Причина инвалидности с формулировкой «военная травма» определяется как имеются указания на ранения головы (лица), шеи или на одновременно.

Военная травма или болезнь, приобретенная в период службы

БОЕВАЯ ТРАВМА ЧЕРЕПА И ГОЛОВНОГО МОЗГА ПРИ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ В МЕГАПОЛИСЕ

Кардаш А.М.1, Листратенко А.И.2, Кардаш К.А.3

1Доктор медицинских наук, профессор, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, 2Донецкое клиническое медицинское объединение, 3 кандидат медицинских наук, доцент, Донецкое клиническое медицинское объединение

БОЕВАЯ ТРАВМА ЧЕРЕПА И ГОЛОВНОГО МОЗГА ПРИ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ В МЕГАПОЛИСЕ

Аннотация

В статье рассмотрены вопросы травмы черепа и головного мозга в условиях боевых действий на Донбассе в 2014-2015 гг. Целью исследования являлось обобщение опыта организации нейрохирургической помощи раненым и пострадавшим в ходе боевых действий из числа военнослужащих и мирного населения на территории Донецкой народной республики.

Ключевые слова: боевая травма черепа и головного мозга, лечение, исходы, хирургическая реабилитация.

 

Kardash A.M.1, Listratenko A.I.2, Kardash K.A.3

1 MD, Professor, M. Gorky Donetsk National Medical University, 2 Donetsk Clinical Medical Association, 3 MD, Associate Professor, Donetsk Clinical Medical Association

BATTLE CRANIOFACIAL INJURY IN MILITARY ACTIONS IN THE MEGALOPOLIS

Annotation

The article deals with craniofacial injuries in military operations in the Donbass in 2014-2015. The aim of the study was to generalize the experience of neurosurgical care to the wounded and injured in the fighting among the military and the civilian population in the territory of the Donetsk People’s Republic.

Keywords: battle craniofacial injury, treatment, outcomes, surgical rehabilitation.

Особенностью военного конфликта на Донбассе являлось то, что боевые действия проходили в условиях неэвакуированного мегаполиса с применением всех видов вооружения, медицинские учреждения оказывали все виды помощи в том числе специализированную в зоне боевых действий, как военнослужащим, так и мирному населению. Все эти обстоятельства диктуют тактику современного подхода комплексной специализированной помощи пострадавшим. [1,2,3].

Характеристика региона боевых действий. Донбасс – это самый густонаселенный регион Украины (≈7 млн. населения) с большим количеством городов и рабочих поселков, развитой промышленностью с преобладанием горнорудной, металлургической (≈7 металлургических заводов), химической и тяжелым машиностроением. Плотность населения в г. Донецке 2705,3 чел/км2 – по плотности населения это третий город Украины после Харькова 4687 чел/км2 и г. Киева 3383,3 чел/км2.

Характеристика боевых действий: боевые действия осуществлялись на небольших по площади территориях и в основном в населенных пунктах. Использовались все виды вооружения (даже баллистические ракеты – «Точка У»). Поражающее действие стрелкового оружия не являлось доминирующим, преобладали осколочные ранения. Значительный процент среди раненых составляли пораженные «вторичными снарядами» при обрушении зданий. Большую часть среди пострадавших, помимо ополченцев, составляли мирные жители и дети, получившие ранения при обстрелах жилых районов.

Характеристика медицинской службы региона: Донбасс всегда отличался хорошим медицинским обеспечением по сравнению с другими регионами Украины. Следует отметить, что при боевых действиях основная деятельность медицинской службы была сохранена, большинство больниц работало, основной врачебный состав больниц был сохранен и был работоспособен. В городе Донецке постоянно работали: 1)Донецкое клиническое медицинское объединение в состав которого входит республиканский центр нейрохирургии (120 коек + 15 нейрореанимационных). Помимо республиканского центра нейрохирургии в г.г. Горловка, Макеевка имелись городские нейрохирургические отделения (соответственно 30 и 40 коек). Диагностический центр республиканского медицинского объединения оснащен двумя МРТ, КТ и ПЭТ. Нейрохирургический центр имеет пять операционных блоков, КТ работающий в круглосуточном режиме, ангиограф, навигатор, три операционных микроскопа, три эндоскопические стойки, операционный

S-образный флюрограф.

2)республиканский травматологический научно-производственный центр (2 нейрохирургичских отделения на 20 и 40 коек); 3)НИИ неотложной хирургии им. В. К. Гусака ДНР с современным межрегиональным ожоговым центром и лабораторией культивирования тканей; 4) городские больницы. В городах Донецкой народной республики функционирует «скорая медицинская помощь», а на территории республики – служба экстренной медицинской помощи («санитарная авиация»).

Этапы оказания нейрохирургической помощи: пострадавшим в бою с открытой и закрытой ЧМТ после наложения асептической повязки оказывалась: а) квалифицированная медицинская помощь (остановка кровотечения, проведение противошоковых мероприятий, интенсивная терапия) и при выявлении нейрохирургической патологии пострадавший переводился в специализированное нейрохирургическое отделение;

б) специализированная нейрохирургическая помощь представляла собой полный комплекс диагностических мероприятий, включающий оценку тяжести, состояния пострадавшего, его неврологический статус с топической диагностикой, подтверждающийся нейровизуализацией при СКТ исследовании, краниографии, при необходимости КТ ангиографии, МРТ, лабораторными методами исследования, осмотрами смежных специалистов (ЛОР, окулистами, травматологами, челюстно-лицевыми хирургами, комбустиологами). Гражданскому населению первая медицинская помощь оказывалась бригадами скорой помощи и пострадавших чаще привозили в специализированные нейрохирургические отделения. В тех случаях когда раненого из городской больницы по какой либо причине транспортировать было невозможно, нейрохирургическая помощь оказывалась по линии «санитарной авиации». При легкой черепно-мозговой травме (сотрясение головного мозга, ушибленная рана головы) пострадавший продолжал лечение в городской больнице. При сочетанных обширных травмах, ожогах пострадавший поступал в профильные медучреждения г. Донецка, где всегда мог получить квалифицированную помощь нейрохирурга.

За период с апреля 2014 г. по апрель 2015 г. нейрохирургической службой ДНР была оказана помощь 3679 пострадавшим с ранениями головы: военнослужащих было 2756 (75%), гражданского населения – 923 (25%). Мужчины преобладали их было 3363 (91,4%), женщин 316 (8,6%), детей 42 (18% мирного населения). Возраст пострадавших распределялся от 1 года до 85 лет. Основную массу раненых составляли пациенты трех возрастных групп (73,65%), 30-39 лет – 1471 (40%); 40-49 лет – 820 (22,3%); 49-50лет – 415 (11,3%).

Сортировка и обследование раненых проводились в приемном отделении нейрохирургического центра и госпитализирована была только пятая часть доставленных – 732 (18,9%) из них 502 (68,5%) военнослужащих и 230 (31,4%) мирных жителей.

Подавляющее большинство раненых – 704 (96,2%) были доставлены в нейрохирургические отделения в первые сутки, из них 296 (40,4%) в первые 3 часа. У госпитализированных раненых с огнестрельными ранениями пулевые ранения имелись у 56 (7,6%) пострадавших, осколочные ранения и ранения специальными ранящими снарядами (различными по форме, размерам и по составу) у 457 (62,4%), минно-взрывные у 529 (72,3%).

По виду раневого канала: у 345 (47,1%) раненых наблюдались слепые ранения черепа и головного мозга, у 6 (5,8%) – сквозные.

Из госпитализированных раненых по характеру ранения мы выделили три основные группы: 1. ранения мягких тканей покрова черепа – 1159 (31,5%) из всех обратившихся; 2. непроникающие ранения костей черепа – 109 (14,9%) из госпитализированных больных; 3. проникающая черепно-мозговая травма 332 (45,3%) из госпитализированных больных. Непроникающие и проникающие ранения черепа, относятся к категории тяжелых ранений костей черепа и головного мозга.

  1. Изолированная травма мягких тканей покрова черепа, а так же в сочетании с сотрясением головного мозга была выявлена у 1159 (31,5%) раненых. Военнослужащих было 723 (63,1%), мирных жителей – 427 (36,9%).

Среди ранений мягких тканей головы преобладали осколочные – 84,2%, ушибленные раны головы составляли 5%.

Подавляющему большинству раненых производилась ранняя первичная хирургическая обработка.

Помимо огнестрельных ранящих снарядов встречалось большое количество ранений вторичными снарядами: стекло, рентгенконтрастные предметы разрушенных зданий. Часто раны были загрязнены фрагментами одежды, почвой, строительным мусором. Это одна из особенностей огнестрельных осколочных ранений, полученных в условиях локального вооруженного конфликта в мегаполисе. В диагностике таких ранений обязательно использовались рентгеновские и СКТ исследования, а при ревизии ран применялись зонды и магниты. Хирургическая обработка обычно выполнялась под местной анестезией. Осколочные огнестрельные ранения мягких тканей головы достаточно коварны. Во избежание воспалительных осложнений (флегмона, остеомиелит) не только удалялись инородные тела (осколки, грязь, волосы), но и проводилась ревизия  подлежащей кости. При обильном загрязнении раны или размозжении ее краев и невозможности полностью иссечь пораженные участки, ставился пассивный дренаж из полиэтиленовой трубки. При скальпированных ранах применяли активный дренаж или дренаж типа «приток-отток». Иногда ранения при минно-взрывных поражениях с высокой плотностью осколочного поражения, сочетались с ожогами, образуя зоны с большими дефектами мягких тканей покрова черепа. Раненым с такими дефектами проводили первичную хирургическую обработку с экономным иссечением нежизнеспособных тканей, удалением инородных тел с накладыванием асептической повязки. Затем, в плановом порядке, совместно с комбустиологами, проводились пластические операции – закрытие дефекта кожи ротационным кожным лоскутом. С предварительной имплантацией подкожного экспандера.

  1. Следующая группа пациентов – с непроникающими ранениями черепа, относительно немногочисленна, в наших наблюдениях, но достаточно сложна и интересна, так как в своей структуре сочетается с ранениями костей лицевого скелета, основания черепа, внутричерепными гематомами, контузионными очагами, ранениями глаз. У таких пациентов очень важно не пропустить внутричерепные осложнения и правильно определить тактику ведения пациента, в плане первоочередности оказания помощи специалистами – нейрохирургом, ЛОР, окулистом, челюстно-лицевым хирургом. В диагностике таких ранений так же использовался ранее описанный алгоритм обследования раненых.
  2. Наиболее тяжелая и самая многочисленная группа больных – это пациенты с проникающими ранениями черепа. В клинической картине сочетаются все виды повреждений, описанные выше, с ранениями мозгового вещества. Как правило, эти больные поступают изначально в тяжелом состоянии, с преобладанием общемозговой симптоматики над очаговой, с ранами из которых выделяется ликвор, мозговой детрит. Раны изначально обильно загрязнены, содержат большое количество костных, рентгенконтрастных и неконтрастных осколков, волосы, грязь, части одежды.

Первичная хирургическая обработка непроникающих и проникающих черепно-мозговых ран проводилась по общепринятым требованиям военно-полевой хирургии под эндотрахеальным наркозом и введением антибиотиков.

В наших наблюдениях 128 (17,5%) раненых имели сочетанные ранения [117 (16%) – ранения конечностей, 64 (8,7%) – ранения грудной клетки и 27 (3,7%) – ранения брюшной полости].

У 12 раненых имелось сочетанное осколочное ранение глазных яблок в связи с чем было выполнено 7 энуклеаций, у 2 раненых наблюдалось осколочное повреждение зрительных нервов, у одного из них двух нервов. Сочетанное осколочное повреждение черепа и головного мозга, с периферическими нервами конечностей, наблюдалось нами у 18 раненых (лицевой нерв – 4, срединный – 6, лучевой – 2, седалищный – 1, малоберцовый – 5). Сшивание нерва производили в первое трое суток или через 3 месяца. Пластику костных дефектов выполняли титановыми пластинами в том числе и пациентам с наличием не удаленных инородных металлических фрагментов в полости черепа, веществе мозга.

Из госпитализированных больных прооперирован 481 (65,7%). Плановые операции при наличии дефектов мягких тканей покрова черепа (6), дефектов костей черепа (48) были выполнены 56 раненым.

Под нашим наблюдением находилось 314 (43%) пострадавших с закрытой черепно-мозговой травмой. По характеру повреждения мозга у 68 пациентов наблюдалось сотрясение головного мозга, у 246 ушибы головного мозга (117 – легкой степени тяжести, у 76 – средней степени тяжести, у 53 – тяжелой степени). Сдавление головного мозга диагностировано у 63 (8,6%) пострадавших (эпидуральная гематома у 19, субдуральная – у 32 субдуральная гидрома у 3 и внутримозговая гематома у 9 раненых).

Анализ имевшихся осложнений. Все осложнения огнестрельных ранений черепа и головного мозга мы делили: 1) осложнения возникшие во время травмы; 2) инфекционно-восполительные осложнения возникшие в процессе лечения.

  1. У 10 раненых с открытой огнестрельной черепно-мозговой травмой (перелом основания черепа) наблюдалась назальная ликворея. Лечение проводилось как консервативное (медикаментозное, люмбальное дренирование, возвышение положение головы в постели, ограничение приема жидкости), так и хирургическое (транскраниальным [4] и трансназальным [6] доступом).

Посттравматическая гидроцефалия была выявлена у 3 раненых, у одного из них после трансназального закрытия ликворного свища. Учитывая прогрессирующий характер гидроцефалии, больным были установлены вентрикуло-перитониальные шунты.

Посттравматическое каротидно-кавернозное соустье было выявлено у двух раненных, они оперированы: эндоваскулярное разобщение каротидно-кавернозного соустья отделяемым баллоном.

Посттравматическая ложная аневризма с формированием артерио-венозной фистулы (вертебрально-югулярной) слева. Операция: эндоваскулярная окклюзия левой позвоночной артерии отделяемыми баллонами.

  1. Инфекционно-восполительные осложнения представлены клиническими 3 случаями. Один больной с некупированной назальной ликвореей (дважды безуспешно оперирован ЛОР специалистами трансназально). Поступил в тяжелом состоянии с менингоэнцифалитом. И два больных поступили с посттравматическими менингитами, после ликвореи, которая на момент поступления, прекратилась.

Таким образом раненые с инфекционно-воспалительными осложнениями (0,4%) развившимися после перелома основания черепа осложнившегося назальной ликвореей лечились в местных больницах и в нейрохирургический центр были переведены с менингоэнцифалитами, менингитами в тяжелом состоянии.

Самым частым осложнением, которое было диагностировано в нейрореанимационном отделении у 21 (2,9%) тяжелого раненого была пневмония (гипостатическая). После комплексного лечения все пневмонии были излечены.

В наших наблюдениях полностью отсутствовали нагноение послеоперационных ран и ран мягких тканей покрова черепа, на наш взгляд это связано с быстрым оказанием специализированной нейрохирургической помощи и хорошей организацией нейрохирургической службы.

Из раненых госпитализированных в нейрохирургические отделения умерло – 92 (12,6%), ополченцев – 63(8,6%), мирных жителей 29 – (4,0%). После оперативного лечения умерло – 77 (14,9%) раненых, ополченцев – 50(9,7%) и мирных жителей – 27 (4,0%). Такую относительно высокую смертность мы объясняем двумя причинами: 1. Большое количество раненых имели слишком тяжелое повреждение головного мозга современным оружием; 2. В наших условиях отсутствовала санитарная сортировка, и всех раненых независимо от тяжести состояния и транспортабельности, привозили часто некурабельных больных в нейрохирургический центр, сами ополченцы, впервые часы после ранения.

Литература

  1. Гайдар Б. В. Современная тактика диагностики и лечения боевых повреждений черепа и головного мозга в условиях военных конфликтов/Б. В. Гайдар, Ю. А. Шулев// Тезисы докл. ІІ съезда нейрохирургов Российской Федерации. – Н. Новгород,1998. – С. 37.
  2. Коновалов А. Н. Хирургия последствий черепно-мозговой травмы/А. Н. Коновалов [и др.]. – М. – 2006. – 352с.
  3. Орлов В. П. Лечение огнестрельных ранений черепа и позвоночника в условиях локальных войн и военных конфликтов/В. П. Орлов [и др.]//Вки. Сборник лекций по актуальным вопросам нейрохирургии. Под. ред. В. Е. Парфенова и Д. В. Свистова. – СПб.:ЭЛБИ – СПб, 2008. – С. 295-326.

 

References

  1. Gajdar B. V. Sovremennaja taktika diagnostiki i lechenija boevyh povregdenij cherepa I golovnogo mozga v uslovijh voennyh konfliktov/ B. V. Gojdar, J. A. Shulev// Tezisy dokl.// sjezda nejrohirurgov Rossijskoj Federacii. – N. Novgorod, 1998. – S. 37.
  2. Konovalov A. N. Hirurgij posledstvij cherepno-mozgovoj travmy/ A. N. Konovalov [и др.] – M. – 2006.- 352 s.
  3. Orlov V. P. Lechenie ognestrelnyh ranenij cherepa I pozvonochnika v uslovijah lokalnyh vojn u voennyh konfliktov/V. P. Orlov [и др.].// V kn. Sbornik lercij poaktyalnym voprosam nejrohiryrgii. Pod red. V. E. Parfenova, D. V. Svistova. – SPb.:ELBI – SPb, 2008. – S. 295-326.
Черепно-мозговые травмы и травмы лица являются одними из самых серьезных затрагивающие обширные области головы, включая мягкие ткани, кости ранений, нанесенных пострадавшему в результате военных действий.

Травма головы госпитализированного срочника оказалась неврозом

Как выяснил RT, Следственный комитет Москвы возбудил уголовное дело в отношении должностных лиц столичной Военно-врачебной комиссии МВД. Некоторых сотрудников учреждения подозревают в фальсификации диагнозов, в результате чего на службу принимаются граждане с медицинскими противопоказаниями. Речь может идти о ложном освидетельствовании не только кандидатов на работу в органах, но и о тех, кто выходит на пенсию. Некоторым из них ВВК устанавливала статус обладателя военной травмы, например, из-за упавшей на голову 17 лет назад картины. После вынесения ВВК таких заключений сотрудники вправе претендовать на многомиллионные компенсации из бюджета.

Как стало известно RT, управление Следственного комитета по Москве расследует уголовное дело о коррупции в столичной Военно-врачебной комиссии ФКУЗ Медико-санитарной части МВД (ВВК). Должностных лиц ВВК, которая занимается медицинским освидетельствованием сотрудников органов внутренних дел Московского гарнизона и кандидатов на службу, подозревают в выдаче заведомо ложных медицинских заключений. Ключевыми свидетелями расследования могут стать врачи, которые отказывались ставить вымышленные диагнозы или закрывать глаза на имеющиеся у кандидатов на службу заболевания.

В ноябре 2019 года к следователям обратилась врач-невролог ВВК Ирина Акифьева. В заявлении, с которым ознакомился RT, в числе прочего указано, что из-за коррупции в ВВК на работу в органы попадают сотрудники c болезнями сердечно-сосудистой системы, туберкулёзом, алкоголизмом и другими хроническими заболеваниями, с которыми в правоохранительных органах, согласно приказу МВД РФ от 02.04.2018 №190 «О требованиях к состоянию здоровья», работать нельзя.

«Так, в мае 2019 года ВВК проходил полицейский, у которого были выявлены ВИЧ и туберкулёз, — рассказывает Акифьева в беседе с RT. — При этом комиссия решила, что эти заболевания являются военной травмой, то есть были получены при исполнении служебных обязанностей. В заключении указано, что многочисленные поверхностные порезы стеклом кожи спины, плеч и левого бедра привели к утяжелению течения и прогрессированию болезней».

Как пояснил RT ещё один сотрудник ВВК, попросивший об анонимности, полицейский получил на службе травмы, а при обследовании вскрылось, что он уже более десяти лет стоит на учёте в СПИД-центре.

«Его комиссовали, но в заключении указали, что в ходе выполнения служебных обязанностей сотрудник, скажем так, «дозаразился», — поясняет собеседник. — Таким образом, у любого полицейского, кто в детстве упал с велосипеда, можно потом найти боевую травму».

Ещё один яркий случай — зафиксированная военная травма из-за гипертонической болезни, которая якобы возникла после падения на голову сотрудницы полиции картины.

«Офицер выходила на пенсию, и в военном госпитале ей поставили такой диагноз, который потом был утверждён ВВК. Примечательно, что эта картина якобы упала ей на голову 17 лет назад. При этом тогда женщина даже больничный не брала», — рассказывает сотрудник ВВК.

По словам собеседников RT, фальсификация диагнозов может быть связана не только с военными травмами.

«Например, у меня недавно был на приёме сотрудник полиции с тремором рук, вызванным, предположительно, алкоголизмом, — вспоминает Акифьева. — Однако руководство ВВК отказалось проводить необходимые анализы, а комиссия в итоге поставила ему диагноз — болезнь Паркинсона, не проводя при этом обязательное МРТ. С таким диагнозом человек может незаконно получить инвалидность».

«Золотые» травмы

За заболевания, которые классифицируются как военные травмы, правоохранители получают многомиллионные выплаты из бюджета.

«Так, например, полицейский с ВИЧ получил за свою «травму» более шести миллионов рублей», — отмечает в беседе с RT источник в правоохранительных органах.

По словам собеседника, за последние несколько лет количество таких необоснованных военных травм, установленных ВВК, может исчисляться десятками.

Также по теме

«Не согласны ни c приговором, ни с квалификацией»: в Подмосковье известного онколога признали виновным во взяточничестве

Обнинский городской суд признал известного онколога Павла Свиридова виновным в мошенничестве и получении взяток от пациентов за…

«Следствие может это легко проверить, изучив медицинскую документацию. Нелояльные руководству врачи в большинстве случаев сделать ничего не могут, поскольку вынуждены основываться на заключениях диагностов, которые с лёгкостью фальсифицируются», — уверяет он.

Ассистент кафедры судебной медицины Сеченовского университета Александр Аулов считает, что с медицинской точки зрения некоторые заключения по военным травмам нельзя признать обоснованными.

«Картина, упавшая на голову, по закону (определяется постановлением Правительства РФ от 04.07.2013 №565 «Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе». — RT) не может считаться причиной получения военной травмы, — поясняет Аулов. — К тому же упавшая картина — это сотрясение головного мозга, и при чём тут гипертоническая болезнь — непонятно. То же самое можно сказать и о случае сотрудника с ВИЧ и туберкулёзом — это заболевания, а не военные травмы. Я полагаю, что такие вопиющие случаи всплывают редко, поскольку диагнозы ставятся в закрытой системе, где все свои».

Подлог на службе

В пресс-службе СК Москвы RT подтвердили, что в настоящий момент расследуется уголовное дело по факту совершения сотрудниками ВВК преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершённое организованной группой либо в особо крупном размере») и ч. 1 ст. 292 («Служебный подлог»).

Детали расследования в ведомстве при этом раскрывать отказались, сославшись на ст. 161 УПК РФ («Недопустимость разглашения данных предварительного расследования»). В СК также заявили, что изложенные в заявлении Акифьевой доводы будут рассмотрены в рамках расследования.

В МВД Москвы RT сообщили, что по факту вынесения незаконного медосвидетельствования в отношении кандидатов на службу в органы внутренних дел сотрудниками УСБ столичного главка была проведена проверка.

«Результаты направлены в органы Следственного комитета для принятия процессуального решения», — поясняют в ведомстве.

Как отмечает Акифьева, вместе с заявлением она передала в СК аудиозаписи бесед врачей и пациентов с руководством ВВК, доказывающие случаи злоупотребления должностными полномочиями, и другие материалы. При этом с момента подачи заявления прошло почти два месяца, но следователи до сих пор пока не допросили врача.

По словам Акифьевой, после подачи заявления в Следком и общения с журналистами руководство ВВК начало в отношении неё служебную проверку.

«Решала» особого порядка

Стоит отметить, что столичная Военно-врачебная комиссия Медсанчасти МВД не в первый раз фигурирует в материалах уголовных дел.

Например, в ноябре 2019 года Гагаринский районный суд Москвы осудил некоего Александра Нечаева. Мужчина был обвинён в мошенничестве за то, что предложил капитану полиции Евгению Беляеву помочь решить вопрос с выдачей положительного заключения ВВК и получил от него за это деньги. При этом обещание он не выполнил.

Судя по приговору суда, следствие не установило, откуда Нечаеву — якобы постороннему человеку — стало известно о проблемах сотрудника с прохождением врачей ВВК.

Нечаев признал вину и ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке. Суд приговорил «решалу»-мошенника к 450 часам обязательных работ.

Беляев рассказал RT, что за свои услуги Нечаев просил 235 тыс. рублей.

Адвокат полицейского Александр Хохлов пояснил, что в ходе расследования этого дела следствие увидело также признаки коррупционных преступлений.

«Их выделили в отдельные материалы, которые сейчас проверяются. Ведь кому-то в ВВК Нечаев, очевидно, собирался передавать деньги», — уточнил Хохлов.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»

Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире

Врач МВД Медицина Следственный комитет (СК) Уголовное дело Эксклюзив RT Мошенничество

Черепно-мозговые травмы и травмы лица являются одними из самых серьезных затрагивающие обширные области головы, включая мягкие ткани, кости ранений, нанесенных пострадавшему в результате военных действий.

Об изменении формулировки в заключении служебной проверки

Вопрос:

Здравствуйте, я военнослужащий по контракту, младший сержант Якимова, получила травму. Слышала от сослуживцев, что мне положена какая-то денежная компенсация. Скажите, пожалуйста, это так или нет?

Светлана, 26 лет, г. Москва

Ответ:

Светлана здравствуйте. В соответствии с пунктом 2 статьи 5 Федерального Закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", страховые суммы выплачиваются при наступлении страховых случаев в следующих размерах:

в случае гибели (смерти) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы или военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы или военных сборов, — 2 000 000 рублей выгодоприобретателям в равных долях;

в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы или военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы или военных сборов:

инвалиду I группы — 1 500 000 рублей;

инвалиду II группы — 1 000 000 рублей;

инвалиду III группы — 500 000 рублей;

в случае получения застрахованным лицом в период прохождения военной службы, службы или военных сборов тяжелого увечья (ранения, травмы, контузии) — 200 000 рублей, легкого увечья (ранения, травмы, контузии) — 50 000 рублей;

в случае увольнения военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, с военной службы, отчисления гражданина, призванного на военные сборы на воинскую должность, для которой штатом воинской части предусмотрено воинское звание до старшины (главного корабельного старшины) включительно, с военных сборов в связи с признанием их военно-врачебной комиссией не годными к военной службе или ограниченно годными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы или военных сборов, — 50 000 рублей.

Размер указанных страховых сумм ежегодно увеличивается (индексируется) с учетом уровня инфляции в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об увеличении (индексации) указанных страховых сумм принимается Правительством РФ. Указанные страховые суммы выплачиваются в размерах, установленных на день выплаты страховой суммы.

Светлана, получение военнослужащим легкой или тяжелой травмы (степень тяжести определяется военно-врачебной комиссией) является страховым случаем. Страховые суммы при наступлении страхового случая выплачиваются в следующих размерах: при получении тяжелой травмы — 200 000 рублей, легкой — 50 000 рублей.

Александр Томенко, военный юрист

Задайте свой вопрос

ВластьПравоЮрконсультацияВопросы военному юристу

видоизменило характер военной травмы наружного носа: огнестрельная мировой войны ранения носа составляли около 40% травм головы и шеи.