а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по.

Срок исковой давности

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

№ 43

г. Москва                                                                                                                29 сентября 2015 г.

 

О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности

 

В целях обеспечения единства практики применения судами  положений Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности  Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального

конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

 

Начало течения срока исковой давности

 

1.  В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Исходя из указанной нормы под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица. 

Если иное не установлено законом,  течение срока исковой давности начинается со дня, когда  лицо, право которого нарушено, узнало или должно было узнать о совокупности следующих обстоятельств: о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1 статьи 200 ГК РФ).

2.  В случае нарушения прав физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью (например, малолетних детей, недееспособных граждан), срок исковой давности по требованию, связанному с таким нарушением, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в пункте 1 статьи 200 ГК РФ, узнал или должен был

узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства. В исключительных случаях, когда пропуск срока исковой давности имел место, например, ввиду явно ненадлежащего исполнения законными представителями таких лиц возложенных на них законодательством полномочий, пропущенный  срок исковой давности может быть восстановлен по заявлению представляемого или другого уполномоченного лица в его интересах (статья 205

ГК РФ).

Если нарушение прав названных лиц совершено их законным представителем, срок исковой давности по требованиям к  последнему, в том числе о взыскании убытков, исчисляется либо с момента, когда о таком нарушении узнал или должен был узнать иной законный представитель, действующий добросовестно, либо с момента, когда представляемому  стало

известно либо должно было стать  известно о нарушении его прав  и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности (статья 21 ГК РФ, статья 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ).

3.  Течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (пункт 1 статьи 200 ГК РФ). Изменение состава органов юридического лица не влияет на определение начала течения срока исковой давности.

По смыслу статей 61–63 ГК РФ при предъявлении иска ликвидационной комиссией (ликвидатором) от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять  с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии (ликвидатору).

4.  В силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ срок исковой давности по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав, в частности, о передаче имущества другому лицу, совершении действий, свидетельствующих об

использовании другим лицом спорного имущества, например, земельного участка, и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

5.  По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (часть 1 статьи 45 и часть 1 статьи 46 ГПК РФ, часть 1 статьи 52 и части 1 и 2 статьи 53, статья 531

 

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее  –  АПК РФ), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

6.  По смыслу статьи 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления. 

В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном статьей 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

7.  Исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные статьей 208 ГК РФ. К их числу относятся требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, в том числе

требования о признании права (обременения) отсутствующим.

Положения, предусмотренные абзацем пятым статьи 208 ГК РФ, не применяются к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

8.  Согласно пункту 2 статьи 196 ГК РФ срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня  нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Началом течения такого десятилетнего  срока, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 статьи 181 и абзацем вторым пункта 2 статьи 200 ГК РФ, является день нарушения права.

Если иное прямо не предусмотрено законом, для целей исчисления этого срока не принимается во внимание день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, и указанный срок не может быть восстановлен. 

Названный срок применяется судом по заявлению стороны в споре. Вместе с тем истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга. 

Десятилетний срок, установленный пунктом  2 статьи 196 ГК РФ, не подлежит применению к требованиям, на которые в соответствии с законом исковая давность не распространяется (например, статья 208 ГК РФ).

9.  В соответствии с частью 11 статьи 18 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта, включая моральный вред, осуществляется за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества. При этом на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется.

Срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате террористического акта, устанавливается в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение указанного преступления. В соответствии с частью 5 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее  –  УК РФ) к лицам, совершившим преступление, предусмотренное статьей 205 УК РФ (террористический акт), сроки давности не применяются. Поэтому на требования о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате террористического акта, за счет средств названных выше лиц  исковая давность не

распространяется (пункт 2 статьи 196 ГК РФ).

 

Порядок применения исковой давности

 

10.  Согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания  обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

В силу части 3 статьи 40 ГПК РФ, части 3 статьи 46 АПК РФ, пункта 1 статьи 308 ГК РФ заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).

Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о применении исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой

вещи).

Заявление ненадлежащей стороны о применении исковой давности правового значения не имеет.

Поскольку исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре (пункт 2 статьи 199 ГК РФ), соответствующее заявление, сделанное третьим лицом, по общему правилу не является основанием для применения судом исковой давности.  Вместе с тем заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано третьим лицом, если в случае удовлетворения иска

к ответчику возможно предъявление ответчиком к третьему лицу регрессного требования или требования о возмещении убытков.

11.  Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ не предусмотрено какого-либо требования к форме заявления о пропуске исковой давности: оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме, при подготовке дела к судебному разбирательству или непосредственно при рассмотрении  дела по

существу в суде первой инстанции, а также в суде апелляционной инстанции  в случае, если суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (часть 5 статьи 330 ГПК РФ, часть 61  статьи 268 АПК РФ). Если заявление было сделано устно, это указывается в протоколе судебного заседания. 

12.  Бремя доказывания наличия обстоятельств, свидетельствующих о перерыве, приостановлении течения срока исковой давности возлагается на лицо, предъявившее иск.

В соответствии со статьей 205 ГК РФ в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца  –  физического лица, если последним заявлено такое ходатайство и им представлены необходимые доказательства.

По смыслу указанной нормы, а также пункта 3 статьи 23 ГК РФ, срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином  – индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской  деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

13.  С учетом того, что в силу части 2 статьи 44 ГПК РФ, части 3 статьи 48 АПК РФ для правопреемника обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело, повторное заявление о применении срока исковой давности или ходатайство о восстановлении срока исковой давности не требуется.

14.  Со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (пункт 1 статьи 204 ГК РФ), в том числе в случаях, когда суд счел подлежащими применению при разрешении спора иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец в исковом заявлении, а также при изменении истцом избранного  им способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования (часть 1 статьи 39 ГПК РФ и часть 1 статьи 49 АПК РФ).

По смыслу статей 199, 200 ГК РФ увеличение истцом размера исковых требований до принятия судом решения не изменяет  наступивший в связи с предъявлением иска в установленном порядке момент, с которого исковая давность перестает течь.

Вместе с тем, если судом принято заявление об увеличении иска в отношении задолженности за периоды, которые при обращении с первоначальным  требованием не заявлялись, то срок исковой давности по измененным требованиям перестает течь с даты заявления таких требований, а не

с даты предъявления первоначального иска.

15.  Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в  иске (абзац второй пункта 2 статьи 199 ГК РФ). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца  – физического лица, то при наличии заявления надлежащего  лица об истечении

срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только

по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела. 16.  Согласно пункту 3 статьи 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (например, пункт 2 статьи 407 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, статья 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи», пункт 1 статьи  161 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пункт 1 статьи 12 Федерального закона от 30 июня 2003 года № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока  –  на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

17.  В силу пункта 1 статьи 204 ГК РФ срок исковой давности не течет с момента обращения за судебной защитой, в том числе со дня подачи заявления о вынесении  судебного приказа либо обращения в третейский суд, если такое заявление было принято к производству. 

Днем обращения в суд считается день, когда исковое заявление сдано в организацию почтовой связи либо подано непосредственно в суд, в том числе путем заполнения в установленном порядке формы, размещенной на официальном сайте суда в сети «Интернет».

Положение пункта 1 статьи 204 ГК РФ не применяется, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил  о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований. 

В случае своевременного исполнения истцом требований, изложенных в определении судьи об оставлении искового заявления без движения, а также при отмене определения об отказе в принятии или возвращении искового заявления, об отказе в принятии или возвращении заявления о вынесении судебного приказа такое заявление считается поданным в день первоначального обращения, с которого исковая давность не течет.

18.  По смыслу статьи 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, пунктом 1

части 1 статьи 150 АПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа.

В случае прекращения производства по делу по указанным выше основаниям, а также в случае отмены судебного приказа, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (пункт 1 статьи 6, пункт 3 статьи 204 ГК РФ). 

Если после оставления иска без рассмотрения  неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, когда иск был оставлен без рассмотрения по основаниям, предусмотренным абзацами вторым, четвертым, седьмым и восьмым статьи 222 ГПК РФ, пунктами 2, 7 и 9 части 1 статьи 148 АПК РФ (пункт 3 статьи 204 ГК РФ).

19.  В случае замены ненадлежащего ответчика надлежащим исковая давность по требованию к надлежащему ответчику не течет с момента заявления ходатайства истцом или выражения им согласия на такую замену (статьи 41 ГПК РФ и 47 АПК РФ).

20.  Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (статья 203 ГК РФ).

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в  частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга,  сам по себе не свидетельствует о признании долга.

Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником.

В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь части долга (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

21.  Перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения.

Вместе с тем по истечении срока исковой давности течение исковой давности начинается заново, если должник или иное обязанное лицо признает свой долг в письменной форме (пункт 2 статьи 206 ГК РФ).

22.  Совершение представителем должника действий, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срока исковой давности при условии, что это лицо обладало соответствующими полномочиями (статья 182 ГК РФ).

23.  Исковая давность не может прерываться посредством бездействия должника (статья 203 ГК РФ). То обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не свидетельствует о признании им долга. 

 

Срок исковой давности по повременным платежам и процентам

 

24.  По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ  течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части.

Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу. 

25.  Срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (статья 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам статьи 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Признание обязанным лицом основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами), а также требований по возмещению убытков, и, соответственно, не может расцениваться как

основание перерыва течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованию о возмещении убытков.

Аналогичным образом исчисляется срок исковой давности по требованию о взыскании процентов на сумму долга за  период пользования денежными средствами (статья 3171 ГК РФ).

26.  Предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям (статья 207 ГК РФ).

Например, в случае предъявления иска о взыскании лишь суммы основного долга срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки продолжает течь.  Согласно пункту 1 статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство, требование о возмещении неполученных доходов при истечении срока исковой

давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения и т.п.), в том числе возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию. 

Вместе с тем если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что проценты, подлежащие уплате заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления

срока возврата займа (кредита), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

27.  Положения ГК РФ о сроках исковой давности и правилах их исчисления  в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ  «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью  1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», в том числе закрепленные в статьях 181, 1814, пункте 2 статьи 196 и пункте 2 статьи 200 ГК РФ, применяются к требованиям, возникшим после вступления в силу указанного закона, а также к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года (пункт 9 статьи 3 Федерального закона от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

28.  В связи с принятием настоящего постановления признать не подлежащим применению постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

 

 Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М. Лебедев

 

Секретарь Пленума, судья

Верховного Суда

Российской Федерации

В.В. Момотов

 

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Срок исковой давности. Что это?

Начало течения срока исковой давности Позиции высших судов по ст. исчисление срока исковой давности начинается по окончании.

Срок исковой давности в гражданском судопроизводстве

НовостьКонтакты для прессы: [email protected]

Суд пришел к выводу, что данный срок начинает течь со дня, когда государственный орган получил фактическую возможность узнать о нарушении своего права при помощи системы межведомственного взаимодействия

Адвокаты единогласно поддержали позицию Верховного Суда. Один из них подчеркнул, что к госорганам должен применяться повышенный стандарт осведомленности. Вторая обратила внимание на то, что Правительство Москвы задолго до обращения в суд знало о нарушении своих прав, поскольку через свои подведомственные органы предпринимало меры для их восстановления. Третий адвокат пришел к выводу, что за такое большое время истцы имели возможность узнать о сложившейся ситуации в рамках межведомственного взаимодействия и обратиться за защитой своего права в установленные законом сроки.

Комментарии Кирилла Коршунова

25 декабря 2019 г. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда рассмотрела вопрос о том, с какого дня начинает течь срок исковой давности для государственных органов (Определение № 305-ЭС19-18665 по делу № А40-116882/2017).

Правительство Москвы «узнало» о нарушении своего права через 10 лет

В марте 2007 г. по договорам аренды Департамент городского имущества г. Москвы предоставил ООО «Деловой центр "Дмитровский"» два земельных участка. Одно соглашение было заключено на 49 лет для эксплуатации офисного здания, второе – на срок чуть более 4-х лет 11 месяцев для обслуживания этого здания.

В договорах было указано, что на данных участках имеются шестиэтажное офисное здание и одноэтажное временное подсобное сооружение. В ходе проведения в 2017 г. обследования земельного участка Госинспекция по недвижимости г. Москвы выявила, что общество достроило еще два этажа и пристройку к зданию, в результате чего на двух смежных арендованных участках появилось восьмиэтажное нежилое офисное здание, собственником которого является арендатор (акт госинспекции от 10 июля 2017 г.).

Отметим, что при этом право собственности на здание в нынешнем его виде было зарегистрировано за ООО «Деловой центр "Дмитровский"» еще в мае 2007 г.

Поскольку земельные участки для целей строительства (реконструкции) надстройки двух этажей и пристройки к зданию не предоставлялись и разрешение на производство строительных работ не выдавалось, Правительство Москвы и департамент в июне 2017 г., еще до оформления акта госинспекции по недвижимости, обратились в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании самовольной постройкой части здания, возведенной арендатором без получения необходимых документов.

АС г. Москвы поддержал арендатора, но в апелляции и кассации решение не устояло

Первая инстанция пришла к выводу, что спорное здание по смыслу ст. 222 ГК не может расцениваться как самовольная постройка, поскольку не является вновь возведенным объектом недвижимости и при этом его реконструкция затронула только внутреннюю часть, а внешние границы здания не изменились.

Кроме того, суд счел обоснованным заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, указав, что, поскольку истцы являются государственными органами, они должны были узнать о нарушении своих прав не позднее момента осуществления технического учета объекта и государственной регистрации права собственности в существовавшем ранее Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

Апелляционная инстанция позицию Арбитражного суда г. Москвы не поддержала. Установив, что надстройка двух этажей и пристройка к зданию возведены без согласия уполномоченных органов, а также без разрешения на строительство и ввода в эксплуатацию, суд постановил, что постройки являются самовольными.

Отклоняя довод ответчика о пропуске истцами срока исковой давности, апелляция сослалась на п. 57 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». По мнению Девятого арбитражного апелляционного суда, Правительство Москвы и департамент узнали о нарушении своего права лишь из акта госинспекции по недвижимости от 10 июля 2017 г., а значит, срок исковой давности не пропущен. Арбитражный суд Московского округа согласился с выводами второй инстанции.

ВС поддержал выводы первой инстанции

По жалобе ответчика законность постановлений апелляции и первой кассации проверила Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда.

ВС напомнил, что согласно п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. При этом в силу п. 1 ст. 125 ГК от имени субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции.

Далее судебная коллегия отметила, что согласно ст. 11 и 13 Закона г. Москвы о Правительстве Москвы последнее в пределах своих полномочий осуществляет регулирование градостроительной деятельности, контроль за использованием и охраной земель и других объектов недвижимости на территории Москвы, а также управление в области земельных отношений. Исходя из ч. 3 ст. 9 названного закона, Правительство Москвы осуществляет свои полномочия непосредственно или через подведомственные ему органы исполнительной власти.

Как указано в определении, распоряжениями мэра Москвы в 1993 и 1998 гг. полномочия по выдаче разрешений на строительство капитальных объектов и контролю соответствия возводимых строений нормативно-технической и проектной документации были возложены на инспекцию государственного архитектурно-строительного надзора Москвы. Впоследствии постановлением Правительства Москвы в качестве регионального органа исполнительной власти и правопреемника указанной инспекции создан подведомственный ему Мосгосстройнадзор.

«Истцами по делу выступают органы исполнительной власти, на которые в силу закона возложены обязанности по контролю за соответствием строительства требованиям, установленным в разрешении, и которые для надлежащего осуществления этих обязанностей наделены различными контрольными полномочиями, в связи с чем имеют возможность получать сведения о государственном техническом учете и государственной регистрации прав на спорный объект», – подчеркнула Экономколлегия.

Суд заметил, что право собственности на спорное здание в нынешнем его виде было зарегистрировано в мае 2007 г., для государственной регистрации был представлен технический паспорт, в котором содержалось описание объекта, в том числе спорных конструкций, с приложением поэтажных планов. Соответственно, истцы в данном случае должны были узнать о спорном строении не позднее момента осуществления технического учета объекта и государственной регистрации права собственности, подытожил ВС.

Судебная коллегия также обратила внимание на то, что, как было установлено судом первой инстанции, органы государственной власти задолго до проведения в 2017 г. проверки спорного объекта и подтверждения госинспекцией по недвижимости факта самовольного строительства должны были узнать о нарушении своего права.

Так, в ноябре 2007 г. Мосгосстройнадзор, являющийся, как уже было указано, органом исполнительной власти по государственному строительному надзору, составил акт проверки спорного объекта капитального строительства. В октябре 2013 г. департамент городского имущества направил обществу письмо, из содержания которого было ясно, что госорган знает о произведенных арендатором изменениях в здании. Кроме того, в январе 2014 г. Госинспекция по недвижимости г. Москвы привлекла общество к административной ответственности из-за незаконного, по ее мнению, возведения спорных построек.

Как указано в определении ВС, Правительство Москвы и департамент могли узнать о нарушении своих прав в рамках реализации предоставленных им полномочий путем межведомственного взаимодействия ранее 2014 г., что было отмечено судом первой инстанции. Поскольку истцы обратились в суд только 28 июля 2017 г., судебная коллегия пришла к выводу, что вывод первой инстанции о пропуске срока исковой давности верен (при этом в определении о принятии искового заявления к производству от 3 июля 2017 г. указано, что иск датирован 26 июня 2017 г. – прим. ред.).

Дополнительно ВС подчеркнул, что вывод суда первой инстанции согласуется с правовой позицией, изложенной в ряде постановлений Президиума ВАС и в одном из определений Верховного Суда, в которых дано толкование ст. 200 ГК в части начала течения срока исковой давности при наличии контрольных функций, возложенных на органы государственной власти г. Москвы. При этом истечение срока исковой давности по заявленному требованию в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, подчеркнула Экономколлегия.

На этом основании Верховный Суд отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций и оставил в силе решение Арбитражного суда г. Москвы.

Адвокаты назвали дополнительные доводы в пользу подхода ВС

Адвокат АБ «Линия права» Кирилл Коршунов обратил внимание на тот факт, что апелляционный суд и суд округа сконцентрировались лишь на одном из моментов начала течения срока исковой давности – со дня, когда лицо узнало о нарушении своего права, в то время как в ГК фигурирует еще один – со дня, когда лицо должно было узнать о нарушении своего права. «На мой взгляд, этот второй момент более важен, особенно в случае исчисления срока исковой давности для государственного органа, поскольку к нему применяется повышенный стандарт осведомленности», – пояснил он.

 

По мнению эксперта, если компетентный орган выявляет самовольную постройку через десять лет, несмотря на имеющиеся у него контрольные полномочия, то только он и должен нести вытекающие из длительного бездействия правовые риски. «Представляется, что такой вывод следует из ряда позиций Конституционного Суда, выраженных им в постановлениях № 16-П от 22 июля 2017 г., № 11-П от 24 июня 2009 г., № 3-П от 15 февраля 2016 г.», – добавил адвокат.

 

«Применительно к делам о сносе самовольных построек истцу достаточно всего лишь заявить, что ответчик не получал разрешение на строительство. Ответчик, чтобы опровергнуть этот довод, должен предоставить нужное разрешение, что крайне затруднительно сделать по истечении длительного времени. Получается, что из-за нерасторопности истца ответчик, который, может быть, прав по сути, проиграет спор. Справедливость подсказывает, что так быть не должно», – заключил Кирилл Коршунов.

Адвокат АП Омской области, член Совета молодых адвокатов Омской области Дарья Земляницина также согласилась с выводами судебной коллегии. Она обратила внимание на то, что Правительство Москвы задолго до обращения в суд знало о нарушении своих прав, поскольку через свои подведомственные органы предпринимало меры для их восстановления путем привлечения ответчика к административной ответственности за проведение работ по реконструкции объекта без разрешения на строительство.

«Органы власти обладают широким спектром полномочий и контрольных функций, имеют возможность получать все необходимые им сведения, специально для повышения эффективности их работы была создана система межведомственного взаимодействия. Тот факт, что причиной пропуска срока исковой давности послужили "разрастание" органов исполнительной власти, "неповоротливость" системы, невыполнение органами своих обязанностей или вовсе игнорирование нарушения прав региона, не может являться обоснованием для несвоевременного обращения за защитой в суд», – подчеркнула Дарья Земляницина.

По словам адвоката, принятие судом подобных «оправданий» приведет к злоупотреблению правами со стороны государственных органов и предоставит им необоснованные преимущества. «Истец утверждает, что ему стало известно о нарушении своего права только из акта госинспекции от 10 июля 2017 г., но с исковым заявлением он обратился 26 июня 2017 г., то есть за две недели до вынесения акта. Конечно, в судебных актах могла быть допущена опечатка в дате или иная неточность, но формально Правительство Москвы узнало о нарушении своего права еще до получения акта, что дополнительно подтверждает позицию суда», – добавила Дарья Земляницина.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев, согласившись с выводами Экономколлегии, в то же время отметил, что дело содержит в себе больше вопросов, чем ответов. «Так, судом было установлено, что сведения о спорном объекте были предоставлены обществом в апреле 2007 г. с приложением поэтажных планов; сразу возникает вопрос, почему при осуществлении технического учета объекта и его государственной регистрации со стороны регистрирующего органа не последовало никакой реакции?» – указал адвокат. Более того, государственные органы Москвы не предприняли никаких мер и после привлечения арендатора к административной ответственности, добавил он.

«Считаю, что за такое большое время у истцов была возможность узнать о сложившейся ситуации в рамках межведомственного взаимодействия и обратиться в суд в установленные законом сроки», – заключил Константин Евтеев.

Автор: Екатерина Коробка

Источник: "Адвокатская газета"

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Срок исковой давности по кредиту

По общему правилу срок исковой давности исчисляется с того (не со сроком исполнения исковая давность начинается по окончании срока.

Post navigation

ВС РФ определил, что п. 3 ст. 725 ГК РФ не связывает начало течения срока исковой давности с моментом направления или вручения претензии заказчика подрядчику об оплате понесенных расходов. Иное приведет к тому, что заказчик будет обладать возможностью произвольно по своему выбору определять начало исчисления срока исковой давности. Если договором подряда установлен гарантийный срок и о недостатках работы заявлено в его пределах, срок исковой давности, составляющий по ГК РФ один год, начинается со дня заявления о таких недостатках.

Суть дела

В декабре 2014 г. между АО «Вагонная ремонтная компания-3» (далее — компания, подрядчик) и ОАО «РегионТрансСервис» (далее — общество, заказчик) заключен договор на ремонт грузовых вагонов, по условиям которого заказчик поручает и обязуется оплатить, а подрядчик принимает на себя обязательства производить ремонт принадлежащих заказчику грузовых вагонов.

Подрядчик предоставил гарантию на проведенные им ремонтные работы. При подтверждении его вины в технологических дефектах вагонов, обнаруженных в течение гарантийного срока, подрядчик обязался возместить заказчику расходы, понесенные вследствие некачественно выполненных им работ. Договор предусмотрел претензионный порядок урегулирования споров в случае, если стороны не придут к соглашению путем переговоров. Срок рассмотрения претензии — 30 календарных дней с даты получения претензии.

Во исполнение условий договора подрядчик выполнил деповский ремонт грузовых вагонов заказчика. В связи с обнаружением дефектов в период гарантийной эксплуатации грузовые вагоны были отцеплены работниками отделения железной дороги для проведения текущего отцепочного ремонта. Согласно актам-рекламациям, а также актам выполненных работ по устранению недостатков, подписанным обществом и железной дорогой, неисправность грузовых вагонов возникла вследствие некачественно выполненных работ по плановому ремонту. Виновной в неисправности признана компания-подрядчик. Стоимость устранения недостатков составила 117 000 руб., полностью оплаченных обществом.

Затем 18.04.2017 общество обратилось к компании с претензией о возмещении расходов по устранению недостатков. Претензию подрядчик получил 10.05.2017, однако оставил ее без исполнения. Это послужило основанием для обращения общества 23.08.2017 (дата подачи через электронную систему подачи документов «Мой Арбитр») в арбитражный суд с иском к компании о взыскании 117 000 руб. убытков, связанных с ненадлежащим ремонтом 21 вагона по договору.

Позиция судов

Суд первой инстанции, рассмотрев дело в порядке упрощенного производства, удовлетворил иск заказчика в полном объеме. Суд апелляционной инстанции поддержал принятый в виде резолютивной части судебный акт суда первой инстанции. Он признал установленным факт ненадлежащего исполнения подрядчиком обязательств по проведению деповского ремонта грузовых вагонов, его вину в причинении убытков, причинно-следственную связь между действиями подрядчика и возникшими на стороне заказчика убытками. Отклоняя доводы ответчика о пропуске срока исковой давности, апелляционный суд пришел к выводу, что право заказчика на иск возникло с даты получения подрядчиком претензии о возмещении понесенных расходов, то есть с 10.05.2017.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, руководствуясь следующей логикой.

В силу системного толкования п. 1 и 3 ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, является специальным по отношению к определенному в ст. 196 ГК РФ и составляет один год. При этом, если договором подряда установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы сделано в пределах гарантийного срока, течение срока исковой давности начинается со дня заявления о недостатках (Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 2 (2016), утв. Президиумом ВС РФ 06.07.2016).

Исходя из особенностей правоотношений заказчика и подрядчика в области использования железнодорожного транспорта, длительности хозяйственных связей и согласованных условий договора, обе стороны на момент его заключения понимали и исходили из того, что в случае отцепки вагонов по причине обнаруженных в них недостатков (неисправностей) ремонт их будет производить ближайшее вагонное эксплуатационное депо того или иного отделения железной дороги, а не подрядчик. Между участниками отношений в сфере железнодорожного транспорта существует четкая схема взаимодействия.

В процесс отслеживания работоспособности железнодорожных вагонов и выхода их из строя в пути следования вовлечены все заинтересованные в этом лица: собственник вагона; лицо, производившее ремонт; поставщик определенной части (узла, детали); завод-изготовитель вагона; соответствующие подразделения ОАО «РЖД», производящие отцепочный ремонт и осуществляющие рекламационную работу. Расследование причин отцепок и составление акта-рекламации вагонным эксплуатационным депо отделения железной дороги осуществляется комиссионным составом. Эксплуатационное вагонное депо в суточный срок с момента отцепки вагона информирует владельца вагона, а также причастные к ремонту организации о случае отцепки.

В рассматриваемом случае дефекты в вагонах, отремонтированных по договору планового ремонта, были выявлены в процессе перевозки. Итоговыми документами, определяющими причины возникновения дефектов и виновное в них предприятие, являются акты-рекламации, на составление которых подрядчик был вызван перевозчиком соответствующими телеграммами. Следовательно, в качестве заявления о недостатках, с момента совершения которого следует исчислять годичный срок исковой давности, следует рассматривать уведомление подрядчика, сделанное отделением железной дороги, производящим ремонт неисправного вагона в том числе и в интересах заказчика, предотвращая возможное причинение вреда в результате неисправности вагонов.

На основании изложенного вывод апелляционного суда об исчислении срока исковой давности с момента вручения претензии заказчика подрядчику является ошибочным. Пункт 3 ст. 725 ГК РФ, не определяя обязательную форму заявления о недостатках, не связывает начало течения срока исковой давности с моментом направления или вручения претензии заказчика подрядчику об оплате понесенных расходов. Иное приведет к тому, что истец (заказчик) будет обладать возможностью произвольно по своему выбору определять начало исчисления срока исковой давности.

Вместе с тем договором и ч. 5 ст. 4 АПК РФ установлен обязательный претензионный порядок урегулирования споров. Срок рассмотрения претензии — 30 календарных дней с даты получения претензии. Согласно п. 3 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку. В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Так, 18.04.2017 общество прибегло к процедуре внесудебного разрешения спора, обратившись к компании с соответствующей претензией, полученной ею 10.05.2017. Срок ответа на претензию, установленный договором, — 10.06.2017. Следовательно, в период проведения процедуры обязательного претензионного порядка урегулирования спора (с 18.04.2017 по 10.06.2017) течение исковой давности приостанавливалось.

ГК РФ, течение срока исковой давности начинается, когда лицо которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того​.