Данные условия образуют состав гражданского правонарушения или ГК), а в некоторых случаях обязанность возместить убытки Такие убытки получили наименование абстрактных, порядок исчисления которых закреплен в ст. ГК подпадает под понятие абстрактных убытков.

Особенности возмещения убытков и взыскания неустойки за поставку товаров ненадлежащего качества

ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики Арбитражного суда Ставропольского края по делам, связанным с взысканием убытков

г. Ставрополь, 30 мая 2009 года

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Ставропольского края на 1 полугодие 2009 года проведен анализ практики рассмотрения дел, связанных с взысканием убытков.

Предметом настоящего обобщения являются дела по возмещению убытков, причиненных лицу, обратившемуся за защитой нарушенных прав.

Целью обобщения является анализ вынесенных судом первой инстанции решений, причин их отмен вышестоящими инстанциями и формирование судебной практики, направленной на наиболее быстрое и качественное рассмотрение и вынесение законных и обоснованных решений по данной категории споров.

При проведении обобщения изучены 193 дела, рассмотренные в 2008 году судьями гражданской коллегии Арбитражного суда Ставропольского края. При рассмотрении споров по анализируемой категории судьи применяют Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ); Бюджетный кодекс РФ; Закон РФ от 15.01.1993 № 4301-01 «О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы»; Закон РФ от 12.01.1995 № 5-ФЗ «О ветеранах»(далее — Федеральный закон № 5-ФЗ); Закон РФ от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»; Федеральный закон от 09.01.1997 № 5-ФЗ «О порядке предоставления социальных гарантий Героям Социалистического Труда и полным кавалерам ордена Трудовой Славы»;постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»;постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»;постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 23 (ред. от 26.02.2009) «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 23); информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» и другие нормативные документы.

Под убытками в гражданском праве подразумеваются отрицательные последствия, которые наступают в имущественной сфере участника гражданского правоотношения вследствие правонарушения, допущенного другим его участником.

Убытки, по терминологии закона — это ущерб, причиненный противоправными, как правило, виновными действиями, подлежащий возмещению согласно правовым предписаниям.

В юридической литературе неоднократно делался акцент на то, что необходимо различать понятие убытков в экономическом и правовом смысле[1]. Так, В.И. Кофман отмечал, что убыток в качестве экономической категории нельзя связывать исключительно с юридическими актами, например, с неисполнением обязательства или иными противоправными действиями должника, потому что убыток остается убытком и в тех случаях, когда он возник в результате воздействия сил природы, причинен правомерным действием человека или вызван деятельностью самого потерпевшего. Иначе объективно существующий факт (наличие убытков) смешивается с юридической оценкой причин его возникновения, в частности с противоправностью причинения. Следовательно, и в этих случаях общее понятие убытков неоправданно сужается. Убытки — это всегда имущественные потери, понятие которых содержится в нормах материального права перечень их исчерпывающий [2].

Убытки — это те отрицательные имущественные последствия, которые одно лицо понесло в результате неправомерного поведения другого лица[3] .

Убытки — это денежная оценка имущественного вреда.

Понятие убытков разделяется на две составляющие: реальный ущерб и упущенная выгода. Наряду с делением убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду в отечественной доктрине существует также деление на прямые и косвенные.

Реальный ущерб — это:

а) произведенные расходы или расходы, которые необходимо будет произвести;

б) утрата или повреждение имущества. Расходов у истца еще может и не быть, но для восстановления своего права он должен будет их понести. Как отличить утрату от повреждения имущества? Ведь не всегда может происходить полная утрата, однако имущество может изменить свои качества настолько, что по назначению его использовать нельзя.

Реальный ущерб, причиненный в результате неисполнения договорного обязательства, может выражаться в виде уплаченной денежной суммы.

Упущенная выгода:

а) неполученные доходы;

б) доходы, полученные контрагентом, нарушившим право.

Под упущенной выгодой понимают доходы, которые были бы получены кредитором при обычных условиях, если бы обязательство не оказалось нарушенным должником. При определении этих доходов статья 393 ГК РФ предписывает учитывать принятые для их получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Кроме того, размер неполученного дохода должен определяться с учетом разумных затрат, которые пришлось бы понести кредитору, если бы обязательство было исполнено надлежаще. Иными словами, если товар не был произведен и продан по причине просрочки поставки сырья, то при определении неполученных доходов следует взять за основу цену реализации товара, предусмотренную договором с покупателем, за вычетом расходов на сырье и затрат, связанных с осуществление производственной деятельности.

При взыскании упущенной выгоды истец должен доказать, что он располагал реальными условиями для получения доходов, то есть предпринял конкретные меры для получения выгоды, сделал приготовления и не смог получить такую выгоду именно в результате недобросовестности, допущенной ответчиком. Ничем не подтвержденные расчеты кредитора о предполагаемых доходах не должны приниматься во внимание.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Суду при рассмотрении дел о взыскании убытков следует иметь в виду, что согласно пункту 1 ст. 400 ГК РФ по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). Например, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательства, обязана возместить причиненный в результате этого реальный ущерб, но не упущенную выгоду (пункт 1 ст. 547 ГК РФ).

Если неполученные доходы иногда еще удается доказать, то последний абзац статьи 15 ГК РФ, в котором предусмотрено, что упущенная выгода должна взыскиваться в размере не меньшем, чем доходы, полученные лицом, нарушившим обязательство, в настоящее время практически остается неработающим.

Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать: факт противоправного поведения нарушителя; наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками; факт и размер требуемых убытков. Это следует из системного толкования норм материального и процессуального права (ст. 1064, 393, 15 ГК РФ, ст. 65 АПК РФ).

При обращении в суд истец должен доказать не только сам факт причинения убытков, но и их размер. В то же время для суда не всегда оказываются убедительными те доказательства, которые представляет потерпевшая сторона. Зачастую судебное решение об отказе в возмещении убытков мотивируется исключительно недоказанностью их размера, причем речь идет не только о неполученных доходах, но и о реальном ущербе.

Возмещение причиненных убытков напрямую зависит от эффективности деятельности потерпевшей стороны по доказыванию понесенных ею убытков. Поскольку центральной проблемой возмещения убытков является их доказывание, возникает задача по организации сбора доказательств. Работа по возмещению убытков должна начинаться не с момента подачи иска и прилагаемых к нему документов в суд, а, как минимум, сразу же с момента возникновения убытков.

При возмещении убытков особое внимание обращает на себя договор как основание ответственности.

Представляется, что при договорной ответственности противоправным является поведение должника, которое не отвечает требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательств. В силу статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при их отсутствии — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Любое нарушение условий договора уже является нарушением нормы права, даже, например, в том случае, если стороны заключили не предусмотренныйГК РФ договор. Таким образом, противоправным при договорной ответственности является нарушение субъективного гражданского права контрагента по договору, установленного законом и иным правовым актом, которое и является одним из условий возложения на должника обязанности возместить убытки.

Правовой основой нормы, включенной в статью 16 ГК РФ, служит статья 55 Конституции Российской Федерации, предусматривающая право на возмещение государством вреда, причиненного действием (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами. Статья 16 ГК РФ детализирована в статьях 1069 и 1071 ГК РФ, которыми предусмотрено возмещение вреда, понятие которого более широкое, чем убытки.

Коллегией по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений, за 2008 год было рассмотрено 193 заявления о возмещении убытков (удовлетворено 102 требования), из них: о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам — 64, удовлетворено — 29; по корпоративных спорам — 4, удовлетворено — 1; по ценным бумагам — 5, удовлетворено — 5; по спорам из внедоговорных обязательств — 23, удовлетворено — 7; с применением бюджетного законодательства (по реализации законов о предоставлении льгот отдельным категориям граждан) — 96, удовлетворено — 65, с применением законодательства о земле — 1, удовлетворено — 0.

Основную категорию рассмотренных дел составляют дела, связанные с применением бюджетного законодательства, — 96 или 49,7% от общего количества рассмотренных по данной категории дел за анализируемый период.

За отчетный период всего было обжаловано 100 судебных актов или 51,8% от количества рассмотренных по данной категории дел. Из этого количества было рассмотрено в апелляционной инстанции 24 судебных акта, в кассационной инстанции 76, из них отменены в апелляционной инстанции — 9, в кассационной инстанции — 4.

Взыскание убытков, причиненных в результате ненадлежащего исполнения обязательств, вытекающих из договорных правоотношений.

Во всех случаях необходимым основанием для взыскания убытков вследствие нарушения обязательства является противоправность поведения. В гражданском законодательстве Российской Федерации вопросы нарушения договора как основания для возмещения убытков охватываются нормами п. 1 ст. 393 ГК РФ. Данный пункт устанавливает, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Закон четко устанавливает, что в случае неисполнения обязанной стороной обусловленного договором обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения убытков (п. 2 ст. 328 ГК РФ).

В практике Арбитражного суда Ставропольского края имеются споры о взыскании убытков, вытекающих из различных по правовой природе договоров: купли-продажи, хранения, аренды и др.

Акционерное общество обратилось с иском о взыскании с ЗАО убытков, составляющих стоимость утраченных деталей, и об истребовании имеющихся в наличии деталей. Судом первой инстанции заявленные требования удовлетворены частично. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда. Суд кассационной инстанцииотменил постановление Шестнадцатого апелляционного суда, а решение суда первой инстанции оставил в силе, поскольку при вынесении решения суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что между сторонами отсутствуют правоотношения по договору хранения, поскольку переданные от истца ответчику форма — комплекты использовались последним для изготовления бутылок по заказу истца. Установив факт необоснованного удержания ответчиком деталей, принадлежащих истцу, суд обязал вернуть их в судебном порядке. Размер убытков судом определен исходя из стоимости утраченных деталей, с учетом их фактического износа на 80%. К возникшим между сторонами отношениямч.1 ст.886 ГК РФ не применима, поскольку по договору хранения одна сторона(хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной(поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности; иные цели, кроме как хранение не предусмотрены в обязанности хранителя. По договору заключенному между сторонами, продавец — ответчик обязуется изготовить на форм-комплектах партию бутылок для розлива минеральной воды, покупатель — истец обязуется принять и оплатить готовую продукцию. Правоотношения по передаче форм-комплектов на хранение заключенным между сторонами договором не предусмотрены. Суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных доказательств наличия между сторонами каких- либо отношений, сопровождающих передачу спорного имущества. В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое приобрело имущество за счет другого лица без установленных законом, иными нормативными актами или сделкой оснований, обязано возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное. Согласно п. 1 ст. 1105 ГК РФ компенсация неосновательно приобретенного и утраченного имущества производится по его стоимости на момент приобретения, компенсации также подлежат убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил ее немедленно после того, как узнал о неосновательном обогащении. По смыслу названных норм потерпевший, передавший имущество без договора, также должен принять своевременные меры к его возвращению или компенсации его стоимости и не допускать увеличения убытков. Защита потерпевшим своих прав производится способами, предусмотренными главой 60 ГК РФ. Истец не в полной мере доказал заявленные к взысканию убытки, поэтому суд оценив, представленные доказательства частично взыскал сумму убытков (дело № А63-13237/07-С1-19, постановление 16АП-1306/08, постановление ФАС СКО от 13.03.09).

Общество обратилось с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств по возврату вещи, которая была ему передана на хранение. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения кассационной инстанцией, заявленные требования были удовлетворены. Суд правильно при вынесении решения указал, что предприниматель в соответствии со ст. 900 ГК РФ обязан был возвратить истцу вещь, которая была передана ему на хранение. Предприниматель не возвратил автомобиль, принадлежащий страхователю, страховщиком произведена выплата страхователю по страховому случаю. В силу п. 1 и 2 ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования убытков, которое осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки. В порядке суброгации предприниматель обязан выплатить убытки, возникшие в результате выплаты по договору страхования. В данном случае предпринимателем не выполнена обязанность по обеспечению сохранности принятого на хранение автомобиля. Суд при принятии решения пришел к выводу о доказанности его вины в утрате автомобиля, размера подлежащих взысканию убытков, о наличии причинно-следственной связи между убытками и действиями предпринимателя (дело № А63-7208/07-С1-19, постановление ФАС СКО № Вх. Ф08-4343/2008).

На момент предъявления исковых требований договорные отношения между сторонами отсутствуют, однако это не освобождает виновную сторону от возмещения понесенных убытков.

Общество обратилось с иском к ответчику о взыскании причиненных ему убытков, в том числе: платы за пользование помещениями по день фактического их освобождения и упущенной выгоды. Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил частично, поскольку на момент предъявления иска между сторонами отсутствовал договор аренды спорных помещений. Однако суд пришел к выводу, что данное обстоятельство не освобождает ответчика в соответствии с подпунктом 7 п. 2 ч. 1 статьи 8 ГК РФ от обязанности уплатить истцу денежные средства за пользование недвижимым имуществом, поскольку его использование без договора аренды является основанием для взыскания неосновательного обогащения.В силу пункта 2 статьи 393 ГК РФ убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 ГК РФ. Пункт 4 указанной статьи устанавливает, что при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер понесенных убытков, причинную связь между правонарушением и убытками.

Истцом не представлено доказательств, подтверждающих невозможность предоставить арендатору имущество при наличии второго входа в здание, что подтверждается письмом Ессентукского межрайонного отдела службы судебных приставов, а также технической документацией. Суд апелляционной инстанции частично отменил данный судебный акт, уменьшив взысканную сумму, поскольку в силу ч. 2 ст. 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. Апелляционная инстанция при проверке решения не согласилась с выводом суда первой инстанции о доказанности факта использования ответчиком принадлежащих истцу нежилых помещений в указанный в исковом заявлении период и отменила судебный акт по данному делу, поскольку представленные в материалы дела документы: копия акта, составленного в одностороннем порядке; копия письма, которое адресовано не истцу; налоговые декларации; сведения организации охраны — не могут служить доказательствами использования ответчиком помещений, не содержат сведений о том, какие конкретно помещения использовались ответчиком для осуществления хозяйственной деятельности. Суды правильно определили размер неосновательного обогащения, исходя из стоимости аренды 1 кв.м. Постановление апелляционной инстанции судом кассационной инстанции оставлено без изменения (дело № А63-12343/2007-С1-35, Вх. Ф08-6150/2008).

Возмещение убытков, причиненных в результате ДТП.

В дорожно-транспортном происшествии участвуют транспортные средства, которые являются источниками повышенной опасности. Для наступления деликтной ответственности, являющейся видом гражданско-правовой ответственности, необходимо наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинную связь между двумя первыми элементами; вину причинителя вреда.

Пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), т.е. лицом, виновным в причинении вреда. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, на права хозяйственного или оперативного управления либо другом законном основании. Владелец источника повышенной опасности не несет ответственности за вред, причиненный этим транспортным средством, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. При рассмотрении дел по данной категории споров в обязательном порядке должна быть доказана вина причинителя вреда.

Общество обратилось с иском к ответчику о взыскании убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, участниками которого были работники истца и ответчика. Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования исходя из того, что в рассматриваемом споре присутствуют все элементы, необходимые для установления факта возникновения деликтных правоотношений, в частности вина водителя ответчика, размер реального ущерба и размер упущенной выгоды. Апелляционная инстанция отменила данный судебный акт, в удовлетворении заявленных требований отказала по следующим основаниям. Вред причинен истцу в результате ДТП, противоправность поведения водителя ответчика должна быть подтверждена наряду с другими доказательствами надлежащим протоколом об административном правонарушении и постановлением по делу об административном правонарушении. Из протокола об административном правонарушении следует, что водитель, управляя автомашиной МАЗ 543203, нарушил расположение транспортных средств на проезжей части, а именно дистанцию с впереди идущей автомашиной МАИ 18272 под управлением водителя ответчика. Постановлением по делу об административном правонарушении водитель истца подвергнут штрафу в размере 200 рублей. В протоколе и постановлении указано только о нарушении водителем пункта 9.10 Правил дорожного движения, сведений о наличии факта ДТП и выводов о вине участников ДТП в них не содержится. Из схемы происшествия видно, что ДТП произошло вследствие взаимодействия трех транспортных средств, являющихся источниками повышенной опасности. Сведения о водителе третьего автомобиля и его роли в происшествии в материалах дела отсутствуют. Между тем из имеющихся в этих документах сведений следует, что основные повреждения автомашины истца находятся на передней части автомашины, принадлежащей истцу, а не на задней, которой она взаимодействовала с автомашиной, принадлежащей ответчику. Объяснения водителей по факту ДТП в материалах дела отсутствуют. Согласно сведений Полка ДПС ГИБДД при ГУВД Нижегородской области административный материал по факту ДТП утерян, по этой причине не представлен в дело. В соответствии с пунктом 8 статьи 75 АПК РФ письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Истцом не представлены в материалы дела оригиналы протокола об административном правонарушении, постановления по делу об административном правонарушении, схемы происшествия и других материалов ДТП, на которые истец ссылается как на доказательство противоправности поведения Томилина И.А. и его вины в произошедшем ДТП.

Таким образом, истцом надлежащих доказательств, свидетельствующих о наличии вины водителя автомобиля, принадлежащего ответчику (ст. 71 АПК РФ), не представлено. В их отсутствие у суда первой инстанции оснований для удовлетворения исковых требований не имелось (дело № А63-10138/07-С3-15, постановление 16АП-113/08).

В данном случае видно, что вина ответчика не только не доказана, но и не установлено лицо, которое могло бы причинить вред истцу, поскольку из схемы происшествия предположительно усматривалось, что в ДТП участвовало три автомобиля. При таких невыясненных обстоятельствах вряд ли необходимо было ставить вопрос о взыскании убытков.

Убытки в результате аварий коммуникаций.

При рассмотрении споров, связанных с возмещением убытков в результате аварий коммуникаций, суд окончательный вывод об удовлетворении либо отказе в иске делает на основе оценки представленных в дело доказательств, которыми установлены конкретный размер убытков и причинная связь ответственного лица, виновного в аварии.

Итак, при рассмотрении споров суду необходимо установить:

1.факт аварии;

2. вину ответчика в происшедшей аварии;

3. причинную связь между действием (бездействием) ответчика и возникновением убытков;

4.принятие всех мер истцом для предупреждения и уменьшения возможных убытков.

Предприниматель обратился с иском к МУ ЖРЭП о взыскании убытков, возникших в результате затопления помещения. Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, поскольку предприниматель не представил документы, подтверждающие размер убытков, а также не доказал причинно-следственную связь между действиями МУ ЖРЭП и наступившими последствиями в результате затопления принадлежащего ему нежилого помещения. Вышестоящие судебные инстанции данное решение оставили без изменения. Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Для наступления ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего в себя противоправность поведения причинителя вреда, наступление вреда, причинную связь между противоправным поведением и наступлением вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. В данном случае акты, являющиеся доказательствами и фиксирующие размер ущерба, составлены в одностороннем порядке без указания причинной связи с конкретным затоплением. Из материалов дела следует, что затопление подвального помещения, принадлежащего истцу, произошло в результате прорыва трубы холодного водоснабжения, находящейся в месте общего пользования, под лестницей, ведущей к входной двери жильцов квартиры № 9. Ответчик указывал, что в соответствии с техническим паспортом в квартире не предусмотрены сантехнические приборы, водопровод в эту квартиру устроен жильцами самостоятельно без необходимых согласований с водоканалом. Таким образом, убытки причинены предпринимателю в результате противоправных действий физического лица (дело №А63-2426/2007-С3, постановление ФАС СКО Вх. Ф08-1498/08).

Споры,по применению бюджетного законодательствао взыскании убытков за счет средств соответствующего бюджета, связанных с реализацией законов о предоставлении льгот отдельным категориям граждан.

В настоящее время в Российской Федерации подпункт «ж» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации устанавливает, что социальная защита, включая социальное обеспечение, находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Ответственность государства за убытки, причиненные незаконными действиями его органов или должностных лиц, установлена статьями 1069 — 1071 ГК РФ. В соответствии с ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. От имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган,юридическое лицо или гражданина.

По данной категории дел вышестоящими инстанциями было отменено 8 судебных актов. Апелляционной инстанцией были отменены три судебных акта в связи с нарушением норм процессуального права: принятие решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле в качестве соответчика (дело № А63-12403/07-С1-35); нарушение главы 9 АПК РФ — выдача справки на возврат государственной пошлины (дело № А63-11946/07-С1-19). По делу № А63-12396/07-С1-6 суд первой инстанции правомерно изложил в мотивировочной части решения о взыскании задолженности с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации, однако в резолютивной части неправильно указал, что убытки, возникшие в связи с предоставлением льгот по оплате услуг связи, подлежат взысканию только с Министерства финансов Российской Федерации.

По данному вопросу Пленум ВАС РФ в п. 17постановления № 23 разъяснял, что ответчиком по делам о взыскании убытков, вызванных неисполнением публично-правовым образованием обязанности по возмещению платы, не полученной от льготных категорий потребителей, является непосредственно публично-правовое образование. Если требования истца являются обоснованными по существу, то суммы убытков подлежат взысканию с публично-правового образования на основании статьи 16 ГК РФ. Взыскание производится с публично-правового образования и в случае, когда средства на возмещение неполученной платы фактически были предоставлены распорядителю бюджетных средств, но последний не исполнил возложенные на него обязанности.

Из вышесказанного следует, что при удовлетворении судом соответствующего требования в резолютивной части решения должно быть указано на взыскание денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования. Судьями учтены указаниякассационной инстанции.

Применение срока исковой давности является одним из критериев оценки правильного разрешения спора при взыскании убытков.

Так, истец обратился с иском о взыскании убытков, возникших в связи с предоставлением в 2002 году льгот по оплате услуг связи, предусмотренных Федеральным законом № 5-ФЗ. Суд первой инстанции решением, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, удовлетворил заявленные требования. Кассационная инстанция отменила судебные акты, в иске отказала связи с тем, что судебные инстанции при принятии судебных актов неверно применили нормы правав части исчисления срока исковой давности.Стороной по делу заявлено о пропуске истцом срока исковой давности, однако судебные инстанции при принятии судебных актов неверно применили нормы права при оценке данного заявления о наличии оснований для отказа в иске в связи с пропуском срока исковой давности. Согласно ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Если законом, иными нормативными правовыми актами не предусмотрены сроки компенсации расходов, понесенных организацией в связи с предоставлением отдельным категориям граждан льгот, установленных действующим законодательством, то течение срока исковой давности по требованию о взыскании с публично-правового образования на основании статей 16 и 1069 ГК РФ убытков, возникших в связи с неисполнением обязанности по такой компенсации, начинается не ранее окончания финансового года, в котором льгота была предоставлена, т. е. с 1 января года, следующего за отчетным. Следовательно, о нарушении права на возмещение компенсации за предоставление льгот в 2002 году общество могло и должно было узнать по окончании финансового года — не позднее 01.01.2003. С этой даты согласно статье 200 ГК РФ и с учетом требований статьи 12 Бюджетного кодекса Российской Федерации следует исчислять срок исковой давности по требованиям, заявленным обществом. В соответствии со статьей 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. Исковое заявление общество подало в суд 09.10.2007, то есть по истечении срока давности. Истечение срока давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 ГК РФ).

В обоснование довода о перерыве течения срока исковой давности общество ссылается на справку от 15.06.2005 о сверке задолженности по состоянию на 01.01.2005, составленную с участием органов социальной защиты населения.

В силу пункта 1 статьи 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Подписание органом социальной защиты населения (третьим лицом по делу) справки и акта сверки расчетов не свидетельствует о совершении самим должником (Российской Федерацией) действий по признанию долга. В деле отсутствуют доказательства того, что обязанное лицо (Российская Федерация) совершало какие-либо действия по признанию долга перед кредитором (дело № 12401/07-С1-3, постановление ФАС СКО Вх.4140/2008).

По аналогичным основаниям были отменены апелляционной инстанцией судебные акты по следующим делам: № А63-12395/2007-С1-6, А63-1026/08-С1-6, А63-1452/07-С1-19 и кассационной инстанцией № 12400/2007-С1-4.

В арбитражном суда также рассматривались дела о причинении вреда вследствие действий (бездействия) органов и должностных лиц (внедоговорной ущерб). Право на возмещение вреда за счет государства установлено в ст. 53 Конституции РФ. Законодатель в статье 16 ГК РФ установил особый порядок применения ответственности за убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов. Эти убытки подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. В этой статье широко определены виды нарушений, которыми причинен подлежащий возмещению ущерб: незаконные действия; бездействие; уклонение от действия или принятия акта. Однако, как и в описанных выше случаях, убытки подлежат взысканию при наличии вины и доказанности причинной связи между убытками и незаконными действиями (бездействием) либо актами причинителя вреда.

Индивидуальный предприниматель обратился с иском к Управлению государственного автодорожного надзора по Ставропольскому краю о взыскании убытков в виде упущенной выгоды, которые возникли в результате издания приказа об утрате юридической силы лицензии предпринимателя на осуществление перевозок пассажиров автомобильным транспортом. Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований было отказано, поскольку предпринимателем не доказано возникновение убытков в виде упущенной выгоды, отсутствие возможности заниматься деятельностью по лицензии, а также то, что он приступил с 22.03.06 г. к исполнению договора, заключенного с с обществом. Кроме того, он не доказал, что им предпринимались необходимые меры и были сделаны соответствующие приготовления для получения доходов, не доказал размер предполагаемых доходов и принятие мер по уменьшению возможных убытков. Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, указав на то, что суд первой инстанции, руководствуясь нормами ст. 15, 393, 1064 ГК РФ, пришел к правильному выводу о том, что договор, заключенный предпринимателем с обществом по перевозке пассажиров, не может считаться заключенным, так как в нем не согласован предмет, в связи с чем сделка между сторонами по договору не влечет правовых последствий (дело № А63-13085/07-С3-15, постановление ФАС СКО Вх.Ф08 -3720/2008).

По аналогичным основаниям судом отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку истцом доказаны: вина ответчика, причинно-следственная связь между противоправными действиями ответчиков и возникшими убытками, размер убытков (дело № А63-1902/2008-С3-18, постановление ФАС СКО Вх. Ф08-6588/2008).

Общество обратилось с иском к Министерству финансов Ставропольского края и Министерству имущественных отношений Ставропольского края о взыскании убытков, причиненных в результате незаконных действий государственного органа. Решением суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, заявленные требования удовлетворены.Минимущество края как орган, уполномоченный от имени Ставропольского края осуществлять права собственника (статьи 125 и 214 ГК РФ), действиями по выводу имущества нарушило права общества. Общество в силу статей 16 и 1069 ГК РФ вправе требовать взыскания убытков, причиненных неправомерными действиями государственных органов. Согласно статье 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. В соответствии со статьей 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, ответчиком по такому делу должныпризнаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование(статья 16 ГК РФ) влице соответствующего финансового или иного управомоченного органа. При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств — за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну.

Пункт 1 постановления Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» устанавливает, что согласно пункту 10 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации в суде от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств, понятие которого дано в пункте 1 указанной статьи Кодекса.

Суд установил, что Министерством имущественных отношений СК был вынесен ненормативный акт, не соответствующий закону, признанный судом недействительным, который привел к нарушению законных прав и интересов общества. Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 21.09.2000 по иску ОАО «Минераловодская газовая компания» к ГУП «Теплосеть» г. Минеральные Воды с последнего было взыскано 12 574 958 руб. 88 коп. и решение вступило в законную силу.

В процессе исполнения решения суда произошла реорганизация предприятия ГУП «Ставрополькрайтеплоэнерго» путем присоединения к нему Минераловодского ГУП «Теплосеть» с правопреемством прав и обязанностей. Решением от 02.07.02 ГУП «Ставрополькрайтеплоэнерго» было признано несостоятельным (банкротом). Определением Арбитражного суда СК от 02.09.04. завершено конкурсное производство. Требования кредиторов пятой очереди остались непогашенными, в том числе и требование одного из кредиторов — ОАО «Минераловодская газовая компания», включенное в реестр требований кредиторов ГУП «Ставрополькрайтеплоэнерго» с суммой 14 015 941 руб. 64 коп., что отражено в реестре кредиторов.

По распоряжению № 70 от 01.02.02 Министерства имущественных отношений СК значительная часть имущества ГУП «Ставрополькрайтеплоэнерго» общей балансовой стоимостью 320 386 925,70 руб. была передана на баланс другому вновь созданному предприятию. Постановлением Арбитражного суда СК от 18.08.06 по делу № А63-5768/2004-С4, оставленным без изменения кассационной инстанцией, указанное выше распоряжение было признано недействительным. Материалами дела подтверждено, что его издание было направлено на то, чтобы избежать обращения взыскания на имущество ГУП «Ставрополькрайтеплоэнерго» по долгам кредиторов в случае банкротства предприятия. Материалами дела подтверждено, что истцу незаконными действиями государственного органа причинены убытки, которые были с него правомерно взысканы (дело № А63-11085/07-С3-15, постановление ФАС СКО Вх. Ф08-3428/2008).

Возмещение убытков, связанных с деятельностью арбитражных управляющих.

При рассмотрении споров о взыскании убытков, причиненных конкурсным управляющим при проведении конкурсного производства истец должен доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими последствиями.

Налоговый орган обратился с иском к индивидуальному предпринимателю (далее — конкурсному управляющему) и страховой компании о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями предпринимателя при проведении им расчетов с кредиторами в период осуществления обязанностей конкурсного управляющего. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, заявленные требования удовлетворены частично, в неудовлетворенной части иска отказано в связи с непринятием налоговым органом мер по предотвращению или снижению размера понесенных убытков. Согласно п.3 ст. 21 Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)» должник и его кредиторы вправе потребовать от арбитражного управляющего возмещения убытков, причиненных действиями (бездействием) арбитражного управляющего, нарушившим законодательство Российской Федерации. Вина конкурсного управляющего установлена определением Арбитражного суда Ставропольского края от 16.11.2006 по делу № А63-3831/2002-С5, согласно которому конкурсный управляющий необоснованно не включил в реестр предъявленные требования налогового органа, непризнал требования, не зарезервировал сумму, необходимую для удовлетворения требований налогового органа, нарушил свои обязанности и не принял меры по защите интересов кредиторов.Материалами дела подтверждаются наличие и размер понесенных налоговым органом убытков, причинная связь между противоправностью поведения конкурсного управляющего и наступившими убытками.

Суды сделали правильный вывод о том, что убытки наступили, в том числе и в результате бездействия самого налогового органа, не принявшего надлежащих мер по защите своих интересов.В связи с этим, суд снизил сумму подлежащих взысканию убытков, поскольку после получения от конкурсного управляющего письма, которым он фактически отказал налоговому органу во включении его требований в реестр требований кредиторов, налоговый орган не обращался в суд для разрешения возникших разногласий в порядке, предусмотренном статьей 55 Закона о банкротстве (ранее действовавшего), и не обратился в арбитражный суд с заявлением о принятии мер по обеспечению требований налогового органа в виде обязания конкурсного управляющего зарезервировать денежные средства, не потребовал от конкурсного управляющего заключить дополнительный договор страхования. Как видно из материалов дела, конкурсный управляющий и страховая компания заключили договор страхования ответственности арбитражных управляющих. Данный договор заключен в пользу третьих лиц (выгодоприобретателей), имущественным интересам которых действиями (бездействиями) страхователя, связанными с осуществлением страхователем деятельности арбитражного управляющего, нанесен вред. Объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с его обязанностью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, возместить вред, причиненный в результате осуществления им профессиональной деятельности. Данные отношения регулируются статьями 929, 931 ГК РФ из которых следует, что при страховании гражданской ответственности на случай причинения страхователем вреда имуществу других лиц обязанность по возмещению вреда этим лицам лежит на страховщике, получающем от страхователя установленную договором плату (страховую премию). Данный вид договора считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей). Эти лица вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Поскольку страховая сумма по договору установлена, а согласно статье 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба, суды пришли к верному выводу о том, что предприниматель должен возместить налоговому органу убытки, причиненные в результате его неправомерных действий при исполнении обязанностей конкурсного управляющего в размере, не покрытом страховым возмещением.

Кроме того, в силу Временного положения о размещении и расходовании средств компенсационных фондов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 09.07.2004 № 344, средства компенсационного фонда предназначены для возмещения лицам, участвующим в деле о банкротстве и процедурах банкротства, убытков, причиненных арбитражными управляющими — членами саморегулируемой организации арбитражных управляющих в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей, возложенных на арбитражных управляющих Законом «О несостоятельности (банкротстве)». Возмещение убытков за счет средств компенсационного фонда осуществляется в случае, если средств финансового обеспечения ответственности арбитражного управляющего недостаточно, либо если выплата не предусмотрена договором страхования ответственности арбитражного управляющего (дело № А63-19010/2006-С5, постановление ФАС СКО Вх.-6944/2008).

По другому делу истец не доказал факт противоправного поведения конкурсного управляющего, поэтому в удовлетворении требований о взыскании с арбитражного управляющего убытков было отказано. Решение суда первой инстанции оставлено без изменения судом кассационной инстанции, поскольку правомерность действий конкурсного управляющего по проведению конкурсного производства на ОАО, формированию и расходованию конкурсной массы подтверждена арбитражным судом в рамках дела № А63-2361/2005-С5 о банкротстве ОАО. Судебными актами по делу А63-16970/2006-С1 не установлено каких-либо нарушений при реализации конкурсным управляющим дебиторской задолженности и формировании конкурсной массы. В пункте 48 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что кредиторы и иные лица вправе обратиться с иском к арбитражному управляющему, если его неправомерными действиями им причинены убытки. Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, что истцом в данном случае не было сделано (дело № А63-14448/2007-С5-29, постановление ФАС СКО Вх. Ф08-5943/2008).

Из приведенного обобщения рассмотренных дел следует, что с особой тщательностью необходимо подходить к получению от сторон соответствующих документов — доказательств, которые по форме и содержанию должны строго соответствовать требованиям действующего законодательства.

При рассмотрении дел данной категории необходимо обратить внимание судей на:

— установление законодательством в ряде случаев ограничения размера взыскиваемых убытков;

— оформление доказательств, подтверждающих факт причиненных убытков (необходимое составление двухсторонних актов, а если это не представляется возможным, то принятие истцом мер по вызову причинителя вреда для составления соответствующих документов);

— порядок исчисления сроков исковой давности;

— правильное определение ответчиков по делам о взыскании убытков, связанных с неисполнением обязательств по предоставлению льгот отдельным категориям лиц, установленных действующим законодательством;

— обязательность проверки принятия потерпевшим всех необходимых мер по предотвращению возникновения убытков, уменьшению их размера, а в случае заявления требований о взыскании упущенной выгоды — по подтверждению произведенных приготовлений для получения дохода.

В Арбитражном суде Ставропольского края судьями выработан единый подход к рассмотрению дел о взыскании убытков, который, как правило, поддерживается вышестоящими судебными инстанциями.

Подводя итог, можно сказать, что практика по разрешению вопросов о взыскании убытков за счёт казны в Арбитражном суде Ставропольского края выработалась исходя из позиций, высказанных судами апелляционной и кассационной инстанций. Однако открытым остаётся вопрос, требующий разъяснений ВАС РФ, в частности о необходимости исследования судом первой инстанции при разрешении данного вида споров вопроса о достаточности средств, выделенных субъекту из федерального бюджета для компенсации убытков.

Начальник отдела анализа
и обобщения судебной практики,
законодательства и статистики
Т.Н. Корнеева


[1] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 331.

[2] Советское гражданское право. Т. 1. М., 1968. С. 484.

[3] Иоффе О.С. Советское гражданское право. Изд. ЛГУ, 1958. С. 437.

Данные условия образуют состав гражданского правонарушения или ГК), а в некоторых случаях обязанность возместить убытки Такие убытки получили наименование абстрактных, порядок исчисления которых закреплен в ст. ГК подпадает под понятие абстрактных убытков.

Вы точно человек?

На сегодняшний день в гражданском обороте ни один из его участников не может полностью обезопасить себя от периодически возникающих неблагоприятных последствий в виде имущественных потерь, которые получают денежную оценку. Такие потери законодательно именуются убытками. Также законодателем иногда используются и другие схожие по значению термины: «расходы», «потери», «ущерб», «вред».

Норм, посвященным убыткам, в ГК РФ содержится огромное множество. Конечно, наиболее важное и основополагающее значение имеют нормы, закрепленные в основных положения ГК РФ (ст.ст. 12, 15, 16, 161). Также положения об убытках содержаться в главе об ответственности за нарушение договорных обязательств и иных главах, посвященных отдельным его институтам (юридическим лицам, собственности, договорам, деликтам и т. д.). Более того, можно сказать, что ни один крупный федеральный закон в области гражданского права не обходится без положений, регулирующих возмещение убытков.

В доктрине существует множество определений понятия убытков, а также огромное количество их классификаций. В большинстве учебниках и научных публикациях институт убытков обычно рассматривается в рамках проблематики гражданско-правовой ответственности (монографии О. С. Иоффе, Н. С. Малеина, В. А. Тархова и ряда других авторов). Некоторые ученые рассматривают возмещение убытков в рамках положений ст. 12 ГК РФ, как один из способов защиты гражданских прав.

Несмотря на различия в точках зрения, — пишет С. Л. Дегтярев, — «убытки в любом из определений подразумевают под собой неблагоприятные последствия для потерпевшего, возникшие в результате неправомерного поведения правонарушителя» [3, c. 10]. В многочисленных статьях и комментариях к судебным решениям убытки также рассматриваются и оцениваются как последствие допущенных правонарушений.

В разъяснениях высших судебных инстанций РФ обязанность возмещения убытков также трактуется как последствие нарушения прав участников гражданского оборота и незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, т. е. как последствие правонарушений и проблематика гражданско-правовой ответственности [6].

Судья Арбитражного суда Московского округа, доктор юридических наук, Зверева Е. А. в своей статье под названием «Ответственность предпринимателя за нарушение договорных обязательств» рассматривает убытки как «отрицательное последствие нарушения договорного обязательства» [5, c. 4].

В учебнике гражданского права под редакцией Суханова Е. А. убытки определяются в материальном смысле как денежная оценка имущественных потерь (вреда) и в формальном смысле как «установленная законом мера гражданско-правовой ответственности, предполагающая наличие правонарушения» [1, c. 601, 599].

Такое понимание убытков не является всеобъемлющим. В законодательстве Российской Федерации возмещение убытков может иметь место не только как мера гражданско-правовой ответственности. В стране с современным экономическим укладом имущественные потери часто являются следствием правомерных действий, целенаправленно совершаемых публично-правовым образованиями, а также юридическими и физическими лицами для достижения общественно полезных целей и для предотвращения более крупных имущественных потерь.

По общему правилу правомерные действия не влекут за собой наступления гражданско-правовой ответственности для лица, которое их совершает. Но в п. 3 ст. 1064 ГК РФ говорится, что вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. А такие случаи на практике встречаются довольно часто. К примеру, при изъятии земельных участков и строений для общественных нужд, уничтожении зараженного скота, при крайней необходимости или же при действии в чужом интересе без поручения, когда в соответствии со ст. 984 ГК РФ лицо, действующее в интересах другого лица, в случае причинения ему ущерба имеет право на возмещение заинтересованным лицом необходимых расходов и реального ущерба.

По мнению Толстова Ю. К. и солидарного с ним Садиков О. Н. [7, c. 10] обязанность возмещения вреда, причиненного правомерными действиями нельзя расценивать как меру гражданско-правой ответственности, и, в этой связи, необоснованно закрепление положения, регулирующее данное положение в п. 3 ст. 1064 ГК, где говорится об общих условиях ответственности за причинение вреда. По их мнению, речь идет об особом случае возмещения причиненных имущественных потерь — убытков. Законодателем впоследствии была учтена позиция некоторых отечественных правоведов по этому вопросу с принятием Федерального закона от 30.12.2012, внесшим изменение в ГК РФ, дополнив его ст. 161 «Компенсация ущерба, причиненного правомерным действием государственных органов и органов местного самоуправления».

Существуют также подходы к выделению так называемых убытков в экономическом и убытков в юридическом смыслах. Так Грибанов В. П. под убытками в экономическом смысле понимает «любые потери в имуществе, независимо от породивших их причин, под убытками в юридическом смысле понимаются те невыгодные имущественные последствия, которые наступают для потерпевшего вследствие противоправного нарушения обязательства либо причинения вреда его личности или имуществу» [2, c. 177]. Автор данной схемы убытков из правомерных действий среди убытков, как в экономическом, так и в юридическом смыслах, не выделяет.

Далее более детально данная проблема была рассмотрена Евтеевым В. С.. В его работе говорится о четком разграничении убытков в экономическом и гражданско-правовом значении. Убытки в гражданско-правовом значении понимаются им как мера гражданско-правовой ответственности и называются юридическими убытками. Он соотносит два этих понятия и говорит о том, что убытки в экономическом значении являются более широкой категорией. К убыткам в экономическом смысле он относит имущественные потери как в результате действий непосредственно самого субъекта предпринимательской деятельности, так и в результате посторонних событий и действий третьих лиц (падение спроса или увеличение предложения, резкое изменение цен, акты государственных органов). В результате понятие экономических убытков включает в себя ряд различных по содержанию и последствиям явлений. Причем по непонятным причинам сюда не включаются ни природные явления (непреодолимая сила), ни различные общественные процессы [4, c. 13].

Экономические убытки также содержат в себе правовой аспект, это касается, в частности, определения лиц, несущих имущественные потери, правовые механизмы их предотвращения и устранения, возможность справедливого распределения возникающих потерь между участниками гражданского оборота и государством. Все это также должно решаться на основе норм права.

Многие ученые, в том числе, Садиков О. Н. относятся критически к подходу выделения убытков в экономическом смысле и убытков в юридическом смысле. Среди аргументов против данного подхода говорится о неясности значения категории экономических убытков и оторванности от правовых реалий, содержащихся в нормах гражданского законодательства.

Таким образом, доктрина и практика в целом сводит убытки к неблагоприятным последствиям вызванных либо нарушением договорных обязательств, либо деликтом, либо правомерным действием. В этой связи, многие ученые подразделяют убытки в зависимости от основания их возникновения на убытки из правонарушения и убытки, причиненные правомерными действиями. Убытки из правонарушения в свою очередь подразделяются на убытки из неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств и на убытки из деликта. Эта классификация основывается, в том числе, и на положениях ст. ст. 15, 16, 16.1, 393, 1064 ГК РФ.

В современной юридической литературе наряду с традиционными для гражданского права видами убытков называются такие их разновидности: реальные, нормативные, действительные, номинальные [7, c. 42]. Также используется и другая терминология (штрафные, мораторные и компенсаторные убытки), отражающая некоторые правовые особенности отдельных категорий убытков.

Кроме того, в цивилистической литературе издавна проводится деление убытков на прямые и косвенные, корни этого деления восходят еще к римскому праву. Ведутся многолетние дискуссии об обоснованности и критериях такого деления убытков. Достижению в этом вопросе полной ясности препятствуют нечеткость имеющихся законодательных норм и отсутствие стабильной судебной практики. В известном и авторитетном учебнике русского гражданского права Г. Ф. Шершеневича дается следующая характеристика прямых и косвенных убытков: «если вред имуществу причинен непосредственно и исключительно действием, составляющим правонарушение, налицо прямые убытки, когда убытки создаются не только правонарушительным действием, но и другими сопутствующими обстоятельствами, мы имеем косвенные убытки» [9, c. 234–235].

Согласно сложившейся в Российской Федерации практики и доктринальной позиции, возмещению должны подлежать только прямые убытки, а косвенные убытки не могут подлежать возмещению, так как причинная связь между правонарушением и их возникновением недостаточна для учета правом [5, c. 3].

Но в отличие от классификации убытков в зависимости от основания их возникновения, вышеприведенные классификации в меньшей степени представляют практический интерес, так как не имеют прямого законодательного подтверждения. Садиков О. Н. разделяют данную точку зрения и пишет, что «основой разграничения и классификации убытков должны быть не частности, а существенные правовые различия отдельных их групп и терминология действующих законов» [7, c. 42].

Без сомнения, самой важной классификацией убытков, закрепленной в ст. 15 ГК РФ, считается деление убытков на реальный ущерб (damnum energens) и упущенную выгоду (luerum cessans). Данная классификация выходит из легального определения убытков, содержащегося в п. 2 вышеуказанной статьи. Разделение убытков на упущенную выгоды и реальной ущерб имело место еще в римском праве и на сегодняшний день признается законодательством большинства стран [8, c. 337]. Деление убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду отражает различие в проявлении убытков как имущественных потерь. В первом случае это реально наступающие (физические) потери в имуществе, во втором — потери в связи с неполучением ожидаемых имущественных доходов, которые могли и должны были быть получены при надлежащем исполнении контрагентом своих договорных обязательств. По тому же принципу п. 2 ст. 15 ГК РФ подразделяет реальный ущерб на: расходы для восстановления нарушенного права и утрату или повреждение имущества. В виду явного различия в проявлении тех или иных убытков как имущественных потерь, соответственно, различным является и круг тех доказательств, которые должно представлять требующее возмещения убытков лицо.

В дополнение к приведенным выше классификациям можно добавить довольно актуальную на сегодняшний день в связи с развитием рыночной экономической моделью классификацию убытков по способу их исчисления. По этому критерию выделяют конкретные и абстрактные убытки. Наиболее частым последствием нарушения договорных обязательств, конечно, является причинение лицу конкретных убытков, но в некоторых случаях имеет место причинение убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке, что именуется современными учеными абстрактными убытками. Это в первую очередь относится к договорам поставки, возможность возмещения абстрактных убытков прямо закреплена в ст. 524 ГК РФ. Если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства покупателем продавец продал товар другому лицу по более низкой, чем предусмотренная договором, но разумной цене, продавец может предъявить покупателю требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке.

В случаях, когда после расторжения договора по названным основаниям не совершена сделка взамен расторгнутого договора и на данный товар имеется текущая цена, сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора.

Текущей ценой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осуществлена передача товара. Если в этом месте не существует текущей цены, может быть использована текущая цена, применявшаяся в другом месте, которое может служить разумной заменой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара.

Удовлетворение названных требований не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне, на основании ст. 15 ГК. Такими убытками могут быть, например, расходы по нахождению нового договорного контрагента и ведению с ним переговоров.

Таким образом, как на уровне правовой доктрины, так и на уровне судебной практики все сводится к единообразному пониманию понятия убытков как подлежащих денежной оценке неблагоприятных последствий в виде имущественных потерь вызванных либо нарушением договорных обязательств, либо деликтом, либо правомерным действием. Возникновение подобных ситуаций, именуемых убытками, необходимо четко разграничивать и давать им правильную правовую квалификацию, обеспечивающую эффективное применение норм действующего права. Большинство приведенных выше классификации убытков призваны облегчить данный процесс правоприминителю или простому юристу.

 

Литература:

 

1.      Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть — отв. ред. Е. А. Суханов / Волтерс Клувер, 2010 г.;

2.      Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 1993;

3.      Дегтярев С. Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе «Волтерс Клувер», 2003 год;

4.      Евтеев В. С. Возмещение убытков как вид ответственности в коммерческой деятельности. М., 2005;

5.      Зверева Е. А. Ответственность предпринимателя за нарушение обязательств «Право и экономика», N 10, 1998;

6.      Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996;

7.      Садиков О. Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009;

8.      Учебник «Римское частное право» (под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского) Юристъ, 2004;

9.      Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005.

Основные термины(генерируются автоматически): убыток, ГК РФ, гражданско-правовая ответственность, потеря, текущая цена, классификация убытков, возмещение убытков, реальный ущерб, юридический смысл, деление убытков.

Данные условия образуют состав гражданского правонарушения или ГК), а в некоторых случаях обязанность возместить убытки Такие убытки получили наименование абстрактных, порядок исчисления которых закреплен в ст. ГК подпадает под понятие абстрактных убытков.

Определение размера убытков, причиненных нарушением договора

При взыскании абстрактных убытков возникают сложности разного порядка, справиться с которыми можно, детально изучив не только теоретические аспекты этого вопроса, но и обширную практику судов. В данной статье автор представляет вниманию читателей практическое руководство по взысканию абстрактных убытков, которое поможет избежать распространенных в этой сфере ошибок.

Что такое абстрактные убытки?

«Абстрактные убытки представляют собой упрощенный способ исчисления убытков для тех случаев, когда товар, являющийся предметом договора, нарушенного должником, имеет биржевую или иную рыночную цену. В этом случае разница между договорной и рыночными ценами и составляет убытки, размер которых не нуждается в доказывании» (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 1999. Т. 1. С. 654).

Пункт 4 ст. 524 ГК РФ прямо указывает: «Удовлетворение требований, предусмотренных пунктами 1, 2 и 3 (абстрактные убытки) настоящей статьи не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне, на основании статьи 15 ГК РФ».

Таким образом, ГК РФ дает возможность взыскать два разных вида убытков:

1) абстрактные, для взыскания которых при расторгнутом договоре нужно доказать лишь разницу цен и размер текущей цены на товар (п. 3 ст. 524 ГК РФ);

2) иные убытки, по терминологии того же В.В. Витрянского — «конкретные», то есть убытки в классическом понимании ст. 15 ГК РФ, с полным набором доказательств причинно-следственной связи, размера, фактического нанесения убытков и т. д.

По нашему мнению, уместно начать с теоретических тонкостей данной проблемы, так как иногда даже судьи путаются с абстрактными убытками и в решениях можно встретить, мягко говоря, странные формулировки. К примеру: «В арбитражный суд Краснодарского края обратилось ООО «Птицефабрика «Эльдама», с. Доргели, Республика Дагестан, с исковым заявлением к ГУП КК «Тимашевский ветеринарный утилизационный завод», г. Тимашевск, о взыскании 2 028 608,84 руб., в том числе 1 505 910,01 руб. сумма внесенной предоплаты, 522 698,83 руб. убытки <…>. <…> суд в удовлетворении требований о взыскании убытков отказывает.

Однако, принимая во внимание длительность хозяйственных отношений сторон, изменения в стоимости согласно прайс-листу ГУП КК «Тимашевский ветеринарный утилизационный завод» (с 12.11.2007) суд считает возможным взыскать 522 698,83 руб. ценовой разницы между ценой, установленной в договоре (5500 руб. за тонну) и текущей ценой, существовавшей на момент расторжения договора» (Решение АС Краснодарского края от 03.04.2008 № А-32-599/2008-1/1).

В чем тут «соль»? Истец просил взыскать долг и абстрактные убытки. Суд попутал абстрактные убытки с обычными. И во взыскании убытков отказал, но следом тут же взыскал некую загадочную «ценовую разницу». Причем размер этой «ценовой разницы» до копейки совпадает с суммой убытков, заявленных истцом. Таким образом, фактически суд взыскал именно абстрактные убытки, но формально, по ошибке, назвал их «ценовой разницей».

Еще интересный пример судебной ошибки — Решение АС Ростовской области (АС РО) от 02.03.2010 № А53-26686/2009, в котором суд снизил убытки по ст. 333 ГК РФ (снижение неустойки), то есть применил закон, не подлежащий применению. Избежать ошибок как раз и поможет изучение теории.

Теория

В любой информационно-правовой системе множество теоретических статей, посвященных убыткам. Авторы спорят о правой природе убытков, в частности абстрактных, пользе для кредитора и т. д. К примеру, В.С. Евтеев считает убытки благом для кредитора, так как «во-первых, разумная цена вполне может быть больше текущей, во-вторых, совершение заменяющей сделки рассматривается как разумная мера по уменьшению убытков и потому в целом гарантирует большую полноту компенсации убытков, с одной стороны, и возмещение расходов по заменяющей сделке — с другой» (Евтеев В.С. Доказывание наличия и размера убытков при поставках продукции // Законодательство. 2000. № 7. С. 27).

В то же время Е.А. Зверева утверждает: «…конкретные и абстрактные убытки очень трудно отграничить от упущенной выгоды» (Зверева Е.А. Ответственность предпринимателя за нарушение условий договора // Право и экономика. 1997. № 2. С. 11).

Кто-то и вовсе смешивает все вместе: «На наш взгляд, абстрактные и конкретные убытки объединяет общая цель — взыскание доходов, которые получило бы лицо при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Следовательно, оснований выделять в гражданском праве абстрактные и конкретные убытки нет, так как они представляют собой не что иное, как разновидности упущенной выгоды» (Богданова Е.Е. Проблемы возмещения убытков // Современное право. 2005. № 9. С. 3).

А вот что отвечают теоретикам практики: «Правовая оценка ответчиком заявленных истцом убытков как упущенной выгоды является ошибочной, поскольку нормы пункта 3 статьи 524 ГК РФ определяют самостоятельный вид убытков, так называемые абстрактные убытки, и согласно пункту 4 данной статьи удовлетворение требований, предусмотренных пунктами 1, 2, 3, не освобождает сторону, не исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне, на основании статьи 15 ГК РФ (т. е. реального ущерба и упущенной выгоды)» (Постановление Пятнадцатого ААС от 18.01.2008 № 15АП-631/2007г.).

Читатель, конечно, вправе занять любую позицию. Можно считать, что никаких абстрактных убытков в природе не существует, а есть только убытки в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Ваше право. Но при подобном подходе существенно расширяется предмет доказывания. На эту тему неоднократно высказывался ВАС РФ: «В соответствии со статьями 15, 393 ГК РФ возложение ответственности в виде возмещения убытков возможно при наличии одновременно следующих условий: доказанности факта нарушения обязательств контрагентом, наличия и размера убытков, причинной связи между правонарушением и убытками» (Определение ВАС РФ от 02.02.2010 № ВАС-475/10).

Мое мнение таково: ст. 15 и п. 3 ст. 524 ГК РФ соотносятся как общая и специальная нормы. Если убытки — общее понятие, то абстрактные убытки — частность. Очень выгодная частность, с точки зрения практика, которому предстоит доказывать эти убытки в суде, а не писать о них монографию.

В свете вышесказанного я предлагаю самую что ни на есть прикладную классификацию убытков на конкретные (общие, реальный ущерб), абстрактные и упущенную выгоду.

При подходе «абстрактные убытки — особый вид убытков» бремя доказывания значительно упрощается: «Пунктом 3 статьи 524 ГК РФ установлено <…>. По смыслу указанных норм в данном случае речь идет о минимальном размере убытков, вызванных расторжением договора поставки в связи с неисполнением обязательств одной из сторон. При взыскании подобного рода убытков покупатель должен доказать лишь факт расторжения договора по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 524 Кодекса, а также текущую цену на товар» (Постановление Пятнадцатого ААС от 18.01.2008 № 15АП-631/2007г. С точностью до запятой такой же вывод сделал АС РО в Решении от 11.03.2010 № А53-28886/09).

Подход В.В. Витрянского («разница между договорной и рыночными ценами и составляет убытки, размер которых не нуждается в доказывании») плохо сочетается со ст. 65 АПК РФ, в которой указано: «Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений».

Решения судов лишь подтверждают это расхождение между теорией и практикой: «При предъявлении требования о возмещении абстрактных убытков должен быть доказан размер убытков» (Решение АС РО от 05.03.2010 № А53-29073/09).

Вообще, абстрактные убытки попали в п. 3 ст. 524 ГК РФ из ст. 76 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в Вене 11.04.80, вступила в силу для СССР с 01.09.91. С 24.12.91 РФ продолжает членство бывшего СССР в ООН и с этой даты несет в полном объеме ответственность по всем правам и обязательствам СССР). Интересно, что был случай применения названной статьи Конвенции напрямую, в обход ГК РФ, — см. Постановление ФАС ЗСО от 05.04.2005 № Ф04-1777/2005 (9983-А45-20).

С учетом п. 2 ст. 15 ГК РФ, где дано официальное толкование убытков, рискну вывести свое определение абстрактных убытков: «Абстрактные убытки — особые убытки; это разница между ценой, по которой товар должен быть продан (поставлен) по договору, и текущей ценой на тот же товар на дату, когда прекратилась обязанность поставщика по поставке» (почему именно на эту дату, см. в разделе «Практика»).

Отличие абстрактных убытков от реального ущерба очевидно. А вот от упущенной выгоды абстрактные убытки отличаются именно усеченным (упрощенным) предметом доказывания. Так, при взыскании упущенной выгоды истец обязан доказать полный состав убытков: факт нарушения обязательств контрагентом, наличие и размер убытков, причинную связь между правонарушением и убытками. По абстрактным убыткам предмет доказывания значительно уже, истцу нужно доказать как минимум:

1) факт расторжения договора, причем договор должен быть расторгнут «вследствие нарушения обязательства продавцом» (ст. 524 ГК РФ);

2) цену товара по договору (не всегда цена столь очевидна);

3) текущую цену на товар, то есть на дату, когда прекратилась обязанность поставщика по поставке.

Практика

Расторжение договора поставки

Взыскание абстрактных убытков начинается с расторжения договора поставки. Крайне важно расторгнуть его правильно. Иначе процесс может окончиться не в вашу пользу: «Однако в силу названной статьи Кодекса [ст. 524 ГК РФ. — Прим. автора] такое право возникает у покупателя только после расторжения договора поставки» (Постановление ФАС СКО от 03.02.2004 № Ф08-196/04).

Советую заблаговременно, добросовестно, в полном соответствии с законом, расторгнуть договор и потом уже обращаться в суд. Но если вам по договору поставки вообще ничего не поставили, поможет п. 1 ст. 523 ГК РФ, который допускает односторонний отказ от исполнения договора поставки в случае существенного нарушения договора одной из сторон. В п. 2 названной статьи приведен перечень существенных нарушений:

— поставка товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок;

— неоднократное нарушение сроков поставки товаров.

Этот перечень открытый, то есть могут быть и другие нарушения, прямо в законе не прописанные. В арбитражной практике СКО сложилась такая позиция: «Неисполнение поставщиком обязательства по поставке в установленный срок всего товара, оплаченного покупателем в полном объеме, является существенным нарушением условий договора» (Постановление ФАС СКО от 28.07.2008 № Ф08-3433/2008).

Пункт 4 ст. 523 ГК РФ говорит о последствиях отказа следующее: «Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон». Эту норму вполне логично дополняет п. 3 ст. 450 ГК РФ.

В данном случае отказ от договора возможен, законен и тождественен расторжению договора. И все расторжение сводится к отправке поставщику заказного письма с уведомлением о доставке (обязательно!).

В идеале, конечно, следует добросовестно и заблаговременно уведомить о расторжении договора. Но не всегда возможно. Даже если вы все сделали правильно и добросовестно, к сожалению, всегда есть вероятность, что уведомление не вернется. Или что вторая сторона придет в суд с актом: «…такого-то числа в таком-то конверте от вашей организации был получен чистый лист».

Поэтому есть второй способ расторжения договора. Страховочный. Им можно пользоваться, если нет однозначных доказательств отправки уведомления. Суть его в том, что само по себе предъявление иска в суд с требованием возврата предоплаты и абстрактных убытков — уже расторжение договора. Можете так и писать в иске, со ссылкой на судебную практику: «Вывод апелляционной инстанции о том, что предъявление предпринимателем иска в арбитражный суд является односторонним отказом от договора поставки и одновременно расторжением договора, соответствует статье 523 ГК РФ» (Постановление ФАС СКО от 18.05.2006 № Ф08-1735/2006. Такой же вывод — в постановлениях ФАС СКО от 03.02.2004 № Ф08-140/2004, от 24.01.2005 № Ф08-6344/04; в решениях АС РО от 02.03.2010 № А53-26686/2009, от 05.03.2010 № А53-26685/2009).

Исковые требования

В рассматриваемой ситуации требований у вас будет, скорее всего, два. Первое — взыскать сумму предоплаты, оставшуюся по договору у поставщика. Второе — естественно, абстрактные убытки. Можно добавить и третье, заявив одновременно с убытками еще и неустойку. Но тут возникают два существенных «но».

1. «Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой» (п. 1 ст. 394 ГК РФ).

2. К неустойке суд может применить (и применит!) ст. 333 ГК РФ. После чего снизит неустойку до ставки рефинансирования.

Поэтому решайте сами, добавлять к абстрактным убыткам неустойку или нет. Я бы советовал сосредоточить все силы именно на доказывании убытков. Если не получится, можно заявить отдельный иск о взыскании неустойки. Это запасной вариант, который вы всегда успеете применить. Абстрактные убытки в чем-то рискованнее, но выгоднее, если их сравнивать по суммам с неустойкой, которую суд снизит до ставки рефинансирования ЦБ РФ.

Когда вы станете формулировать исковые требования, может возникнуть вопрос: какова правовая природы суммы, оставшейся у поставщика по договору? На него существуют два ответа. Первый — это сумма предварительной оплаты за товар. Как вы помните, поставка — подвид купли-продажи. Если не оговорено иное, к договору поставки применяются нормы о купле-продаже (п. 5 ст. 454 ГК РФ). Поэтому к договору поставки применим п. 3 ст. 487 ГК РФ, о котором суды разных округов пришли к единому мнению: «Право покупателя потребовать возврата суммы предварительной оплаты за товар предусмотрено в статье 487 ГК РФ (пункт 3 и 4) независимо от того, имело ли место расторжение договора» (постановления ФАС ДВО от 17.05.2006, 10.05.2006 № Ф03-А51/06-1/1656; ФАС МО от 01.04.2009 № КГ-А40/2232-09; Десятого ААС от 04.02.2010 № А41-16776/09 и др.).

А мудрый ФАС СКО еще и увязал это право с абстрактными убытками: «Возможность возврата суммы предоплаты за товар, установленная пунктом 3 статьи 487 ГК РФ, основана на принципе возмещения убытков, предусмотреном статьей 15, пунктом 2 статьи 328, статьями 393 и 401 Кодекса. Порядок исчисления убытков при расторжении договора определен статьей 524 ГК РФ» (Постановление ФАС СКО от 21.01.2010 № А53-9540/2009).

Поэтому в иске долг по поставке называйте смело «сумма предварительной оплаты за товар» (которая осталась у поставщика после расторжения договора).

Второй ответ на вопрос, что же такое долг по поставке, — это неосновательное обогащение. Примеров тоже хватает, навскидку — Решение АС РО от 05.03.2010 № А53-29073/09.

Как видим, оба пути выигрышные. Но наиболее надежным представляется все-таки первый, то есть считать долгом предварительную оплату за товар. В случае с неосновательным обогащением есть вероятность, пускай и мизерная, что вам не удастся доказать расторжение договора.

И получится, что неосновательного обогащения нет, поставщик (ответчик) удерживает ваши деньги на основании договора, хотя и просрочил исполнение. Чревато отказом в иске…

Даты и цены

Еще раз внимательно прочтем п. 3 ст. 524 ГК РФ: «…сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора». Казалось бы, в законе все написано просто и ясно. Разница между ценой по договору и текущей ценой на момент расторжения договора. Ан нет, практика идет другим путем: «По смыслу указанной нормы текущая цена определяется на момент прекращения обязанности поставщика передать товар в натуре» (Постановление ФАС СКО от 17.01.2005 № Ф08-6270/2004, такая же позиция выражена в постановлениях ФАС СКО от 02.03.2004 № Ф08-570/2004, от 18.05.2006 № Ф08-1735/2006).

Допустим, договор поставки заключен 01.02.2009. Срок поставки — 15.08.2009. Поставки вовремя нет. Соглашения о продлении срока тоже нет. Покупатель после пары претензий, отправленных продавцу, расторгает договор с 01.11.2009. Получается, что 15.08.2009 прекратилась обязанность по поставке, а договор расторгнут с 01.11.2009.

Какую, спрашивается, текущую цену товара брать для расчета убытков? Цену на 15.08.2009 или на 01.11.2009? Практика показывает, что возможны оба варианта. Поэтому на всякий случай готовьте доказательства цены на обе даты. Однако мне кажется верным расчет именно на дату прекращения обязанности по поставке.

Доказательства цены

Итак, нам нужно доказать текущую цену товара на день прекращения обязанности продавца по поставке. В судебной практике сложились три вида доказательств текущей цены.

1. Справка Торгово-промышленной палаты вашей области (постановления ФАС СКО от 02.03.2004 № Ф08-570/2004, от 24.01.2005 № Ф08-6344/04, от 28.07.2008 № Ф08-3433/2008). К слову, получить такую справку обойдется в сумму от 2000 рублей.

2. Справка из отдела государственной статистики. В принципе можно не тратиться на ТПП, а заявить ходатайство об истребовании нужной информации о ценах из статистики (постановления ФАС СКО от 24.02.2004 № Ф08-469/2004, от 07.05.2008 № Ф08-2312/2008).

3. Справка из администрации (Постановление ФАС СКО от 18.05.2006 № Ф08-1735/2006).

Имейте в виду, что в госстатистике или администрации может не оказаться информации о цене на какой-то редкий товар. Поэтому основным источником доказательств о цене товара на определенную дату все-таки остается ТПП. В самом крайнем случае, если и в ТПП нет данных, придется ходатайствовать о назначении экспертизы.

Заключение

Если вы откроете любую информационно правовую систему и посмотрите практику по абстрактным убыткам, то ФАС СКО впереди планеты всей. 27 дел. По остальным округам гораздо меньше: ФАС МО — 7, ФАС СЗО — 4, ФАС УО — 3, ФАС ПО — 2 и т. д.

Перед вами, дорогие коллеги, тот случай, когда юрист сам создает практику. И если у вас есть дело, по которому можно взыскать абстрактные убытки, вы можете получить новый опыт. Конечно, проще, привычнее и безопаснее взыскать неустойку или проценты за пользование чужими денежными средствами. Пробовать или нет — решайте сами. Но такой инструмент есть.

Вячеслав Оробинский

за убытки состоит в возмещении как понесенного верителем ущерба в обыкновенном порядке вещей, если бы обязательство было надлежащим входящие в состав убытков понятия «реальный ущерб» и «упущенная выгода»7 исчисления упущенной выгоды в случае, если правонарушитель получил.