Судебное разбирательство состоит из пяти частей (этапов): подготовительной части, судебного следствия, прений сторон, последнего слова.

Вы точно человек?


Замечание общего порядка № 32, CCPR/C/GC/32, 23 августа 2007 г.



Международный Пакт о Гражданских и Политических Правах

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Девяностая сессия
Женева, 9-27 июля 2007 года

 

Замечание общего порядка № 32

 

Статья 14: Равенство перед судами и трибуналами и право каждого на справедливое судебное разбирательство

 

 

I .   ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

 

1.   Данное замечание общего порядка заменяет замечание общего порядка № 13 (двадцать первая сессия).

 

2.   Право на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое судебное разбирательство является важнейшим элементом защиты прав человека и служит одним из процессуальных средств обеспечения верховенства закона. Статья 14 Пакта направлена на обеспечение надлежащего отправления правосудия и с этой целью гарантирует ряд конкретных прав.

 

3.   Статья 14 является особенно сложной по характеру, сочетая в себе разнообразные гарантии, различающиеся по сфере охвата. В первом предложении пункта 1 устанавливается общая гарантия равенства всех лиц перед судами и трибуналами, которая применяется независимо от характера судебного разбирательства, проводимого такими органами. Во втором предложении этого же пункта все лица наделяются правом на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, если этим лицам предъявляются любые уголовные обвинения или же если их права и обязанности определяются в каком-либо гражданском процессе. В ходе таких судебных разбирательств представители средств массовой информации и публика могут не допускаться на слушания только в случаях, конкретно указанных в третьем предложении пункта 1. Пункты 2-5 этой статьи содержат процессуальные гарантии, предоставляемые лицам, которым предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления. Пункт 6 обеспечивает важное по значению право на компенсацию в случае судебной ошибки при рассмотрении уголовных дел. Пункт 7 предусматривает недопустимость риска дважды понести уголовную ответственность за одно и то же преступление и тем самым гарантирует одну из существенных свобод, в частности право не быть вторично судимым или наказанным за преступление, за которое соответствующее лицо уже было окончательно осуждено или оправдано. В своих докладах государства — участники Пакта должны четко разграничивать эти различные аспекты права на справедливое судебное разбирательство.

 

4.   В статье 14 содержатся гарантии, которые государства-участники обязаны соблюдать, независимо от их юридических традиций и внутреннего права. Хотя они должны сообщать, каким образом интерпретируются эти гарантии в их соответствующих правовых системах, Комитет отмечает, что основное содержание устанавливаемых Пактом гарантий не может определяться, исходя лишь из положений внутреннего права.

 

5.   Если оговорки к конкретным положениям статьи 14 могут быть приемлемы, то общая оговорка в отношении права на справедливое судебное разбирательство была бы несовместима с объектом и целью Пакта 1.

 

6.   Хотя статья 14 не включена в перечень не допускающих отступлений положений, перечисленных в пункте 2 статьи 4 Пакта, государства, использующие право отступления от нормальных процедур, требующихся по статье 14, в условиях чрезвычайного положения в государстве, должны обеспечивать, чтобы такие отступления не выходили за рамки тех, которые диктуются исключительно остротой фактического положения. Гарантии справедливого судебного разбирательства ни при каких обстоятельствах не могут быть объектом мер в обход защиты не допускающих отступлений прав. Так, например, поскольку статья 6 Пакта в целом не допускает отступлений, любое судебное разбирательство, приводящее к вынесению смертного приговора во время чрезвычайного положения, должно соответствовать положениям Пакта, в том числе всем требованиям статьи 14 2. Аналогичным образом, поскольку статья 7 также в целом не допускает отступлений, никакие показания или признания вины или в принципе другие доказательства, полученные в нарушение этого положения, не могут использоваться в качестве доказательств ни в каких судебных разбирательствах, охватываемых статьей 14, в том числе и в условиях чрезвычайного положения 3, за исключением тех случаев, когда показание или признание вины, полученное в нарушение статьи 7, используется как доказательство того, что имели место запрещаемые этим положением пытки или иное обращение 4. Отход от основополагающих принципов справедливого судебного разбирательства, включая презумпцию невиновности, запрещен во все времена 5.

 

II.   РАВЕНСТВО ПЕРЕД СУДАМИ И ТРИБУНАЛАМИ

 

7.   В первом предложении пункта 1 статьи 14 в общих выражениях гарантируется право на равенство перед судами и трибуналами. Эта гарантия применяется не только в отношении судов и трибуналов, указанных во втором предложении этого пункта статьи 14, но должна также соблюдаться во всех случаях, когда внутреннее право возлагает на какой-либо судебный орган судебную функцию 6.

 

8.   Право на равенство перед судами и трибуналами в общем смысле гарантирует наряду с принципами, упомянутыми во втором предложении пункта 1 статьи 14, право равного доступа и равенства состязательных возможностей и обеспечивает, чтобы обращение со сторонами в таких разбирательствах было свободным от какой бы то ни было дискриминации.

 

9.   Статья 14 охватывает право доступа в суды при рассмотрении любого уголовного обвинения и при определении прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе. Доступ к отправлению правосудия должен действенным образом гарантироваться во всех таких случаях в целях обеспечения того, чтобы никакое лицо не было с процессуальной точки зрения лишено своего права требовать правосудия. Право на обращение в суды и трибуналы и на равенство перед ними принадлежит не только гражданам государств-участников, но должно быть также предоставлено всем лицам независимо от гражданства или их статуса апатридов или любого другого их статуса, будь то просители убежища, беженцы, трудящиеся-мигранты, несопровождаемые дети или другие лица, которые могут оказаться на территории или под юрисдикцией государства-участника. Ситуация, в условиях которой попытки лица добиться доступа в компетентные суды или трибуналы систематически сводятся на нет де-юре или де-факто, противоречит гарантии, предусмотренной в первом предложении пункта 1 статьи 14 7. Эта гарантия запрещает также любые различия в отношении доступа к судам и трибуналам, не основанные на законе и не могущие быть оправданными по объективным и разумным основаниям. Данная гарантия оказывается нарушенной, если каким-либо лицам препятствуют в предъявлении иска любым другим лицам, исходя из таких признаков, как раса, цвет кожи, пол, язык, вероисповедание, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, имущественное положение, рождение, или иных оснований 8.

 

10.   Наличие или отсутствие правовой помощи зачастую определяет, может ли лицо иметь доступ к надлежащим процедурам или участвовать в них полнозначным образом. Хотя в пункте 3  d) статьи 14 прямо говорится о гарантии юридической помощи защитника в уголовном процессе, государства должны оказывать бесплатную юридическую помощь в других случаях лицам, у которых нет достаточных средств, чтобы оплатить защитника. В некоторых случаях они могут быть даже обязаны сделать это. Например, если приговоренное к смерти лицо стремится воспользоваться имеющейся возможностью предусмотренного конституцией пересмотра дела по основаниям выявленных процессуальных нарушений при рассмотрении уголовного дела, но не имеет достаточных средств для покрытия стоимости юридической помощи, необходимой для использования такого средства правовой защиты, государство обязано в соответствии с пунктом 1 статьи 14 предоставить защитника в связи с правом на эффективное средство правовой защиты, провозглашенным в пункте 3 статьи 2 Пакта 9.

 

11.   Аналогичным образом установление для сторон разбирательства судебной пошлины, которая фактически закрыла бы им доступ к правосудию, может вызывать вопросы, касающиеся надлежащего соблюдения пункта 1 статьи 14 10. В частности, предусмотренное законом жесткое требование о присуждении судебных издержек стороне, в пользу которой состоялось решение суда, без учета последствий такой практики или без оказания правовой помощи, может оказывать сдерживающее воздействие на возможность лиц добиваться восстановления их прав по Пакту через обращение к имеющимся формам судопроизводства 11.

 

12.   Предусмотренное в пункте 1 статьи 14 право равного доступа в суд касается права обращения в суды первой инстанции и не затрагивает вопрос о праве на обжалование или использование других средств правовой защиты 12.

 

13.   Право на равенство перед судами и трибуналами обеспечивает также равенство состязательных возможностей. Это означает, что одни и те же процессуальные права должны обеспечиваться всем сторонам, кроме как если различия предусматриваются законом и могут быть оправданы по объективным и разумным основаниям, не ставящим подсудимого в фактически невыгодное положение и не подвергающим его иному несправедливому отношению 13. Равенство состязательных возможностей отсутствует, если, например, только обвинителю, но не подсудимому разрешено обжаловать определенное решение 14. Принцип равенства сторон применяется также и в гражданском судопроизводстве и требует, в частности, чтобы каждой стороне была предоставлена возможность оспорить все доводы и доказательства, представленные другой стороной 15. В исключительных случаях согласно этому принципу может также требоваться, чтобы была обеспечена бесплатная помощь переводчика, в отсутствие чего неимущая сторона не могла бы участвовать в судопроизводстве на равных условиях или не могли бы быть заслушаны приглашенные ею свидетели.

 

14.   Равенство перед судами и трибуналами требует также, чтобы сходные дела рассматривались в рамках сходных процедур. Если, например, рассмотрение определенных категорий дел 16происходит в соответствии с исключительными уголовными процедурами или в специально образованных судах или трибуналах, для оправдания такого различия должны быть приведены объективные и разумные обоснования.

 

   III .   СПРАВЕДЛИВОЕ И ПУБЛИЧНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ДЕЛА КОМПЕТЕНТНЫМ, НЕЗАВИСИМЫМ И БЕСПРИСТРАСТНЫМ СУДОМ

 

15.   Право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, гарантируется, согласно второму предложению пункта 1 статьи 14, при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого лицам, или при определении их прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе. В принципе уголовные обвинения предъявляются в случае деяний, признанных наказуемыми по внутреннему уголовному праву. Это понятие может также распространяться на деяния, являющиеся уголовными по своему характеру, предполагающие санкции, которые независимо от их квалификации во внутреннем праве должны рассматриваться как уголовные с учетом их цели, характера или строгости 17.

 

16.   Концепция определения прав и обязанностей "в каком-либо гражданском процессе" ( de caract è re civil / de car á cter civil ) является более сложной. Она по-разному формулируется в текстах Пакта на различных языках, которые, согласно его статье 53, равно аутентичны, и подготовительные материалы не разрешают проблемы расхождений в текстах на разных языках. Комитет отмечает, что в основе концепции "гражданского процесса" или его эквивалентов в текстах на других языках лежит, скорее, природа данного права, а не статус одной из сторон или конкретного форума, предоставляемого внутренними правовыми системами для определения конкретных прав 18. Концепция охватывает а)  судебные процедуры, призванные определять права и обязанности, имеющие отношение к областям договоров, имущества и гражданских правонарушений в области гражданского права, а также b)  эквивалентные понятия в области административного права, такие, как увольнение государственных служащих по причинам иным, нежели дисциплинарные 19, определение пособий по системе социального страхования 20 или пенсионные права военнослужащих 21, или процедуры, касающиеся использования государственных земель 22 или изъятия частной собственности. Наряду с этим она может с)  охватывать другие процедуры, которые должны, однако, оцениваться в зависимости от каждого конкретного случая в свете природы данного права.

 

17.   С другой стороны, право обращения в суд или трибунал в том виде, как оно предусмотрено во втором предложении пункта 1 статьи 14, не применяется в тех случаях, когда внутреннее право не предоставляет каких-либо прав соответствующему лицу. По этой причине Комитет счел это положение неприменимым в тех случаях, когда внутреннее право не дает какого-либо права на продвижение на более высокую должность на государственной службе 23, на назначение судьей 24 или на отмену смертного приговора органом исполнительной власти 25. Кроме того, определения прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе не происходит, когда в отношении соответствующих лиц применяются меры, принимаемые против них в их качестве лиц, в высокой степени подчиняющихся административному контролю, такие, как дисциплинарные меры, не являющиеся уголовными санкциями, принимаемые в отношении государственного служащего 26, служащего вооруженных сил или заключенного. Эта гарантия не применяется также к процедурам экстрадиции, высылки и депортации 27. Хотя в этих и сходных случаях право доступа в суд или трибунал в том виде, как оно предусмотрено во втором предложении пункта 1 статьи 14, отсутствует, тем не менее могут применяться другие процессуальные гарантии 28.

 

18.   Используемое в пункте 1 статьи 14 понятие "суд" означает — независимо от его наименования — орган, который создан на основании закона, является независимым от исполнительной и законодательной ветвей власти или пользуется в конкретных случаях судебной независимостью в принятии решений по правовым вопросам в разбирательствах, являющихся судебными по своему характеру. Второе предложение пункта 1 статьи 14 гарантирует доступ в такие суды всем лицам, которым предъявляются уголовные обвинения. Это право не подлежит никаким ограничениям, и признание виновным любого лица органом, не являющимся судом, несовместимо с данным положением. Аналогичным образом, когда права и обязанности определяются в каком-либо гражданском процессе, это должно иметь место по меньшей мере на одной из стадий разбирательства, проводимого судом в том виде, как это предусмотрено в данном предложении. Невыполнение государством-участником обязательства по созданию компетентного суда для определения таких прав и обязанностей или по обеспечению доступа к такому суду в конкретных случаях представляло бы собой нарушение статьи 14, если такие ограничения не основывались бы на внутреннем законодательстве, не были необходимыми для преследования таких законных целей, как надлежащее отправление правосудия, или основывались на исключениях из юрисдикции, проистекающих из международного права, таких, как, например, иммунитеты, или если бы возможности доступа отдельного лица были бы ограничены в такой степени, что это подрывало бы само существо этого права.

 

19.   Требование, касающееся компетентности, независимости и беспристрастности суда, по смыслу пункта 1 статьи 14 является абсолютным правом, которое не подлежит никаким изъятиям 29. Требование независимости относится, в частности, к порядку и условиям назначения судей и гарантиям их несменяемости до достижения установленного законом возраста выхода в отставку или же истечения срока их полномочий в тех случаях, когда такие сроки предусмотрены, условиям, регулирующим продвижение по службе, перевод, приостановление их деятельности и прекращение их функций и фактической независимости судей от политического вмешательства со стороны органов исполнительной и законодательной власти. Государства должны принимать конкретные меры, гарантирующие независимость судебной системы, обеспечивающие защиту судей от любых форм политического вмешательства в процесс принятия ими решений, с помощью конституционных гарантий или принятия законов, устанавливающих четкие процедуры и объективные критерии назначения, выплаты вознаграждения, сохранения занимаемой должности, продвижения по службе, приостановления и прекращения полномочий членов судейского корпуса и применяемых по отношению к ним дисциплинарных санкций 30. C итуация, при которой функции и компетенция судебных органов и органов исполнительной власти четко не разграничены или когда последние оказываются в состоянии контролировать или направлять деятельность первых, не совместима с понятием независимого суда 31. Необходимо защищать судей от конфликтов интересов и запугивания. С целью гарантировать независимость судей их статус, включая срок пребывания в должности, их независимость, безопасность, надлежащий должностной оклад, условия службы, пенсионное обеспечение и возраст выхода в отставку должным образом обеспечиваются законом.

 

20.   Полномочия судей могут быть прекращены только по серьезным основаниям ненадлежащего поведения или некомпетентности в соответствии со справедливыми процедурами, обеспечивающими объективность и беспристрастность и установленными в конституции или в законе. Увольнение судей органами исполнительной власти, например, до истечения срока их полномочий, установленного при их назначении, без сообщаемых им любых конкретных причин и при отсутствии эффективных средств судебной защиты, позволяющих оспорить увольнение, не совместимо с принципом независимости судебной власти 32. Это же верно, например, и в случае увольнения органами исполнительной власти судей, которым предъявляются обвинения в коррупции, без соблюдения любых процессуальных гарантий, устанавливаемых в законе 33.

 

21.   Требование беспристрастности имеет два аспекта. Во-первых, судьи не должны допускать, чтобы их решения принимались под воздействием личной заинтересованности в исходе дела или предубеждения, и не испытывать предвзятости в отношении рассматриваемого ими конкретного дела и не действовать таким образом, чтобы это неоправданно способствовало интересам одной из сторон в ущерб для другой стороны 34. Во-вторых, суд обязан также представать как беспристрастный в глазах разумного наблюдателя. Например, процесс, на ход которого в значительной степени влияет заинтересованность судьи, который в соответствии с внутренними законами должен был бы быть дисквалифицирован, обычно не может считаться беспристрастным 35.

 

22.   Положения статьи 14 применяются ко всем судам и трибуналам, на которые распространяется действие этой статьи, будь то обычные или специализированные суды, суды гражданские или военные. Комитет отмечает наличие во многих странах военных или специальных судов, которые разбирают дела гражданских лиц. Хотя в Пакте и не запрещено разбирательство дел гражданских лиц в военных или специальных судах, в соответствии с Пактом такие судебные процессы должны полностью соответствовать требованиям статьи 14, и устанавливаемые ею гарантии не могут ограничиваться или изменяться исходя из военного или специального характера соответствующего суда. Комитет отмечает также, что разбирательство дел гражданских лиц в военных или специальных судах может вызывать серьезные проблемы, в том что касается справедливого, беспристрастного и независимого отправления правосудия. Важно поэтому принимать все необходимые меры для обеспечения того, чтобы такие судебные разбирательства проводились при соблюдении условий, действительно обеспечивающих полное соблюдение гарантий, предусмотренных в статье 14. Разбирательство дел гражданских лиц военными или специальными судами должно быть исключительным по своему характеру 36, т.е. ограничиваться случаями, когда государство-участник может показать, что обращение к таким судебным разбирательствам необходимо и оправдано серьезными причинами, и в тех случаях, когда применительно к конкретной категории лиц и правонарушений обычные гражданские суды оказываются не в состоянии провести судебное разбирательство 37.

 

23.   В некоторых странах используются специальные суды из "безликих судей", состоящие из анонимных судей, например в рамках мер по борьбе с террористической деятельностью. Несовершенством деятельности таких судов, даже если личность и статус судей были проверены независимым органом власти, зачастую является не только то обстоятельство, что личность и статус судей не доводится до сведения обвиняемых лиц, но и то, что имеют место такие процессуальные нарушения, как недопущение публики или даже обвиняемых или их представителей 38 к участию в процессе 39; ограничения права на защиту с помощью выбранного самим обвиняемым защитника 40; строгие ограничения или отказ в праве на общение с защитниками, особенно в случае содержания под стражей без возможности общения с внешним миром 41; угрозы защитникам 42; недостаточное время для подготовки к процессу 43; или серьезные ограничения или отказ в праве вызывать и допрашивать свидетелей или в праве на то, чтобы свидетели были допрошены, включая запрет на проведение перекрестного допроса некоторых категорий свидетелей, например, сотрудников полиции, производивших арест и допрос подсудимого 44. Суды, в состав которых входят или не входят "безликие" судьи, в подобных случаях не отвечают базовым стандартам справедливого судебного разбирательства и, в частности, требованию о том, что суд должен быть независимым и беспристрастным 45.

 

24.   Статья 14 применима также в тех случаях, когда государство в своем правопорядке признает суды, основанные на обычном праве, или религиозные суды как органы, уполномоченные выполнять судебные функции или же возлагает на них такие функции. В этих случаях должно быть обеспечено, чтобы такие суды могли выносить имеющие обязательную силу решения, признаваемые государством, только в том случае, если удовлетворены следующие требования: разбирательства в таких судах ограничиваются незначительными гражданскими делами и уголовными правонарушениями, разбирательства соответствуют базовым требованиям в отношении справедливого судебного разбирательства и другим соответствующим гарантиям, устанавливаемым в Пакте, и их решения объявляются действительными государственными судами с учетом гарантий, предусмотренных в Пакте, и могут быть оспорены заинтересованными сторонами в рамках процедуры, отвечающей требованиям статьи 14 Пакта. Эти принципы соблюдаются независимо от общего обязательства государств защищать предусматриваемые Пактом права любых лиц, затрагиваемые функционированием судов обычного права и религиозных судов.

 

25.   Понятие справедливого судебного разбирательства включает гарантию справедливого и публичного разбирательства. Справедливость судебного разбирательства предполагает отсутствие любого прямого или непрямого влияния, давления или запугивания или вмешательства любой из сторон и по любым мотивам. Слушание дела в суде является несправедливым, если, например, подсудимый в рамках уголовного процесса сталкивается с выражением враждебности со стороны публики или поддержкой одной из сторон в зале заседания, к которым суд относится с терпимостью, нарушая тем самым право на защиту 46, или же подвергается другим проявлениям враждебности со сходными последствиями. Проявления расово обусловленного отношения со стороны коллегии присяжных 47, которые не пресекаются судом, или же не свободный от расовых предубеждений отбор присяжных заседателей также являются примерами отрицательного воздействия на справедливость судопроизводства.

 

26.   Статья 14 гарантирует только процессуальное равенство и справедливость и не может толковаться как обеспечивающая отсутствие ошибки со стороны компетентного суда 48. По общему правилу именно судам государств — участников Пакта надлежит производить оценку фактов и доказательств или же обеспечивать применение внутреннего законодательства в каком-либо конкретном деле, кроме как если может быть доказано, что такая оценка или применение явным образом носили произвольный характер или составили очевидную ошибку или отказ в правосудии или же если суд каким-либо другим образом нарушил свое обязательство в отношении независимости и беспристрастности 49. Такой же стандарт применяется и к соответствующему напутственному слову судьи присяжным в случае производства с участием присяжных заседателей 50.

 

27.   Важным аспектом справедливости судопроизводства является его оперативность. Хотя вопрос о неоправданных задержках при рассмотрении уголовного дела прямо затрагивается в пункте 3 с) статьи 14, задержки в гражданском судопроизводстве, которые не могут быть оправданы сложностью дела или же поведением сторон, представляют собой отход от принципа справедливого судебного разбирательства, закрепленного в пункте 1 этой статьи 51. В тех случаях, когда задержки вызваны отсутствием средств и систематическим недофинансированием, по мере возможности на цели отправления правосудия должны выделяться дополнительные бюджетные ресурсы 52.

 

28.   Все судебные разбирательства по уголовным делам или же в каком-либо гражданском процессе в принципе должны проводиться устно и быть открытыми для публики. Публичность слушаний обеспечивает транспарентность судопроизводства и тем самым служит важной гарантией интересов отдельных лиц и общества в целом. Суды обязаны предоставлять информацию относительно времени и места проведения устных слушаний для сведения общественности и обеспечивать надлежащие возможности для присутствия заинтересованных представителей публики в разумных пределах с учетом, в частности, потенциальной заинтересованности в исходе дела и продолжительности устных слушаний 53. Требование об открытости слушаний для публики необязательно применяется ко всем апелляционным производствам, которые могут проводиться на основе письменных представлений 54 или же к досудебным решениям, принимаемым обвинителями или другими государственными органами власти 55.

 

29.   В пункте 1 статьи 14 подтверждается, что суды имеют право не допускать всю публику или часть ее по соображениям морали, общественного порядка ( ordre public ) или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия. В случае отсутствия таких исключительных обстоятельств разбирательство должно быть открытым для широкой публики, включая представителей средств массовой информации, и не должно, например, ограничиваться определенной категорией лиц. Даже в тех случаях, когда публика лишена доступа на судебное разбирательство, судебное постановление, включая основные выводы, доказательства и правовую аргументацию, должно быть предано гласности за исключением ситуаций, когда интересы несовершеннолетних требуют иного или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми.

 

IV .   ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ

 

30.   В соответствии с пунктом 2 статьи 14 каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, возлагает обязанность доказывания на обвинение, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не была доказана вне всяких разумных сомнений, обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого и требует, чтобы с лицами, которым предъявляются обвинения в совершении уголовного деяния, обращались в соответствии с этим принципом. Все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, например, воздерживаясь от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности обвиняемого 56. В ходе судебного разбирательства подсудимые по общему правилу не должны заковываться в наручники или содержаться в клетках или каким-либо иным образом представать на суде в обличии, указывающем на то, что они могут быть опасными преступниками. Средствам массовой информации следует воздерживаться от подачи новостей таким образом, что это подразумевало бы презумпцию невиновности. Кроме того, продолжительность содержания под стражей до суда ни при каких обстоятельствах не должна рассматриваться как указание на виновность и степень виновности 57. Отказ в освобождении под поручительство 58 или вывод о материальной ответственности в разбирательстве по гражданскому делу 59 не затрагивают презумпцию невиновности.

 

V .   ПРАВА ЛИЦ, ОБВИНЯЕМЫХ В УГОЛОВНОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ

 

31.   Право всех лиц, обвиняемых в уголовном преступлении, быть в срочном порядке и подробно уведомленными на языке, который они понимают, о характере и основании предъявляемых им обвинений, предусмотренное в пункте 3 а), является первой из предусмотренных в статье 14 минимальных гарантий в уголовном процессе. Эта гарантия действует в отношении всех случаев предъявления обвинений в уголовном преступлении, включая и дела лиц, не взятых под стражу, но не к уголовному расследованию, предшествующему предъявлению обвинений 60. Уведомление о причинах ареста отдельно гарантируется в пункте 2 статьи 9 Пакта 61. Право быть информированным о предъявленном обвинении "в срочном порядке" требует, чтобы информация предоставлялась, как только соответствующему лицу официально предъявляется обвинение в совершении уголовного преступления по внутреннему праву 62 или же лицу, которое было публично поименовано уголовным преступником. Содержащиеся в подпункте 3 а) конкретные требования могут быть удовлетворены посредством предъявления обвинения устно — если впоследствии оно подтверждается в письменной форме — или в письменной форме при условии, что в информации указан соответствующий закон и предполагаемые общие факты, на которых строится обвинение. В случае заочного судебного разбирательства пункт 3 а) статьи 14 требует, чтобы независимо от отсутствия обвиняемого лица были приняты все необходимые меры для информирования обвиняемых в предъявляемых им обвинениях и уведомления их о ведущемся судопроизводстве 63.

 

32.   В подпункте 3 b) предусматривается, что обвиняемые лица должны иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранными ими самими защитниками. Это положение является важным элементом гарантии справедливого судебного разбирательства и применения принципа равенства состязательных возможностей 64. В тех случаях, когда обвиняемый не имеет достаточных средств, общение с защитником может быть обеспечено только если бесплатно предоставляются услуги переводчика на досудебной стадии и во время судебного разбирательства 65. То, что считается "достаточным временем", зависит от обстоятельств каждого дела. Если исходя из разумных оснований защитники считают, что времени для подготовки защиты недостаточно, на них ложится обязанность просить о переносе судебного разбирательства на более поздний срок 66. Государство-участник не несет ответственности за поведение защитника, кроме как если судье стало или должно было стать очевидным, что поведение защитника несовместимо с интересами правосудия 67. Существует обязательство удовлетворять разумные просьбы о переносе заседания суда, в частности в тех случаях, когда обвиняемому вменяется серьезное уголовное преступление и для подготовки защиты требуется дополнительное время 68.

 

33.   "Достаточные возможности" должны включать доступ к документам и другим доказательствам; такой доступ должен быть обеспечен ко всем материалам 69, которые обвинение планирует предъявить на суде против обвиняемого, или оправдывающим обвиняемого. Следует понимать, что оправдывающие материалы включают не только материалы, устанавливающие невиновность, то также и другие доказательства, которые могли бы помочь защите (например, указания на то, что признание вины не было добровольным). В тех случаях, когда утверждается, что доказательства были получены в нарушение статьи 7 Пакта, должна представляться информация об обстоятельствах, в которых было получено такое доказательство, с тем чтобы можно было оценить состоятельность утверждения. Если обвиняемый не говорит на языке, на котором ведется судебное разбирательство, но он представлен защитником, который знает этот язык, может быть достаточным, чтобы соответствующие документы из материалов дела были предоставлены защитнику 70.

 

34.   Право сношения с защитником требует, чтобы обвиняемому был предоставлен скорый доступ к защитнику. Защитнику должна быть предоставлена возможность встретиться со своим клиентом без свидетелей и общаться с обвиняемым в условиях, которые полностью обеспечивали бы конфиденциальность их общения 71. Кроме того, адвокаты должны иметь возможность консультировать и представлять лиц, обвиняемых в уголовном преступлении, в соответствии с общепризнанными принципами профессиональной этики без каких бы то ни было ограничений, воздействия, давления или неправомерного вмешательства с какой бы то ни было стороны.

 

35.   Предусмотренное в пункте 3 c) статьи 14 право обвиняемого быть судимым без неоправданной задержки установлено не только для того, чтобы избавить обвиняемых от слишком долгого пребывания в состоянии неопределенности в отношении их судьбы, и если обвиняемое лицо находится под стражей в ходе судебного разбирательство, оно призвано обеспечить, чтобы такое лишение свободы не было более продолжительным, чем это необходимо с учетом обстоятельств конкретного дела и, кроме того, служить интересам правосудия. Разумный подход должен определяться обстоятельствами каждого дела 72 с учетом, главным образом, сложности дела, поведения обвиняемого и того, каким образом дело разбиралось в административных и судебных органах. В тех случаях, когда суд отказывает обвиняемым в праве на освобождение под поручительство, они должны быть судимы так скоро, насколько это возможно 73. Эта гарантия имеет отношение не только к периоду времени между официальным предъявлением обвинения и моментом, когда должно начинаться слушание дела, но также и к времени, которое проходит до вынесения окончательного решения по апелляции 74. Все стадии процесса, будь то в суде первой инстанции или же в апелляционном суде, должны проходить "без неоправданной задержки".

 

36.   В пункте 3 d) статьи 14 содержатся три отдельные гарантии. Во‑первых, этот пункт требует, чтобы лицам, обвиняемым в уголовном преступлении, было предоставлено право быть судимыми в их присутствии. Судебные разбирательства в отсутствие обвиняемых могут быть при некоторых обстоятельствах допустимыми в интересах надлежащего отправления правосудия, например в тех случаях, когда обвиняемые, хотя и уведомленные о судебном разбирательстве достаточно заблаговременно, отказываются осуществлять свое право быть судимыми в их присутствии. Таким образом, подобные судебные разбирательства совместимы с пунктом 3 d) статьи 14, только если предпринимаются необходимые шаги по своевременному вызову обвиняемых в суд и заблаговременному их информированию относительно даты и места суда и с требованием присутствовать 75.

 

37.   Во-вторых, право каждого обвиняемого в уголовном преступлении защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника и быть уведомленным об этом праве в том виде, как оно предусмотрено в пункте 3 d) статьи 14, охватывает два вида защиты, которые не являются взаимоисключающими. Лица, пользующиеся помощью адвоката, имеют право давать инструкции своему защитнику относительно ведения их дела в пределах профессиональной ответственности и давать показания от своего собственного имени. В то же время используемые в Пакте формулировки ясны на всех официальных языках в том отношении, что в Пакте предусматривается право защищать себя лично "или" через посредство выбранного им самим защитника, предполагающее таким образом возможность для обвиняемого отказаться от помощи любого защитника. Однако это право защищать себя лично без участия адвоката не является абсолютным. Интересы правосудия могут в рамках конкретного судебного разбирательства требовать назначения защитника против желания обвиняемого, особенно в том случае, если обвиняемый существенным и систематическим образом препятствует надлежащему проведению судебного разбирательства или же ему предъявлено тяжкое обвинение, но он оказывается не в состоянии действовать в своих собственных интересах, или в тех случаях, когда это необходимо для защиты уязвимых свидетелей от дальнейшего беспокойства или запугивания, если им придется подвергнуться допросу со стороны обвиняемого. Однако любое ограничение желания обвиняемых лиц защищать себя лично должно преследовать объективные и достаточно серьезные цели и не выходить за рамки того, что необходимо для отстаивания интересов правосудия. Поэтому во внутреннем праве следует избегать любого абсолютного запрета на право защищать себя лично в судебном разбирательстве уголовного дела без помощи адвоката 76.

 

38.   В-третьих, пункт 3 d) статьи 14 гарантирует право на юридическую защиту лиц, обвиняемых в уголовном преступлении, в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для них в любом таком случае, когда у них нет достаточно средств для оплаты этого защитника. При решении вопроса о том, должен ли быть назначен защитник, "когда интересы правосудия этого требуют" 77, важное значение имеет тяжесть преступления, а также наличие определенной объективной возможности успеха в стадии обжалования 78. В тех случаях, когда речь может идти о смертной казни, нет необходимости доказывать, что обвиняемый должен пользоваться действенной помощью адвоката во всех стадиях судебного разбирательства 79. Защитник, предоставляемый компетентными органами на основе этого положения, должен эффективно представлять обвиняемого. В отличие от тех случаев, когда адвокаты приглашаются в частном порядке 80, очевидно неправомерное поведение или некомпетентность, например, отзыв жалобы без консультации в деле, предполагающем назначение смертной казни 81, или отсутствие во время заслушания свидетеля в подобных случаях 82, может повлечь за собой ответственность соответствующего государства за нарушение пункта 3 d) статьи 14 при условии, что судье будет ясно, что поведение адвоката несовместимо с интересами правосудия 83. Нарушение этого положения имеет место также в том случае, если суд или другие соответствующие органы власти препятствуют назначенным адвокатам в эффективном выполнении ими своих функций 84.

 

39.   В пункте 3 е) статьи 14 гарантируется право обвиняемых в уголовном преступлении лиц допрашивать показывающих против них свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и право на вызов и допрос их свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против них. В качестве варианта применения принципа равенства состязательных возможностей данная гарантия имеет важное значение для обеспечения эффективной защиты обвиняемыми и их защитниками и тем самым обвиняемым гарантируются те же самые юридические полномочия требовать присутствия свидетелей и допрашивать или подвергать перекрестному допросу любых свидетелей, имеющихся у обвинения. Вместе с тем, эта гарантия не предоставляет неограниченного права на привлечение к участию в процессе любого свидетеля по требованию обвиняемых или их защитников, но только лишь право на допуск свидетелей, имеющих значение для защиты, а также на предоставление надлежащей возможности опросить и оспорить заявления показывающих против них свидетелей на одной из стадий судопроизводства. В этих пределах и в зависимости от ограничений, касающихся использования заявлений, признательных показаний и других доказательств, полученных в нарушение статьи 7 85, определять допустимость доказательств и то, каким образом суды оценивают их, надлежит в первую очередь внутренним законодательным органам государств-участников.

 

40.   Право пользоваться бесплатной помощью переводчика, если обвиняемые не понимают языка, используемого в суде, или не говорят на этом языке, в том виде как оно предусмотрено в пункте 3 f) статьи 14, воплощает еще один аспект принципа справедливости и равенства состязательных возможностей в судопроизводстве по уголовным делам 86. Это право действует на всех этапах устного судебного разбирательства. Оно принадлежит как иностранцам, так и гражданам государства. Однако лица, обвиняемые в уголовном преступлении, родной язык которых отличается от используемого в суде официального языка, в принципе не имеют права на бесплатную помощь переводчика, если они знают официальный язык в достаточной степени для того, чтобы эффективно защищать себя 87.

 

41.   И наконец, в пункте 3 g) статьи 14 гарантируется право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. Эту гарантию следует понимать как отсутствие любого прямого или непрямого физического или неоправданного психологического давления со стороны следственных органов на обвиняемых, с тем чтобы добиться признания вины. Тем более недопустимым является обращение с обвиняемым лицом, противоречащее статье 7 Пакта, с тем чтобы вырвать у него признание 88. Внутреннее законодательство должно обеспечивать, чтобы показания или признания, полученные с нарушением статьи 7 Пакта, не рассматривались в качестве доказательств, за исключением тех случаев, когда такие материалы используются как доказательство того, что имели место пытки или иное обращение, запрещаемое данным положением 89, и в этих случаях обязанность доказывания того, что показания обвиняемых были даны ими по их собственной доброй воле, ложится на государства 90.

 

VI.   НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ ЛИЦА

 

42.   В пункте 4 статьи 14 предусматривается, что в отношении несовершеннолетних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию. Несовершеннолетние лица должны пользоваться по меньшей мере теми же гарантиями и защитой, которые предоставляются взрослым в соответствии со статьей 14 Пакта. Наряду с этим несовершеннолетние нуждаются в специальной защите. В частности, в уголовном судопроизводстве они должны быть прямо информированы о предъявляемых им обвинениях и в соответствующих случаях через родителей или законных опекунов пользоваться необходимой помощью при подготовке и представлении своей защиты; быть как можно более оперативно судимыми в рамках справедливого слушания дела в присутствии законного адвоката, других соответствующих защитников и их родителей или законных опекунов, кроме как если считается, что это не отвечает наилучшим интересам ребенка, в частности с учетом их возраста или положения. По мере возможности следует избегать заключения под стражу до и во время судебного процесса 91.

 

43.   Государства должны принимать меры по созданию надлежащей системы уголовного правосудия для несовершеннолетних лиц, с тем чтобы обеспечить, чтобы с несовершеннолетними обращались так, как это соответствует их возрасту. Важно установить минимальный возраст, до достижения которого дети и несовершеннолетние лица не привлекаются к суду за уголовные преступления. Данный возраст должен учитывать их физическую и психологическую незрелость.

 

44.   Во всех соответствующих случаях, в частности, когда необходимо способствовать перевоспитанию несовершеннолетних лиц, предположительно совершивших деяния, запрещенные по уголовному праву, следует применять иные меры, помимо уголовного разбирательства, такие, как посредничество между виновным и потерпевшим, собеседования с участием членов семьи нарушителя, использование консультативных услуг или общинных служб или образовательных программ при условии, что они отвечают требованиям настоящего Пакта и других соответствующих правозащитных стандартов.

 

VII .   ПЕРЕСМОТР ВЫШЕСТОЯЩЕЙ СУДЕБНОЙ ИНСТАНЦИЕЙ

 

45.   В пункте 5 статьи 14 Пакта предусматривается, что любой человек, который осужден за какое-либо преступление, имеет право на то, чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону. Как видно из вариантов передачи слова "преступление" на разных языках ( crime , infraction, delito), данная гарантия действует не только в случае наиболее серьезных правонарушений. Выражение "согласно закону" в этом положении не имеет в виду оставить само существование права на пересмотр на усмотрение государств-участников, поскольку это право признано в Пакте, и тем более на основании одного только внутреннего законодательства. Выражение "согласно закону" скорее имеет отношение к определению порядка и условий проведения обзора вышестоящей инстанцией 92, а также того, на какой из судов ложится ответственность за осуществление пересмотра в соответствии с Пактом. Пункт 5 статьи 14 не требует, чтобы в государствах-участниках имелись несколько апелляционных инстанций 93. Однако ссылка на внутреннее законодательство в этом положении должна толковаться как означающая, что если во внутреннем праве предусматриваются дальнейшие апелляционные инстанции, то осужденное лицо должно иметь эффективный доступ к каждой из них 94.

 

46.   Пункт 5 статьи 14 не применяется к процедурам, определяющим права и обязанности в каком-либо гражданском процессе 95, или любой другой процедуре, не являющейся частью апелляционного процесса по уголовным делам, таким, как конституционные ходатайства 96.

47.   Пункт 5 статьи 14 нарушается не только в том случае, если решение суда первой инстанции является окончательным, но также и в том случае, если обвинительный приговор, вынесенный апелляционным судом 97 или судом последней инстанции 98 после оправдательного приговора суда низшей инстанции в соответствии с внутренним законодательством, не может быть пересмотрено вышестоящим судом. В тех случаях, когда высший суд страны действует в качестве суда первой и единственной инстанции, отсутствие права на пересмотр вышестоящим судом не компенсируется тем фактом, что лицо судимо верховным судом соответствующего государства-участника; такая система скорее не совместима с Пактом, кроме как если соответствующее государство-участник сделало оговорку в этом отношении 99.

 

48.   Устанавливаемое пунктом 5 статьи 14 право на пересмотр осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией налагает на государство-участник обязанность пересмотра существенным образом, одновременно на основе достаточности доказательств и норм права, осуждения и приговора так, чтобы процедура делала возможным должное рассмотрение характера дела 100. Пересмотр, который ограничивается формальными или правовыми аспектами осуждения без какого бы то ни было рассмотрения фактов, является недостаточным по Пакту 101. Однако пункт 5 статьи 14 не требует полного повторного разбирательства или "слушания" 102, если суд, осуществляющий пересмотр, может проанализировать фактические аспекты дела. Так, например, если вышестоящий суд рассматривает утверждения, направленные против признанного виновным лица, очень подробно оценивает доказательства, представленные на суде и указанные в апелляционной жалобе, и находит, что уличающих доказательств для оправдания установления вины в конкретном деле достаточно, Пакт не нарушается 103.

 

49.   Право на пересмотр осуждения может быть эффективно осуществлено, только если осужденное лицо получает доступ к должным образом мотивированному, составленному в письменной форме приговору суда и, по меньшей мере, в суде первой апелляционной инстанции в тех случаях, когда внутреннее право предусматривает несколько апелляционных инстанций 104, также и к другим документам, таким, как протоколы судебных заседаний, необходимых для эффективного осуществления права на обжалование 105. Эффективность данного права также уменьшается, и пункт 5 статьи 14 нарушается, если пересмотр дела вышестоящим судом неоправданно задерживается в нарушение пункта 3 с) этой статьи 106.

 

50.   Система надзорного производства, которая применяется лишь к приговорам, обращенным к исполнению, не отвечает требованиям пункта 5 статьи 14, независимо от того, может быть такой пересмотр инициирован по ходатайству осужденного лица или же в порядке осуществления дискреционных полномочий судьи или обвинителя 107.

 

51.   Право на обжалование имеет особое значение при рассмотрении дел, по которым может быть вынесен смертный приговор. Отказ в юридической помощи со стороны суда, пересматривающего смертный приговор, не имеющего средств осужденного лица, представляет собой не только нарушение пункта 3 d) статьи 14, но в то же время и пункта 5 статьи 14, поскольку в таких случаях отказ в юридической помощи при представлении жалобы действительным образом исключает возможность эффективного пересмотра осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией 108. Право на пересмотр осуждения нарушается также, если осужденные не ставятся в известность о намерении их защитников не представлять какие-либо аргументы суду, что лишает осужденных возможности воспользоваться услугами другого защитника, с тем чтобы их обеспокоенности могли быть разрешены на стадии обжалования 109.

 

VIII . КОМПЕНСАЦИЯ В СЛУЧАЯХ СУДЕБНОЙ ОШИБКИ

 

52.   В соответствии с пунктом 6 статьи 14 Пакта выплачивается, согласно закону, компенсация лицам, которые были окончательным решением осуждены за уголовное преступление и понесли наказание как следствие такого осуждения, если вынесенный приговор был впоследствии отменен или им было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки 110. Необходимо, чтобы государства-участники принимали закон, обеспечивающий, чтобы требуемая на основании этого положения компенсация действительно могла быть выплачена и чтобы такая выплата была произведена в разумные сроки.

 

53.   Данная гарантия не применяется в тех случаях, если доказано, что указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по вине подсудимого; в этих случаях обязанность доказывания ложится на государство. Кроме того, компенсация не положена, если осуждение снято по результатам обжалования, т.е. до того, как судебное решение становится окончательным 111, или вследствие помилования, гуманитарного или дискреционного по своему характеру, или мотивированного соображениями справедливости, не подразумевающего, что имело место судебная ошибка 112.

 

IX .    NE BIS IN IDEM

 

54.   Пункт 7 статьи 14 Пакта, предусматривающий, что никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны, воплощает принцип ne bis in idem . Данное положение запрещает предание лица, которое уже было осуждено или оправдано в связи с определенным преступлением, вновь тому же суду или вновь другому суду за это же преступление; так, например, лицо, оправданное гражданским судом, не может быть вновь предано за это же преступление военному или специальному суду. Пункт 7 статьи 14 не запрещает повторное слушание дела лица, осужденного в его отсутствие, которое просит об этом, но применяется в случае повторного осуждения.

 

55.   Неоднократное наказание лица, отказывающегося от военной службы со ссылкой на свои убеждения, за неподчинение новому приказу о явке на военную службу может считаться наказанием за одно и то же преступление, если подобный последующий отказ основан на той же самой постоянной решимости, опирающейся на убеждения 113.

 

56.   Предусматриваемый в пункте 7 статьи 14 запрет не имеет значения, если вышестоящий суд отменяет приговор и распоряжается о проведении нового судебного разбирательства 114. Кроме того, это положение не запрещает возобновления уголовного производства, оправдываемого исключительными обстоятельствами, такими, как обнаружение доказательств, которых не имелось или которые не были известны в момент вынесения оправдательного приговора.

 

57.   Данная гарантия применяется только в случае уголовных преступлений и не применяется в случае дисциплинарных мер, которые не составляют санкцию, предусмотренную в случае уголовного преступления, по смыслу статьи 14 Пакта 115. Кроме того, это положение не гарантирует ne bis in idem в отношении национальных юрисдикций двух или более государств 116. Такое понимание не должно, однако, подрывать усилия государств, направленные на недопущение нового судебного разбирательства одного и того же уголовного преступления через международные конвенции 117.

 

Х.   СВЯЗЬ СТАТЬИ 14 С ДРУГИМИ ПОЛОЖЕНИЯМИ ПАКТА

 

58.   В качестве свода процессуальных гарантий статья 14 Пакта часто играет важную роль в осуществлении более существенных гарантий, предусмотренных в Пакте, которые должны учитываться в контексте рассмотрения предъявляемых уголовных обвинений и при определении прав и обязанностей лица в каком-либо гражданском процессе. С процессуальной точки зрения связь с правом на эффективное средство правовой защиты, предусмотренное в пункте 3 статьи 2 Пакта, имеет значение 118. В целом это положение необходимо соблюдать во всех случаях, когда нарушена любая из гарантий, предусмотренных в статье 14 119.

 

59.   В судебных разбирательствах, которые могут привести к назначению смертной казни, тщательное соблюдение гарантий справедливого судебного разбирательства является особенно важным. Вынесение смертного приговора по окончании судебного разбирательства, в котором не были соблюдены положения статьи 14 Пакта, представляет собой нарушение права на жизнь (статья 6 Пакта) 120.

 

60.   Жестокое обращение с лицами, которым предъявлены уголовные обвинения, и принуждение их к даче или подписанию под угрозой насилия показаний с признанием вины, представляют собой нарушения как статьи 7 Пакта, запрещающей пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, так и пункта 3 g ) статьи 14, запрещающего принуждение к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным 121.

 

61.   Если кто-либо подозреваемый в совершении преступления и задержанный на основании положений статьи 9 Пакта обвиняется в совершении преступления, но дело судом не рассматривается, могут быть одновременно нарушены запреты на неоправданную задержку судебного разбирательства, предусмотренные пунктом 3 статьи 9 и пунктом 3 с) статьи 14 Пакта 122.

 

62.   Процессуальные гарантии, содержащиеся в статье 13 Пакта, включают понятия надлежащей правовой процедуры, которые отражены также в статье 14 123, и поэтому должны толковаться в свете этого последнего положения. Что касается случаев, когда в соответствии с внутренним законодательством на какой-либо судебный орган возлагается задача решения вопроса о высылке или депортации, применяются гарантия равенства всех лиц перед судами и трибуналами, предусмотренная в пункте 1 статьи 14, и принципы беспристрастности, справедливости и равенства состязательных возможностей, вытекающие из данной гарантии 124. Вместе с тем все соответствующие гарантии статьи 14 применяются в тех случаях, когда высылка принимает форму уголовного наказания или когда нарушения приказов о высылке наказываются по уголовному праву.

 

63.   То, каким образом проводятся уголовные судебные разбирательства, может затрагивать осуществление и использование прав и гарантий Пакта, не связанных со статьей 14. Так, например, неразрешение в течение нескольких лет вопроса об обвинении в уголовном правонарушении в виде диффамации, предъявленном журналисту за опубликование нескольких статей, в нарушение пункта 3 с) статьи 14, может ставить обвиняемого в положение неопределенности и служить целям запугивания и тем самым производит парализующее действие, которое неправомерно ограничивает осуществление его права на свободу выражения своего мнения (статья 19 Пакта) 125. Аналогичным образом, задержка уголовного судебного разбирательства на несколько лет вопреки пункту 3 с) статьи 14 может нарушать право лица покидать свою собственную страну, гарантированное в пункте 2 статьи 12 Пакта, если обвиняемому приходится оставаться в этой стране все время, пока приостановлено судебное разбирательство 126.

 

64.   Что касается права допуска на общих условиях равенства к государственной службе, предусмотренного в статье 25 с) Пакта, то увольнение судей в нарушение этого положения может составить нарушение этой гарантии, которую следует рассматривать вместе с гарантией пункта 1 статьи 14, предусматривающей независимость судебной власти 127.

 

65.   Процессуальные нормы или их применение, допускающие различия, основанные на любых критериях, перечисленных в пункте 1 статьи 2 или в статье 26, или несоблюдение равенства прав мужчин и женщин, предусмотренного в статье 3, в использовании гарантий, сформулированных в статье 14 Пакта, не только являются нарушением содержащегося в пункте 1 этого положения требования о том, что "все лица равны перед судами и трибуналами", но также могут составить дискриминацию 128.

 

 

______________________________________________________________________

1   Замечание общего порядка № 24 (1994 год) по вопросам, касающимся оговорок, сделанных при ратификации Пакта или Факультативных протоколов к нему или в связи с заявлениями, предусмотренными статьей 41 Пакта, пункт 8.

 

2  Замечание общего порядка № 29 (2001 год) по статье 4: отступления от обязательств в связи с чрезвычайным положением, пункт 15.

3  Там же, пункты 7 и 15.

 

4  Ср. Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, статья 15.

 

5  Замечание общего порядка № 29 (2001 год) по статье 4: отступления от обязательств в связи с чрезвычайным положением, пункт 11.

 

6  Сообщение № 1015/2001, Пертерер против Австрии , пункт 9.2 (дисциплинарное производство в отношении государственного служащего); сообщение № 961/2000, Эверетт против Испании , пункт 6.4 (экстрадиция).

7  Сообщение   №   468/1991, Оло Баамонде против Экваториальной Гвинеи, пункт   9.4.

 

8  Сообщение № 202/1986, Ато дель Авельяналь против Перу , пункт  10.2 (право представлять семейные имущественные интересы в судах только у мужей, в связи с чем замужние женщины лишаются возможности обращаться с исками в суд). См.   также замечание общего порядка № 18 (1989 год) о недискриминации, пункт   7.

 

9  Сообщения № 377/1989, Карри против Ямайки , пункт 13.4; №  704/1996, Шо против Ямайки , пункт 7.6; №   707/1996, Тейлор против Ямайки , пункт 8.2; №  752/1997, Генри против Тринидада и Тобаго , пункт 7.6; №  845/1998, Кеннеди против Тринидада и Тобаго , пункт 7.10.

10  Сообщение № 646/1995, Линдон против Австралии , пункт 6.4.

 

11  Сообщение № 779/1997, Эреля и Няккяляйярви против Финляндии , пункт 7.2.

 

12  Сообщение № 450/1991, И.П. против Финляндии , пункт 6.2.

 

13  Сообщение № 1347/2005, Дудко против Австралии , пункт 7.4.

 

14  Сообщение № 1086/2002, Вейсс против Австрии , пункт 9.6. Еще один пример нарушения принципа равенства состязательных возможностей см. сообщение № 223/1987, Робинсон против Ямайки, пункт 10.4 (отсрочка слушания).

 

15  Сообщения № 846/1999, Янсен-Гилен против Нидерландов, пункт 8.2 и № 779/1997, Эреля и Няккяляйярви против Финляндии, пункт 7.4.

16  Например, если исключается использование суда присяжных применительно к некоторым категориям правонарушителей (см. заключительные замечания, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, CCPR / CO /73/ UK (2001   год), пункт 18, или правонарушений.

 

17  Сообщение № 1015/2001, Пертерер против Австрии, пункт 9.2.

 

18  Сообщение № 112/1981, И. Л. против Канады, пункты 9.1 и 9.2.

 

19  Сообщение № 441/1990, Казанова против Франции, пункт 5.2.

 

20  Сообщение № 454/1991, Гарсия Понс против Испании, пункт 9.3.

 

21  Сообщение № 112/1981, И. Л. против Канады, пункт 9.3.

 

22  Сообщение № 779/1997, Эреля и Няккяляйярви против Финляндии, пункт 7.2-7.4.

 

23  Сообщение № 837/1998, Колановский против Польши , пункт 6.4.

 

24  Сообщения № 972/2001, Казанкис против Кипра , пункт 6,5; № 943/2000, Джейкобс против Бельгии, пункт 8.7, и № 1396/2005, Ривера Фернандес против Испании , пункт 6.3.

 

25  Сообщение № 845/1998, Кеннеди против Тринидада и Тобаго , пункт 7.4.

 

26  Сообщение № 1015/2001, Пертерер против Австрии , пункт 9.2 (увольнение как дисциплинарная мера).

 

27  Сообщения № 1341/2005, Цюндель против Канады , пункт 6.8, № 1359/2005, Эспосито против Испании , пункт 7.6.

 

28  См. пункт 62 ниже.

 

29  Сообщение № 263/1987, Гонсалес дель Рио против Перу, пункт 5.2.

30  Заключительные замечания, Словакия, CCPR / C /79/ Add .70 (1997 год), пункт 18.

 

31  Сообщение № 468/1991, Оло Баамонде против Экваториальной Гвинеи, пункт 9.4.

 

32  Сообщение № 814/1998, Пастухов против Беларуси, пункт 7.3.

 

33  C ообщение № 933/2000, Мундио Бузио и другие против Демократической Республики Конго, пункт 5.2.

 

34  Сообщение № 387/1989, Карттунен против Финляндии, пункт 7.2.

 

35  То же.

 

36  См. также статью 64 Конвенции о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года и замечание общего порядка № 31 (2004 год) о характере общего юридического обязательства, налагаемого на государства, пункт 11.

 

37  См. сообщение № 1172/2003, Мадани против Алжира, пункт 8.7.

38  Сообщение № 1298/2004, Бесерра Барней против Колумбии, пункт 7.2.

 

39  Сообщения № 577/1994, Полай Кампос против Перу, пункт 8.8; № 678/1996, Гутьеррес Виванко против Перу , пункт 7.1; № 1126/2002, Карранса Алегре против Перу, пункт 7.5.

 

40  Сообщение № 678/1996, Гутьеррес Виванко против Перу, пункт 7.1.

 

41  Сообщения № 577/1994, Полай Кампос против Перу, пункт 8.8; № 1126/2002, Карранса Алегре против Перу, пункт 7.5.

 

42  Сообщение № 1058/2002, Варгас Мас против Перу , пункт 6.4.

 

43  Сообщение № 1125/2002, Киспе Роке против Перу, пункт 7.3.

 

44  Сообщения № 678/1996, Гутьеррес Виванко против Перу, пункт 7.1; № 1126/2002, Карранса Алегре против Перу, пункт 7.5; № 1125/2002, Киспе Роке против Перу, пункт 7.3; № 1058/2002, Варгас Мас против Перу, пункт 6.4.

 

45  Сообщения № 577/1994, Полай Кампос против Перу, пункт 8.8; № 678/1996, Гутьеррес Виванко против Перу, пункт 7.1.

46  Сообщение № 770/1997, Гридин против Российской Федерации , пункт 8.2.

 

47  См. Комитет по ликвидации расовой дискриминации, сообщение № 3/1991, Наррайнен против Норвегии , пункт 9.3.

 

48  Сообщения № 273/1988, Б.д.Б. против Нидерландов , пункт 6.3; № 1097/2002, Мартинес Меркадер и другие против Испании , пункт 6.3

 

49  Сообщения № 1188/2003, Ридл-Риденштайн и другие против Германии , пункт 7.3; № 886/1999, Бондаренко против Беларуси , пункт 9.3; № 1138/2002, Аренц и другие против Германии , решение о приемлемости, пункт 8.6.

 

50  Сообщения № 253/1987, Келли против Ямайки , пункт 5.13; № 349/1989, Райт против Ямайки , пункт 8.3.

 

51  Сообщения № 203/1986, Муньос Эрмоса против Перу , пункт 11.3; № 514/1992, Фей против Колумбии , пункт 8.4.

 

52  См., например, заключительные замечания, Демократическая Республика Конго , CCRP / C / COD / CO /3 (2006 год), пункт 21, Центральноафриканская Республика , CCRP / C / CAF / CO /2 (2006 год), пункт 16.

 

53  Сообщение № 215/1986, Ван Меурс против Нидерландов , пункт 6.2.

 

54  Сообщение № 301/1988, Р.М. против Финляндии , пункт 6.4.

 

55  Сообщение № 819/1998, Кавана против Ирландии , пункт 10.4.

 

56  Сообщение № 770/1997, Гридин против Российской Федерации , пункты 3.5 и 8.3.

57

Председательствующий и стороны в судебном разбирательстве. преступления и подвергнут уголовному наказанию либо признан невиновным и оправдан. Гражданско-правовой статус государственного и муниципального.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 7. Судебное разбирательство

Судебное разбирательство в уголовном процессе

Судебное разбирательство в уголовном процессе

Курсовая работа: Судебное разбирательство в уголовном процессе

КУРСОВАЯ РАБОТА

по курсу «Уголовно-процессуальное право»

по теме: «Судебное разбирательство в уголовном процессе»

Введение

Отправление правосудия является одной из основных форм государственной деятельности. Действуя на основе законности, суд не только обеспечивает надёжную правовую защиту интересов граждан и государства, но и активно демонстрирует демократизм общества, равенство всех перед законом и судом. Конституция нашего государства устанавливает, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления, и также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом.

Качество судебной работы зависит не только от овладения судьями теорией уголовного процессуального права, уяснения требований закона о порядке судебного разбирательства, но и от того, как они сумеют подготовиться к процессу, провести судебное следствие, организовать обсуждение вопросов, разрешаемых при постановлении приговора, составить приговор. Организация этой деятельности нормами закона не регламентирована, не отражена она и в учебных пособиях и осуществляется судьями в соответствии со сложившейся практикой и приобретённым опытом.

Судебное разбирательство – стадия уголовного процесса, в ходе которой решаются итоговые задачи всего процесса: суд разбирает уголовное дело по существу, дает в постановляемом им приговоре ответы на основные вопросы любого уголовного дела – о виновности или невиновности подсудимого и применении или неприменении к нему наказания.

На предшествующих судебному разбирательству стадиях решаются иные, вспомогательные по отношению к основным, задачи – предварительно формулируется суть обвинения, а также выявляются, собираются и исследуются подтверждающие его доказательства, создаются все другие условия и предпосылки, необходимые для разбирательства и разрешения судом дела по существу. Вследствие этого производство по делу, предшествующее судебному разбирательству, носит по отношению к нему предварительный, вспомогательный характер. Последующие за судебным разбирательством стадии (апелляционное и кассационное производства, производство в надзорной инстанции, а также производство ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств) носят характер проверочных производств. На этих стадиях проверяются постановленные судом первой инстанции приговор и иные решения, могут исправляться допущенные ошибки и т.д.

Предметом судебного разбирательства является правовой спор между государством и обвиняемым, который к началу этой стадии стал подсудимым, о праве государства (в случае, если удастся в установленном законом порядке доказать виновность подсудимого в совершении преступления) публично признать его виновным, т.е. преступником, а при наличии необходимых оснований – справедливо, заслуженно наказать, а также заставить претерпеть все связанные с отбытием наказания и наличием судимости тяготы и лишения.

При разбирательстве такого спора решается судьба важнейших прав и свобод человека, являющихся первостепенными ценностями. Потому естественно, что конструкция стадии судебного разбирательства должна отвечать самым высоким требованиям надежности предусмотренных законом гарантий правосудия против возможных ошибок и злоупотреблений.

Опыт многих стран мира свидетельствует о том, что наиболее надежно способен гарантировать одновременно и права человека, и меткость уголовной репрессии уголовный процесс, конструируемый адекватно природе своего предмета – уголовно-правового спора. Он должен быть процессом, строящимся и функционирующим на началах рационально организованного правового спора, где обвинитель и обвиняемый предстают перед независимым судом в качестве процессуально равноправных, состязающихся на равных между собой в правовом споре сторон (уголовного истца и уголовного ответчика).

Итак, предметом нашего внимания в рассматриваемой теме станут следующие вопросы: 1. Общие принципы судебного разбирательства; 2. Суд, стороны и иные участники судебного разбирательства. 3. Структура судебного разбирательства.

Обоснованием актуальности выбранной мною темы является то, что судебное разбирательство и его конституционные принципы, играют основополагающую роль в уголовно-процессуальном праве. Объектом исследования курсовой работы является исследование судебного разбирательства, его общих принципов, сторон и структуры.

Соответственно, предметом исследования данной курсовой работы является рассмотрение понятия судебного разбирательства, принципов, условий и порядка его проведения, а также иных немаловажных аспектов его осуществления.

Главными целями и задачами этого исследования является раскрытие значения судебного разбирательства в уголовно-процессуальном праве, а также детальное изучение и рассмотрение его основных структурных элементов.

Поставленные задачи обуславливают структуру курсовой работы, которая состоит из введения, трех глав, раскрывающих сущность изучаемого понятия: Глава I. Общие принципы судебного разбирательства; Глава II. Суд, стороны и иные участники судебного разбирательства; Глава III. Структура судебного разбирательства.

Немаловажное значение имеет заключение по исследованию, так как оно содержит краткое обобщение изложенного материала, основные аспекты существования и проведения судебного разбирательства, возможные варианты дальнейшего развития изучаемого понятия.

Глава 1. Общие принципы судебного разбирательства

Общие условия судебного разбирательства представляют собой непременные организационные и правовые основы реализации демократических принципов уголовного процесса при непосредственном осуществлении правосудия по уголовным делам. Осуществление и соблюдение этих основ создает предпосылки для правильной юридической оценки обстоятельств дела, их объективного, беспристрастного и всестороннего исследования. Общие условия судебного разбирательства формализуют внутренние закономерности судебного познания явлений окружающей действительности.

1.1 Непосредственность, устность, гласность и непрерывность судебного разбирательства

Непосредственность и устность.Соблюдение устности и непосредственности судебного разбирательства является непременной предпосылкой самостоятельности судебного исследования обстоятельств дела с соблюдением принципа состязательности. Непосредственность и устность судебного разбирательства выступают в качестве внешних форм исследования представленных в судебное заседание доказательств.

Личное непосредственное восприятие судьями доказательств по делу позволяет суду первой инстанции основывать свои выводы на тех фактических данных, которые им исследованы и установлены в судебном заседании. Материалы предварительного расследования не могут быть положены в основу приговора, если они не были представлены и подвергнуты исследованию судом и сторонами в ходе судебного разбирательства.

1 из 9След. стр. →

Вперед: Преступление против личности
Назад: Преступление по уголовному праву Российской Федерации

УПК РФ); 3) судебное разбирательство по уголовному делу в отношении процессуально-правовой природы заочного судебного разбирательства.

Уголовно-процессуальное право

После назначения судьей судебного заседания уголовное дело переходит в следующую стадию уголовного судопроизводства — стадию судебного разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции.

Современный законодатель полагает, что судебное разбирательство — судебное заседание судов первой, второй и надзорной инстанций (п.

51 ст. 5 УПК РФ).

Между тем по сложившейся традиции в уголовно-процессуальной литературе, теории уголовного процесса под судебным разбирательством понимается и понималось в ранее действовавшем законодательстве судебное заседание в суде первой инстанции, в котором рассматривается и разрешается уголовное дело по существу.

Мы поддерживаем традиционную точку зрения специалистов на данное понятие.

С учетом произошедших в уголовно-процессуальном законодательстве существенных изменений в настоящее время к судебному разбирательству можно отнести также судебное заседание при рассмотрении и разрешении уголовного дела в апелляционном порядке.

Судебное разбирательство — стадия уголовного процесса, заключающегося в правоотношениях и деятельности всех его участников при определяющей роли суда первой или апелляционной инстанции по установлению наличия или отсутствия фактических и юридиче- | ских оснований для признания подсудимого виновным и примене- \ ния к нему мер уголовного наказания. 1

Судебное разбирательство — основная и определяющая стадия уголовного судопроизводства.

Целью данной стадии уголовного судопроизводства является установление объективной истины по уголовному делу, прежде всего в виде виновности или невиновности конкретного лица (или лиц).

В качестве достаточно специфических участников уголовного судопроизводства выступают подсудимый, государственный или частный обвинители.

В этой стадии возникают специфические отношения между участниками уголовного процесса и судом, независимо от его судебного состава.

Эти правоотношения влекут систему уголовно-процессуальных действий, отсутствующую практически в других стадиях уголовного судопроизводства, например, подготовительные действия, прения сторон в судебном разбирательстве, последнее слово подсудимого, постановление и провозглашение судебного решения и т.д.

Только в рассматриваемой стадии принимаются решения о наказании или освобождении от наказания соответственно виновного или невиновного, которые излагаются в приговоре.

Именно в этой стадии принимаются решения, которые оформляются в виде приговора или определения, отсутствующие, по крайней мере, в досудебном производстве по уголовному делу.

В этой стадии решаются различные задачи уголовного судопроизводства, характерные для него в целом.

Главной (основной) задачей судебного разбирательства является правильное (законное, обоснованное и справедливое) разрешение уголовного дела по существу предъявленного подсудимому обвинения.

Предметом судебного разбирательства является предполагаемое уголовно-правовое отношение между государством и подсудимым, т.е. спор между ними о праве государства в установленном законом порядке публично признать подсудимого виновным, дать совершенному им деянию отрицательную социально-правовую оценку и справедливо его наказать с тем, чтобы он претерпел определенные правоограничения.

При этом предполагаемое уголовно-правовое отношение может быть разрешено в пользу подсудимого.

В задачи судебного разбирательства входит установление: 1)

наличия деяния, предусмотренного уголовным законом; 2)

факта совершения этого деяния подсудимым; 3)

виновности или невиновности подсудимого; 4)

необходимости применения к виновному мер уголовного наказания и т.д.

Различные задачи судебного разбирательства определяют его роль и значение в правоохранительной сфере деятельности государства.

Социально-правовое значение стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции заключается в следующем.

Во-первых, в этой стадии уголовного судопроизводства обеспечивается надлежащая охрана прав, свобод и законных интересов всех участников уголовного процесса, интересов общества и Российского государства.

Во-вторых, в этой стадии уголовного судопроизводства разрешаются по существу предполагаемое уголовно-правовое отношение, уголовно-правовой спор между подсудимым и государством в лице определенных его органов или должностных лиц.

В-третьих, в рассматриваемой стадии уголовного процесса наиболее полно и ярко реализуется задача воспитания граждан в духе неуклонного исполнения действующих российских законов и подзаконных актов.

В-четвертых, стадия судебного разбирательства оказывает серьезное воспитательно-профилактическое воздействие на реальных и потенциальных нарушителей российских законов.

В судебном разбирательстве в судах первой и апелляционной инстанций находят яркое и полное проявление все принципы уголовного судопроизводства.

Суд первой инстанции — суд, рассматривающий уголовное дело по существу и правомочный выносить приговор, а также принимать решения в ходе досудебного производства по уголовному делу (п. 52 ст. 5 УПК РФ).

Неточность определения данного понятия заключается в том, что, во-первых, приговор постанавливают суды не только первой, но и апелляционной инстанций; во-вторых, в досудебном производстве принимают решения суды как первой, так и кассационной и даже надзорной инстанций (ст. 108 УПК РФ).

Суд второй инстанции — суд апелляционной или кассационной инстанций (п. 53 ст. 5 УПК РФ).

В рамках стадии судебного разбирательства эти принципы приобретают особое общественное звучание, а некоторые из них действуют со специфическими особенностями.

Такое положение обусловлено общими условиями судебного разбирательства в суде первой инстанции.

По своему содержанию они отличаются от общих условий предварительного расследования уголовного дела о преступлении.

Однако они также базируются на принципах уголовного судопроизводства.

Судебное разбирательство является центральной стадией уголовного В стадии судебного разбирательства полно обозначена роль суда в уголовном меры, наиболее существенно затрагивающие их правовой статус.