеннолетние могут оказаться вне контроля, что способствует совершению ими преступлений.
      Руководители учреждений мест социальной изоляции должны хорошо знать оперативную обстановку в "зоне" и уметь выбирать главное направление (главные задачи) профилактической работы. Так, выявив зреющее среди несовершеннолетних недовольство засильем той или иной группировки, следует ожидать возможных эксцессов: групповых побегов, попытки недовольных расправиться с теми, кто их "затирает", массовых случаев членовредительства и симуляций болезней. Значит, на ликвидацию зреющего недовольства и должны быть направлены все внимание и усилия, а одновременно — приняты все противопобеговые и другие меры.
      Вместе с тем, определяя направления профилактики, необходимо исходить из соответствия поставленных задач и определяемых для этого сил и средств. Если это не будет учтено, то задачи профилактики останутся на бумаге, что часто и случается, особенно в такие ответственные периоды, как массовые отпуска сотрудников, отзыв их на учебу, когда система профилактики оголяется.
      Важно поддерживать систему профилактики в постоянной готовности к немедленному реагированию на чрезвычайную ситуацию. Так, в одной из спецшкол при совершении массового побега учащиеся были задержаны и возвращены в зону в течение двух часов после подачи сигнала о совершенном побеге. Каждый сотрудник знал, что ему делать и где он должен быть по такому сигналу: все дороги, железнодорожный и автовокзал были немедленно перекрыты. ГАИ по поступившему сигналу взяла под контроль все проезжавшие через данную местность автомашины и автобусы. Возможные места укрытий (овраги, кустарники, лесопосадки) были прочесаны патрулями и т.д. В близлежащие населенные пункты были высланы наряды. Из этого следует и другой принцип профилактической работы: в ней обязан участвовать каждый сотрудник учреждения, решая задачи по общему плану. Кроме того, планируя профилактическую работу, необходимо предусмотреть участие в ней не только представителей данного учреждения (администрации, воспитателей, самих несовершеннолетних), но и правоохранительных органов, других социальных институтов.
     
     
      3. Явка с повинной в системе мер профилактики
     
     
      Понятие о явке с повинной. Явка с повинной — устное или письменное добровольное заявление несовершеннолетнего органам дознания, следствия, прокуратуре, суду или представителям администрации мест социальной изоляции о совершенном им преступлении. Различают истинную явку с повинной (когда подросток совершил ранее преступление, которое по каким-то причинам не было раскрыто) и ложную (когда несовершеннолетний по каким-то мотивам оговаривает себя). Мы уже касались проблемы оговора в главе 1: по законам преступного мира в случае совершения группового преступления и ареста группы роль лидера добровольно берет на себя самый младший член группы, выгораживая фактического лидера (брать на себя роль лидера на уголовном жаргоне — "переть паровозом"). Прежде всего это правило действует в том случае, если фактическим лидером является взрослый член группы. В свою очередь, истинная явка с повинной в зависимости от мотивов может быть чистосердечной или корыстной.
      Спрашивается: какое отношение явка с повинной и склонение несовершеннолетних к ней имеют к профилактике преступности и отклоняющегося поведения несовершеннолетних в местах социальной изоляции? Прежде всего, работа по склонению к явке с повинной актуальна в системе мер профилактики в силу того, что среди несовершеннолетних в местах социальной изоляции могут быть лица, которые ранее совершили преступления, оставшиеся нераскрытыми. Успешное сокрытие такого преступления порождает у них чувство безнаказанности и укрепляет криминальные установки, затрудняя процесс исправления и перевоспитания. Вместе с тем, имея за собой нераскрытые преступления, такие несовершеннолетние побуждают других к дерзкому поведению, совершению различных правонарушений, толкают на преступный путь, чтобы отвлечь от себя внимание администрации и воспитателей.
      Наоборот, чистосердечная истинная явка с повинной свидетельствует о разрыве несовершеннолетнего с преступным прошлым, служит залогом его успешного перевоспитания; она содействует повышению раскрываемое(tm) преступлений и имеет существенное общепредупредительное значение. Кроме того, чистосердечно явившийся с повинной подросток является важной опорой воспитателей в работе с другими несовершеннолетними, он не пойдет на совершение правонарушения в местах социальной изоляции. Таким образом, чистосердечная явка с повинной — показатель эффективности воспитательного процесса в местах социальной изоляции и действенности профилактической работы.
      Однако бывают случаи, когда несовершеннолетний заявляет о преступлении, которое действительно было им совершено, в корыстных целях. Это бывает в случаях, когда он догадывается, что правоохранительные органы вышли на след преступника, и вероятно его разоблачение. Такая явка с повинной несовершеннолетнего дезорганизует воспитательный процесс, вводит воспитателей и администрацию в заблуждение, создает в местах социальной изоляции атмосферу лжи и фальши в отношениях между администрацией и несовершеннолетними. Являясь с повинной в корыстных целях, несовершеннолетний пытается получить определенные привилегии (прослыть исправившимся, добиться досрочного освобождения или выпуска из спецшколы, спецПТУ и т.п.). Корыстной может быть явка с повинной, когда несовершеннолетний участвовал в групповом преступлении, преступление раскрыто, возможен выход правоохранительных органов на всю преступную группу. В этом случае, предупреждая такой выход на всю группу, несовершеннолетний полностью берет преступление на себя (обычно по требованию группы). Еще более отрицательную роль играет ложная явка с повинной, когда несовершеннолетний оговаривает себя. Это создает в местах социальной изоляции неблагоприятную морально-психологическую обстановку лжи и обмана, ослабляет усилия по профилактике правонарушений и преступлений. Обычно при совершении ложной явки с повинной подростки заявляют о таких преступлениях, которые редко регистрируются (поскольку о них пострадавшие редко или совсем не заявляют). Например, подросток признается, что в метро (автобусе, трамвае, троллейбусе и т.п.) украл у гражданки сумку, в которой было столько-то денег, ценные вещи. Ни проверить, ни уточнить такое заявление практически невозможно, если сумма денег и ценности .незначительные, а именно на это и рассчитывает подросток.
      Воспитателю важно правильно оценить характер явки несовершеннолетнего с повинной, проанализировать мотивы, которыми он руководствовался при этом. А для этого следует иметь представление о сложившейся системе межличностных и межгрупповых отношений в среде несовершеннолетних, которая нередко и побуждает их на такие поступки. В системе этих отношений лежит и причина того, почему часть несовершеннолетних, имея за собой нераскрытые преступления, не являются с повинной.
      Типы групп несовершеннолетних по отношению к явке с повинной. В среде несовершеннолетних можно выделить типические группы, в зависимости от того, как они относятся к явке с повинной. К первой группе принадлежат лица, которые положительно относятся к такому шагу, считая, что он позволяет им окончательно порвать с преступным прошлым, делом доказать свое исправление. Однако одни из них, понимая это, вместе с тем не решаются на такой шаг, боясь возможной суровой меры наказания. Других же страшат возможные угрозы расправы со стороны криминально настроенных групп несовершеннолетних, недоверие администрации и т.п.
      Вторую группу составляют несовершеннолетние, которые отрицательно относятся к явке с повинной, считая, что это вредный и ненужный шаг, не позволяющий им "хорошо жить" в местах социальной изоляции. Кроме того, явка с повинной — это шаг к сотрудничеству с правоохранительными органами, что прямо противоречит правилам уголовной субкультуры и сурово осуждается в преступной среде. Побудить таких лиц к явке с повинной может только угроза разоблачения более тяжкого, не раскрытого органами милиции преступления. Поэтому представители этой группы запугивают и притесняют тех, кто пытается сделать этот шаг.
      Третью группу составляют лица, которые отрицательно относясь к самому факту явки с повинной, идут на ложную явку или заявляют о действительно совершенных преступлениях, чтобы достигнуть своих корыстных целей, выгородить взрослого лидера группы и т.п.
      Четвертая группа несовершеннолетних не определилась по отношению к явке с повинной чаще всего потому, что за ними нет не раскрытых органами правопорядка преступлений и совесть их в этом отношении чиста, или им попросту безразлично, являться или не являться с повинной ("как все, так и они"). Это часто подростки и юноши, отличающиеся повышенной конформностью и внушаемостью. Можно было бы выделить и другие немногочисленные группы несовершеннолетних по отношению к факту явки с повинной, но отмеченные группы являются основными. По каждой из названных групп, с учетом мотивов их поведения, и должны разрабатываться и применяться меры по склонению их к явке с повинной. Приведенная классификация важна еще и потому, что позволяет достаточно точно определять возможных нарушителей режима и лиц, склонных к правонарушениям и преступлениям.
      Меры по склонению несовершеннолетних к явке с повинной. В каждом учреждении социальной изоляции разрабатывается система оперативных, организационных, психологических, пропагандистских и других мер по склонению несовершеннолетних к явке с повинной. Эта система включает прежде всего целенаправленное изучение состава несовершеннолетних (контингента правонарушителей), среди которых могут быть нераскрытые преступления. Без этого работа по склонению к явке с повинной будет безадресной и безрезультатной. Наличие нераскрытых преступлений в большей мере относится к лицам, совершившим правонарушения и преступления в группе, склонным к алкоголю, употреблению наркотиков, к азартным играм, имеющим психические аномалии, длительное время бродяжничавшим и уклонявшимся от учебы, занимавшимся рэкетом, спекуляцией, проституцией.
      Важными показателями вероятности наличия нераскрытых преступлений могут быть татуировки у рассматриваемых лиц, владение уголовным жаргоном, степень благозвучности клички, приверженность ценностям и нормам криминальной субкультуры и т.п. Однако вероятность — это еще не наличие нераскрытого преступления. Поэтому в работе по склонению к явке с повинной нужны косвенные методы воздействия, чуткость и тактичность.
      Эффективности принимаемых мер будет способствовать выявление среди несовершеннолетних лиц, совершивших преступления, которые ранее не были раскрыты ("все тайное рано или поздно становится явным"). С этой целью используются примеры из практики данного места лишения свободы, когда освобожденный (или выпускник) привлекался к уголовной ответственности за преступление, совершенное до направления их в данное училище, данную спецшколу или в колонию.
      Вместе с тем воспитатели стремятся показать, что явиться с повинной означает совершить смелый и мужественный поступок, а не проявить малодушие, как порой утверждают представители криминальных групп. Помогает в этом умелое обращение к совести подростка или юноши, за плечами которого по предположению воспитателей может быть нераскрытое преступление. Можно добиться позитивного результата, если разъяснить несовершеннолетнему преимущества явки с повинной как смягчающего вину обстоятельства, проявляя при этом чувство меры, чуткость и тактичность. Преимущество не только в том, что возможная мера наказания будет минимальной по сравнению с той, которая последует, если преступление будет раскрыто правоохранительными органами. Здесь разъясняются преимущества и психологического плана — очистительное значение явки с повинной для совести человека, когда снимается груз "с его души". Внутреннее психологическое преимущество состоит и в том, что этот поступок оказывает влияние на всю дальнейшую жизнь, освобождает от постоянного ожидания разоблачений и ареста.
      Существенную роль может сыграть целеустремленное и систематическое психологическое воздействие с использованием ярких и известных примеров явки подростков с повинной. Несколько лет назад в Курганской ВК были выявлены два несовершеннолетних, за которыми могли быть тяжкие нераскрытые преступления. Принятыми мерами их удалось склонить к повинной: они сознались в совершении убийства. Вся процедура явки с повинной, следствия и суда (в том числе и эксгумации спрятанного ими трупа) была заснята на пленку. Оба явившиеся были осуждены, и им, с учетом чистосердечного раскаяния и ряда обстоятельств, носивших смягчающий характер (затеял драку погибший), была определена минимальная мера наказания по данной статье УК.
      Заснятый кинофильм постоянно демонстрировался в течение месяца подросткам в колонии с пояснениями психолога, воспитателей и представителей прокуратуры. Психологическое воздействие на несовершеннолетних было настолько сильным, что в течение двух месяцев с повинной явилось 59 человек, и все заявленные преступления были подтверждены органами милиции, куда направлялись соответствующие запросы.
      При склонении к явке с повинной нельзя сбрасывать со счетов общественное мнение в среде несовершеннолетних, поддерживающее шаги тех, кто искреннее и честно пошел на явку с повинной, или же, наоборот, скрывает, утаивает "висящие" преступления. Сформировать позитивное мнение по отношению к явке с повинной — это значит во многом определить решение данной проблемы в учреждении.
      Необходимой мерой является решительная борьба с группировками несовершеннолетних, которые придерживаются уголовных традиций, притесняют и запугивают подростков, настроенных совершить акт явки с повинной. Эта борьба включает и разоблачение корыстных и ложных явок с повинной. В этих случаях показывается, что подобные шаги предпринимаются для того, чтобы выгородить лидера преступной группы, запутать правоохранительные органы.
      Хорошие результаты дает привлечение к работе по склонению к явке с повинной лиц, которые ранее заявили о совершенных ими преступлениях, и суды учли это, смягчив меру наказания или не применяя ее вовсе. Но эти лица должны быть известны несовершеннолетним данного места социальной изоляции, пользоваться у них авторитетом. Должны быть известны им также и факты неявки с повинной лиц, ранее находившихся в данном учреждении, а после выпуска (освобождения) арестованных и осужденных за ранее совершенное преступление.
      Вся работа по склонению к явке с повинной наглядно оформляется. На специальном стенде раскрывается сущность явки с повинной, показывается ее место в борьбе с преступностью, в становлении человека на честный путь жизни, подчеркивается, что она является смягчающим вину обстоятельством, подробно разъясняются все последствия неявки с повинной для лиц, имеющих нераскрытые преступления. С психологических позиций раскрываются обстоятельства, удерживающие подростка от явки с повинной, рекомендуются способы преодоления мучительных сомнений и боязни совершить столь мужественный шаг.
      Работа по склонению к явке с повинной считается завершенной тогда, когда воспитатели приняли меры по закреплению ее результатов, ретроспективному осознанию несовершеннолетним верности совершенного поступка, добились такого положения, когда человек не осуждает себя за совершенную явку с повинной, видит ее позитивное значение, преодолевает все сомнения, уверен в своем завтрашнем дне, надеется, что коллектив защитит его от необоснованных нападок со стороны тех, кто придерживается уголовных традиций, их возможной мести.
      Любая неудача по закреплению результатов явки с повинной может коренным образом повлиять на эффективность всей профилактической работы. В одной из ВК осужденного К. (по прозвищу "Леха") воспитатели склонили явиться с повинной, за что он был осужден и к его неотбытой части срока был добавлен новый значительный срок. Все это отрицательно повлияло на его психологическое состояние, которое было усугублено насмешками со стороны отрицательно настроенной части осужденных, давших ему кличку "Леха с чистой совестью". Чтобы как-то реабилитировать себя в глазах основной массы несовершеннолетних, он совершил преступление "в зоне", и ему был добавлен новый срок. Естественно, вся работа по склонению к явке с повинной осужденных и по профилактике правонарушений в колонии была парализована.
     
      Выводы:
      1. Явка с повинной в местах социальной изоляции — важное средство в профилактике правонарушений и других видов отклоняющегося поведения несовершеннолетних. Для каждого подростка и юноши она имеет свою личностную значимость, что и должно быть учтено при проведении соответствующей работы с несовершеннолетними.
      2. По отношению к факту явки с повинной несовершеннолетних можно классифицировать: на позитивно настроенных, отрицательно настроенных и не определивших своего отношения к данному факту. С каждой из названных групп должна вестись работа по дифференцированным программам.
      3. В работе по склонению несовершеннолетних к явке с повинной накоплен значительный опыт, обобщение которого позволяет обосновать систему мер, применение которой эффективно с учетом использования данных психологии.
     
      Глава XIV. Воспитательно-профилактическая работа с различными категориями несовершеннолетних
      1. Рэкет и его профилактика
      Понятие рэкета. Взаимная криминализация несовершеннолетних в местах социальной изоляции проявляется прежде всего в рэкете (вымогательстве), т.е. завладении вещами и предметами пострадавшего с помощью угроз, запугивания, шантажа, обещаний, посулов, нередко перерастающем в грабеж (открытое завладение имуществом пострадавшего) или разбой (завладение имуществом пострадавшего с помощью оружия).
      В рэкете видны все особенности деформации общения в среде несовершеннолетних, степень распространенности в данном месте социальной изоляции криминальной субкультуры в виде различных норм, ценностей, уголовных традиций. Рэкет опасен тем, что он способствует укреплению криминальных установок у рэкетиров, развитию у них криминальных наклонностей и интересов и дальнейшей их профессионализации в преступной деятельности.
      Рэкет ведет к криминализации других несовершеннолетних, окружающих рэкетиров (пособников, исполнителей воли лидера); он создает психотравмирующую ситуацию для лиц, пострадавших от рэкетиров, порождая у них приспособленчество, неверие в способность администрации, воспитателей и коллектива несовершеннолетних защитить их от притязаний вымогателей; формирует и закрепляет у пострадавших безволие, заискивание перед "сильными" и "авторитетами", беспринципность и угодничество. Распространение рэкетирства ведет и к другим негативным последствиям в местах социальной изоляции: ухудшению социально-психологического климата, усложнению оперативной обстановки, распространению половых извращений, случаев членовредительства, побегов и т.п.
      Распространенность рэкета. Рэкетирство широко распространено в местах социальной изоляции, ему подвергаются большинство несовершеннолетних. Это свидетельствует о том, что реального состояния межличностных отношений в среде несовершеннолетних воспитатели, администрация, режимные работники не знают и не всегда своевременно выявляют. Это происходит потому, что: 1) из чувства страха, боязни прослыть доносчиками пострадавшие, как правило, не сообщают администрации и воспитателям о совершенных в отношении их посягательствах; 2) вымогатели и их жертвы оказались связанными совместным нарушением режима (азартной игрой, употреблением алкоголя и т.п.); 3) пострадавшие ошибочно полагают, что они не являются таковыми, поскольку вещь перешла в руки рэкетира "справедливо" (например, при проигрыше); 4) пострадавшие не уверены, что найдут надежную защиту у сотрудников.
      Вымогательство имеет определенные "волны". Больше всего от него страдают несовершеннолетние в адаптационный период (адаптанты составляют до 64% от числа пострадавших), когда им еще не известны порядки в местах социальной изоляции и они не имеют надежной групповой защиты и покровителей. Рэкет часто проявляется в дни свиданий несовершеннолетних с родными, получения посылок и передач.
      На рэкет влияет возраст несовершеннолетних. 69% пострадавших имели возраст до 15 лет. Это можно объяснить тем, что несовершеннолетние старших возрастов обладают большей физической силой, могут более успешно постоять за себя. Таковы данные по спецПТУ и ВК. В спецшколах наиболее страдают от поборов подростки в возрасте 11-13 лет. Старшие по возрасту имеют больший опыт криминальной деятельности, дольше находятся в местах социальной изоляции, лучше знают порядки и правила межличностных и межгрупповых отношений в криминальной среде. Вместе с тем среди несовершеннолетних старших возрастов от поборов страдают в первую очередь положительно зарекомендовавшие себя лица. Это свидетельствует о большей сплоченности групп с криминальными установками и разобщенности позитивно настроенных подростков и юношей.
      Прежде всего страдают от рэкета лица, впервые оказавшиеся в местах социальной изоляции, которые проходят через систему поборов, выплачивая "дань" более опытным лицам, объединенным в криминальные группы, как правило, ранее находившимся в специальных школах, неоднократно побывавшим в приемниках-распределителях, а также вторично направленным в спецПТУ (вторично отбывавшим наказание в ВК). Но, страдая от рэкета, пострадавшие психологически настраиваются на то, чтобы в последующем "взять реванш", эксплуатируя новичков, как правило, более жестокими и изощренными способами. В этом отношении механизм воспроизводства рэкета в местах социальной изоляции действует так же безотказно, как в армии механизм воспроизводства "дедовщины".
      Характеристика личности пострадавшего. С позиций викти-мологии (науки о жертвах преступных посягательств) важное значение приобретают качества личности пострадавших от поборов. Обобщенный "портрет" их выглядит так: впервые находится в местах социальной изоляции, не имеет земляков и лиц своей национальности, в дружескую группу ("семью", "хату", "круг") еще не вошел, безволен, несамостоятелен, внушаем. У 54,8% пострадавших заниженная самооценка, у 22,9 — нормальная, у 22,3% — завышенная. Это показательно, поскольку в общей совокупности завышение самооценки у несовершеннолетних встречается чаще, чем занижение. При этом чаще объектом посягательства становятся соматически и психически больные лица, которым в связи с болезнью трудно постоять за себя. Кроме того, эти лица чаще получают посылки и передачи, состоят на диетическом питании, поэтому они и привлекают внимание рэкетиров. Как правило, подвергаются поборам лица, "нечисто" прошедшие "прописку", допустившие отступление от "законов" и норм уголовного мира, скомпрометировавшие себя чем-то, что и послужило поводом для поборов. Сюда же относятся несостоятельные игроки в азартные игры, "пробожившие-ся" (нарушившие данное слово), другие лица из низших слоев групповой иерархии.
      Ситуации вымогательства и поборов. Рэкетиры выбирают удобный момент для посягательства и совершения поборов, когда новизна обстановки ошеломляет новичка, парализует его волю, лишает групповой защиты, и он становится легкой добычей рэкетиров. Однако личностные качества становятся провоцирующим фактором лишь в том случае, когда новичок еще не определился "в хату" ("круг", "семью"), не завел себе друзей, не нашел своих земляков. Как только он определился с малой группой, так сразу же перестает быть жертвой внегруппового и межгруппового посягательства. Объясняется это тем, что группа, приняв в свой состав новичка, сразу же становится незаинтересованной в том, чтобы ее члена обирали другие группы. Это не значит, что в каждой "семье" существуют принципы равенства и справедливости в распределении благ. Здесь уже вне-групповое и межгрупповое рэкетирство заменяется внугригруп-повым на основе функционирования механизмов "общего котла": чем выше в групповой иерархии статус несовершеннолетнего, тем весомее его доля в "общем котле". Боязнь поборов и других притеснений побуждает несовершеннолетнего скорее определиться с группой, приобрести в ней защиту и добровольно платить "дань" ее лидеру.
      Характеристика личности рэкетира. Кто же этот рэкетир? Что он из себя представляет? Каков его обобщенный "портрет"? Установить личность рэкетира не так просто, потому что он, как правило, сам редко отбирает вещи, чтобы "не засветиться", а поручает эту "грязную работу" своим подручным, "шестеркам". Кроме того, происходит это без свидетелей, а сами пострадавшие, как мы отметили, часто молчат из-за боязни расправы. Поэтому легко исполнителя принять за главаря группы рэкетиров.
      Рэкетиры отличаются более старшим возрастом, это преимущественно лидеры дружеских групп ("семей"), а при межгрупповом рэкете — "авторитеты", "боссы". Продукты, вещи нужны им не только как средство обогащения и удовлетворения своих потребностей, но и как способ самоутверждения в группе, направления своей физической и психической активности в привычное криминальное русло. Рэкет дает почувствовать власть над людьми, что в какой-то степени и "опьяняет" рэкетиров. При этом вымогательство может осуществляться различными способами, что в значительной мере зависит от ранее сложившегося стереотипа криминальной деятельности рэкетира. Поэтому для понимания психологии его личности важно проследить взаимосвязь способов рэкетирства с ранее совершенными преступлениями и правонарушениями. Так, лица с преобладанием насильственной направленности личности, совершившие ранее насильственные преступления, отличаются более грубыми способами рэкета, принимающими форму "внутризон-ного" грабежа или разбоя. Воры и мошенники, другие лица с преобладанием корыстной направленности личности, прибегают к более "хитрым" и "умным" способам рэкета, обставляя их соответствующими ритуалами (игра в карты, спор, загадки и т.п.), побуждая жертву добровольно отдать свои вещи.
      Ценностная значимость предметов, являющихся объектами посягательства. В соответствии с требованиями режима у каждого несовершеннолетнего в местах социальной изоляции набор личных вещей ограничен. Казалось бы, что может быть объектом посягательства рэкетиров в этих условиях? Однако такие объекты находятся: имеющиеся в нелегальном обращении деньги и их заменители, алкоголь и наркотики, курительные принадлежности, предметы туалета, содержимое посылок и передач; одежда, обувь, белье, пища (особенно деликатесы, сласти, получаемые от родственников, диетпитание в "зоне" и т.п.). Если проранжировать перечисленные предметы по частоте случаев посягательства, то можно определить их ценностную значимость в среде несовершеннолетних правонарушителей, находящихся в условиях изоляции. Эта ценностная значимость зависит от возраста, пола несовершеннолетнего, его криминального опыта, оставшегося времени до выпуска из спецшколы, спецПТУ, освобождения из ВК. Например, среди несовершеннолетних женского пола высоко ценятся предметы туалета, нижнее белье, модная одежда и обувь. У лиц мужского пола — прежде всего деньги, пища, алкоголь, а затем обувь и одежда. Вымогатели младших возрастов весьма высоко ценят (как правило, в спецшколе) различные сласти и деликатесы. Но в предвидении выпуска (освобождения), запасаясь на будущую жизнь, рэкетиры выбирают преимущественно объектом посягательства деньги, обувь, одежду. В силу сложившихся уголовных традиций лица мужского пола, как правило, не вымогают нижнее белье, проявляя брезгливость.
      Способы рэкетирства. Весьма разнообразны способы, с помощью которых рэкетиры вымогают предметы и вещи у несовершеннолетних. Рэкет может быть: по частоте посягательства на жертву — разовым и постоянным, по форме — открытым и скрытым, по квалификации — грубым и квалифицированным. Разовому рэкету подвергаются большинство новичков, прибывших в "зону". Постоянный рэкет осуществляется в виде систематического сбора "дани" или "платы" за покровительство, ловко прикрываемого заботой о новичке или слабом, неспособном постоять за себя подростке. Открытое вымогательство обычно построено на шантаже, запугивании жертвы, применении силы. Заманив жертву в укромное место или подкараулив ее в этом месте, рэкетиры, причиняя боль, побуждают ее отдать приглянувшуюся им вещь, оговаривают сумму денег, которые жертва должна им передать. Скрытый рэкет носит квалифицированный характер, обставляется соответствующими правилами, признаваемыми большинством несовершеннолетних справедливыми: своевременная расплата за проигрыш в карты, соблюдение данного слова и т.п. Поэтому подобный рэкет обычно не воспринимается как акт вымогательства.
      Причины, способствующие распространению рэкета в местах социальной изоляции. Чтобы бороться с рэкетом, надо знать его причины. К таким причинам можно отнести (по мнению опрошенных экспертов — сотрудников специальных школ, спецП-ТУ, ВК): 1) общую неблагоприятную морально-психологическую и оперативную обстановку в учреждении (например, в связи с поступлением большой партии несовершеннолетних и ослаблением боевитости актива); 2) ослабление воспитательно-профилактической работы, попустительство в нарушениях режима (распространенность азартных игр, пронос и провоз запрещенных предметов, нелегальное обращение денег); 3) оживление "воровских законов" и уголовных традиций, оправдывающих поборы и вымогательство; 4) отсутствие контроля за несовершеннолетними в часы свободного времени и при нахождении их на производстве, неумение организовать их досуг; 5) разобщенность актива и основной массы позитивно настроенных подростков и юношей.
      Таковы причины и условия, возникающие в "зоне". Однако есть и причины, выходящие за ограждение "зоны", — общесоциальные. Это — первоначальное накопление капитала, возникновение класса коммерсантов и предпринимателей, обладающих большими денежными средствами. Они-то и породили рэкет не просто как преступление, а как своеобразное социальное движение — "грабить награбленное". Пройдя стадии дикого, варварского рэкета, это движение все более перерастает в квалифицированные способы отнимания денег и богатств. И несовершеннолетние все это видят, при этом многие из них подвергались притеснениям и поборам рэкетиров и на свободе или же сами занимались рэкетом под руководством взрослых. Так что общесоциальный опыт переносится и в "зону", а оттуда в обобщенном виде возвращается в общество.
      Профилактика и борьба с рэкетом. В целом существует недооценка распространенности рэкета в местах социальной изоляции со стороны сотрудников этих учреждений, его кримина-лизирующей роли в подростково-юношеской среде. Чаще всего ограничиваются дисциплинарными мерами в отношении лиц, допустивших грубые случаи овладения чужими вещами, не вникая в суть уголовных традиций и "воровских законов". В современных условиях назрела необходимость в разработке системы профилактики рэкета в каждом учреждении. В этой системе важное место должны занять организационные, режимные, психологические и воспитательные меры воздействия в их комплексе. Такая система мер может включать:
      — формирование общей благоприятной для воспитательной работы морально-психологической атмосферы в учреждении;
      — тщательное изучение поступающего в "зону" контингента, выявление среди несовершеннолетних рэкетиров, пресечение их действий, разъяснение их вреда и деперсонализация личности рэкетира;
      — укрепление режима, пресечение любых случаев его нарушения, в особенности распространения азартных игр, проноса и провоза в "зону" запрещенных предметов, нелегального обращения денег;
      — выявление лиц и групп, придерживающихся норм и ценностей криминальной субкультуры, пресечение их действий, развитие социально ценных традиций (организация приема новичков и помощи им, шефства старожилов над новенькими, гуманного отношения между несовершеннолетними и т.п.);
      — усиление контроля за несовершеннолетними на работе, в свободное время, в часы отдыха (ночью) и т.п.;
      — усиление внимания к организации активного социально полезного досуга;
      — выявление каждого случая рэкета, тщательное его расследование и принятие профилактических мер к рэкетирам.
      В системе профилактических мер следует выделить создание истинной психологической защищенности несовершеннолетних в коллективе от посягательств других. Эта система защиты срабатывает лишь в тех учреждениях, в которых она включает не только применение репрессивных мер к рэкетирам, но и их разоблачение перед всем коллективом несовершеннолетних. Рэкетиры, боясь такого разоблачения, стремятся подвести "теоретическую базу" под свои действия, оправдать их: а) обвинением потерпевшего, который якобы сам "предложил обмен" или "пользование своей вещью" и т.п.; б) объективностью отношения к жертве: "я не заставлял его играть, а проиграл — пусть платит"; в) желанием взять реванш за прошлое: "я тоже платил и не ныл, теперь пусть мне платят", г) попыткой представить вымогательство как акт взаимопомощи в преступной среде; д) попыткой представить рэкет как акт милосердия: "я взял часть, а другие все могли бы отобрать". Могут встретиться и другие способы и мотивы самооправдания, без разоблачения которых невозможно вести воспитательно-профилактическую работу.
      Решительная борьба с рэкетом в местах социальной изоляции невозможна без настойчивого и целеустремленного формирования межличностных и межгрупповых отношений, основанных на нормах общечеловеческой морали, требующих взаимного уважения, честности, справедливости. Вести профилактику рэкета в местах социальной изоляции необходимо по единой программе борьбы с рэкетом в обществе, который и питает рэкет несовершеннолетних не только кадрами, но и способами преступной деятельности.
     
      Выводы:
      1. Рэкет — одно из главных проявлений взаимной криминализации несовершеннолетних в местах социальной изоляции. Поэтому борьба с рэкетом — одна из важнейших мер всей профилактической работы среди несовершеннолетних правонарушителей.
      2. Работа эта будет идти более эффективно, если имеется полная картина распространенности рэкета в местах социальной изоляции, проанализированы ситуации, провоцирующие на совершение актов вымогательства, создан объективный "портрет" рэкетира, установлена ценностная значимость вещей и предметов, отбираемых у жертв, раскрыты способы, причины и условия распространения рэкета в местах социальной изоляции.
      3. Необходимо разоблачать "теоретические построения" рэкетиров, с помощью которых они стремятся оправдать свое преступное поведение, преодолевая тем самым их защитные механизмы и разоблачая мотивацию самооправдания.
      4. Борьба с рэкетом должна вестись широким фронтом, не только и не столько в местах социальной изоляции, сколько в обществе в целом, где рэкет превратился в специфическое движение в преступном мире, рожденное эпохой первоначального накопления капитала, возникновением класса предпринимателей и коммерсантов.
     
     
      2. Воспитательно-коррекционная работа с лицами, отягощенными психическими заболеваниями
      Выявление лиц, отягощенных психическими заболеваниями.
     
     
      Вследствие недостатков судебно-психиатрических и судебно-пси-хологических экспертиз в места социальной изоляции попадают и лица с болезненными особенностями психики врожденного и приобретенного характера (последствия черепно-мозговой травмы, эпилепсии, реактивных психозов и т.п.). В нашу задачу не входит освещение этиологии, клинической картины проявления, а также способов лечения указанных болезней. Это дело специалистов-психиатров. Однако нередко воспитатели по незнанию всякое деформированное поведение несовершеннолетних в виде нарочитой грубости, демонстративных возбуждений, возникающих как ответ на неправильные приемы воспитания (особенно в адаптационный период) воспринимают как проявление психической болезни, что вредит всему делу лечебно-педагогической работы, проводимой с этими лицами медико-санитарными частями мест социальной изоляции.

технологии профилактики правонарушений несовершеннолетних» / Под ред. социально-психологические мобильные бригады по сопровождению несо основы для диалога со стороной;. — организация диалога со стороной по.

Вы точно человек?

4.13.Социально-психологические основы профилактики правонарушений несовершеннолетних.

В основу деятельности по профилактике правонарушений несовершеннолетних должно быть положено фундаментальное положение психологии: человек не только проявляется, но и формируется, развивается, складывается как личность в ходе выполнения им ведущей деятельности, социально полезной, целенаправленной, приносящей ему успех. У старших подростков ведущей деятельностью выступает общение в деятельности. Это последнее положение известный психолог А. В. Петровский конкретизирует следующим образом: личность подростка, юноши формируется в результате последовательного включения его в различающиеся по уровню развития общности (группы). Первостепенной задачей в профилактике правонарушений несовершеннолетних является изменение структуры их потребностей, интересов посредством включения в общественно полезные виды деятельности, в том числе во внешкольные. Как отмечают П. В. Симонов и П. М. Ершов, «целью истинного воспитания является не «обогащение сферы чувств», а формирование с помощью эмоций такого набора и такой иерархии потребностей, которые окажутся оптимальными и для общества и для самореализации личности. Формирование социально ценной личности — это, прежде всего обогащение и возвышение потребностей данного человека». Теоретической базой для практической деятельности по предупреждению правонарушений несовершеннолетних выступает закон возвышения потребностей. Сущность этого закона сводится к тому, что по мере удовлетворения физиологических (органических) низших потребностей (в питании, одежде, жилище и др.) на первый план выдвигаются потребности более высокого уровня (качество питания, одежды, жилища, модная одежда и др.). Удовлетворение этих потребностей не является самоцелью. Создает необходимые условия для реализации более высоких социальных потребностей. Потребностей: в общении (дружбе, любви); утверждении себя как личности (достижение признания, уважения, популярности и др.); познании (в приобретении общих мировоззренческих, научно-технических, общественно-политических, художественно-эстетических знаний). Выше отмечалось, что процесс деморализации с последующей криминализацией личности подростка протекает в условиях отрицательной социальной микросреды — семейного и школьного неблагополучия, в негативных группах сверстников. Эффективность профилактики правонарушений несовершеннолетних целиком зависит от того, в какой мере удается добиться социального оздоровления отмеченной неблагоприятной микросреды, в которой находится подросток.

Профилактика семейного неблагополучия. Первостепенной задачей в деле профилактики семейного неблагополучия является наиболее раннее выявление криминогенных и аморальных семей с тем, чтобы как можно быстрее исключить их отрицательное влияние на подростков. Именно для этих семей характерно нежелание воспитывать надлежащим образом своих детей, т. е. речь идет о невыполнении гражданами своей важнейшей конституционной обязанности. Нарушение обязанностей по надлежащему воспитанию детей влечет семейно-правовую ответственность родителей. Этим предусматривается защита не только интересов ребенка, но и интересов общества в целом. Мерами такой ответственности являются: лишение родительских прав, отобрание ребенка и передача другим лицам и др. Отличительной особенностью семейно-правовой ответственности является то, что она может наступить независимо от наличия вредных последствий, поскольку основная цель законодателя состоит в предотвращении этих последствий путем изоляции ребенка от негативного влияния родителей. Лишение родительских прав в качестве санкции применяется к родителям или одному из них в случаях уклонения от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей, злоупотребления родительскими правами, жестокого обращения с детьми, оказания вредного влияния на детей аморальным, антиобщественным поведением, а также если родители являются хроническими алкоголиками или наркоманами. Основным условием применения данной санкции является аморальное поведение родителей. Их вина может состоять в умысле или в грубой небрежности, в злоупотреблении родительскими правами и т. д. Так, уклонение от воспитания может выражаться в отсутствии заботы о ребенке и надзора за его поведением, в отказе от его материального содержания, воспитания, т. е. в полном безразличии и равнодушии к судьбе ребенка. Жестокое обращение может выразиться в злоупотреблении мерами наказания (систематические избиения, истязания), в использовании ребенка на тяжелых физических работах, в травле, унижении человеческого достоинства и т. д. Аморальное, антиобщественное поведение может состоять в развратном образе жизни, проституции, тунеядстве и т. д. В большинстве случаев основанием для лишения родительских прав является злоупотребление родителей спиртными напитками, их распущенность, аморальное поведение. Изоляция подростка от родителей вызывает у него состояние сильного эмоционального потрясения, нередко наносит тяжелую психическую травму. большинство ребят даже из криминогенных и аморальных семей стремятся быть с родителями, весьма болезненно переживают расставание, особенно с матерью. Поэтому применять эту крайнюю меру социальной защиты подростков от вредного влияния семейных условий следует только после того, как будут исчерпаны иные средства воздействия на нерадивых аморальных родителей (вызов родителей или одного из них на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, наложение штрафа и т. д.). Следующей мерой ответственности является отобрание ребенка без лишения родительских прав (ограничение родительских прав). Суд может принять решение об отобрании ребенка и передаче его на попечение органов опеки и попечительства, независимо от лишения родительских прав, если оставление ребенка у лиц, у которых он находится, опасно для него. Если отпадут причины, послужившие основанием для отобрания ребенка, суд по заявлению родителей, исходя из интересов ребенка, может вынести решение о возвращении его родителям. Институт отобрания ребенка без лишения отца и матери родительских прав, во-первых, позволяет быстро и решительно исключить влияние на него криминогенных условий; во-вторых, во многих случаях побуждает родителей резко изменить свой прежний образ жизни; в-третьих, помогает более целенаправленно и активно при отсутствии отрицательных влияний микросреды воздействовать на личность ребенка, формировать у него позитивные социальные установки с тем, чтобы он при возвращении в семью был подготовлен к новым условиям. Определенную сложность представляет профилактика криминогенности проблемных и псевдоблагополучных семей. Если в криминогенных и аморальных семьях отрицательное влияние родителей на детей осуществляется в концентрированном виде и очевидно, явно бросается в глаза, то в проблемных и псевдоблагополучных семьях это негативное влияние более скрыто, завуалировано внешним (формальным) благополучием. Ранее отмечалось, что для этих семей характерно применение неправильных методов воспитания детей, отсутствие надлежащего контроля за их поведением, нежелание, а то и просто неумение родителей строить правильные отношения с детьми, что, в конечном счете приводит к духовной отчужденности детей от родителей. В целом эти семьи, как и две первые, отличаются педагогической безграмотностью и родительской безответственностью. Постоянные физические наказания — обычный метод воспитания в аморальных семьях. Использование его в проблемных и псевдоблагополучных семьях — свидетельство ошибочных педагогических взглядов родителей, которые считают слепую покорность их воле и беспрекословное послушание основным достоинством ребенка, подростка. Родительская безответственность может проявляться в нескольких формах. О самой социально опасной форме — прямом невыполнении обязанностей по воспитанию детей родителями, ведущими преступный и аморальный образ жизни, — уже говорилось. Второй формой родительской безответственности можно считать скрытую безотцовщину, т. е. полное самоустранение отцов от воспитания. Это особенно пагубно сказывается на воспитании мальчиков, поскольку дефицит положительного мужского влияния в семье и школе часто компенсируется негативным влиянием сверстников и более взрослых ребят из уличных компаний. Одной из наиболее распространенных форм родительской безответственности, имеющей в настоящее время тенденцию к увеличению, является духовная глухота, отчужденность между детьми, особенно подростками, и родителями. Данный феномен проявляется в равнодушии и невнимательном отношении родителей к внутреннему миру своих детей, в их неспособности понять переживания, интересы, увлечения детей и подростков, что в конечном итоге ведет к утрате контактов между ними. Отсутствие духовной близости с родителями остро переживается подростками, они становятся замкнутыми, перестают делиться с родителями своими радостями и огорчениями. Основными источниками педагогических знаний являются: специальная педагогическая литература, советы учителей, передачи по радио и телевидению, материалы из газет и журналов и др. Наибольшими возможностями для приобщения родителей к педагогической культуре располагают педагогические факультеты при школе. Их преимущество состоит в наличии постоянной связи с родителями, в знании индивидуальных особенностей воспитывающихся в семье детей. В настоящее время весьма эффективным средством предупреждения семейного неблагополучия, особенно в проблемных (конфликтных) семьях, является семейная психотерапия, цель которой — изменение межличностных отношений и устранение эмоциональных нарушений в семье. Последние имеют, как правило, характер семейных конфликтов, возникающих между супругами, родителями и детьми. Психотерапия как раз и направлена на разрешение конфликтов путем перестройки нарушенных семейных отношений, установления теплой психологической атмосферы в семье. Определенную роль в повышении стабильности и жизнеспособности браков могут сыграть консультационные пункты по вопросам брака и семьи, созданные в различных городах. Работникам консультации удается предотвратить развод в каждом третьем случае. Наиболее сложной представляется проблема сохранения молодой семьи, где развод встречается довольно часто. Во многом он стимулируется потребительским отношением молодых супругов к браку, так называемым «инфантильным гедонизмом», т. е. стремлением к наслаждению одними прелестями жизни в браке при безответственном отношении к супружеским и родительским обязанностям. Поэтому первостепенной задачей в деле укрепления и сохранения молодой семьи является формирование ответственности личности перед семьей, готовности к выполнению своих семейных обязанностей, т. е. воспитание педагогической зрелости как составной части гражданской зрелости будущих родителей. Преодоление возникшего отчуждения между детьми и родителями, установление прочных эмоциональных связей между ними, воспитание родительской ответственности — таковы основные пути профилактики семейного неблагополучия.

Профилактика школьного неблагополучия. Семейное неблагополучие может и должно компенсироваться школьным благополучием. Однако в большинстве случаев происходит как раз наоборот: семейное неблагополучие трудного подростка усугубляется его школьным неблагополучием, ситуация отчужденности, одиночества в семье — дополняется аналогичной ситуацией в школьном классе, в группе ПТУ. Основной путь преодоления школьного неблагополучия — устранение формализма и авторитарности из педагогического процесса. Антигуманная педагогика, отравляющая нравственную атмосферу в школе, искажающая отношения школьников с учителями и родителями, порождающая правонарушения, должна уступить место педагогике сотрудничества, основанной на уважении и доверии к личности ученика, обеспечивающей демократизацию школьной жизни. Индивидуальный подход заключается не в стремлении, во что бы то ни стало искоренять отдельные недостатки трудного подростка, а в апелляции к имеющимся у него достоинствам, в их стимулировании и развитии. Дефицит дружеского общения, эмоциональную неудовлетворенность, которые трудные подростки испытывают в семье, могут и должны восполнить учителя, воспитатели. Доверительное общение необходимо в первую очередь для преодоления механизма отчуждения, возникающего между педагогом и трудным учащимся. Причиной появления этого отчуждения является излишне строгое, формальное отношение педагога к учащемуся, стремление первого как можно больше находить промахов, ошибок в поведении подростка, постоянно делая ему замечания, упреки, вынося наказания. В этом случае страдает самолюбие учащегося, его поведение принимает форму защитной реакции в виде негативизма, протеста, пренебрежительного отношения к педагогу. В основу формирования доброжелательных отношений должна быть положена методика положительного стимулирования. В чем ее суть? Прежде всего, должно быть исключено малейшее предвзятое отношение учителя, мастера к трудному подростку, каким бы колючим он ни был. Отсутствие предвзятости в отношениях с трудновоспитуемыми ребятами является предпосылкой для следующего этапа положительного стимулирования, который состоит в оказании им доверия. Одной из характерных особенностей педагогически запущенных подростков является обостренная реакция на дефицит доверия к ним со стороны взрослых — родителей, учителей, воспитателей. Такие ребята во время учебы в школе хотя и свыкаются с тем, что ничего важного и ответственного им не поручают, тем не менее, болезненно переживают подобное отношение, стараясь компенсировать дефицит доверия в школе отношениями равноправия и поддержки в неформальных группах. Оказанное доверие развивает у многих учащихся чувство ответственности. Третий этап положительного стимулирования состоит в умелом использовании разнообразных форм поощрения трудновоспитуемых — одобрения, похвалы, поощрения, благодарности, награды и т. д. Формирование доброжелательных отношений между учащимися и педагогами, воспитателями предполагает распространение этих отношений и на родителей трудновоспитуемых. Необходимо, прежде всего, изменить эмоциональное отношение к неблагополучным семьям, перестать неприязненно относиться к родителям трудных, ругать их за плохое поведение детей в школе. Следует чаще отмечать то хорошее, что удалось подметить в поведении и в учебе таких детей, хвалить их при посещении семей, публично — на родительских собраниях, во время бесед с родителями в школе. Хвалебные отзывы о воспитательной работе родителей с детьми целесообразно посылать на производство, в учреждения. Таким образом, установление эмоционально положительных отношений учителей, воспитателей с родителями трудновоспитуемых позволяет расположить к школе, ПТУ подавляющее большинство этих родителей, привлечь их к воспитательной работе с собственными детьми. Завершающим и самым трудным этапом индивидуально-профилактической работы с трудным подростком является пробуждение у него потребности в самовоспитании. Педагогическую запущенность учащихся невозможно преодолеть без формирования и стимулирования самовоспитания, «… поскольку в случае использования только внешнего воздействия и контроля коррекция негативного поведения будет тоже «внешней», сведется к выработке в лучшем случае конформности учащегося, т. е. следования запретам и указаниям без внутренней солидарности с ними, потому что иначе возможны неприятности. Сколько-нибудь серьезного испытания на прочность такая позиция не выдерживает: групповое давление, соблазны и тому подобные факторы немедленно приводят к срыву, так как личная ответственность подростков и юношей за свое поведение, собственные поступки не выработана или заглушена». В худшем случае трудновоспитуемый будет стремиться свести к минимуму контакты с учителями, воспитателями, придерживаясь прежней линии поведения, «включая» во время бесед механизм отчуждения, отделываясь пустыми обещаниями, заранее невыполнимыми. На начальном этапе самовоспитания важную роль играет вовремя замеченный успех учащегося, любое, пусть самое незначительное усилие, направленное на преодоление отрицательных свойств характера, дурных привычек, вредного влияния окружения, других неблагоприятных жизненных обстоятельств. Успех самовоспитания у трудного учащегося целиком зависит от наличия у него нравственного идеала, образца для подражания. Таким образцом для подражания может выступать любимый учитель или мастер производственного обучения. Только глубоко увлеченный своим делом знаток, человек с чистой совестью и самоотверженной верой в силу добра и справедливости — только такой учитель или мастер может стать для подростков реальным образцом для подражания.

Профилактика негативных влияний стихийных подростковых групп. Затравленные домашними неурядицами, школьными неуспехами, страдающие от презрения преуспевающих сверстников и подросткового одиночества, трудновоспитуемые учащиеся сбиваются в уличные компании, которые для многих становятся родной стихией. Именно в таких стихийных группах совершается подростками подавляющее большинство подростковых правонарушений. Профилактика негативных, в первую очередь криминогенных, влияний этих групп представляет наибольшую трудность. Существует следующая практика нейтрализации и предупреждения отрицательного влияния стихийных подростковых групп. В зависимости от степени социальной опасности стихийных групп к ним могут быть применены различные средства воспитательного воздействия, а именно: разобщение или переориентация. Разобщение — насильственное разъединение членов подростковой группы с целью предотвращения совершения ими преступлений. Переориентация — такой способ воздействия, цель которого — изменение направленности стихийной группы подростков в позитивную сторону. Выше давалась характеристика трех разновидностей стихийных подростковых групп — досуговых, криминогенных и преступных. Как показывает опыт, методы разобщения и переориентации наиболее целесообразно применять к криминогенным группам. Преступные группы несовершеннолетних как наиболее социально опасные — это уже сфера воспитательных воздействий суда и исправительных учреждений. Метод разобщения применяют, как правило, к криминогенным группам после безуспешных попыток использовать иные воспитательные меры. На практике метод разобщения осуществляется следующим образом: всех или большинство членов группы направляют в специальные воспитательные учреждения закрытого типа (спецшколы, спецпрофтехучилища), в детские дома, школы-интернаты и т. д., возможна также перемена места жительства или учебы. При этом вожака группы и наиболее социально запущенных подростков целесообразно посылать в учреждения со строгим педагогическим режимом, поскольку с воспитанием этих ребят ни семья, ни школа, ни общественность не справятся. Наибольшее распространение получил путь воспитательного воздействия на криминогенные подростковые группы — переориентация. Переориентация группы позволяет не разрушать дружеских связей между ее членами. Она возможна только на основе какой-либо позитивной, главным образом внешкольной, деятельности. В процессе такой деятельности у подростков постепенно формируются и развиваются разумные потребности и интересы, воспитываются чувство ответственности, дисциплинированность, возникают и упрочиваются конкретные жизненные планы. Одновременно такая деятельность помогает им постепенно избавиться от распущенности, грубости, цинизма и других отрицательных качеств, способствует вытеснению ложной романтики блатной жизни романтикой здорового соревнования, спортивной борьбы, сотрудничества и творчества. Внешкольная позитивная деятельность открывает перед подростками перспективы самоутверждения, признания сверстников, взрослых. Происходящие положительные изменения в поведении, нравственном облике ребят приводят к изменению характера их личных взаимоотношений с одноклассниками, педагогами, что в свою очередь положительно сказывается на их успеваемости. Как показывает практика, переориентации антисоциальной направленности криминогенных подростковых групп в социально позитивную можно добиваться на основе любого вида социально полезной деятельности. Однако есть такие виды занятий, которыми ребята увлекаются с наибольшим энтузиазмом и которые поэтому наиболее способствуют переориентации. К ним относятся в первую очередь такие, которые требуют демонстрации инициативы, силы, ловкости и т. д. Это технические и прикладные виды спорта, туризм, атлетическая гимнастика, спортивные единоборства и игры. Для ребят, проявляющих интерес к эстрадной музыке, привлекательными являются занятия музыкой в составе самодеятельных (тем более профессиональных) вокально-инструментальных ансамблей. В профилактической деятельности используются четыре основных способа переориентации стихийных криминогенных подростковых групп: через вожака группы, через подключенного к ней шефа, через позитивный подростковый коллектив, через трудовой коллектив молодых взрослых. Переориентация группы через вожака возможна в том случае, когда у него имеется какой-либо достаточно устойчивый позитивный интерес. Большими профилактическими возможностями обладает второй способ переориентации — подключение к криминогенной группе взрослого шефа. Зная, что подростки испытывают дефицит общения с взрослыми, тянутся к более старшим и опытным из них, шефами лучше назначать молодых рабочих, студентов старших курсов, тренеров и т. д. Основная задача шефа на первоначальном этапе — установить психологический контакт с членами группы, завоевать у них доверие, а затем уже вовлечь ребят в интересную деятельность, в ходе которой и осуществляется процесс перевоспитания. Если процесс самодеятельных занятий с ребятами организован шефом психологически правильно, то вскоре они сами начинают испытывать потребность в изменении прежнего образа жизни. Как показывает практика, наиболее легко трудновоспитуемые подростки увлекаются спортом, особенно такими его видами, как атлетическая гимнастика, тяжелая атлетика, бокс, вольная борьба, дзюдо и т. д. Включение ребят в перечисленные виды спорта, регулярные беседы с ними шефа-тренера сразу же подтягивают их, переключают интересы в позитивную сторону. Значительная занятость, физическая загрузка тренировками, беседы тренера о необходимости строгого соблюдения режима, недопустимости курения и употребления алкоголя, постоянные напоминания об особой ответственности спортсменов, владеющих специальными приемами, — все это, безусловно, положительно сказывается на поведении и учебе ребят. Многие из членов криминогенных групп проявляют интерес к эстрадной музыке, хотят участвовать в ансамблях. Умелый и опытный музыкант (шеф) может вовлечь таких ребят в серьезные занятия музыкой в составе самодеятельного вокально-инструментального ансамбля. Важную роль в профилактической деятельности социально запущенных подростков играет вовлечение их в военно-патриотическую работу. Особый интерес она приобретает тогда, когда связана с туризмом и военно-прикладными видами спорта. Третий способ переориентации стихийной группы — включение большинства (или даже всех) ее членов в деятельность подросткового коллектива с положительной направленностью. Наибольшими профилактическими возможностями в этом плане обладают коллективы внешкольных детских (подростковых) учреждений, поскольку воздействие ученических коллективов на трудновоспитуемых ребят, находящихся в длительном конфликте с учителями и одноклассниками, оказывается, как правило, малоэффективным. Поскольку общественно полезные интересы у таких ребят отсутствуют или недостаточно сформированы, особое значение приобретают благожелательность и терпение, поддержка даже чуть наметившихся позитивных сдвигов и изменений. Наиболее пригодными внешкольными организациями для переориентации групп несовершеннолетних правонарушителей являются разновозрастные отряды по месту жительства, дворовые спортивные команды и клубы, различные кружки и студии при домоуправлении, дворовые подростковые клубы по интересам, отряды юных друзей милиции при школах и профтехучилищах, военно-спортивные летние лагеря. Как показывает практика, наибольшими воспитательными возможностями обладают три последние разновидности самодеятельной организации. Значительный потенциал в профилактической работе с группами несовершеннолетних правонарушителей заложен в работе дворовых клубов по интересам. Создаваемые в микрорайонах, эти клубы ведут конкретную работу с подростками, в том числе и трудновоспитуемыми, по вовлечению их в различные виды социально полезной деятельности. В этих клубах ребята с увлечением занимаются. Практика убедительно показывает, что там, где работа подростковых клубов ведется, умело, резко сокращаются преступления и правонарушения среди несовершеннолетних. Оправдал себя и опыт вовлечения несовершеннолетних правонарушителей в летние военно-спортивные лагеря, где они участвуют в военно-спортивных играх, занимаются стрельбой, различными видами борьбы, автомотоделом, участвуют в многодневных туристических походах и т. д. Четвертым способом переориентации групп несовершеннолетних правонарушителей является включение ее членов в трудовые коллективы молодых взрослых. Эти коллективы могут быть постоянными (студенческие педагогические отряды) и временными (студенческие строительные отряды). Участие трудновоспитуемых ребят в работе студенческого стройотряда дает им широкое поле для позитивного общественно полезного самоутверждения. Их перевоспитывает сама трудовая деятельность, дающая возможность честно заработать деньги, строгая дисциплина труда и отдыха, личный пример и поддержка студентов, культурно-массовая работа, постоянное общение с взрослыми, здоровый трезвый образ жизни и т. д.

Практические и семинарские занятия 2 часа. Типы (сочетание): групповое решение творческих задач (метод развивающейся кооперации), деловая игра( имитационная), проектирование.

Занятие 4. Криминальная психология.

Обсуждение теоретических вопросов:

  1. Понятие «деятельность»: элементы деятельности. Мотивы деятельности.

  2. Содержание мотивационной сферы личности преступника.

  3. Типология личности преступника.

  4. Организованные преступные формирования.

Практическое занятие:

Динамические процессы в группе.

  1. Изучить теоретически особенности групповых процессов и состояний группы по методике «Пульсар».

  2. Провести игру «Кораблекрушение» на практическое определение особенностей групповых процессов и состояний группы.

  3. Сопоставить практические и теоретические результаты исследования.

Теоретические занятия (лекция) 2 часа. Типы (сочетание): информационная, проблемная, лекция-беседа, лекция-визуализация.

Лекция 5. Психологическая характеристика следственной деятельности.

1. Психологическая характеристика следственной деятельности

2. Профессиональные качества следователя

3. Профессиональная деформация личности следователя и основные пути ее предупреждения.

В основе предупреждения преступности несовершеннолетних лежат профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних являются: социально-педагогической и медико-психологической помощи семье.