Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. Если при.

Содержание

Вы точно человек?

Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий

Криминалистическая экспертиза лакокрасочных материалов и покрытий

Лакокрасочные материалы и покрытия

как носители доказательственной и оперативно-розыскной информации

Предметы с окрашенной поверхностью (транспортные средства, детали строительных конструкций и сооружений и др.), объемы (массы) ЛКМ, а также отделённые от них вещества лакокрасочной природы и их следоносители являются довольно распространёнными элементами вещной обстановки расследуемых событий, которые изымаются и приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Источниками доказательственной (розыскной) информации ЛКМ и ЛКП выступают в тех случаях, когда их свойства, а также свойства и отношения элементов материалов обстановки событий, частями которых они (ЛКМ и ЛКП) являются, оказываются в связи с теми обстоятельствами, которые подлежат расследованию и доказыванию.

Эта связь (отношение) может быть заключена, например:

  • в самой природе, целевом назначении ЛКМ. Например, установив наличие в бочке остатков ЛКМ определенного вида, можно установить причину её взрыва;
  • в наличии ЛКМ, окрашенных предметов либо частиц ЛКП (ЛКМ) в оп­ределенном месте. Так, обнаружение наслоений краски на рабочей части ломика может указывать на его использование в качестве орудия взлома окрашенного сейфа, двери и т.п.;
  • в видоизменении свойств, первоначально присущих предмету. Например, ремонтная окраска деталей автомобиля, может находиться в связи с участием его в ДТП;
  • в конкретном механизме образования следов-наслоений (отслоений) ЛКП предмета. Так, наличие динамического следа притертости ЛКМ, применяемых для окраски автомобилей, на одежде потерпевшего свидетельствует о касательном взаимодействии его с движущимся ТС;
  • в происхождении объектов из общего источника. Например, совокупность ЛКМ, использованных для перекраски угнанных автомобилей, и способ их нанесения могут указывать на единый источник проведения соответствующих работ;
  • в принадлежности ЛКМ и частиц ЛКП конкретному, искомому по делу объекту (определенному объему ЛКМ или окрашенному предмету).

Предмет и задачи экспертизы

Фактические данные, имеющие значение для расследования и правильного разрешения уголовных дел, устанавливаемые с помощью знаний в области научных основ и методик криминалистического исследо­вания ЛКМ и ЛКП, составляют предмет данного рода экспертизы.

Задачи экспертизы ЛКМ и ЛКП являются производными от задач криминалистического исследования элементов вещной обстановки расследуемого события, проводимого дознавателем, следователем или судом, т.е. определяются его целями. Так, при расследовании дел о ДТП возникает задача обнаружения частиц ЛКП на дорожном покрытии или на одежде (теле) потерпевшего. Если такие частицы имеются, то необходимо установить вид (марку) ТС, которому они могут принадлежать. Для этого  назначается экспертиза ЛКП. Ее результаты могут быть использованы для поиска ТС, скрывшегося с места происшествия. После обнаружения автомобиля, предположительно совершившего наезд, возникает задача его идентификации, в частности, по свойствам ЛКП. Опять-таки для этого назначается соответствующая экспертиза.

Таким образом, к типовым задачам экспертизы ЛКМ и ЛКП относятся: обнаружение микрочастиц ЛКМ и ЛКП на предметоносителях и распознавание свойств следообразующего предмета (целевого назначения, отличительных характеристик и др.), а также образа (механизма) его действия; идентификация объемов ЛКМ и предметов с окрашенной поверхностью; установление способа окраски предмета (факта перекраски), а также конкретного или общего источника, на котором было произведено это действие.

На разрешение экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

  • имеются ли на поверхности предмета частицы ЛКП или ЛКМ;
  • не относятся ли представленные на экспертизу частицы к ЛКП предметов или к ЛКМ;
  • каковы назначение, область применения обнаруженной краски или предмета, от которого отделились частицы его ЛКП;
  • каков механизм образования следов ЛКМ либо частиц ЛКП на предмето-носителе;
  • каким способом (по какой технологии) окрашен предмет или —
  • имела ли место перекраска поверхности предмета (его деталей);
  • пригодны ли обнаруженные следы ЛКМ или ЛКП для индивидуальной идентификации следообразующего объекта?

Если следы, образованные ЛКМ, или частицы ЛКП, пригодны для индивидуальной идентификации, то на разрешение экспертизы ставится такой вопрос:

не составляли ли ранее единый объем (массу) представленные на исследование ЛКМ или не являются ли частицы ЛКП частью покрытия конкретного предмета?

Если следы не пригодны для этой цели, то экспертное исследование завершается выводами об общей родовой либо групповой принадлежности.

При этом, под родом ЛКМ понимается множество красок (лаков и др. ЛКМ) определенного состава и целевого назначения, выделяемое в соответствии с их ассортиментной классификацией. Род ЛКП – это система окраски предметов (изделий) конкретного целевого назначения, характеризуемая определенным способом формирования ЛКП и использованным ассортиментом ЛКМ.

Группы ЛКМ и ЛКП предметов промышленного производства представляют собой, как правило, множества меньшего (чем род) объёма, и выделяются они по признакам особенностей изготовления или существования объектов (эксплуатации или хранения) в определенных условиях. Если объемы ЛКМ или окраска предметов произведены не по (нормированной) технологии, например кустарным способом, то они являются объектами уже специальной классификации, в которой формирование множеств производится по совокупности свойств идентифицируемого объекта, отображенной в его следах (частях целого). Если совокупность является уникальной, практически неповторимой, то число членов такого множества равно единице и формулируется вывод о тождестве, а если нет, то – об общей групповой принадлежности сравниваемых объектов (искомого и проверяемого объёмов ЛКМ или предметов с окрашенной поверхностью).

Особо следует отметить случаи, когда объектом криминалистической идентификации является объём жидкого (сыпучего) ЛКМ. Дело в том, что качественная определённость объектов криминалистической идентификации недостаточна для установления тождества искомых по делу объектов, которые могли быть частями более больших масс (объемов). Например, уникальный состав объема ЛКМ, часть которого была использована для окраски двери в помещении, не даёт достаточных оснований для утверждения, что частицы ЛКМ, обнаруженные на предполагаемом орудие взлома или на одежде лица, подозреваемого в краже, принадлежат ЛКП данной двери. В подобных случаях требуется установить, что уникальный по свойствам объем ЛКМ не использовался для окраски других предметов, которые могли быть источниками образования таких следов. Это уже следственная (судебная) задача доказывания. Если границы  (объем) идентифицируемого целого не определены, то результатом экспертной идентификации может являться только констатация принадлежности ЛКМ общему, но не конкретному объему. Это уже разновидность вывода об общей групповой принадлежности.

Как показывает анализ экспертной практики, следователи (суды) при назначении экспертизы ЛКМ и ЛКП нередко формулируют неопределенные и неточные вопросы о сходстве или одинаковости объектов.

При постановке вопросов об одинаковости или сходстве эксперт может ограничиться сравнением ЛКП предметов либо ЛКМ на уровне неко­торых физических или химических свойств (например, сходны по морфологии, одинаковы по типу связующего либо составу пигментной части) и не исследовать другие признаки. Тем самым, предложенная следователю (суду) информация окажется непригодной для использования в расследовании и доказывании. Неточной является и формулировка вопроса об однородности объектов. Однородными могут быть, например, краски, изготовленные на основе одного типа связующего материала, но различающиеся по другим компонентам.

Следует отметить, что идентификация объектов по свойствам их ЛКМ и ЛКП, редко завершается категорическим положительным выводом о тождестве. Это обусловлено стандартизацией изготовления ЛКМ и нормированием окраски предметов массового производства. Большую вероятность решения имеет идентификация предметов, подвергшихся перекраске (особенно в «домашних» условиях).

В последнее время наметилась тенденция к постановке и разрешению вопроса об установлении факта контактного взаимодействия (ФКВ) различных предметов, в том числе окрашенных. Установление ФКВ – задача комплексной экспертизы, назначаемой преимущественно по делам о ДТП (при столкновении ТС или при наезде на пешехода). При этом изучаются всевозможные следы такого взаимодействия. Вместе с тем, как показывает практика, в большинстве случаев назначаются отдельные экспертизы: транспортно-трасологические, по исследованию ЛКМ и ЛКП, ГСМ, стеклу, почве и т.п. В тех случаях, когда это происходит по результатам таких отдельных исследований (экспертиз) чаще всего даются выводы об общей родовой или групповой принадлежности сравниваемых объектов (ЛКП или ГСМ и т.п.). В то же время результаты исследований ЛКМ (ЛКП) в сочетании с данными исследования других следов, их локализации и т.д. дают возможность устанавливать ФКВ и выделять конкретные объекты, участвующие в нём.

По делу о наезде автомобиля на пешехода была назначена комплексная экспертиза. Комиссии экспертов были представлены: частица окрашенной древесины, обнаруженная судебными медиками в ранах головы потерпевшего; грузовой автомобиль с окрашенным деревянным бортом; ворс, изъятый с борта при осмотре автомобиля; меховая шапка потерпевшего; заключение судебного медика о травмах, полученных потерпевшим. Результаты исследования ЛКП, древесины, меха, а также локализации и механизма образования следов позволили комиссии экспертов дать категорический вывод об имевшем месте контактном взаимодействии проверяемого автомобиля с потерпевшим даже несмотря на то, что в отношении каждого из сравниваемых объектов (ЛКП, древесины, меха) была установлена только общая родовая или групповая принадлежность.

С учетом сказанного на разрешение комплексной криминалистической экспертизы, назначаемой в связи с необходимостью установления ФКВ предмета с окрашенной поверхностью с другим объектом, следует ставить вопросы, не только относящиеся к идентификации каждого из них, но и касающиеся механизма образования следов (наслоений, отслоений и т. д.), их локализации и соответствия предполагаемому механизму взаимодействия объектов.

Объекты экспертизы и подготовка материалов для исследования

Объектами криминалистической экспертизы ЛКМ и ЛКП являются:

  • окрашенные предметы и частицы ЛКП, предположительно отделившиеся от них, а также предметоносители последних;
  • объемы жидких, сыпучих ЛКМ, в т.ч. отделенные от них части, а также предметоносители жидких (сыпучих) ЛКМ;
  • отдельные составляющие компоненты ЛКМ (связующие пигменты, наполнители и т.д.), предположительно использованные для изготовления конкретного объема ЛКМ.

Назначая экспертизу ЛКМ, следователь (суд) должен учитывать многообразие свойств данного рода объектов.

Лакокрасочные материалы являются многокомпонентными системами, устойчивыми к воздействию внешних факторов после их полного высыхания и отверждения. В жидком состоянии ЛКМ, как правило, после длительного хранения расслаиваются. Пигменты и наполнители оседают, более легкие составные компоненты всплывают. Состав таких материалов становится неоднородным по занимаемому ими объему.

Основными компонентами ЛКМ являются: связующие – пленкообразующие вещества искусственного и природного происхождения; пигменты – органические и неорганические вещества (природные и искусственные), придающие краскам цвет; наполнители – минеральные вещества, вводимые в краски для придания покрытиям заданных физико-механических свойств; органические растворители и разбавители, способствующие получению определенной вязкости красок. Для придания покрытиям эластичности в них добавляют пластификаторы. В целях ускорения процесса сушки ЛКМ используются сиккативы. Для облегчения эмульгирования вводятся поверхностно-активные вещества.

Технология окраски изделий определенного целевого назначения характеризуется числом слоев, их толщиной, способом и последовательностью нанесения слоёв, использованием определенного рода ЛКМ (грунтовок, шпатлевок, эмалей, лаков) и другими признаками.

Эффективность криминалистического исследования ЛКМ и ЛКП во многом определяется уровнем работы следователей (судей) по назначению экспертизы и подготовке материалов. Назначая экспертизу, следователь (суд) должен: определить перечень вопросов, подлежащих разрешению, и круг вещественных доказательств и материалов уголовного дела, направляемых на экспертизу; прежде всего установить, какой объект подлежит идентификации (деталь ТС, рама, дверь, взломанный сейф с окрашенными поверхностями или конкретная масса ЛКМ), а так­же подобрать образцы, которые подлежат экспертному исследованию.

На криминалистическую экспертизу ЛКМ и ЛКП следует направлять:

  • частицы ЛКП, обнаруженные на месте происшествия;
  • объектоноситель со следами наслоений вещества, похожего на краску (одежда, деталь ТС и т.п.);
  • идентифицируемый объект со следами повреждений его ЛКП или конкретную емкость с ЛКМ.

Успех экспертного исследования во многом зависит от следующих условий:

    • идентифицируемый объект с окрашенной поверхностью и предметоноситель следов ЛКМ и ЛКП быстро обнаружены и сохранены от каких-либо их изменений (перекраски, замены детали и т.д.);
    • на экспертизу представлены не соскобы (образцы) ЛКП, а окрашенный предмет;
    • на месте происшествия обнаружены и изъяты по возможности все отделившиеся кусочки ЛКП.

Чрезвычайно важным условием успеха экспертизы является представление эксперту самого предмета с окрашенной поверхностью и объектоносителя с возможно имеющимися наслоениями микрочастиц, микроследов краски.

Так, например, лакокрасочное покрытие на одной и той же детали автомобиля может иметь различное число слоев. В соответствии с нормируемыми технологическими условиями на автомобильных заводах допускается местное устранение дефектов. При этом могут использоваться другие по цвету и составу Л КМ (грунтовки и шпатлевки). Эмаль на участке устранения дефекта по цвету может совпадать с основным покрытием, но отличаться по составу. Сказанное может относиться и к различным деталям одного и того же вида ТС. Иногда для окраски деталей используют одну и ту же эмаль, но разные грунты. Данные обстоятельства может знать и обнаружить только эксперт, а поэтому только он может обеспечить представительность свойств ЛКП идентифицируемого объекта в отбираемых образцах (соскобах).

 Микрочастицы целесо­образно изымать с поверхности объекта только в случае угрозы их утраты (легко осыпаются), избегая при этом случайных загрязнений. Прежде чем изъять микронаслоения, следует тщательно их описать, указать размеры частиц или микронаслоений, их внешний вид и локализацию.

Изучая наслоения на объектоносителе и предмет с окрашенной поверхностью, эксперт получает ценную информацию и о механизме следообразования, и о различного рода микрозагрязнениях, которые могут быть не замечены в соскобе, но присущи идентифицируемому объекту, и др. Эта информация имеет большое значение для экспертной оценки результатов исследований.

Соскобы ЛКП целесообразно брать лишь в том случае, если объект нельзя транспортировать в экспертное учреждение, а участие эксперта в этом действии невозможно по какой-то причине, например, удалённости СЭУ.

 Образцы следует изымать путем отслоения или вырезания кусочков ЛКП острым режущим инструментом (скальпелем, ножом) на всю глубину покрытия до нижележащей подложки (металла, дерева и т.д.) в местах, расположенных как можно ближе от предполагаемого места их контактирования с другим объектом. Соскоб должен представлять собой не пылевидную мас­су, а кусочки размером примерно 10 – 20 мм2 и более.

Если необходимо исследовать жидкие ЛКМ, на экспертизу направляют по возможности целиком всю емкость с ЛКМ. Если она большая, то отбирают несколько проб при тщательном предварительном перемеши­вании всей массы.

Для успешного решения задач, поставленных на разрешение экспертизы, кроме представления вещественных доказательств и сравнительных образцов эксперту должны быть сообщены сведения об изменениях объекта с момента происшествия до его изъятия сле­дователем (например, ремонтной перекраске ТС, замене детали и технологических особенностях этого процесса). Если экспертизы ЛКМ и ЛКП назначается для установления обстоятельств причинения травмы телу потерпевшего предметом с окрашенной поверхностью, то эксперту необходимо предоставить Акт судебного медика по исследованию полученных им травм.

В каждом конкретном случае объем соответствующих сведений и материалов, направляемых эксперту, определяется следователем (судом) в зависимости от характера разрешаемых вопросов. Однако, как показывает практика, следователи недостаточно уделяют внимания этой информации, а дополнительные запросы эксперта приводят к увеличению сроков производства экспертиз.

При изъятии и упаковке вещественных дока­зательств нужно соблюдать следующие требования:

  • частицы ЛКП, обнаруженные на месте происшествия, упаковывают в тару (картонную, стеклянную), обеспечивающую их сохранность при транспортировке;
  • поврежденные участки ЛКП окрашенного предмета, а также объекты носители со следами наслоений предохраняют от дополнительных механических воздействий, попадания посторонних частиц;
  • каждый предмет, образец материала упаковывается отдельно и сопровождается индивидуальной маркировкой (надпись о содержимом упаковки, подпись, печать);
  • влажные объектоносители (одежда) предварительно высушиваются при комнатной температуре;
  • для упаковки должны использоваться материалы, не загрязняющие поверхность вещественных доказательств (чистая оберточная бумага, полиэтиленовая пленка).
Современные возможности экспертизы лакокрасочных материалов и покрытий

Криминалистическая экспертиза ЛКМ и ЛКП является, как правило, комплексным исследованием. В зависимости от поставленной задачи и свойств исследуемых объектов к ее производству могут быть привлечены различные специалисты для применения всего комплекса современных аналитических методов, позволяющих анализировать предельно малые количества вещества. В таких случаях проводится комплексная экспертиза.

Различные судебно-экспертные учреждения располагают неодинаковой материально-технической базой для использования всего комплекса методов, применяемых при производстве экспертизы ЛКМ и ЛКП. Однако, как показывает практика, ряд методов стал уже традиционным: оптическая световая микроскопия, химический микроанализ, молекулярный спектральный анализ (инфракрасная спектроскопия), эмиссионный спектральный анализ, рентгеновский фазовый анализ. Каждый из указанных методов имеет различную чувствительность и дает определенную информацию о морфологии (внешнем и внутреннем строении) объекта и его химическом составе.

ЛКМ и ЛКП в первую очередь исследуются такими методами, которые позволяют выявить диагностические и идентификационные признаки, не нарушая при этом целостности объекта.

Остановимся на характеристике названных методов.

Микроскопическое исследование. Экспертное исследование, как правило, начинается с применения оптического микроскопа. Использование этого метода позволяет выявить ряд существенных морфологических признаков покрытия или материала: цвет, характер наслоений, число слоев и последовательность нанесения их, толщину, различного рода включения, загрязнения поверхности и между слоями, степень адгезии слоев, следы рельефа от поверхности окрашенного предмета, поры, раковины, вздутия и другие дефекты технологического и эксплуатационного характера. Исследуются не только по­верхности, но и шлифы поперечных срезов, сколов. Указанные признаки удается обнаружить в микронаслоениях разных размеров.

Появление перечисленных морфологических признаков предопределяется условиями возникновения и существования идентифици­руемого объекта. Уже по данным морфологического исследования во многих случаях можно выявить признаки, индивидуализирующие объект, и в большинстве случаев они дают основание для решения вопроса о тождестве.

Методэлект­ронной микроскопии дает возможность решать задачи морфологического анализа, недоступные дня иных методов. Выявляются, в частности, морфологические признаки как технологического (признаки поверхности и внутренней структуры, связанные с составом ЛКМ и формированием ЛКП), так и эксплуатационного (отслаивание, меление, ше­лушение, царапины и т.д.) характера.

Если невозможно отождествить окрашенный предмет по данным морфологического анализа, то проводится исследование состава ЛКМ.

Химический микроанализ используется для установления природы пигмента (органический или неорганический), отнесения его к определенному виду, а также для установления качественного состава пигментной части (обнаружения ионов металла и кислотного остатка). Минимальная навеска вещества – 0,1 мг. Метод применяется также для систематического качественного анализа связующего, однако положительные результаты в этом случае могут быть получены в основном при наличии значительного (от 5 до 20 мг) количества исследуемого объекта.

Молекулярный спектральный анализ (инфракрасная спектроскопия) используется для установления типа связующего компонента (пленкообразователя) в ЛКМ и ЛКП, а иногда пластификатора и наполнителя. Чувствительность метода определяется используемым оборудованием. В варианте ИК-Фурье-спектроскопии исследуются микрочастицы ЛКП размером порядка десятков микрон.

Результаты исследования в сочетании с данными других методов (микроскопия, рентгеновский фазовый, эмиссионный спектральный и химичес­ки анализы) могут быть использованы для установления типа (вида) ЛКМ. Применение его позволяет получить наглядную иллюстрацию в виде инфракрасных спектров, что облегчает оценку результатов исследования.

Эмиссионный спектральный анализ применяется для определения элементного состава всей минеральной части ЛКМ и ЛКП. Его экспрессность, высокая чувствительность, а также возможность одновременного определения более 20 элементов, входящих в состав ЛКМ, позволяют получать важную информацию, имеющую большую идентификацион­ную ценность в комплексном исследовании данного рода объектов.

Широкое распространение получил лазерный микроспектральный анализ (ЛМА), который в отличие от других разновидностей ЭСА имеет высокую абсолютную чувствительность (от 10-6 до 10-12 г) и дает возможность проведения послойного анализа ЛКП без предварительного разделения на слои. Лазерный микроспектральный анализ позволяет получать полную информацию об основных, примесных и микропримесных элементах минеральной части ЛКМ. Анализ может проводиться на качественном и количественном уровнях.

Перспективным в экспертизе ЛКМ и ЛКП является метод локального рентгеноспектрального анализа (ЛРСА), позволяющий определять элементный состав ЛК М. Преимущество данного метода состоит в том, что исследование можно проводить непосредственно на самом объекте носителе, причем объект не изменяется и не уничтожается.

Рентгеновский фазовый анализ дает возможность определить вид пигмента и наполнителя, наличие одного пигмента или смеси пигмента и наполнителей, фазовый состав, различить полиморфные модификации одного и того же пигмента (например, двуокись титана рутильной или анатазной формы). Чувствительность метода высока (10-6 г); исследование такого рода не влечет изменения либо уничтожения объекта, анализ может проводиться на качественном и количественном уровнях и дает наглядные иллюстрации в виде рентгенограмм и дифрактограмм.

При выполнении экспертиз успешно используются данные, полученные в результате систематизации рецептур ЛКМ, технологии получения и нанесения ЛКП.

Практика показывает, что наибольших успехов в установлении фактических данных и получении доказательств по делу можно добиться, когда следователь (суд) назначают комплексные экспертизы, которыми охватывается исследование всех видов следов (не только лакокрасочной природы), образуемых объектами при взаимодействии в рассматриваемом событии.

Криминалистическая экспертиза объектов волокнистой природы

Предмет и задачи экспертизы

Предметом криминалистической экспертизы волокнистых материалов и изделий из них является установление на основе специальных экспертных познаний фактов, свидетельствующих о связи с расследуемым событием происшествия конкретных объектов волокнистой природы или их остатков.

Задачи, решаемые при этом, достаточно многообразны. В процессе обнаружения и исследования отдельных волокон, предположительно оставленных одеждой преступника (при преодолении им преграды, в ТС, на одежде другого лица и т.п.), получают информацию о том, каким путем преступ­ник проник к месту происшествия, как ему удалось скрыться с места происшествия, с какими объектами контактировала одежда преступника.

С помощью экспертизы может быть установлен ФКВ двух комплектов одежды.

Наличие на одежде подозреваемого микрочастиц волокон, однородных с волокнами, входящими в состав тканей предметов одежды потерпевшего (с учетом их видового и цветового разнообразия), а также локализации этих волокон могут быть использованы для опровержения версии подозреваемого, подтверждения показаний потерпевшего и т.д.

Предметом экспертизы является также ФКВ орудий преступления или деталей ТС с предметами одежды потерпевшего. Здесь задача решается комплексно, с использованием данных, полученных при экспертном ис­следовании следов, отображающих поверхность следообразующих объек­тов, следов нефтепродуктов (НП) и ГСМ, ЛКП, почвенных наслоений.

На месте происшествия нередко остаются части (детали) одежды (кусочки ткани, пуговицы, нитки) или отдельные предметы одежды (перчатки, шнурок, пояс и т.п.). Задача судебно-экспертного исследования в таких случаях состоит в установлении принадлежности частей единому целому: предмета одежды ее комплекту (перчатки – одной паре перчаток, пояса – куртке, кусочка ткани – индивидуально-определенному ее отрезу (куску), пуговицы с отрывом нити пришива – конкретному изделию).

Текстильные материалы часто используются преступниками в качестве упаковочных средств при сокрытии вещественных доказательств (различные ткани, мешковина, покрывала), которые могут их изобличить; крученые и плетеные изделия (веревки, шпагаты, шнурки) используются в качестве средств удушения жертвы, для закрепления груза при утоплении и т.п. В случае обнаружения такие волокнистые материалы следует направлять на экспертизу вместе со сравнительными образцами, изъятыми у подозреваемых.

Преступники в целях сокрытия следов преступления нередко сжигают одетый труп или одежду жертвы в кострах, печах, топках. Результаты экспертного исследования золы и других сожженных остатков помогают следователю в установлении личности потерпевшего, иных существенных обстоятельств.

В настоящее время с помощью криминалистической экспертизы волокнистых материалов можно установить:

  • родовую и общую родовую (групповую) принадлежность микрочастиц текстильных волокон, частей нитей, тканей, трикотажа и других объектов волокнистой природы;
  • локализацию обнаруженных на предметах-носителях микрочастиц текстильных волокон и соответствие ее ситуации (процессу) расследуе­мого события;
  • ФКВ комплектов одежды по следам (микроследам) текстильных волокон и загрязнений на одежде;
  • ФКВ комплекта одежды с орудием убийства (нож и др.) или ТС по микроследам текстильных волокон в совокупности с другими микроследами (смазка, частицы ЛКП металлоизделия), а также по следам-отображениям поверхности каких-либо предметов;
  • первоначальный вид и целевое назначение предметов одежды или иных объектов волокнистой природы по их остаткам от сожжения;
  • целое (конкретный кусок ткани, предмет одежды) по его частям (фрагмент ткани, пуговица с нитками), комплект одежды по отдельным предметам (принадлежность пояса куртке);
  • тождество предметов одежды (пары варежек, носков) по совокупности материалов (волокна, нити, красители), эксплуатационных признаков и посторонних наслоений (загрязнений).

На разрешение экспертизы также могут ставиться задачи о способе изготовления (промышленный или кустарный), причинах и условиях (механическое, термическое, химическое) повреждения текстильного материала или одежды и об общем источнике происхождения объектов.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы важна не только точность формулировки вопросов, но и последовательность их постановки.

В соответствии с современными возможностями экспертизы на ее разрешение целесообразно ставить такие вопросы:

  • имеются ли на… (указывается объект-носитель) наслоения посторонних микрочастиц волокон; если да, то: не имеют ли они общей родовой (групповой) принадлежности к волокнам, входящим в состав предметов одежды… (указываются предметы) подозреваемого или потерпевшего1;
  • если на предметах одежды подозреваемого или потерпевшего имеются следы взаимодействия в виде наслоений микрочастиц текстильных волокон общей родовой (групповой) принадлежности, то: не находились ли комплекты одежды… (указываются предметы одежды и их принадлежность конкретным лицам) в контактном взаимодействии;
  • если на объекте-носителе неволокнистой природы (орудии преступления, ТС, преграде) и предметах одежды… (указывается принадлежность конкретному лицу) имеются следы взаимодействия соответственно в виде наслоений микрочастиц текстильных волокон и иных материалов (древеси­ны, металла, ЛКП, смазки и т.п.) общей родовой (групповой) принадлежности, то: не находились ли эти объекты в контактном взаимодействии;
  • составляли ли ранее единое целое искомый по делу элемент обстановки и часть (предмет, вещь), обнаруженная… (указывается место или принадлежность);
  • имеются ли в золе из… (указывается место изъятия) остатки от сожжения текстильных материалов, швейных изделий, фрагментов предметов одежды; если да, то: каковы их родовая принадлежность и целевое назначение; имеет ли материал, остатки от сожжения которого представлены на исследование, общую родовую принадлежность к материа­лу сравнительного образца?

Возможна также постановка вопросов о локализации наслоений микрочастиц волокон на каком-либо объекте и ее соответствии ситуации расследуемого события, о едином источнике происхождения волокнистых материалов по месту изготовления, хранения.

Не рекомендуется ставить неопределенные задачи в форме установления «одинаковости», «сходства», «тождественности» объектов волокнистой природы по структуре либо химическому составу, поскольку при использовании результатов таких исследований в доказывании возникают трудности, связанные с тем, что эксперт, исходя из своих специальных познаний, обязан уточнить задание у следователя путем заявления ходатайства.

Нецелесообразна постановка вопроса: «Имеются ли на… (указывается объект) микрочастицы волокон от одежды подозреваемого X.?». Такой вопрос подразумевает решение задачи отождествления конкретного (индивидуально-определенного) предмета одежды по отделенному от него волокну (его микрочастице). В настоящее время данная задача не решается экспертным путем. Ответ эксперта о том, что установить принадлежность обнаруженных на объекте микрочастиц волокон именно к одежде подозреваемого лица не представляется возможным, не приносит никакой пользы, а вывод о единой групповой принадлежности волокон может быть использован как доказательство.

На современном уровне развития экспертизы волокнистых материалов не может быть решена задача по установлению конкретного источника происхождения по технологии изготовления – предприятия-изготовителя объектов волокнистой природы, поскольку не имеется информации о технологических показателях на конкретные виды продукции, выпускаемые как на предприятиях нашей страны, так и на предприятиях ближнего и дальнего зарубежья. По этой же причине не может быть решена задача о конкретном целевом назначении ряда объектов волокнистой природы.

Не рекомендуется ставить вопрос о ФКВ в отношении: комплектов одежды, которые носили длительный период времени после события происшествия, подвергавшихся стирке, химической чистке; предметов одежды, сильно загрязненных кровью и другими выделениями человека, почвенными наслоениями, покрытых плесенью; комплектов одежды, когда неизвестен факт, в какой одежде находился подозреваемый в момент совершения преступления; комплектов одежды, однородных по цвету или волокнистому составу (например, спецодежды, военной одежды); предметов нижнего белья из белого хлопка и вискозы с постельными принадлежностями (простыня, наволочка, пододеяльник).

Следует признать нецелесообразным и направление на экспертизу предметов обуви, которые носили длительный период времени (более суток) после события происшествия, мыли или чистили, т.к. при этом имевшиеся на них микрочастицы волокон утрачиваются и приобретаются новые.

Не рекомендуется назначать также экспертизы по обнаружению взаимопереходящих  волокон по уголовным делам, связанным с групповыми драками, убийствами лиц без определенного места жительства, а также в тех случаях, когда потерпевшими и подозреваемыми являются совместно проживающие родственники, лица постоянно посещающие места совместного распития спиртных напитков или притоны наркоманов.

На современном уровне развития экспертизы по частицам (микрочастицам) волокон, обнаруживаемых в значительном количестве на любом предмете одежды, практически не удается решить вопрос о том, какому предмету одежды принадлежала каждая из разновидностей волокон. Это объясняется рядом причин. Во-первых, волокна-наслоения на одежде образуются в результате многочисленных случайных соприкосновений с различными предметами одежды и другими объектами волокнистой природы. В процессе таких контактов на одежду переходят не все разновидности волокон, входящих в состав материала контактирующего предмета. Во-вторых, практически нет возможности установить последовательность попадания микрочастиц волокон на исследуемую одежду до изучаемого события, в процессе и после него. В связи с этим в отсутствие подозреваемого и его одежды назначать экспертизу по установлению родовой (групповой) принадлежности посторонних микрочастиц волокон на предметах одежды потерпевшего не имеет смысла. Не удается долго хранить изъятые волокна в виде микропрепаратов в водной и водно-глицериновой сре­де. Они относительно быстро приходят в негодность для дальнейшего сравнительного исследования (когда появится одежда подозреваемого)2.

Волокнистые материалы и изделия из них могут быть объектами разных родов экспертиз: судебных трасологических, биологических, медицинских, товароведческих, инженерно-технологических, пожарно-технических. Однако вопросы классификационного характера (установление конкретной родовой и групповой принадлежности), задачи идентификации (установление целого по его частям, установление общей родовой и групповой принадлежности, отождествление конкретного объекта волокнистой природы), диагностические и ситуационные задачи (установление ФКВ) относятся к компетенции криминалистической экспертизы объектов волокнистой природы.

Объекты экспертизы и материалы, необходимые для исследования

Основу волокнистых материалов и изделий из них составляют единичные (одиночные) волокна (нити), не делящиеся вдоль оси на фрагменты без потери присущих им как единому целому определенных свойств. К волокнистым материалам относятся все текстильные волокна и волокна технического назначения, нити, пряжа, ткани, трикотаж, нетканые материалы и изделия из них.

Ассортимент волокнистых материалов и изделий из них весьма широк и разнообразен. Только в ассортименте текстильных материалов насчитывается несколько тысяч наименований. Все волокнистые материалы и изделия из них определенным образом классифицированы. В этих целях используются научно-технические и товарные классификации.

Для целей судебных экспертиз специально разработана классификация, в которой все объекты волокнистой природы подразделены на классы, например: единичное волокно, совокупность волокон, единич­ный отрезок нити (пряжи), совокупность нитей (пряжи), объем нити (пряжи); конкретный предмет одежды, часть предмета одежды. В обозначении классов объектов учитывается, что объект составляет определенный элемент вещной обстановки происшествия и может быть искомым по делу.

Классы подразделяются на роды, а роды – на группы. Даны определения родов и групп объектов волокнистой природы. В классификации строго соблюдается субординация классов, родов, групп объектов. Например, одноцветные волокна образуют род 1 -го порядка (волокна желтого цвета), одноцветные волокна определенного вида – род 2-го порядка (хлопковые волокна желтого цвета), одноцветные волокна конкретного вида, окрашенные определенным способом (желтые волокна хлопка, окрашенные методом печати, зеленые вискозные волокна, окрашенные в массе), относятся к роду 3-го порядка и т.д.

При установлении конкретной или общей групповой принадлежности для выделения группы 1-го порядка в качестве оснований используются класс и марка красителя. Это обусловлено тем, что при выпуске текстильных материалов нормируются цвет материала и прочность окраски. Признаки красителя (его класс и химическая группа, марка и композиция) на конкретном окрашенном материале имеют случайное происхождение и весьма значительную вариационность, что служит достаточным основанием для отнесения этих признаков к групповым.

Группы более высоких порядков выделяются по наличию и характеру посторонних случайных загрязнений (группы 2-го порядка), повреждений (группы 3-го порядка) и т.д.

Знание классификации объектов волокнистой природы помогает следователю в каждом конкретном случае определить, какие из них могут служить вещественными доказательствами, выделить непосредственные объекты экспертного исследования, точно обозначить искомый по делу элемент материальной обстановки события преступления.

При изъятии волокнистых материалов и изделий из них следует руководствоваться специальными рекомендациями, сформулированными с учетом особенностей данного рода экспертизы:

  • одежда потерпевшего (в том числе с трупа) изымается сразу же, как только следователь приступил к расследованию дела;
  • одежда подозреваемого изымается в полном комплекте;
  • при изъятии, осмотре и упаковке нельзя допускать соприкоснове­ния предметов одежды потерпевшего и подозреваемого, а также одеж­ды лиц, производящих их изъятие, упаковку и осмотр. Следует также избегать соприкосновения отдельных предметов комплекта одежды одного лица между собой;
  • каждый предмет одежды нужно упаковать отдельно в плотную бумагу с глянцевой поверхностью, кальку, целлофановую или полиэти­леновую пленку;
  • если по обстоятельствам дела необходимо установить первичную локализацию посторонних микрочастиц волокон, то каждый предмет одежды нужно поместить между двумя листами бумаги, а затем осторожно свернуть;
  • осмотр и изучение вещественных доказательств, если это необходимо, нужно проводить на столе, покрытом калькой, упаковочной бумагой, целлофановой или полиэтиленовой пленкой;
  • не следует допускать вытряхивания, чистки, стирки и других действий, приводящих к утрате наслоений волокон;
  • одновременно с изъятием одежды должны быть сострижены ногти потерпевшего (в том числе и у трупа), подозреваемого и направлены отдельным постановлением на экспертизу микрочастиц волокон до направления их на судебно-медицинскую экспертизу;
  • при осмотре трупа необходимо с помощью светлых дактилопленок изъять микрочастицы с ладоней и других открытых частей тела и также направить на экспертизу микрочастиц волокон вместе с предметами одежды потерпевшего и подозреваемого;
  • ножи или другие орудия убийства не должны в процессе осмотра и подготовки для направления на экспертизу соприкасаться с объектами волокнистой природы (одеждой, скатертями, тряпками и т.п.); их одновременно с упакованными предметами одежды сначала направляют на криминалистическую экспертизу микрочастиц волокон;
  • предметы, на которых могут находиться наслоения волокон (холодное оружие, отделяемые детали ТС и др.), нужно упаковать так, чтобы эти наслоения не были утрачены при транспортировке;
  • наслоения с ТС, преград и иных объектов, сложных с точки зрения проведения осмотра, целесообразно изымать с участием специалистов.

Особую осторожность нужно соблюдать при изъятии остатков от со­жжения волокнистых материалов и одежды:

  • в целях обеспечения максимальной сохранности хрупких объектов не следует ворошить содержимое костра или печи, изымать из него отдельные куски золы, непрогоревшие детали одежды, металлическую фурнитуру. Содержимое очага нужно осторожно с помощью лопаты или совка целиком перенести в тару с жесткими стенками и дном;
  • при одновременном назначении экспертизы по обнаружению следов ГСМ и НП тару с остатками от сожжения волокнистых материалов помещают в герметично закрывающийся полиэтиленовый мешок в целях предотвращения улетучивания газовой фазы.

Эффективность экспертизы волокнистых материалов в значительной степени зависит от подготовки следователем материалов для исследования. К числу наиболее типичных недостатков относятся следующие:

  • вещественные доказательства упаковываются с нарушением соответствующих правил;
  • не соблюдается последовательность направления вещественных доказательств на различного рода экспертизы: на экспертизу микрочастиц волокон одежда поступает после проведения судебно-медицинской и судебно-трасологической экспертиз, что недопустимо;
  • вопросы в постановлении о назначении экспертизы формулируются без учета рекомендаций, изложенных в методических пособиях;
  • при постановке вопроса о ФКВ на экспертизу направляются отдельные предметы, а не полные комплекты одежды подозреваемого и потерпевшего;
  • редко направляются на экспертизу срезы ногтей и микрочастицы с ладоней, когда из обстоятельств дела следует, что между преступником и жертвой была борьба;
  • эксперту не представляются выписки из протоколов осмотра места происшествия, изъятия вещественных доказательств, допроса обвиняемого, подозреваемого и свидетелей, хотя эти материалы весьма важны для выяснения ряда обстоятельств (в какой одежде были участники исследуемого события, каковы условия дальнейшего существования одежды до момента изъятия);
  • редко удовлетворяются ходатайства экспертов о предоставлении необходимых для дачи заключения материалов уголовного дела – сведений об объектах: вещественных доказательствах, дополнительных срав­нительных и свободных образцах.

Данные о происхождении, хранении, эксплуатации  и изъятии (дата) исследуемых объектов необходимы эксперту для правильной организации и проведения экспертизы, оценки результатов и формулирования достоверного вывода. Так, для решения вопроса о ФКВ необходимы сведения об условиях существования одежды потерпевшего и подозреваемого с момента совершения преступления до момента направления на экспертизу. В частности, эксперт должен знать, носили ли одежду, подвергалась ли она чистке, стирке, химической чистке, хранилась ли в конкретном платяном шкафу. Нужно сообщать эксперту, что исследуемые предметы одежды, например, потерпевшего, не соприкасались до или после расследуемого события с объектами, имеющими такой же волокнистый состав, как и предметы одежды подозреваемого (обвиняемого), и с веществами, которыми испачкана одежда подозреваемого.

В случае назначения экспертизы в целях идентификации целого по частям необходимо указать, какое целое является искомым по делу, и далее в зависимости от характера целого (кусок или рулон ткани, предмет одежды, кусок веревки) привести о них соответствующие данные. Например, о предметах одежды важны такие сведения: место и время их изготовления и приобретения, факты переделки (перелицовка, перекрашивание и др.), условия эксплуатации (ношение, хранение). О предметах одежды кустарного (ручного) изготовления необходимы, кроме того, данные о способе изготовления, о материалах и приспособлениях, с помощью которых они изготовлялись.

Для оценки полноты и достоверности экспертного исследования и сделанных им выводов необходимо иметь некоторое представление о технологии исследования волокнистых объектов.

В процессе развития экспертизы волокнистых материалов и изделий из них была разработана общая для всех объектов схема экспертного исследования, состоящая из указанных ниже основных этапов:

  • осмотр вещественных доказательств, в том числе с использованием инструментальных средств. Одновременно проводится индивидуализа­ция (в пределах возможного) по внешним признакам вещественного доказательства и отдельных объектов, составляющих его, а также установ­ление локализации выявленных наслоений и загрязнений;
  • выделение объекта в пригодном для дальнейшего исследования виде (отделение от предмета-носителя, выделение из массы постороннего вещества);
  • выявление родовых признаков волокон нитей, пряжи, ткани, различных изделий из волокнистых материалов и отделенных от них частей в зависимости от объекта – вещественного доказательства, поступившего на исследование, а затем выявление групповых признаков исследуемых объектов; выявление частных признаков, индивидуализирующих объект. В этих же целях проводится изучение механизма повреждения, общей линии (поверхности) разделения и других признаков единого целого в сравни­ваемых объектах;
  • выявление признаков общего источника происхождения (по месту изготовления, хранения и т.п.), в том числе эксплуатационных признаков;
  • криминалистическая оценка выявленных признаков и формулирование выводов.

Выявить частные признаки, индивидуализирующие объект в достаточном для установления тождества объеме, удается в относительно редких случаях. Чаще всего выявленные частные признаки позволяют установить общий источник происхождения ряда объектов или узкую групповую принадлежность (принадлежность к специальному классу, к группе наименьшего объема, специальную групповую принадлежность, обусловленную расследуемым событием).

На каждом этапе исследования волокнистых материалов и изд­лий из них обычно используется определенный комплекс методов и частных методик, необходимый и достаточный для выявления соответствующих признаков.

Исследование текстильных волокон (микрочастиц волокон). В настоящее время подробно разработаны типовая методика и схема экспертного исследования текстильных волокон. В основу этой схемы по­ложен принцип последовательного ступенчатого выделения конкретных классифицированных множеств окрашенных текстильных волокон, объем которых в процессе исследования сужается до некоторого предельного уровня деления, предусмотренного соответствующей классификацией. Исходя из практической целесообразности, на данном уровне выделяют такие множества, как шерстяные волокна синего цвета, окрашенные красителем кислотный антрахиноновый чисто-голубой, полиамидные волокна толщиной 25 мк красного цвета, окрашенные поверхностно красителем дисперсный алый, и т.д. Эти определения соответствуют конкретной групповой принадлежности текстильных волокон. Естественно, что данный предел достигается постепенно путем применения соответствующих методов. В заключении эксперт указывает классификационную категорию, в которую он включил объект на основании признаков, выявленных в ходе исследования.

Исследование тканей является необходимой стадией исследования одежды, предметов бытового, технического и специального назначения, а также имеет самостоятельное значение в отношении лоскутов, кусков и рулонов ткани. В экспертной практике используются методики исследования тканей как материала для изготовления товарной продукции, разработанные в текстильном материаловедении и трансформированные для целей судебных экспертиз.

 К тканям, имеющим общую родовую принадлежность, относятся ткани, характеризующиеся совпадающими родовыми признаками: цвет, волокнистый состав, вид,  структура и линейная плотность нитей, переплетение, плотность и поверхностная плотность тканей и их  ширина.

Групповая принадлежность ткани устанавливается для тканей, имеющих общую родовую принадлежность, на основании наличия совокупности следующих совпадающих групповых признаков: раппорт переплетения (кроме полотняного), раппорт печати и пестроткани, классы и марки красителей. При наличии кромок можно получить дополнительную информацию о технологии изготовления сравниваемых тканей,  если в кромках имеются дефекты переплетения, включения цветных нитей или нитей, отличающихся от нитей фона ткани по составу. В ряде случаев эти признаки позволяют в совокупности с установленными родовыми и групповыми признаками тканей идентифицировать ткань, изготовленную на одном и том же ткацком станке  с одного и того же навоя.

В отдельных случаях выявление определенной совокупности признаков отделки ткани, применения композиции красителей, специфических признаков ее износа, а также повреждений и загрязнений могут привести к ус­тановлению индивидуально-конкретного тождества определенного объема (отреза, куска, фрагмента) ткани или предмета, изготовленного из него. При отождествлении целого, например куска ткани, разделенного на части, или предмета одежды по отделенному от него лоскуту ткани, обязательным является комплексное материаловедческое и трасологическое исследование.

Исследование нитей, пряжи, шнуров, веревок и других плетеных,  крученых и вязаных изделий предусматривает применение названных выше методов текстильного материаловедения для выявления технологических параметров (признаков).

 При этом, исходя из особенностей технологии производства,  в ряде случаев можно установить единый (общий) источник происхождения по технологии изготовления плетеных, крученых и вязаных изделий. В зависимости от значимости совокупности выявленных признаков в отдельных случаях возможно установить их принадлежность одному изделию, изготовленному на одном и том же станке.

Исследование остатков от сожжения текстильных материалов и одежды проводится в целях реконструкции объектов и последующего установления их первоначального вида и целевого назначения. При правильном изъятии золы, других остатков от сожжения и транспортировке их в экспертное учреждение можно получить значительный объем информации о сгоревшем текстильном материале или швейном изделии. Во многих случаях по обугленным остаткам и частицам золы устанавливаются волокнистый состав и характер переплетения нитей сгоревшего текстильного материала, а также признаки швейного изделия, указывающие на его целевое назначение.

Наиболее устойчивы к действию высоких температур многослойные детали одежды (воротники, борта, карманы и т.п.) и металлическая фурнитура (крючки, застежки-молнии, пряжки и т.п.). Обнаружив такие объекты в золе и установив их родовую принадлежность, эксперт, основываясь на ассортиментных данных о текстильных материалах, технологии изготовления швейных изделий, решает вопросы о родовой и группой принадлежности сожженного объекта волокнистой природы и его целевом назначении.

Исследование предметов одежды с наслоениями микрочастиц волокон представляет собой часть комплексного исследования вещной обстановки расследуемого события в целях установления ФКВ: комплекта одежды обвиняемого (подозреваемого) с комплектом одежды потерпевшего, комплекта одежды потерпевшего с орудием травмы или убийства, одежды потерпевшего и определенных частей ТС и объектов иных классов.

Для указанных случаев разработаны методики экспертного исследования. На первом этапе методика предусматривает обнаружение и изъятие микрочастиц волокон и других материалов (веществ), их сравнительное исследование с материалом (веществом) следообразующего объекта в целях установления их общей родовой (групповой) принадлежности. Особое место в методике занимает изучение локализации взаимопереходящих микрочастиц, а также следов притертости, трасс, повреждений одежды и контактирующих с ней объектов. На заключительном этапе экспертного исследования проводится оценка выявленных признаков – механизма контактного взаимодействия с учетом распространенности волокон различных родов (групп) и других частиц, устойчивости следов-наслоений, отображения признаков контактного взаимодействия конкретных предметов. Выявив совокупность общих и частных признаков контактного взаимодействия объектов, эксперт определяет их значимость и достаточность для решения соответствующего вопроса.

Криминалистическая экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов

Предмет и задачи экспертизы

Предмет криминалистической экспертизы ГСМ и НП составляют фактические данные: о наличии на предметах носителях (их остатков от сожжения) легковоспламеняющихся НП (ЛВНП), свидетельствующих о причине пожара; о принадлежности ЛВНП, обнаруженных на месте происшествия, определенной емкости (в том числе объему НП, изъятому у подозреваемого лица); о присутствии на одежде потерпевшего смазочных материалов (СМ) и их относимости к конкретному объекту (ТС, ножу); о наличии на предметах следов оружейной смазки, свидетельствующих о ношении (хранении) огнестрельного оружия; о других обстоятельствах.

Необходимость установления этих фактических данных определяет и типовые задачи данного рода судебной экспертизы, которые в каждом конкретном случае могут быть уточнены следователем (судом) исходя из специфики расследуемого события. К их числу относятся:

  • обнаружение следов НП и ГСМ, не воспринимаемых органолептическим способом;
  • установление природы вещества неизвестного происхождения в целях отнесения его к продуктам переработки нефти и к СМ;
  • определение вида, марки представленного на исследование НП и ГСМ в соответствии с существующими научными, техническими и товарными классификациями;
  • установление принадлежности сравниваемых объектов к одному виду,  марке НП и ГСМ;
  • установление общей групповой принадлежности исследуемых объектов (НП и ГСМ), т.е. выявление у них признаков, свидетельствующих о едином источнике их происхождения по месту изготовления (конкретном нефтеперерабатывающем заводе), принадлежности к одной партии выпуска, об одинаковых условиях хранения, эксплуатации и др.;
  • отождествление масс (объектов) ГСМ и НП, разделенных на части в связи с расследуемым событием;
  • определение характера и причин изменения первоначального состава НП и ГСМ.

Для правильной организации экспертного исследования важное значение имеет установление круга объектов идентификации, которыми в рассматриваемом виде экспертизы могут быть как конкретные объемы (массы) НП и ГСМ (канистра с топливом, бидон со смазкой), так и определенные предметы, связанные с НП и ГСМ условиями эксплуатации (смазывание деталей, узлов трения), хранения (покрытие консервационными смазывающими материалами) и другими обстоятельствами.

При отсутствии органолептических признаков НП и ГСМ задача их обнаружения ставится перед экспертом в тех случаях, когда обстоятельства расследуемого события не исключают возможности наличия этих следов на различных предметах, составляющих материальную обстановку данного события. При этом на разрешение экспертизы ставится воп­рос: «Имеются ли на… (указываются представляемые на исследование предметы-носители) следы НП и ГСМ?».

Решение задачи обнаружения следов НП и ГСМ возможно двумя взаимодополняющими путями: обнаружением собственно веществ НП и ГСМ и обнаружением следов их действия на вещество предмета носителя (расплывание штрихов паст и чернил при действии жидких НП на бумагу с текстом, специфический характер горения предметов, пропитанных НП, и т.п.).

Задача установления нефтехимической природы исследуемого вещества, его вида, марки ставится в тех случаях, когда класс, к которому принадлежит или не принадлежит объект, заранее определен обстоятельствами расследуемого дела (например, пересортица бензинов в связи с хищением, замена одного вида топлива другим, повлекшая взрыв двигательной установки, и т.п.). В этих случаях формулируются вопросы:

  • являются ли НП и ГСМ представляемые на исследование вещества (в конкретных емкостях или в виде пятен, наслоений на предметах-носителях и т.п.);
  • к какому виду (марке) относятся представленные на исследование вещества?

Особого внимания заслуживает редакция вопросов, возникающих в связи с расследованием уголовных дел с применением огнестрельного оружия. Формулировка вопроса в форме «Имеются ли на… следы оружейной смазки?» сужает круг идентифицируемых СМ, что объясняется использованием в настоящее время частными лицами для чистки оружия СМ в самом широком ассортименте, не имеющих отношения к маслам специального назначения. В этой связи в случае отсутствия информации о марке идентифицируемого НП, а также самого следообразующего предмета (оружия) целесообразно ставить вопрос в следующей редакции: «Имеются ли на… следы смазки, находившейся ранее на огнестрельном оружии?».

Отнесение исследуемого объекта к определенной категории в соответствии с существующими научно-техническими классификациями и наименованиями товарной продукции принято обозначать родовой принадлежностью этого объекта. Понятие «родовая принадлежность» относится ко всем уровням научно-технических и товарных классификаций НП и ГСМ — от самых общих классов, определяемых понятиями «нефтепродукты» и «горюче-смазочные материалы», до классов значительно меньших объемов, определяемых товарными марками, например «бензин А-72», «масло М-10Г2», «смазка 1-13». В рассматриваемом случае установление принадлежности объекта к конкретному классу является конечной целью исследования.

При постановке идентификационных задач перед экспертом кроме указанных выше формулируется вопрос: «Имеют ли… (указываются сравниваемые вещества в емкости, наслоениях, пятнах) общую родовую или групповую принадлежность?».

Определение групповой принадлежности НП и ГСМ основано на отнесении их к множествам, выделенным по признакам, связанным с особенностями технологии производства, условиями хранения, транспор­тировки, эксплуатации, обстоятельствами расследуемого события и другими условиями существования объектов. Групповые признаки позволяют выделить более узкое по сравнению с конкретным родом множество объектов, например: бензин А-72, измененный в результате хранения в открытом сосуде; моторное масло М-10Г2 с признаками эксплуатации в картере двигателя.

Если принадлежность к общей группе определена какими-либо обстоятельствами дела, то вопрос может быть конкретизирован в такой форме: «Имеют ли… (указываются сравниваемые вещества в емкостях, наслоениях, пятнах) общий источник происхождения… (указывается, по каким именно условиям существования: технологическим, эксплуатаци­онным и т.п.)?».

Успешному определению родовой и групповой принадлежности исследуемых объектов способствуют данные из материалов уголовного дела (чаще всего протоколы осмотров и допросов), которые содержат сведения об исследуемом объекте: его происхождении, месте приобретения, назначении, технологии изготовления самодельных композиций и т.п. Поскольку родовая принадлежность НП и ГСМ часто определяется их назначением, то эксперту необходимы сведения о предмете, на котором находился подлежащий исследованию объект, – тип автомобиля, оружия и т.п. Эти данные имеют большое значение при сравнительном исследовании объектов, поскольку они позволяют использовать существующие методики для целенаправленного выявления определенных свойств состава НП и ГСМ и дать оценку выявленным свойствам как идентификационным признакам.

В случаях когда задачей исследования является установление индивидуального тождества, вопрос нужно ставить в такой формулировке: «Являются ли… (указываются конкретные объемы или следы НП и ГСМ) частью конкретного объема… (указывается индивидуально-определенный объем НП и ГСМ)?».

Индивидуальное отождествление конкретных объемов НП и ГСМ в практике встречается сравнительно редко, когда следователь (суд) точно указывает, какой конкретно объем (количество) материала является искомым по делу элементом вещной обстановки.

Необходимость решения задачи индивидуального тождества часто возникает в случаях, когда вещество НП и ГСМ образует следы в результате контактного взаимодействия элементов материальной обстановки. Установление ФКВ – самостоятельная задача судебной экспертизы, которая, как правило, не может быть решена исследованием только в рамках криминалистической экспертизы НП и ГСМ, поскольку нельзя без необходимого исследования исключить возможность бесконтактного образования следов НП и ГСМ путем их разбрызгивания, переноса через третьи предметы и т.п.

Успешное решение задачи установления ФКВ возможно путем выявления совокупности признаков, индивидуализирующих сам процесс взаимодействия объектов. При этом НП и ГСМ надо рассматривать как часть исследуемой материальной субстанции. Так, в следах, оставленных огнестрельным оружием, кроме смазки могут быть продукты выстрела и металлизации. В следах действия холодного оружия помимо смазки могут находиться частицы материала клинка и поверхностных загрязнений. В следах действия ТС могут присутствовать также микрочастицы краски, металла, почвы. Отсюда возникает необходимость проведения комплексного исследования вещественных доказательств, содержащих НП и ГСМ.

Кроме рассмотренных выше задач на разрешение криминалистической экспертизы НП и ГСМ могут ставиться задачи диагностического характера по определению:

  • особенностей рецептурного состава конкретных образцов НП и ГСМ;
  • количественного содержания конкретных НП и ГСМ в смесях с другими веществами.

При назначении экспертизы вопросы могут быть сформулированы как в общем виде, так и с определенной степенью конкретизации. К первым относятся вопросы типа: «Что представляют собой жидкости…?», «Каким веществом образованы пятна…?». Подобные вопросы не позволяют эк­сперту конкретизировать задачу исследования, поэтому он вынужден давать ответы самого общего характера. Вместе с тем если в процессе собирания материалов по делу о пожаре следователю удалось получить информацию о возможной природе использовавшегося горючего (бензин, керосин, растворитель и т.п.) или по делу о хищении оружия – о покрытии его консервационной смазкой (солидолом), то в подобных случаях круг проверяемых веществ указывается в постановлении и задача экспертного исследования предельно конкретизируется.

Часто в постановлениях формируются вопросы такого типа: «Одинаковы ли (однородны, сходны, идентичны) по химическому составу представленные образцы…?». Установление сходства по химическому составу либо по отдельным физическим свойствам не дает оснований для отне­сения сравниваемых объектов НП и ГСМ к одному роду или группе, что связано со специфическими особенностями веществ нефтехимической природы, имеющих близкий химический состав по основным компонентам и различающихся по компонентам, содержащимся в незначительных количествах и порой не устанавливаемых. Соответственно выводы эксперта о «сходстве» и «идентичности» НП и ГСМ будут неопределенны и могут произвольно оцениваться следователем (судом).

Объекты экспертизы и подготовка материалов для исследования

Объектами исследования в рассматриваемом виде экспертизы являются вещества нефтяного происхождения: продукты различных видов переработки нефти, а также горючие, смазочные материалы, которые кроме нефтяного происхождения могут быть продуктами переработки каменноугольной смолы и сланцев, а также веществами, синтезируемыми химической промышленностью (полисиликоновые жидкости, сложные эфиры и т.д.).

Объем класса веществ, объединяемых понятием НП и ГСМ, чрезвычайно велик, товарный ассортимент насчитывает несколько сотен наименований. При этом подавляющее большинство объектов имеет общую нефтехимическую природу, что обусловливает сложность их судебно-экспертного исследования.

Анализ экспертной практики позволил выявить связь между определенными классами НП и ГСМ и категориями уголовных дел, при расследовании которых исследуются соответствующие объекты. Такими классами являются:

  • ЛВНП, которые исследуются в основном по делам, связанным с поджогами, сожжением трупов, взрывами и т.п., а именно в ситуациях, когда используется способность этих НП легко воспламеняться и содействовать возгоранию или поддерживать горение менее горючих материалов. Кроме того, ЛВНП исследуются по делам о фальсификации товарных НП;
  • СМ наиболее часто исследуются по делам о ДТП, а также по делам, связанным с применением холодного и огнестрельного оружия, хищениями оружия и боеприпасов либо иных материалов и изделий, имеющих смазочные покрытия. Это обусловлено способностью жидких и вязких НП переходить с одного предмета-носителя на другой при их контакте;
  • твердые НП (ТНП) исследуются по уголовным делам, связанным с убийствами, кражами и др.

Экспертное исследование каждого класса НП требует специальных схем с использованием различных технических методов и приемов, а также специфических подходов к оценке результатов исследований. Внутри этих классов сужение множества НП и ГСМ производится с учетом существующих научно-технических классификаций и наименований товарной продукции.

Важная особенность НП и ГСМ, относящихся к классам ЛВНП и СМ, – отсутствие у них собственной устойчивой формы. В этой связи к ним не могут быть применены положения и рекомендации традиционных методик криминалистической идентификации. Частично это относится и к ТНП, которые, несмотря на их достаточно устойчивое агрегатное состояние, при небольших отклонениях условий от атмосферных легко «теряют твердость» и приобретают пластичность, при которой морфологические признаки теряют устойчивость. Отсюда следует, что при экспертных исследованиях НП и ГСМ первостепенную важность приобретает изучение их состава.

В специальных отраслях знаний применительно к НП и ГСМ рассматриваются различные виды составов:

  • рецептурный – определяется совокупностью компонентов, взятых в определенных соотношениях для получения товарного продукта заданных свойств. В качестве компонентов используют вещества не только нефтяного, но и иного происхождения. Например, рецептурный состав бензина включает несколько бензиновых фракций, полученных по разным технологическим схемам (компоненты нефтяного происхождения), присадки и стабилизаторы (компоненты не нефтяного происхождения); пластичные смазки состоят из масел (компоненты главным образом нефтяного происхождения) и загустителей и присадок (компоненты не нефтяного происхождения);
  • фракционный – определяется количеством веществ НП, выкипающих в определенных температурных пределах, и устанавливается перегонкой НП. Фракционный состав ЛВНП чрезвычайно нестабилен и подвержен существенным изменениям при различных обстоятельствах: хранении в открытых сосудах, нагревании и т.п.;
  • групповой – определяется количественным содержанием классов химических соединений, входящих в состав НП;
  • элементный – определяется качественным и количественным содержанием химических элементов в НП.

Совокупность перечисленных видов состава определяет структуру НП и ГСМ как объектов экспертного исследования.

В зависимости от агрегатного состояния, количества вещества, обнаруженного на месте происшествия, от обстоятельств взаимодействия с другими объектами НП и ГСМ в качестве вещественных доказательств могут быть представлены на экспертное исследование в виде:

  • индивидуально-определенных объемов (масс) в конкретных емкостях, в том числе в виде смесей с другими техническими продуктами;
  • следов – поверхностных наслоений на предметах носителях;
  • следов, распределенных в массе предметов носителей.

Эффективность судебно-экспертного исследования НП и ГСМ в значительной степени определяется качеством работы следователя при подготовке материалов для ее производства. Подготовка указанных материалов включает в себя:

  • обнаружение емкостей, содержащих НП и ГСМ;
  • обнаружение предметов, способных оставлять следы НП и ГСМ на других объектах при их соприкосновении;
  • установление предметов, которые могут быть носителями следов НП и ГСМ, и их предварительное исследование в целях обнаружения последних;
  • обнаружение в емкостях с НП и ГСМ, следах и наслоениях примесей посторонних веществ и установление их возможного происхождения;
  • фиксацию состояния вещественных доказательств;
  • сбор сведений об условиях происхождения, хранения, эксплуата­ции НП и ГСМ, возможных обстоятельствах и механизме их попадания на объекты;
  • подготовку объектов (упаковка, маркировка) для направления на экс­пертизу;
  • определение вида и задач экспертного исследования, формулирова­ние вопросов;
  • обеспечение работы экспертов с нетранспортабельными объектами.

Свойствами НП и ГСМ обусловлены специальные требования к способу и материалу их упаковки для направления на экспертизу. Такие НП, как бензин, керосин, дизельное топливо, растворители и ряд других, содержат в своем составе легколетучие компоненты. Поэтому необходимым условием является герметичность емкости, в которую их помещают и доставляют в экспертное учреждение. Жидкие и вязкие НП и ГСМ способны проникать и распределяться в массе материала предмета носителя: тканях, бумаге, древесине, почве и др. Последующее извлечение их из пористых материалов часто приводит к искажению первоначал­ного качественного и количественного составов.

При подготовке НП и ГСМ для экспертного исследования и получения необходимых образцов должен соблюдаться ряд требований:

  • отбор образцов жидких НП (бензинов, керосинов, растворителей и др.) из конкретных объемов следует проводить в сухую стеклянную герметичную емкость, которая по своим размерам лишь незначительно должна превышать содержимое. Образцы нужно хранить в холодильнике или в прохладном темном месте. При обнаружении небольшой по размерам емкости, которую можно направить на экспертизу целиком, следует проверить и обеспечить ее герметичность. Если герметизацию осуществить не удается, необходимо содержимое слить в герметичную емкость, а освободившуюся поместить в полиэтиленовый мешок, завязать (заклеить) и все вместе направить на экспертизу;
  • образцы вязких НП и ГСМ (масла, пластичные смазки и т.п.) следует помещать в стеклянную тару. Нельзя помещать такие образцы в бумажные пакеты, спичечные коробки, использовать упаковочные материалы из пластмассы, картона и древесины;
  • для исследования НП и ГСМ, находящихся на предметах носителях, по возможности необходимо направлять на экспертизу сами предметы, обеспечивая сохранность на них пятен и наслоений НП и ГСМ и их локализацию, а также герметичность упаковки этих предметов. В случае наличия предмета носителя параллельно нужно произвести отбор его контрольного образца (например, при отборе почвы из кострища в качестве контрольного образца необходимо взять образец почвы в 5 – 10 м от костра; при отборе напольного покрытия в месте вероятного очага пожара в качестве контрольного может служить аналогичный материал, взятый из другой комнаты, и т.д.);
  • для наслоений, которые снимаются, следует использовать стеклянную тару. При использовании ватных или марлевых тампонов их надо упаковывать так же, как и предметы носители, одновременно отправлять на экспертное исследование чистые образцы этих же материалов;
  • образцы ТНП и ГСМ нужно помещать в полиэтиленовые пакеты, которые необходимо завязывать или заклеивать. При отборе образцов дорожного покрытия к постановлению следователя о назначении экспертизы нужно приложить протокол и схему отбора образцов.

Особую осторожность следует проявлять при обращении с вещественными доказательствами, на которых предполагается наличие НП и ГСМ, но в момент изъятия они не обнаруживаются органолептически либо имеют лишь слабый запах НП. Такие вещественные доказательства необходимо немедленно герметично упаковать и отправить на экспертизу, а в постановлении о назначении экспертизы указать, сколько времени прошло с момента происшествия до изъятия вещественного доказательства, а также условия его хранения или эксплуатации после расследуемого события.

Большинство НП, относящихся к категории ЛВНП, обладает способностью быстро изменять свои свойства. Так, в процессе хранения в естественных условиях они теряют часть наиболее летучих своих компонентов и могут стать непригодными для решения задач, стоящих перед экспертом. Поэтому чем быстрее изъяты, герметично упакованы и представлены на исследование вещественные доказательства, тем эффективнее экспертное исследование. Предметы со следами НП и ГСМ нео­ходимо направлять сначала на криминалистическую экспертизу НП и ГСМ, а затем на экспертизы других видов (судебные медицинскую, баллистическую, трасологическую и т.д.).

Эффективность экспертизы во многих случаях зависит от наличия у эксперта сведений о происхождении исследуемых объектов, условиях их хранения, транспортировки, расходования, эксплуатации, а также сведений об условиях взаимодействия предметов на месте происшествия, способах их обнаружения и изъятия.

Соответствующие данные могут содержаться в протоколах допросов, осмотров, в технической документации предприятий и других материалах дела, которые должны направляться в экспертное учреждение вместе с постановлением о назначении экспертизы и веществен­ными доказательствами.

При оценке полноты и достоверности экспертного исследования и выводов, содержащихся в заключении, необходимо иметь в виду общую схему исследования и вид применяемых методик.

При экспертом исследовании НП и ГСМ используются методы, позволяющие непосредственно изучать различные виды состава либо физические и химические свойства, обусловленные им.

Часть таких свойств является важнейшими техническими характеристиками, стандартизированными в ГОСТах и определяющими эксплуатационные качества НП и ГСМ как товарных продуктов. К ним относятся плотность, показатель преломления, пределы выкипания объема НП или его части (что характеризует фракционный состав НП), температуры плавления и кристаллизации (для ТНП), воспламенения, вспышки (для ЛВНП), вязкость (основной показатель для СМ), содержание различных примесей и т.д.

Возможность установления совокупности показателей, характеризующих НП и ГСМ как товарный продукт, позволяет решать задачи установления вида, марки НП и ГСМ и отнесения к конкретному наименованию товарного ассортимента. Исследования по ГОСТам проводятся редко, поскольку на исследование поступают, как правило, количества веществ (часто микроколичества), недостаточные для пров­дения таких испытаний. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев поступающие на экспертное исследование НП и ГСМ оказываются измененными под влиянием разнообразных факторов. Поэтому в процессе экспертных исследований выявляют наиболее устойчивые признаки состава, связанные с первоначальным видом НП и ГСМ и их эксплуатационными свойствами, для чего используются инструментальные ана­литические методы:

  • микроскопические – оптическая микроскопия в различных вариантах (в том числе анализ в поляризованном свете), наблюдение люминесценции в ультрафиолетовых лучах, просвечивающая электронная микроскопия (ПЭМ);
  • хроматография – газожидкостная (ГЖХ), тонкослойная (ТСХ);
  • спектральные методы анализа – спектроскопия в инфракрасной, ультрафиолетовой и видимой областях спектра, эмиссионный спектральный анализ (ЭСА), лазерный микроспектральный анализ (ЛМА), ААА, метод электронно-парамагнитного резонанса (ЭПР).

На основе перечисленных методов в экспертных учреждениях разработаны и применяются различные методики исследования НП и ГСМ.

Если НП и ГСМ поступают на экспертное исследование в виде конкретных объемов, то их изучают как таковые. При поступлении НП и ГСМ в виде наслоений, пятен или органолептически невидимых следов на первой стадии исследования их извлекают с поверхности или из массы предметов носителей с помощью органических растворителей, подбираемых таким образом, чтобы вещества нефтехимической природы извлекались с наибольшей полнотой, а вещества, присущие предметам носителям (тканям, древесине, по­чве), и всевозможные загрязнения – наименьшей степени3.

Для решения вопроса о нефтехимической природе неизвестных веществ исследуется их групповой (структурно-групповой) состав, который характеризуется наличием конкретных классов углеводородов. Определенная их совокупность является необходимым и обязательным признаком всех веществ нефтехимической природы. Исключение составляют парафины и церезины, относящиеся к ТНП, состав которых опреде­ляется одним классом углеводородов.

Установление группового состава производится методами ТСХ, ГЖХ и инфракрасной спектроскопии.

Групповой состав НП и ГСМ определяется рядом факторов: свойствами исходной нефти, особенностями технологии (способом примененной очистки), целевым назначением (октановое число, вязкость и другие показатели, зависящие от группового состава НП), условиями существования, при которых происходит потеря части углеводородов или их изменение (испарение, окисление и т.п.). Поэтому совпадение группового (структурно-группового) состава, установленное на количественном уровне для сравниваемых образцов НП и ГСМ, может указывать на общий источник происхождения (завод-изготовитель, место хранения) или одинаковые условия эксплуатации. Это обстоятельство в совокупности с другими выявляемыми признаками обычно интерпретируется в заключении эксперта как установление общей групповой принадлежности объектов4.

Метод ГЖХ дает возможность исследовать частичный углеводородный состав НП на уровне индивидуальных соединений. Установление полного углеводородного состава – сложная и в настоящее время не решаемая научно-техническая задача. Наиболее «простые» в этом отношении НП – бензины – содержат в своем составе более 600 индивидуальных углеводородов, многие из которых присутствуют в следовых количествах по отношению к суммарному составу.

Фракционный состав НП положен в основу научно-технических классификаций НП по их целевому назначению, в связи с чем установление его имеет существенное значение при решении классификационных задач. Для прямого определения фракционного состава требуются большие количества НП (в соответствии с ГОСТом – 2 л), поэтому в условиях экспертного исследования использование данного метода неприемлемо. К суждению о фракционном составе объектов приходят через определение состава индивидуальных углеводородов, устанавливаемого методом ГЖХ.

Важную информацию о НП и ГСМ содержат данные об элементном составе. При этом имеются в виду элементы, являющиеся микропримесями к основному элементному составу, на 95 – 90% состоящему из углерода и водорода. Наличие и конкретный состав микроэлементов в НП обусловлены: присутствием их в исходной нефти; рецептурным составом (в соответствии с которым к товарным НП добавляются в качестве присадок, добавок, загустителей различные металлорганические соединения, соли и др.); попаданием в НП инородных веществ в условиях производства (контакт с катализаторами), транспортировки (материалы трубопроводов, емкостей, атмосферная пыль и т.д.), эксплуатации (продукты износа трущихся деталей) и в других условиях существования объектов.

В криминалистических исследованиях для определения элементного состава НП используются методы ЭСА, ЛМА, ААА. Большую сложность представляет интерпретация результатов определения элементного со­става в качестве родовых, групповых, частных (индивидуализирующих) признаков исследуемых объектов. Для ее правильного проведения необходимы данные о происхождении, конкретном способе и условиях хранения, транспортировки, расходования вещества, а также образцы для сравнения, являющиеся, как и исследуемый объект, частями того же целого (большего) объема, и свободные образцы, аналогичные исследуе­мому по условиям существования.

Среди различных видов НП и ГСМ в экспертной практике исследуются пластичные смазки. В их состав входят загустители – вещества не нефтяного происхождения. Для основного количества выпускаемых смазок в качестве загустителя используются мыла или твердые углеводороды (парафины и церезины). Те и другие образуют специфическую для каждого конкретного загустителя кристаллическую микроструктуру, определяемую методом ПЭМ. Выявление особенностей микроструктуры, связанных с условиями эксплуатации смазок (истирание в ступицах автомобилей) либо с иными условиями существования (стирка изделий со следами смазок и др.), дает возможность устанавливать групповые и узкогрупповые признаки сравниваемых объектов.

Твердые НП, к которым относятся твердые углеводороды и твердые остаточные НП, часто являются составной частью изделий (косметических средств, гуталинов, а также кровельных и дорожных покрытий, изо­ляционных материалов и т.д.). В этой связи возникает задача их обнаружения и исследования в смеси с другими веществами. Для указанных целей используются оптическая микроскопия в поляризованном свете, с помощью которой исследуется специфическая структура твердых парафинов, а также метод ЭПР, возможности которого позволяют дифференцировать остаточные НП по сырьевому источнику.

Таким образом, о полном и всестороннем исследовании ГСМ и НП может свидетельствовать указанный в исследовательской части заключения комплекс инструментальных методов из существующего арсенала средств криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий.

Криминалистическая экспертиза стекла

Предмет и задачи экспертизы

Предметом криминалистической экспертизы стекла и изделий из него являются фактические данные (факты, обстоятельства), устанавливаемые при исследовании объектов из стекла на основе специальных знаний в области научных основ и методик криминалистического исследования стекла и изделий из него.

Изделия из стекла, их осколки и микрочастицы могут быть объектами исследования различных родов экспертиз. В судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации объекты из стекла в зависимости от характера поставленных вопросов исследуются преимуще­ственно в рамках  криминалистической экспертизы стекла и изделий из него и судебно-трасологической экспертизы.

Криминалистическая экспертиза стекла решает специфические задачи, существенно отличающиеся от задач исследования стекла вообще. Если сущность изучения стеклообразного состояния и изделий из стекла заключается в установлении зависимости физико-химических свойств и структуры стекла от технологических параметров его производства и химического состава, то криминалистическая экспертиза стекла ставит своей целью распознание природы объекта (стекловидного вещества), установление принадлежности исследуемого объекта к материалу  или изделию определенного рода или группы, идентификацию конкретного изделия, а также установление причины и механизма разрушения, условий эксплуатации изделия и т.п.

В рамках криминалистической экспертизы стекла могут решаться как идентификационные, так и диагностические задачи.

К диагностическим задачам относятся:

  • обнаружение микрочастиц стекла на предметах-носителях для установления их природы и различий с другими материалами;
  • определение направления действия разрушающей силы, вида инструмента, которым было вырезано стекло, поверхности, по которой был нанесен удар, числа ударов и последовательности их нанесения, причины разрушения изделия (механическая, термическая, саморазрушение);
  • определение температуры (распределение температур) по изменению осколков в очаге пожара, где находилось изделие;
  • установление факта вскрытия и повторной запайки ампул, особенностей условий эксплуатации изделия и т.п.

Вопросы для разрешения этих задач могут быть сформулированы следующим образом:

  • имеются ли на поверхности предмета (например, одежде) или в объеме материала (образце почвы), частицы стекла;
  • являются ли представленные предметы осколками стеклоизделия;
  • скольким изделиям (бутылкам, стаканам и др.) принадлежат осколки;
  • установить емкость изделия (банки, бутылки и т.п.), осколки которого обнаружены на месте происшествия;
  • каково было направление разрушающей  силы (с какой стороны – внешней или внутренней было выбито стекло);
  • в результате какого воздействия (по какой причине) разрушилось изделие (механическое, термическое, саморазрушение);
  • подвергались ли вскрытию и повторной запайке (перепайке) представленные ампулы;
  • в заводских или кустарных условиях запаяны представленные ампулы;

К идентификационным относятся следующие задачи:

  • определение вида изделия, от которого произошли осколки, области его применения;
  • установление принадлежности сравниваемых фрагментов стекла  единому целому (изделию);
  • установление общей родовой или групповой принадлежности изделий либо материала изделия сравниваемых объектов (осколков, микрочастиц, изделий). Под установлением групповой принадлежности понимается отнесение объекта к некоторому множеству ему подобных по признакам общности происхождения, условий существования, эксплуатации, например установление факта изготовления изделия в одной пресс-форме, на одном заводе-изготовителе, в одинаковых производственных условиях из сырья одинакового состава, в определенный отрезок времени и т.п.

Практика показывает, что следователи и судьи нередко испытывают затруднения при формулировании вопросов идентификационного характера, употребляя термины «идентичны», «однородны», «сходны», «одинаковы» по отношению к осколкам. Неопределенность таких формулировок, не содержащих указаний на объект идентификации (идентифицируемый объект) – его класс, род, вид, конкретный экземпляр изделия, завод-изготовитель, период времени выпуска и т.п., значительно снижает возможности экспертного исследования идентифицирующего объекта – изделия из стекла, осколки которого представлены в качестве вещественного доказательства.

Нельзя признать правильной постановку вопросов в целях сравнения осколков или изделий по отдельным признакам, например: «Одинаковы ли осколки по цвету, толщине, химическому составу?». Такой вопрос приводит к неоправданному ограничению экспертного исследования, в то время как для идентификации группы изделий или конкретного изделия из стекла необходимо выявить достаточно большой комплекс различных признаков.

Для решения идентификационных задач рекомендуется ставить вопросы примерно в следующей редакции:

  • к какому виду изделий принадлежат представленные на экспертизу осколки;
  • имеются ли среди представленных на исследование осколков части изделий из стекла, устанавливаемых на автомобилях; какому типу рассеивателя принадлежат осколки, обнаруженные на месте происшествия; на каких марках автомобилей он устанавливается;
  • имеют ли общую родовую или групповую принадлежность изделия (материал изделий), осколки которых обнаружены на месте происшествия, и изделия (материал изделий), осколки которых изъяты в автомоби­ле подозреваемого;
  • принадлежат ли единому целому осколки стекла, изъятые с места происшествия, и осколки, извлеченные из фары автомобиля;
  • не имеют ли общей родовой (групповой) принадлежности бутылка, осколки которой представлены, и изделие, микроосколки которого изъяты из раны потерпевшего;
  • имеют ли общую родовую или групповую принадлежность изделия, час­тями которых являются осколки, изъятые с места происшествия, и осколки, обнаруженные в одежде подозреваемого; если имеют, то какую именно.

Вопросы, связанные с идентификацией изделия из стекла, в случаях, когда у сравниваемых осколков отсутствует общая поверхность разделения, решаются, как правило, на уровне установления общей родовой или групповой принадлежности. Это объясняется высоким уровнем стандартизации производства изделий из стекла  по химическому   составу,  форме, качеству поверхностей, вследствие чего выявление индиви­дуализирующих признаков объекта становится невозможным. Кроме того, в зависимости от физической природы объекта идентификации (отдельный предмет, совокупность изделий, объем стекловаты и т.д.) и качества отображения свойств целого в его частях вопросы о родовой и групповой принадлежности сравниваемых объектов могут решаться на разных уровнях, что связано с возможностью выполнения разных видов идентификационного исследования: по особенностям поверхности разделения; по особенностям внешнего строения и внутренней структуры; по составу материала вещества.

Для решения многих вопросов, особенно связанных с ДТП, требуется проведение комплексной экспертизы с привлечением трасологов, специалистов по исследованию  стекла, автотехников и др. В процессе комплексного исследования и оценки совокупности всех выявленных признаков может быть решен вопрос о факте контактного взаимодействия конкретного транспортного средства с другим транспортным средством или одеждой потерпевшего.

Объекты экспертизы и подготовка материалов для исследования

Анализ следственной и судебной практики показывает, что изделия из стекла и их осколки являются распространенными элементами вещной обстановки расследуемых событий, что объясняет высокую частоту их встречаемости в качестве объектов криминалистического исследования. Объектами рассматриваемого рода экспертизы являются следующие изделия из стекла и их разрушенные части:

  • рассеиватели фар, травмобезопасные стекла (сталинит и триплекс), колбы электроламп, зеркала при расследовании дел о ДТП;
  • предметы из тарного и посудного стекла (бутылки, стаканы, вазы), а также зеркала, очки, бижутерия – по делам об убийствах и нанесении телесных повреждений;
  • листовые стекла (оконные, витринные, тонированные), стеклоблоки, объемы стекловаты и стеклоткани – по делам об убийствах, изнасилованиях, кражах;
  • ампулы, шприцы, медицинская тара и др. – по делам о кражах и употреблениях наркотических и сильнодействующих препаратов;
  • изделия из хрусталя и художественного стекла – по делам о хищениях.

Многообразные изделия из стекла классифицируют по назначению, способу производства, характеру поверхности, элементному составу и другим основаниям. Наиболее целесообразной и удобной для экспертных целей представляется классификация изделий.

Подавляющее большинство повседневно окружающих нас изделий из стекла относится к роду неорганического силикатного стекла, хотя для специальных целей могут изготовляться стекла на основе других оксидов (алюминатные, боратные, германатные стекла, а также бескислородные – халькогенидные и др.).

Для примера рассмотрим порядок классификации оконного стекла.

Оконное стекло по назначению относится к строительному стеклу; по области применения к листовому стеклу; в зависимости от качества обработки поверхности  к стеклу с гладкой поверхностью, полированное или неполированное; по способу производства – вертикальное вытягивание и по применению – для остекления окон, т.е. оконное стекло.

Производство стекла и изделий из него стандартизировано и осуществля­ется в соответствии с требованиями межгосударственных, государственных (ГОСТов), отраслевых (ОСТов) стандартов. В ГОСТах содержатся потребительские (приемочные) характеристики изделий: типы, параметры, основные размеры и допустимые отклонения в них; максимальные размеры осколков при разрушении закаленного стекла, прочностные и оптические характеристики и т.п. Таким образом, вид стекла и тип конкретного изделия, определяются нормативными документами (ГОСТами, ТУ, СТП, чертежами).

Изделия из стекла обладают совокупностью различных по своей природе свойств: внешним строением (морфологические особенности, форма, качество поверхности, наличие покрытий), внутренним строением (неоднородности, включения, дефекты), составом материала, различными физико-химическими свойствами (плотность, оптические характеристики, твердость и др.). Эти свойства (каждое в отдельности и в сово­купности) могут быть использованы экспертом при исследовании объектов в целях решения поставленных перед ним вопросов.

Большое значение для успешного проведения экспертного исследования имеют полнота и качество материалов, представляемых на экспертизу. При назначении криминалистической экспертизы стекла необходимо выполнять следующие рекомендации:

  • изымать с места происшествия и представлять на исследование все обнаруженные осколки стекла;

Присутствие следователя при производстве судебной экспертизы · Статья Получение образцов для сравнительного исследования · Статья

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как должна правильно проводиться судебная экспертиза

Раздел II. Досудебное производство

Порядок производства судебной экспертизы

Порядок производства судебной экспертизы

Назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:

1) причины смерти;

2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;

5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, в котором указываются:

1) основания назначения судебной экспертизы;

2) ФИО эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

3) вопросы, поставленные перед экспертом;

4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Когда разрешение поставленных вопросов представляет значительную сложность, может быть назначена комиссионная экспертиза, то есть при участии нескольких специалистов в одной области знаний, или комплексная экспертиза, то есть при участии экспертов различных специальностей.

Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах, и составить протокол. О получении образцов для сравнительного исследования следователь выносит постановление. Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом, что отражается в его заключении. При производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет его руководителю свое постановление и материалы, необходимые для ее производства. Руководитель экспертного учреждения поручает производство экспертизы одному или нескольким сотрудникам. При этом руководитель негосударственного экспертного учреждения разъясняет эксперту его права и ответственность. Если экспертиза производится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность.

Результаты экспертизы оформляются заключением эксперта, которое дается в письменной форме и подписывается экспертом. В заключении эксперта указываются:

1) дата, время и место производства экспертизы;

2) основания ее производства;

3) должностное лицо, ее назначившее;

4) сведения об экспертном учреждении, а также ФИО эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при ее производстве;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту. В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в его выводах по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство кот. поручается другому эксперту.  

Поляков К.К.

Уголовный процесс

2009

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 🔴 «Сравнительная экспертология» Выпуск № 1. Судебная экспертиза в Республике Беларусь!

Прежде всего, вызывает возражение суждение задание экспертного исследования — “для сравнительного исследования”. Сравнительное исследование.

Документы и материалы для почерковедческой экспертизы

1

Кайргалиев Д.В. 1 Васильев Д.В. 1 Анчабадзе Н.А. 1 Гладырев В.В. 2 Макиев К.Т. 3


1 Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего образования «Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации»

2 Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации

3 Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Волгоградский институт экономики, социологии и права»

Судебная экспертиза как вариант использования специальных знаний сведущих лиц остается одним из процессуальных действий, направленных на получение заключения эксперта. Вопрос назначения судебной экспертизы наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, аналогов и прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ, находится в руках следователя, суда. Производство судебной экспертизы как основной вид деятельности эксперта, направленный на решение задач, поставленных следователем (или судом) в постановлении (определении) о назначении экспертизы. Целью статьи являлось определение круга экспертных задач, назначаемых следствием или судом при расследовании фактов незаконного сбыта, изготовления, переработки, культивации запрещенных и контролируемых средств, веществ, растений, грибов, и т.п., фактов обнаружения подпольных лабораторий или подпольных производств, выявления растрат и хищений наркотических средств из аптечных сетей. Заключение эксперта, удовлетворяющее важным критериям (относимость, допустимость, достоверность, соответствие заданию, полнота и научная обоснованность), может быть признано после проверки следователем и судом допустимым доказательством. Оно не может даваться экспертом с нарушениями процессуальных норм (экспертиза назначена и произведена после приостановления или прекращения уголовного дела, экспертиза произведена лицом, подлежащим отводу, которое не было предупреждено в установленном законом порядке об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения или за дачу заведомо ложного заключения; нарушена процессуальная форма заключения эксперта, отсутствует подпись эксперта, проводившего экспертизу, заключение составлено на основе данных, которые в материалах дела отсутствуют, следователь нарушил права участников предварительного расследования при назначении и производстве экспертизы). Экспертные возможности в раскрытии и расследовании преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств постоянно возрастают, в умелых руках следователя и суда могут стать грозным оружием противодействия наркопреступности.

проведение экспертизы наркотических средств

деятельность следователя

назначение многообъектной экспертизы

общий источник происхождения

заключение эксперта

проверка заключения эксперта следователем и судом

1. Райгородский В.М., Хрусталев В.Н. Проблемы экспертного исследования наркотических средств / В. М. Райгородский, В. Н. Хрусталев // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1999. № 2 (225). – С. 191–195.

2. Россинская Е.Р. Настольная книга судьи: судебная экспертиза: учеб. пособие / Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина. М.: Проспект, 2010.

3. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе: учеб. пособие. М.: Норма, 2005.

4. Фицев И.М. Химико-аналитическая диагностика в криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий / И. М. Фицев, В. К. Блохин, Г. К. Будников, Н. А. Фицева // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2004. Т. 70. № 4. – С. 3–16.

5. Хрусталев В.Н. Концептуальные основы криминалистического исследования веществ, материалов и изделий из них: дис. … д. юрид. н. / В. Н. Хрусталев. Саратов, 2003.

6. Хрусталев В.Н. Организация расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ / В. Н. Хрусталев // Наркоконтроль. 2008. №4. – С. 24–34.

7. Хрусталев В.Н. Проблемы судебной экспертизы требуют своего разрешения / В. Н. Хрусталев // Судебная экспертиза. 2011. № 4. – С. 148–157.

8. Хрусталев В.Н. Специальность «Судебная экспертиза»: прошлое, настоящее и будущее / В. Н. Хрусталев // Судебная экспертиза. 2004. № 1. – С. 59–65.

9. Чистова Л.Е. Особенности возбуждения уголовного дела по делам о незаконном культивировании наркотикосодержащих растений / Л. Е. Чистова, Е. Ю. Драгункина // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 4. – С. 136–141.

10. World drug report 2005. V.1, V.2. United Nations: Office of drug and crime.

Судебная экспертиза, представляющая собой один из вариантов использования специальных знаний сведущих лиц (экспертов) в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, законами Российской Федерации, регламентирующими деятельность полиции и других правоохранительных органов, межведомственными и ведомственными подзаконными актами, в борьбе с наркопреступностью является одним из важнейших процессуальных действий, направленным на получение заключения эксперта.

Вопрос назначения судебной экспертизы наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, аналогов и прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ, решается по усмотрению следователя, суда.

Производство судебной экспертизы как деятельность эксперта либо комиссии экспертов, состоящая в экспертном исследовании вещественных доказательств, предусматривает разрешение различных задач, изложенных следователем (или судом) в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

Особенностью назначения криминалистической экспертизы кустарно изготовленных наркотиков являются следующие задачи:

— установление общего источника происхождения наркотических средств (изъятых, сравниваемых и т.п.) по месту произрастания наркосодержащих растений, из которых они изготовлены. Подобная задача является типовой и ставится в отношении наркотических средств: маковая солома, каннабис (марихуана), гашиш (анаша).

— установление наличия на представленных предметах-носителях (сито, ступка, аптекарские весы и т.п.) следов наркотических средств или психотропных веществ. В случае обнаружения таких следов обязательно определяется наименование контролируемого вещества.

— установление факта использования представленного растительного материала, химического реактива (набора реактивов), специальной или бытовой посуды, оборудования (пресс-форма, кофемолка, полимерная емкость и т.п.) для изготовления или переработки наркотического средства (наркотических средств).

— установление пригодности представленных записей, литературы, сведений для культивации (выращивания) наркосодержащих растений [1, c. 192], грибов (псилоцин-, псилоцибинсодержащих грибов).

Для расследования фактов изъятия кустарно изготовленных наркотиков растительного происхождения следователь может назначить ботаническую и/или почвоведческую экспертизу. Иногда экспертное исследование служит проверкой показаний обвиняемого, указывающего на место сбора псилоцибинсодержащих грибов, которые часто изымаются с остатками почвы [3, c. 547] на нижней части ножки.

К особенностям назначения экспертизы синтетических наркотических средств и психотропных веществ, полученных в подпольных лабораториях или на подпольном производстве, относят необходимость установления взаимосвязей между изъятым (наркотическим средством или психотропным веществом) средством и исходными химическими реактивами, технологическим оборудованием, химическими соединениями и их смесями, иногда ведут поиск связи между наркотиком с подпольного производства и наркотиками, обнаруженными у сбытчика или потребителей.

В постановление следователя о назначении экспертизы перед экспертом рекомендуется поставить следующие вопросы:

— Имеются ли среди представленных объектов наркотические средства (психотропные вещества), если да, то какие именно, какого их количество (масса)?

— Имеются ли среди изъятых объектов необходимые химические реагенты, растворители или прекурсоры для производства представленного наркотического средства (психотропного вещества)?

— Возможно ли изготовление наркотического средства (психотропного вещества) при помощи изъятого технологического оборудования?

— Имеются ли на представленном технологическом оборудовании следы наркотических средств, психотропных веществ, химических реагентов или прекурсоров их синтеза?

— Имеются ли среди изъятых записей сведения, пригодные для получения (синтеза) наркотического средства (психотропного вещества) или его прекурсоров?

— Составляли ли изъятые в подпольной лаборатории и у гр. А. (обвиняемого в незаконном сбыте) наркотические средства (психотропные вещества) ранее единую массу или имели ли они общий источник происхождения по использованному сырью и технологии изготовления, если да, то по каким признакам?

— Какое наркотическое средство (психотропное вещество) и в каком количестве можно изготовить из изъятого сырья (наркосодержащие растения, лекарственные средства и т.п.)?

При расследовании наркопреступлений, предметом которых выступают лекарственные наркотические средства (психотропные, сильнодействующие или ядовитые вещества [6, c. 26]) или легально изготовленные наркотические вещества, могут сложится различные ситуации, требующие внесения в тактику назначения экспертиз.

1. Для веществ, обнаруженных в неизмененных стандартных упаковках с «родной» маркировкой, назначается экспертиза с поставленными эксперту вопросами:

— Является ли представленное вещество наркотическим средством (психотропным, сильнодействующим, ядовитым веществом), если да, то каким именно, каково его количество (масса)?

— Соответствует ли содержимое упаковки указанному на ней наименованию препарата?

2. Для веществ, обнаруженных в стандартной упаковке со следами (признаками) вскрытия или перепайки, эксперту поручается решение одного вопроса:

— Является ли представленное вещество наркотическим средством (психотропным, сильнодействующим, ядовитым веществом), если да, то каким именно, каково его количество (масса)?

3. Если у следствия имеются первоначальные сведения о том, что представленный объект (порошок, таблетка, пилюля, сироп, настойка и т.п.) не является наркотическим средством (психотропным, сильнодействующим, ядовитым веществом), потребность в решении следующих вопросов, входящих в компетенцию эксперта, не всегда утрачивается:

— Какое вещество содержится в представленных упаковках?

— Имеются ли в представленных объектах следы наркотических средств (психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ), если да, то каких именно?

Постановка следователем второго вопроса рекомендуется после предварительной консультации с экспертом экспертно-криминалистического учреждения, т.к. современное методическое обеспечение расследования фактов незаконного сбыта синтетических наркотических средств (психотропных веществ) позволяет надежно установить родовую принадлежность изъятого контролируемого вещества, т.с. определить его наименование по Перечню наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых либо запрещен на территории Российской Федерации, либо осуществляется в соответствии с другими мерами контроля. Сравнительное же исследование указанных синтетических наркотических средств, психотропных веществ, проводится в настоящее время не всегда, а лишь в случаях, когда в распоряжении носителя специальных знаний имеется методика сравнительного исследования, утвержденная Экспертно-криминалистическим центром МВД России.

Следователь в некоторых случаях может также назначить трасологическую экспертизу по сравнению бумажного материала этикетки с клеящими веществами и бумагой стандартной для данного препарата этикетки, эксперт-трасолог обязан ответить на следующие вопросы:

— Имеются ли на представленных объектах следы вскрытия или перепайки?

— Каким способом наклеены этикетки на изъятые объекты и этикетки на объектах, представленных для сравнения, идентичны ли они по способу наклеивания?

— Идентичны ли бумага этикетки и клеящее вещество на изъятых объектах и бумага этикетки с клеящим веществом на объектах, представленных для сравнения?

Поскольку легально производящиеся наркотические средства (психотропные, сильнодействующие, ядовитые вещества) должны соответствовать по качественному и количественному составу и основным свойствам требованиям стандартов, в указанном случае требуется назначение сравнительной (как правило, экспертизы, производимой с применением химических методов анализа) экспертизы, которая должна осветить вопросы сравнительного исследования при предоставлении в распоряжение эксперт образцов для сравнения (отобранные в государственных лечебных или контрольно-фармакологических учреждениях).

Однако сравнительное исследование многих наркотических средств и других контролируемых веществ сопряжено с известными затруднениями в экспертной и следственной практике, поэтому вопрос проведения сравнительной экспертизы наркотических средств и веществ промышленного или лабораторного (в том числе и подпольной) изготовления в каждом конкретном случае решается следствием и судом индивидуально.

Традиционные криминалистические экспертизы: дактилоскопическая, трасологическая, баллистическая экспертизы, экспертиза документов и другие, назначаются так же, как и при расследовании уголовных дел других категорий.

Нередко при изъятии у двух разных лиц упаковок, содержащих наркотическое средство, следователь, назначив сравнительную экспертизу по содержащимся в упаковках наркотикам, проведение которой требует затрат по времени и не всегда ведет к категоричному выводу, упускается из внимания факт изъятия не просто наркотических средств, а целостные объекты — упаковки, каждая из которых содержит наркотическое средство. Результаты сравнительного исследования материала упаковок [4, c. 7], способа упаковки являются криминалистически значимой информацией, позволяющей быстро установить общую групповую принадлежность упакованных наркотических средств.

Проблемы, связанные с назначением сравнительных экспертиз наркотических средств и иных контролируемых веществ (экспертиза по установлению единства источника происхождения сравниваемых веществ и идентификационная экспертиза сравниваемых веществ), различны. Как уже отмечалось, экспертизы имеют решающее значение при доказывании нескольких эпизодов (отдельных по времени, но не по сбываемому зелью) сбыта наркотиков, психотропных и сильнодействующих веществ [10]. При производстве сложной экспертизы эксперт изучает огромное количество признаков наркотиков: внешний вид, количественный и качественный состав вещества (в том числе состав наполнителей, количественный и качественный элементный и микроэлементный состав), температуры плавления (для «чистых» наркотических веществ) и т.п. Сегодня хорошо зарекомендовали себя экспертные методики производства сравнительных исследований нескольких образцов наркотических средств растительного происхождения (каннабис /марихуана/, гашиш, наркосодержащие растения конопли и их различные фрагменты, маковая солома, опий) и некоторых синтетических и полусинтетических наркотиков (героин /диацетилморфин/, фенциклидин и фенадон). Методики сравнительного исследования других психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ пока требуют своей разработки, апробации и сертификации.

В соответствии с уголовным законодательство заключение эксперта — один из источников доказательств (ст. 88 УПК РФ), которое не имеет заранее установленной силы, не является обязательным для органов следствия и суда, не обладает преимуществами перед другими доказательствами. Оно может быть использовано в уголовном деле в качестве доказательства только в случае, когда следователь установил его относимость, допустимость, достоверность, соответствие заданию, полнота и научная обоснованность [2, c. 206-208]. При отсутствии хотя бы одного из перечисленных критериев заключение эксперта признается недопустимым, следователь может назначить дополнительную или повторную экспертизу.

Среди нарушений процессуальных норм [5] в следственной практике чаще всего встречаются случаи:

-назначения и производство экспертиз после приостановления или даже прекращения уголовного дела;

-производство экспертизы лицом, подлежащим отводу, а также лицом, которое не назначено в качестве эксперта следователем или следственным органом, в производстве которого находится уголовное дело;

-производство экспертизы лицом, которое не было предупреждено в установленном законом порядке об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения или за дачу заведомо ложного заключения;

-нарушение установленной законом процессуальной формы заключения эксперта;

-отсутствие подписи эксперта, проводившего экспертизу;

-заключение составлено на основе данных, которые в материалах дела отсутствуют;

-следователь нарушил права участников предварительного расследования при назначении и производстве экспертизы, что повлекло или могло повлечь к нарушению всесторонности, полноты и объективности экспертного исследования.

Судебная и следственная практика не признают доказательственной силы экспертного заключения [8, c. 60] в следующих случаях:

а) выводы эксперта должным образом не мотивированы;

б) заключение эксперта не разрешает поставленных перед экспертом вопросов в полном объеме;

в) заключение эксперта «грешит» отсутствием части (частей) выполненных экспертом исследований.

Роль института судебной экспертизы постоянно возрастает в силу совершенствования научно-технической базы экспертно-криминалистических подразделений полиции, позволяющей в сжатые сроки, отведенные на расследование дела, получить исчерпывающую информацию необходимую следствию и правосудию [7, c. 150].

Следственная практика показывает, что экспертные возможности в раскрытии и расследовании преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и других контролируемых веществ постоянно возрастают, в умелых руках следователя и суда могут стать грозным оружием противодействия наркопреступности.

Рецензенты:

Лобачева Г.К., д.х.н., профессор, президент Волгоградского отделения Международной академии авторов научных открытий и изобретений, г. Волгоград;

Аширбекова М.Т., д.ю.н., доцент, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Волгоградского филиала РАНХ и ГС при Президенте РФ, г. Волгоград.


Библиографическая ссылка

Кайргалиев Д.В., Васильев Д.В., Анчабадзе Н.А., Гладырев В.В., Макиев К.Т. НАЗНАЧЕНИЕ МНОГООБЪЕКТНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ПО ФАКТАМ НЕЗАКОННОГО СБЫТА, ИЗГОТОВЛЕНИЯ И ХИЩЕНИЙ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=21492 (дата обращения: 11.04.2020).



ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 🔴 Фоноскопическая экспертиза // Назначение, проведение, болевые моменты судебной фоноскопии

Сравнительное экспертоведение в науке судебной экспертизы. § 1. Методологические предпосылки исследования. § 2. Методы и средства сравнения.